radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Реч#порт

48 часов в городе затухающего пламени

Ирка Солза

17-19 сентября 2021 года в Новосибирске во второй раз прошëл фестиваль современного искусства «48 часов Новосибирск», одна из важнейших задач которого в этом году была сформулирована как «создание платформы для независимой художественной сцены и укрепление гражданского общества». Фестиваль, объединивший усилия нескольких десятков кураторов, занял множество площадок в центре города: как независимые и муниципальные выставочные пространства, знакомые зрителю с прошлого фестиваля, так и многие новые временные локации. Часть программы фестиваля проходила и на улицах города. В итоге зрителям были представлены около 40 различных проектов, объединенных темой «Ошибка выжившего», при участии более чем 300 художниц и художников. Я попросила участниц как фестиваля, так и прошедшей сразу после него мини-конференции инициатив современного искусства «Настойчивое присутствие. (Не)устойчивое развитие», поделиться своими впечатлениями.

© 48 часов Новосибирск / Фото: Евгений Бекарев.

© 48 часов Новосибирск / Фото: Евгений Бекарев.

Им было предложено ответить на следующие вопросы:

1. Расскажите, пожалуйста, о ваших впечатлениях от фестиваля. Можете ли вы отметить какие-либо особенности фестиваля «48 часов Новосибирск», отличающие его от других фестивалей и биеннале современного искусства?

2. Получилось ли раскрыть тему этого года — «Ошибка выжившего»? Какие актуальные вопросы, по вашему мнению, поднимают работы и проекты, отобранные для участия в фестивале?

3. Так получилось, что фестиваль в этом году совпал по времени проведения с трëхдневными выборами депутатов Госдумы. Как, на ваш взгляд, современная политическая реальность отражается в работах художников этого фестиваля? Как изменения последних двух лет, происходящие в политическом поле, повлияли на сам фестиваль, если повлияли?

4. Благодаря фестивалю вы смогли увидеть определëнный срез новосибирского (и шире — сибирского) современного искусства. Как вы могли бы его описать? Изменилось ли ваше мнение о местных художниках и художественной среде Новосибирска в целом после проведения этого фестиваля?

5. Каким вы видите будущее этой инициативы? Если бы у вас была возможность, что бы вы изменили в его организации? Каким бы вы хотели видеть его дальнейшее развитие?


О фестивале рассказывают:

Оксана Будулак

Анна Галеева

Мария Дмитриева

Елена Ищенко

Зоська Леутина

Ольга Посух

Кристина Шабанова


Ответы приводятся с незначительными сокращениями.

Metacity, Саймон Меннер. Проект «Синдром трепанга», площадь Свердлова. Фото: Ирка Солза.

Metacity, Саймон Меннер. Проект «Синдром трепанга», площадь Свердлова. Фото: Ирка Солза.

Оксана Будулак

Куратор и арт-критик (Красноярск). В настоящее время — заместитель директора по развитию музейного центра «Площадь Мира». Одна из кураторов проекта Parachute (s) Tandem в рамках фестиваля.

Я люблю, когда искусство выходит за рамки стерильных белых кубов в шершавое гетто! Была далеко не везде, но то, что увидела на Фабричной, в гостинице «Центральная», а также гуляя по городу, мне очень понравилось, особенно паблик-арт. Не знаю, как там с партиципаторностью, но децентрализованность очень даже ничего получилась. Мне только показалось… нечестным, что ли, или каким-то вынужденным участие объектов с красноярской биеннале (имеются в виду объекты из проекта «Очумелая выставка», спецпроекта XIV Красноярской музейной биеннале 2021 года. — прим. ред.). Да, это тоже немецкое искусство, партиципаторное, но создано оно было и придумано куратором для другого. В общем, это было довольно кринжово, когда я встречала объекты из музея в разных местах. Хоть и выглядели некоторые получше, чем в музее.

Тема [фестиваля] меня интриговала еще летом, когда мне предложили участие и я почитала концепцию. Люблю такие кунштюки из истории. Пугала слишком широкая и абстрактная рамка про горизонт перцепции искусства, казалось, что кураторы снимают с себя ответственность, как мокрый плащ, и выходят из комнаты. С другой стороны, такая степень свободы дозволила авторскую оптику многим кураторам. Понравилось, как айдентика области через телесное, хоть и в золотом почвенном методе, зазвучала в аграрной лабе Ангелины («Летняя лаборатория мутаций», которую курировала Ангелина Бурлюк. — прим. ред.). Колоритным был проект Филиппа (проект «Расчëт в ошибках» кураторов Филиппа Крикунова и Ерога Зайцве. — прим. ред.) в гостинице: там и личные истории, и магический реализм, и домашнее безумие. Было как-то уютно, что ли. Кажется, в ЦК19 не особо сложился хор в плане экспозиции. Отдельные работы рассматривать было одно удовольствие, цельным показался лишь проект «Города Устинова», кажется, художники жонглировали оптикой, как многорукий Шива, делая из микро макро, а из пылинки эпос. Просто впервые видела их так много, что меня лично порадовало. Люблю их. В галерее на Фабричной (независимая программа «Свободная форма. Спот 2» на Фабричной, 25. — прим. ред.) я видела пару политизированных работ, и содержание следа в памяти не оставило, но в остальном политика как тема не звучала.

Проект «Расчëт в ошибках». Гостиница «Центральная». © 48 часов Новосибирск / Фото: Андрей Чердаков.

Проект «Расчëт в ошибках». Гостиница «Центральная». © 48 часов Новосибирск / Фото: Андрей Чердаков.

«То, что еще не случилось», Микротерритория Город Устинов. ЦК19. © 48 часов Новосибирск / Фото: Анастасия Колчина.

«То, что еще не случилось», Микротерритория Город Устинов. ЦК19. © 48 часов Новосибирск / Фото: Анастасия Колчина.

Я видела очень много сибирских художников, радовалась, как ребенок на карусели! Обобщить как-то сложно. Прослеживается критический след, есть визионеры и концептуалисты. Приятнее говорить о кураторском следе. Наконец-то об этом можно дискутировать дольше 5 минут. Их стало больше, они стали виднее. Мне немного не хватило (я была всего сутки), но точно скажу, что не было на моей памяти такого движа в Новосибирске, и он это заслужил. Знаю арт-среду Новосибирска по бесконечным спорам и дележу шкуры неубитого современного искусства. Показалось, что немецкая сторона как-то всех заставила работать, что ли, и все наконец перестали ругаться и бездельничать и сделали круто.

Я была сокуратором проекта Parachute (s) Tandem с берлинской арт-группой QUO, и всë, что мы делали, случилось. Нет нареканий по поводу продакшена, волонтерской поддержки, все вопросы решались, меня всë устроило. [Если говорить] про будущее — [я вижу] перспективное направление в сотрудничестве с коммерческими организациями, дружелюбными к искусству. Надо дружить ещë. И искусство на улице — это точно было хорошо, хочется такого ещë. Может вообще весь фестиваль делать не внутри, а на улице, как один перформанс длиной в 48 часов.

Скриншот сайта с работами проекта Parachute (s) Tandem (http://parachutes-tandem.com/).

Скриншот сайта с работами проекта Parachute (s) Tandem (http://parachutes-tandem.com/).

Анна Галеева

Куратор независимой программы фестиваля в 2021 году. Занимается исследованием и продвижением молодых авторов, создаëт культурно-образовательные проекты. Куратор специальных проектов и образовательных программ в НГХМ (Новосибирск).

Фестиваль оставляет долгое послевкусие и гарантирует попадание в серотониновую яму. Это значит, что есть по чему скучать. Первое сильное впечатление от «48 часов» — это люди. Десятки талантливых, думающих и готовых к проектам людей, находящихся в свободном движении 17-19 сентября. Так, на второй день программы я уже не договаривалась о встречах: знала, что и так все попадутся на пути. Структура фестиваля, заключающаяся в объединении более 50 площадок и локаций, сработала на формирование сообществ. Мы путешествовали от ЦК19 до fab8 и Grunge через галерею «Пост», потом заходили в бары на Коммунистической, двигались в lab4dram («Мастерская Крикливого и Панькова», теперь переименована в «Лабораторию современного искусства» — прим. ред.)… И это только один из 8 крупных треков. Все три дня с 10 утра до 3 ночи я находилась в культурных коммуникациях. Здорово, что в Новосибирск приехали арт-акторы из других городов России и Германии, получился большой «организм знаний» в действии. Основная особенность «48 часов Новосибирск» — это «полнопакетное предложение» на высоком (особенно для Новосибирска) уровне. Это продуманная структура организации, качественная работа с медиа и СМИ, высокий уровень вовлечения сообществ — от организаторов и партнеров до самих участников и волонтëров, — стиль фестиваля и его узнаваемость. Сильной стороной является и огромное количество форматов, охват всех сфер искусства с сохранением индивидуального «микроклимата» каждой из площадок и в целом городского ландшафта. Мне было крайне приятно стать частью команды и, благодаря курированию опен-колл программы, узнать порядка 5 десятков новых имëн, вдохновиться и вообразить ряд новых проектов.

Конечно, тема фестиваля трактовалась очень вариативно. При определëнных «навыках словесной убедительности» любую работу можно представить в контексте любой темы. Да, меня не раз спрашивали, почему решения темы такие тревожные и депрессивные. И да, я до сих пор расстраиваюсь, потому что подобные заявления говорят о нежелании людей видеть реальную ситуацию и неготовности работать с проблемами, воспринимая современное искусство. К сожалению, для многих искусство не ушло дальше красивости и праздности. Да, авторов, участников фестиваля, волнуют темы смерти, боли, одиночества. И для многих из них искусство и работа с визуальным полем — отчасти терапия. В этом плане фестиваль — полезный инструмент для коммуникации между сообществами, структурами и всеми жителями. У каждого появляется возможность увидеть срез реальных проблем, а не сформированную красивую картинку. Сама формулировка «Ошибка выжившего» красива по своей сути и форме, но, конечно, сложна для восприятия, что тоже сработало на то, что заявляли участники в «Свободной форме», например.

Если не ошибаюсь, в 2019 году фестиваль тоже проходил во время выборов (в 2019 году единый день голосования был 8 сентября, за неделю до фестиваля — прим. ред.). С точки зрения привлечения большего количества интересующихся людей не из сферы искусства организовывать фестиваль во время выборов логично. Среди проектов фестиваля масса работ, связанных с политикой и последствиями политических процессов. Это говорит о том, что авторы не оторваны от контекста, многие из них взывают к активной гражданской позиции, подчëркивают реальное состояние дел. Для многих имеет значение цензура, которой подвержены практически все государственные площадки. На содержание работ повлияли: внесение поправок в Конституцию, отсутствие действенных мер по сохранению и консервации архитектурного наследия, регулярный рост цен на все группы товаров и услуг, отсутствие гарантий социальной защищенности и свободы человеческой личности. Современное искусство не может быть оторвано от политики, на мой взгляд, так или иначе политический контекст формирует и тему, и высказывания фестиваля.

«Мерки», группа «Рой». «Свободная форма», Спот 2, Фабричная 25. Фото: Ирка Солза.

«Мерки», группа «Рой». «Свободная форма», Спот 2, Фабричная 25. Фото: Ирка Солза.

Авторов из Новосибирска было больше всего, хотя география участников свободной программы распространилась на 13 городов России и других стран. Новосибирский автор универсален, он может и работу создать, и текст написать, и покритиковать себя и других участников, и монтаж сделать. Думаю, в этом его неизменность. Авторы работают проектами, это тоже особенность. Единичных работ значительно меньше, чем проектных решений. Новосибирский автор работает с локальным контекстом, выдумывает и строит нарративы. Тяготение к структуре сообществ, создание самоорганизованных инициатив и параллельное представительство в нескольких художественных форматах — это тоже характеристики авторов фестиваля. Для меня новым было присутствие большого количества новых имëн, которые для меня появились внезапно. Мне кажется, что года три-четыре назад инициатив было значительно меньше. Сейчас молодые активно занимают позиции, декларируют, встраиваются в структуры. Они полны энергии и настроены реформаторски. Теперь молодым авторам не нужно пробиваться в галереи, они устраивают их буквально везде сами. Для меня именно количество таких репрезентаций в рамках фестиваля кажется значительным и, безусловно, становится новой (или обновлëнной) чертой художественного сообщества.

Я хочу, чтобы фестиваль стал регулярным, чтобы он повторился вновь через 2 года и просуществовал как минимум десятилетие. Для формирования более или менее устойчивого сообщества важно время, а Новосибирск (мы и так это знаем) — город затухающего пламени: инициативы появляются, горят ярко и уходят в небытие. В плане организации, чтобы сделать фестиваль независимым, я бы убрала курируемые форматы, оставила только координаторов площадок по системе кластера. Все проекты, на мой взгляд, должны проходить через опен-колл и более детальную работу по размещению внутри пространств. Нужно усиливать работу по формированию предложений в плане мест, расширять географию и делать фестиваль также и на левом берегу Новосибирска.

Виртуальное пространство ПЕНА, вид одного из анонимных «пузырей». «Свободная форма», Спот 2, Фабричная 25.

Виртуальное пространство ПЕНА, вид одного из анонимных «пузырей». «Свободная форма», Спот 2, Фабричная 25.

Мария Дмитриева

Художница, кураторка (Санкт-Петербург). Участница мини-конференции инициатив современного искусства «Настойчивое присутствие. (Не)устойчивое развитие».

Децентрализованный фестиваль по самым разным площадкам, особенно вне институционального ландшафта, — это, конечно, супер. Приятно удивила развитая инфраструктура художественного сообщества. Неоднородность событий, без канонических рамок. Много уличного искусства и экспериментальных форм, внутри партитур взаимодействия с жител_ями (шумовой перформанс в парке, например). Очень понравились лабораторные исследования среды, района, непроявленных акторов события (проект «Остров» на Фабричной улице). Я увидела много проектов критической направленности, соотносящих себя с реальностью, в которой мы себя обнаруживаем. Особенно здесь можно отметить феминистское искусство от «Малышек 18:22» и «Грязных женщин», работающих с поэтикой повседневного опыта, не столь очевидного для доминирующих культурных контекстов.

Тема фестиваля «Ошибка выжившего», на мой взгляд, говорит про сами основания и условия существования фестиваля и поддержки современного искусства вне контура развитых инфраструктур географически удалëнных территорий и крупных финансовых потоков капитала, создающих эти инфраструктуры. Существующее вопреки. И на фоне многих других сибирских городов Новосибирск радует условиями для появления иного «возможного». Мастерские и камерные независимые галереи, коллаборации сибирских художни_ков в совместных проектах — это все суперкруто на фоне отсутствия структурной поддержки для развития независимых инициатив.

Сам фестиваль прекрасен! В будущем нужно наращивать сложность связей культурных обменов, искать поддержку для локальных инициатив, включать больше молодых и неизвестных авторо_к. Поддерживать и развивать фемповестку. В структуре феста не хватало места для свободных дискуссий, был жëсткий тайминг на сессиях. Не было предусмотрено времени для обсуждения. Не хватило обсуждений альтернативных логик основания и существования самоорганизованных пространств, в обход либерально-институциональных и капиталистических маршрутов (а они непременно есть). От феста очень тëплые впечатления, непременно нужно продолжать!

«Интервью <nobr>из–за</nobr> решетки», Янина Болдырева. Проект «Остров», Фабричная 8, fab.8. Фото: Ирка Солза.

«Интервью из–за решетки», Янина Болдырева. Проект «Остров», Фабричная 8, fab.8. Фото: Ирка Солза.

Елена Ищенко

Кураторка художественных проектов ЦСИ «Типография» (Краснодар), участница мини-конференции инициатив современного искусства «Настойчивое присутствие. (Не)устойчивое развитие».

Мне показалось, что в отличие от многих биеннале и фестивалей «48 часов Новосибирск» во многом ориентирован на локальный текст, и мне это очень близко. Я вижу взаимодействие с контекстом, вижу художников и художниц из самых разных городов России — Ижевска, Геленджика, Перми, Ярославля (не говоря о городах Сибири), — и это очень круто! Это создаëт возможности для знакомства, взаимодействия, выстраивания горизонтальных связей. В отличие от многих других крупных событий, которые заточены в первую очередь на создание образа для зрителей и зрительниц из Москвы и других (больших) городов, «48 часов Новосибирск» выбирает другие стратегии. Мне они очень близки.

Если честно, я вижу проблему в совпадении дат фестиваля и дат выборов. С одной стороны, фестиваль становится местом для встречи людей из самых разных городов. И это очень круто! С другой стороны, многие из тех, кто приехал на фестиваль, не смогли проголосовать, потому что не смогли вовремя зарегистрироваться для голосования в Новосибирске, забыли об этом и т. д. Результаты же этих выборов в очередной раз доказали мне, что на выборы нужно ходить и, наверное, вообще стоит в дни выборов отказаться от своих привычных дел и идти работать в качестве наблюдателей и наблюдательниц на участки. Как возможно это совместить? Я думаю, что, конечно, стоит выбирать даты больших событий с учетом этого расписания.

Что касается отражения политической реальности в работах, то для меня здесь более важно то, как художники и художницы и весь фестиваль в целом работают с политическими контекстами. Мне, например, показались очень интересными проведëнная группой «Что делать?» лаборатория и созданная по еë итогу инсталляция, которая предлагает посмотреть на стратегии растений как стратегии сопротивления: ускользания, мимикрии, прорастания в неожиданных местах.

Летняя лаборатория мутаций. Группа «Что делать», Александр Антимонов, Митя Главанаков, Михаил Гришечкин, Сергей Васильев, Надя Максина, Алина Юсупова, Анастасия Эрмиш. Стоп-кадр из&nbsp;видео. На&nbsp;видео: Сергей Васильев. Сибирское арт-пространство, Горького 42. Фото: Ирка Солза.

Летняя лаборатория мутаций. Группа «Что делать», Александр Антимонов, Митя Главанаков, Михаил Гришечкин, Сергей Васильев, Надя Максина, Алина Юсупова, Анастасия Эрмиш. Стоп-кадр из видео. На видео: Сергей Васильев. Сибирское арт-пространство, Горького 42. Фото: Ирка Солза.

Что касается выставки микротерритории «Город Устинов» и включенных в эту выставку проектов Лены Колесниковой и горизонтальной школы Ильи Гришаева, то мне очень близок и интересен их внимательный взгляд на окружающую действительность. Внимательность к вернакулярной архитектуре, самоорганизованным городским и загородным пространствам, которые сейчас можно противопоставить традиционному государственному благоустройству, вычищенным городским пространствам. Еще я бы отметила в этом контексте проект группы «Без названия», которая предложила художникам и художницам сделать проекты по всему городу. Реальность так или иначе включается в художественные проекты, и сами проекты существуют неразрывно с ней.

Я узнала многих сибирских художников, смогла встретиться с кем-то, кого давно знала, но не была знакома лично (Надя Максина, Митя Главанаков, группа «Грязные женщины», Ника Сарычева, Янина Болдырева). Не могу сказать, что моë мнение [о сибирской художественной среде] прямо изменилось, скорее я была рада увидеть много работ сибирских художниц и художников на разных событиях (тех, которые мне всë-таки повезло застать).

Мне нравится, что формат фестиваля расползается и заимствуется, мне кажется интересной эта система обменов форматами и частично — проектами, которые были сделаны в разных контекстах, но в рамках похожих фестивалей. Сейчас эти проекты из других фестивалей (выставки из Нойкёльна и Ташкента: «Воздух: Избранное фестиваля 48 часов Нойкёльн» и проект «Элемент» в ЦК19) выглядят немного оторванными от контекста и поэтому наименее интересны, я бы, наверное, попробовала поработать с этой частью, сделать еë более вовлечëнной в локальные контексты.

«Секретик», Малышки 18:22. проект «Живу, и&nbsp;работаю, и&nbsp;отдыхаю», кураторы: «Без&nbsp;названия». © 48 часов Новосибирск / Фото: Евгений Бекарев.

«Секретик», Малышки 18:22. проект «Живу, и работаю, и отдыхаю», кураторы: «Без названия». © 48 часов Новосибирск / Фото: Евгений Бекарев.

Зоська Леутина

Художница, куратор и преподаватель открытой студии печатной графики fab.8 (Новосибирск). Участница фестиваля: проекты «Остров» на Фабричной улице, «Я не знаю» в lab4dram («Мастерская Крикливого и Панькова», теперь — Лаборатория современного искусства).

Особо хочу отметить хорошую организацию процесса в отличие от предыдущего фестиваля. [Что касается темы,] мне не кажется, что большинство проектов раскрывало тему фестиваля, скорее это были личные переживания авторов на родственные темы, близкие им. Впрочем, так обычно и бывает. Мне не удалось посмотреть много проектов, но, мне кажется, были подняты темы выживания, трансформации и возможности и необходимости выживания именно в Новосибирске.

Я не ощутила особого влияния политической повестки на фестиваль и даже не заметила еë в фоновом режиме в закадровых беседах художников. Скорее фестиваль помогал нам игнорировать обстоятельства и ситуацию на политической сцене.

Мне кажется, все более-менее активные художники стремились поучаствовать в фестивале. Мне было интересно лично познакомиться с некоторыми из них, с кем я не была знакома лично раньше. Мне кажется, особенности мейнстрима в сибирском искусстве — это коллаборации, инфантилизм, простота технической и визуальной подачи (я сейчас больше про визуальные искусства, музыкальные события и перформансы я не смогла посетить), поиск новых форм коммуникации со зрителем и потребителем искусства. Это касается не всего, но многого из того, что я увидела.

Хочется надеяться хотя бы на регулярность фестиваля. В принципе при существующем векторе и замахе даже регулярности может хватить для оживления сибирской художественной сцены. Это уже очень много.

«Завтра не&nbsp;та, что вчера», Зоська Леутина. Проект «Я&nbsp;не&nbsp;знаю». Lab4dram. © 48 часов Новосибирск / Фото: Андрей Чердаков.

«Завтра не та, что вчера», Зоська Леутина. Проект «Я не знаю». Lab4dram. © 48 часов Новосибирск / Фото: Андрей Чердаков.

Ольга Посух

Участница группы «Грязные женщины» и сообщества Siberian witches (Новосибирск). Профессиональный иллюстратор, автор комиксов и детских научно-популярных книг. Кандидат биологических наук. Участница фестиваля: проект «Я не знаю» в lab4dram и «Бук-арт: книгоиздание как самоорганизованная практика» в НГОНБ.

Для Новосибирска фестиваль, безусловно, — очень значимое событие. Я, конечно, рада, что он случился снова и всë не остановилось на первом. Одно из основных отличий — это децентрализованность фестиваля. Большое количество независимых площадок, разбросанных по центру города, создаëт множество возможных маршрутов и даëт увидеть совершенно разные грани искусства. Каждый может «нанизать» события и собрать единую историю так, как захочется. К сожалению, в связи с огромной занятостью на собственной площадке мне опять не удалось посетить большую часть мероприятий фестиваля.

Тема фестиваля в этом году мне показалась более узкой, чем в прошлый раз. Вписаться в неë было непросто для многих, и, прямо скажем, не всем это удалось. Логично, что темы, которые поднимались, были так или иначе связаны с выживанием. Мне больше всего были интересны истории, плотно завязанные на локальный контекст. Например, проект «Остров» про выживание Фабричной улицы.

[По поводу совпадения дат фестиваля с датами выборов] На нашей выставке «Я не знаю» один из проектов Иры Коротаевой был как раз посвящëн процессу выбора. Посетителям предлагалось проголосовать за один из нескольких вариантов перформанса. Как и в реальной жизни, правила игры были неоднозначными, и многих людей это обескураживало. Идея заключалась в том, чтобы каждый прислушался к собственным мыслям и ощущениям в момент совершения выбора. Что касается политически окрашенных проектов фестиваля, то здесь мне сложно сказать, так как посетить удалось совсем немного площадок. Но одно могу заметить точно: количество того, что теперь запрещено показывать или обсуждать, неизменно растëт, как растëт и потребность видеть это и говорить об этом.

Меня порадовало разнообразие форм и смыслов. Хочется верить, что ещë несколько таких событий — и от Новосибирска навсегда отклеится ярлык «опять ничего не происходит». Очень хочется, чтобы эта история продолжалась. Она неимоверно стимулирует отдельные творческие процессы и повышает насмотренность художников и зрителей. В перспективе это должно сильно повлиять на качество диалога между искусством и городом. Новосибирску это просто необходимо. Мне лично не хватило коммуникации с другими художниками и кураторами в неформальной обстановке. На прошлом фестивале дела с этим обстояли гораздо лучше. Мне кажется, это очень важная часть фестиваля, и если бы я могла изменить что-то, то именно это. Следующий фестиваль мне хотелось бы увидеть ещë более разнообразным и наполненным новыми именами и, возможно, какими-то дискуссионными событиями. Довольно сильно не хватило обсуждений и обратной связи.

«Тазик выбора и&nbsp;свободы», Ирина Коротаева. Проект «Я&nbsp;не&nbsp;знаю». Lab4dram. Фото: Ирка Солза.

«Тазик выбора и свободы», Ирина Коротаева. Проект «Я не знаю». Lab4dram. Фото: Ирка Солза.

«Знаю / Не&nbsp;знаю», Ольга Посух. Стоп-кадр из&nbsp;<nobr>видео-игры</nobr>. Проект «Я&nbsp;не&nbsp;знаю». Lab4dram. Фото: Ирка Солза.

«Знаю / Не знаю», Ольга Посух. Стоп-кадр из видео-игры. Проект «Я не знаю». Lab4dram. Фото: Ирка Солза.

Кристина Шабанова

Художница, участница фестиваля: проекты «Остров» на Фабричной улице, «Свободная форма».

Недавно я заполняла заявку в школу современного искусства, там была графа «Опишите последние выставки современного искусства, которые вы посетили». Раздумывая над ответом, я печально осознала, что у нас не так уж много выставок современного искусства. Конечно, я описала фестиваль «48 часов Новосибирск» — самую масштабную выставку современного искусства, которая рассеялась по общественным местам и превратила город в галерею. За 6 лет, которые я живу и творю в Новосибирске, это единственное подобное мероприятие. Многие мои знакомые отметили, что именно благодаря фестивалю открыли в городе много новых и неожиданных мест.

[Говоря о теме фестиваля,] хочется отослать к спецпроекту Уральской биеннале «Обнять и плакать». Этот спецпроект инициировала команда биеннале после получения большого количества заявок. Они создали дополнительную площадку для высказываний не прошедших конкурс художников и экспонировали их как отдельный проект. На мой взгляд, это очень в тему для нашего фестиваля. Меня как художника поражает даже больше само явление фестиваля, чем работы, которые в его рамках осуществились, и это грустно на самом деле. Рассчитываю застать время, когда в регионах фестиваль будет на основе искусства, а не наоборот.

Сейчас не быть политическим художником — дурной тон. Но, несмотря на такие настроения художников, на фестивале политики было немного. Наверное, потому что условия выживания затмевают любые политические дискуссии. Отчасти и в своей работе «ПОЖИВЁМ-УВИДИМ» я об этом говорю. О первоначальной цели человека пожить, а какие условия этой жизни будут, уже не столь важно. Наверное, особенность политической ситуации сейчас мне видится во всë большей изоляции, отчуждении нашей страны. И тема фестиваля для меня интерпретировалась в контексте нашего локального существования именно по причине обеспокоенности за свою свободу в этих грëбаных границах.

Проект «Остров», общий вид экспозиции. Фабричная 8, fab.8. Фото: Ирка Солза.

Проект «Остров», общий вид экспозиции. Фабричная 8, fab.8. Фото: Ирка Солза.

«Поживём-увидим», фрагмент работы. Кристина Шабанова. Проект «Остров». Фабричная 8, fab.8. Фото: Ирка Солза.

«Поживём-увидим», фрагмент работы. Кристина Шабанова. Проект «Остров». Фабричная 8, fab.8. Фото: Ирка Солза.

На фестивале я увидела очень много новых имëн, все они были на площадках независимой программы. Не скажу, что мнение изменилось, скорее я воспряла духом, когда смогла осязать художественное сообщество. Что я могу сказать про местных художников? Они мне симпатичны, но я не назову нас сплочëнным сообществом. Да, у меня есть друзья-художники, и с ними мы стараемся поддерживать отношения взаимопомощи. Но мне кажется, что моë поколение — это не средние участники фестиваля, мы скорее новички на этом празднике жизни, хотя и чувствуем себя очень комфортно. Дни, проведëнные за подготовкой, монтажом и прочим, оставили у меня совсем не идеалистическую картину местного художественного сообщества.

Я много думала о возможном будущем фестиваля, несмотря на то, что в целом отношусь к фестивалю очень хорошо. После него у меня осталось ощущение, что столь яркое и насыщенное событие явилось как вспышка. Да, она очень изменила жизнь вовлечëнных в кураторские проекты участников, но что она изменила вокруг нас? Дни фестиваля стали — не в прямом смысле — для художников «Судной ночью», наконец- то мы могли идти и работать в защищëнных условиях и с компенсацией затрат. Но ощущение окончания «праздника» есть.

Я бы хотела, чтобы подобные инициативы в дальнейшем распространялись не только на центр города, где публика так или иначе всë же готова к современному искусству. Для меня это всегда важно, так как я сама из маленького города и большую часть жизни чувствовала себя маргинализированной. В этом смысле проект Леры Новицкой «Остров» и проект группы «Без названия» «Живу, и работаю, и отдыхаю», как мне кажется, максимально подошли к одной из целей фестиваля: сделать искусство видимым.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author