radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

Дети двухтысячных выбирают барокко

Poline Sehr

Рамо в исполнении “musicAeterna” под управлением Теодора Курентзиса в Большом Зале Консерватории в Москве

Теодор Курентзис на сцене БКЗ

Теодор Курентзис на сцене БКЗ


В воздухе висело ожидание экзистенциального, монументального, чего-то, что оставит звенящий вакуум для каждого, как в ноябрьском Санкт-Петербурге, где ритмично ударялся волнами о стены Филармонии «Танец рыцарей» Прокофьева.

Получили не то, что ожидали. Впрочем, как всегда с Теодором Курентзисом, потому что, даже если идешь на шестую симфонию Малера, готовясь к психологической смерти, получаешь несоизмеримо больше. И все же на Рамо был сделан особый акцент; было интересно посмотреть, как глубокомысленный греческий дирижер, сознательно отказавшийся от блестящей, по-настоящему барочной Москвы (одни новогодние украшения на Тверской чего стоят!) в пользу провинциальной Перми, преподнесет считающегося несколько поверхностным Рамо.

Теодор в одном из интервью говорил, что большая часть людей воспринимает музыку зрительно, и ночной концерт Рамо выразил этот тезис как нельзя более ярко, не задвинув и само мастерство исполнения на второй план.

Бесшумное восшествие на сцену белого стана Надежды Кучер и оркестра в полной темноте, ритмичный топот в такт, переливающийся всеми цветами радуги орган и переглядывания с легкими полуулыбками между оркестрантами. Конечно же, это нарушение всех канонов, но если и усмешка над чинным исполнением Бетховена ровно с девятнадцати ноль-ноль до двадцати трех, то выполнена она, нельзя отрицать, качественно. Неспешные движения темных фигур во главе с молочным привидением погружают зрительный зал в транс, будто слушатели присутствуют при совершении эльвесинской мистерии. Удары каблуков точны и лаконичны, как ирландский степ, яркие блики на металлических трубах, как и неожиданные акценты в исполнении, работают исключительно на атмосферу экзотики, а связь между дирижером и музыкантами кажется настолько особенной и личной, что, несмотря на сильный эмоциональный отклик и миллиард слов восторга в голове, подойти к сцене и протянуть букет цветов кажется безумно неуместным и неловким.

Посредством этих эксцентричных приёмов Курентзис и оркестр “musicAeterna” филигранно выстраивают джунгли эпохи барокко, представляя каждому зрителю возможность рассмотреть все ее изыски. Такое позёрство, как выход к слушателем в фойе во время антракта и притоптывания с бубном не каждому понравится, но существует много путей показать свою любовь, и подобное исполнение Рамо выражает глубокую личную признательность Теодора к эпохе барокко, напоминающей о том, что помимо содержания важна и подача, существенно влияющая на восприятие произведения.

Многие говорят, что молодое поколение совсем не слушает классику, и вообще не может относится к искусству серьезно — не то, что раньше. Думаю, что нам далеко по культурному развитию до советских комсомольцев и октябрят, да и вообще, самая лучшая молодежь была в Античной Греции. Но если без шуток, то у непопулярности классической музыки среди современной молодёжи есть причины, да и всё же слушают классическую музыку, хотя мало кто и особо не афишируя. При должном усердии Вы сможете найти и семнадцатилетнего поклонника Розы Понсель и Джузеппины Цинетти. К несчастью, такие эстеты — редкая экзотика.

Причина этой печальной статистики, как и причины большинства недоумений относительно подростков, находится в интернете. В социальных сетях абсолютно не имеют значения возраст, пол, занимаемая должность и кто кому в реальности сильней зарядил бы по лицу, зато ценится способность оставить остроумный комментарий. Таким образом, все «реальные» идеалы и авторитеты, включая правительство и авторов классической музыки, дискредитируются. Как следствие, ничего не может восприниматься с абсолютной серьезностью, а когда дело доходит до русской музыки, взять хотя бы рэпера Тимати, то троллерское лобби идет в разнос.

Однако, слушать что-то нужно, при том поддерживая отечественного производителя, а искать действительно стоящее среди миллионов любителей, загружающих в интернет треки, жизни не хватит. В ответ на запрос возникли русскоязычные хип-хоп группы, исключительно пародирующие глубокомысленные тексты — на самом же деле, в основном, в русском рэпе нет ничего: рифмы ради рифм, слова ради слов. Такие группы как “Грибы” превращают рэп в абсолютный абсурд, деконструируя образ героя русского рэпа — крутого альфа-самца, просыпающегося с маркой на языке в окружении белокурых обнаженных нимф и зачитывающего рэп с использованием слов на подобии “парадигма” и ‘’зиккурат”, ну, и со всеми моделями кроссовок “Jordan”, конечно.

Вот и остается только пустая яркая оболочка, но уже без видимой наполненности. Как уже было сказано выше, в сеть каждый день загружается огромное количество произведений одних только русскоязычных исполнителей, потому многие судят книгу по обложке. Если эксцентричный бит цепляет с первых секунд, да еще и слова интересные, то аудитория наберется быстро; чтобы понять тексты “Грибов” или настроение электронной музыки исполнения “Chemical Brothers” напрягаться не нужно, а труды Моцарта или того же Чайковского требуют со стороны слушателя волевых усилий, которые мало кто среди подростков видит причины прикладывать — да и зачем, когда можно просто покачать головой.

Яркое шоу в Большом Зале Консерватории могло показаться дешевым и несколько насильственным с точки зрения подачи тем, кто воспитан на академической инструментальной музыке и с легкостью воспринимает ее в минималистском строгом оформлении, но для молодого поколения, привыкшего “качать под глубокие басы” и теряющегося в “ Белом кубе” классической музыки Теодор сделал эксклюзивный подарок, избавив от надобности совершать над собой те самые волевые усилия, чтобы успокоиться и не проверять ленту “Instagram” каждые пять минут и в полной мере ощутить катарсис во время исполнении сцены грозы из оперы “Галантные Индии”. Теодор Курентзис представил Ж.Ф. Рамо как современного композитора и доказал, что и академическую инструментальную музыку можно играть шутя, будто Жан-Филипп Рано — парень, зависающий в Пале Рояль со стаканом фраппучино из “Starbacks” и в наушниках “Monster Beats”.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author