Борис Ельцин — ледовласый мессия

Пространство Политика
16:59, 11 октября 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Image

Идет заседание Госдумы. Присутствует Ельцин. Вдруг он громко чихает. На табло появляется надпись:

БУДЬТЕ ЗДОРОВЫ, БОРИС НИКОЛАЕВИЧ!
ЗА — 127
ПРОТИВ — 128
РЕШЕНИЕ НЕ ПРИНЯТО.

***

Встреча глав «восьмерки». Клинтон, Ширак, Ельцин… Вдруг Ельцин встает, берет графин с водой и как даст Клинтону по голове!
Клинтон:
— Борис! Что такое?
Ельцин:
— А вот такой я непредсказуемый политик…

***

Свою речь на саммите ОБСЕ Борис Ельцин начал словами…, что приятно удивило присутствующих.

Часть первая: «Преемник»

Съезд народных депутатов. В зал вбегают люди в камуфляже, масках и с автоматами. Главный кричит, обращаясь к залу:
— Ельцин здесь?!
Все показывают на Ельцина.
— Борис Николаевич, пригнитесь, пожалуйста…

Моложавый Борис Николаевич приблизительно до 95/96-ого года переживал собственную эпоху «модерна». Еще бы, дважды с 87-ого по 90-ый года он самоотверженно переругивался с правительством и президентом СССР лично. «Выходец из народа» был прост, кристально ясен и вспыльчив — располагающий к себе богатырь. Потом, уподобляясь (теперь уже) мифическому персонажу — отцу (не народов) советской действительности — влезал на танк, пуская туда свое корневище.

Image

Что удивительно, в 91-ом выходит микологический выпуск «Пятого колеса» о грибнице Владимира «Красно-Знамюшко». Быт граждан тоже был затронут антисоветской дланью: с 1991-ого стал праздноваться «день России», стремящийся к пьедесталу основополагающего ритуала, охотнее (в смысле, ежегодно) стал отмечаться «день Победы» (традицию введения празднеств продолжил и нынешний президент: дабы «отмыться» от советского наследия, в ноябре был введен эфемерный «день народного единства»).

Спасибо Гайдару: с прилавков исчез дефицит, однако, вселенские чаши уравновесили появляющийся выбор, мягко говоря, низкой платежеспособностью……

Брежнев: «Наша экономика должна быть экономной».
Горбачев: «Наша экономика должна быть».
Ельцин: «Наша экономика должна».

Тотальный шок после распада страны и проехавшихся танков по центру «златоглавой» перекрыли ощущение назревающего кризиса — до середины 90-ых Борис Николаевич оставался лихим, как и эпоха. Поэтому и невозможно пройти мимо дружеского взаимодействия президента с «новорожденным» политиком Борисом Немцовым: решительные и импонирующие (друг другу в том числе) они смотрелись крайне гармонично (более того, теперь говорят, что Ельцин относился с Немцову как «Борис-отец» к «Борису-сыну», и обоим пришлось бороться).

Часть вторая: «Такого как Ельцин»

Стоит нищий на Красной площади и просит милостыню:
— Подайте, пожалуйста, подайте…
Мим проходит Ельцин. Останавливается и спрашивает:
— Как же я тебе подам? У меня ведь ни мячика, ни ракетки…

Перелом, который уже упоминался, можно отсчитывать с 95-96 года. Начало Чеченской кампании, резкое ухудшение здоровья переизбранного президента и, собственно, шальная выборная гонка (не обошлось и без бразильских сериалов, которыми Ельцин удерживал основной электорат своего конкурента Зюганова для победы во втором туре). Бесспорно, граждан начинала пугать и выросшая в 3-4 раза статистика наркотрафика, распространение СПИДа, процент убийств и самоубийств и почему-то авиакатастроф…

Image

Весь фольклор о Ельцине подвергся воздействию двух жидкостей: формалина и спирта — он превратился в по-гиппократовски циничную издевку над пьяным невменяемым. Конечно, президенту припомнили и хохот Клинтона, и высокую чувствительность к музыке и дирижерству (особенно в Германии), и захват заложников в Буденновске. Между Борисом-отцом и «сыном» возник спор о целесообразности первой чеченской, Немцов заручился поддерживающими подписями нижегородцев, а позднее — погряз в конфликте с Гусинским. Вторая половина 90-ых превратила Ельцина в пропойного «кремлевского мечтателя»:

Грустный Ельцин идет к ворожее, чтобы та ему помогла вернуть веру и доверие народа.
— Ничто здесь не поможет, — говорит ворожея, — только если какое-то чудо. Ну, скажем, если бы вы научились ходить по воде, как Христос…
Ельцин согласился, и весь месяц учился ходить по воде. Пришло время. Тысячи зрителей собрались на берегу реки, чтобы посмотреть это зрелище. Ельцин в чистой обуви становится на воду и начинает идти. С другой стороны реки сидят два рыбака, и один говорит другому:
— Смотри, президент, а даже плавать не умеет…

Часть третья: «Ледовласый провидец»

Из обращения президента Б.Н. Ельцина: «Три года мы, понимаете, нас несло к пропасти. И вот, наконец, мы сделали шаг вперед…»

На исходе 90-ых Бориса Николаевича припечатало уже расцветшим к тому моменту «поколением P»: бедный Ельцин оказался тлеющей копией самого себя, вера была утрачена окончательно (и ведь правда, прецессия симуляции президента подтверждалась количеством двойников, которых по пальцам сосчитать не мог). Невразумительное бормотание и маразматическая путанность сознания не пугали, но веселили граждан:

Ельцин пытается произнести речь. Час, два, три, — ничего не получается. Операторы в истерике, домой охота, Новый год ведь на носу.
Монтажер не выдерживает:
— А, хрен с ним. Вы, Борис Николаевич, алфавит наговорите, я потом нарежу…

Причём, словоблудием и языковыми играми наперегонки сражались опять же, начиная с середины десятилетия, все, кто пока еще мог говорить. И люди смирились с тем, что после распада СССР новое государство хотело как лучше, но получилось как всегда, какое бы новшество не намеревались воплотить — все равно ведь КПСС или автомат Калашникова получится. Зато усвоили, что правительство — это не тот орган, где, как говорят, можно одним языком…

Image

После сложения полномочий и по сей день образ Бориса Николаевича дуалистичен. С одной стороны — «Черный Ельцин», проспиртованный спирит патриотизма, всем могучим больным сердцем любящий Россию (черная тень, мелькнувший прощальный образ лейтмотива «черного человека» от Некрасова и до Высоцкого). С другой — сверхсущество, идол эзотерического ельцинизма, «Ледовласый мессия», держащий в руках два столпа русской метафизики: «Демократию» и «Бухло».

Забавно, но если первый вождь скончался от заболевания, приведшего сосуды его мозга в профнепригодность, то последнему отказали сердечные мышцы.

Хорошо иметь такого кассира как Абрамович, думал Путин, сидя в Кремле. Хорошо иметь такого охранника как Путин, думал Абрамович, сидя в Лондоне. Хорошо иметь такого охранника как Путин и такого кассира как Абрамович, думал Борис Николаевич Ельцин, сидя в Барвихе…


Уподобляясь великим: друзья, я устал, а следовательно — ухожу. На этом цикл Большого Советского Шутника — облегченно выдохните! — окончен.

Спасибо.


Автор: Артём Берлин

Редактор: Евгений Лямин

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File