Династия драконов РА (это сценарий и наброски к фолк-мистерии)

Rada Anchevskaya
20:43, 12 января 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

В начале начал были драконы — древнейшие жители земли.

У драконов была игра: прародительница закрывала глаза, и в ее воображении рождались миры и страны, рождались существа. Потом она открывала глаза, и невидимое становилось явью. В яви, в золотистом воздухе возникали миры и населяющие их существа. Это и была великая королевская игра.

Однажды Прародительница представила новый мир — перед молчащими драконами возникли люди. Они рождали себе подобных, возводили пирамиды и воевали друг с другом. Но когда прародительница закрыла глаза — они не исчезли. Это было началом угасания династии драконов Ра.

Драконы сосущестовали с людьми веками. Долгое время смотрели они на людей как на непонятный вид, живущий странными интересами и страхами. Драконы умели принимать любой вид, легко им было обратиться и в людей. Прекрасными юношами проникали они к дочерям человеческим. Те считали их ангелами. С этого и началось истребление драконов людьми. Люди не могли простить драконам, что их сыновья были мудрыми и сильными, сыновья же людей — хитрыми, но слабыми. Детей драконов назвали колдунами и ведьмами, и сжигали на кострах. Драконов же истребили хитростью.

***

Кожа их просвечивает. Это и не драконы вовсе, а что-то вроде змей. Изнутри они светятся. Крылья заостренные, узкие. Они не летят, скорее плывут по небу, только вместо воды — воздух.

Изначальных — семь, они сияют солнцем. Их имена содержат слог Ра. Изначальные живут на планете из золотого песка, сияющей солнечным светом. Их семь и восьмая — прародительница. По преданиям в глубине планеты спит прародитель, свернувшись кольцом, в золотой медовой жидкости. Но доподлинно этого никто не знает. Воздух над их землей вязкий и тягучий: и звук, и камень медленно в нем передвигаются.

Когда-то прародительница снесла семь яиц — из них и появились на свет семь изначальных. Следующие яйца были неживыми и из них появлялись на свет только призраки — игра. Наблюдать за ними было интересно, сами они себя игрой не считали, но за несколько часов расплывались в вязком, слепящем воздухе бесследно.

***

Они лежали, свернувшись кольцами. Семь сияющих переливающихся колец по кругу. В центре круга лежала прародительница. Семь драконов смотрели на нее многоцветными узкими глазами. Прародительница приподнялась над землей и, чуть развернув кольцо, спиралью стала скользить вверх, втекая в густой воздух. Там, где она лежала, осталось яйцо — серовато зеленое похожее на каменное, с многочисленными прожилками. Прародительница поднималась все выше, пока не скрылась из глаз. Драконы смотрели на яйцо. От него начали отслаиваться чешуйки — прозрачно мутные и оно рассыпалось горсткой чешуек. Посреди них оказалось темный сгусток — внутри него шевелились существа. Начиналась Великая королевская игра. У драконов была игра — прародительница закрывала глаза, и в ее воображении рождались миры и страны, рождались существа. Потом она открывала глаза, и невидимое становилось явью. В яви, в золотистом воздухе возникали миры и населяющая их живность. Перед молчащими драконами возникли люди.

Звери ложатся спать

Черным бархатом ночь

Герои уходят прочь

О подвигах песни слагать

Иносказания книг

Гадать по полету птиц

Но герои уходят от нас

Исчезая за тенью ресниц

Небо свернулось в клубок

Безымянных героев не ждут

Березовый алый сок

Деревья для них берегут

Плывут имена в голове

Сладкой мутной рекой

Забвенья напиток испей

На краю неба стой

Не перешагнешь порог

Не перелетишь круг

Не вырвешься из теплых рук

Пока не угаснет листок

***

Они рождали себе подобных, возводили пирамиды и воевали друг с другом. Постепенно, появлялись и другие существа — звери и птицы. Разные судьбы проходили в воздухе, перед немигающим взором драконов. Порой, крайне странные.

Ясен ясень — солнце скачет

суета маета

хороводится уродица — идет за кота

котик-ласка, котик-сказка выходи, приходи

а хвостом своим следы уродицы мети-замети

смерть с косою за порогом погоди-пережди

Свадьба грянет колоколами

Впереди звона иди

Ясный звон

Мети-замети

не ведать не знать

свадьба идет

не запомнить не упомнить всех гостей

леший скачет древо плачет

не жалей

хороводится уродица — сладок голосок

котик добрый — люди злые

за деревьями огонек

стой-постой

медведь идет

стой-постой

с костяной ногой

мыши по норам птицы по гнездам

люди домой

котик пушистый — жених серебристый

уродица стой

птица не выдаст дверца не скрипнет

медведь обойдет

маленьким легче маленьким проще

живи не робей

судьба не увидит огонь не обидит

падай смелей

птицы кричат

солнце встает

ясный звон

свадьба идет

***

Прародительница была стара. Игра уже утомляла ее. «Довольно» — произнесла она. К этому времени, люди уже сочинили свою историю — по преданиям их летописцев, они, люди, произошли из крови драконицы Тиамат, погибшей в схватке с драконоборцем. Земля и небо же произошли из плоти Тиамат. Так причудливо отразилась в сознании людей Великая королевская игра. Но когда прародительница закрыла глаза — люди не исчезли. Это было началом угасания династии драконов Ра.

***

Люди обретали плоть. Неизвестно, в какой момент они перестали быть игрой и спустились с облаков на землю. Они не видели драконов. Драконы же наблюдали. И тут произошло неожиданное — люди сами стали играть в великую королевскую игру. Придумывали свои миры и свои сказки. Баенники и лешие, русалки и водяные, кикиморы и домовые. Они становились реальностью. И в какой-то момент люди придумали своих драконов — великое количество разновидностей — парадных и царских, охранителей кладов и сказочных Змеев Горынычей. А потом люди научились видеть драконов изначальных. Изначальные стали частью мира сказки.

Где-то сказки были

Где-то кружки били

Где-то было лето

Где-то говорили

***

И тут изначальные увидели мир людей как реальность. Они умели принимать любой облик. Любой. А значит, и облик человеческий. Принявший хоть раз облик человеческий оказывался в мире иллюзий и нес на себе его отпечаток, становясь смертным. Это и было яблоко греха, преподнесенное Евой Дракону. Смертные драконы умели соблазнять дочерей человеческих. Они летели над деревнями, вытянувшись в струнку, пока не подлетали к дому, где жила красивая одинокая женщина. Над трубой они закрывали глаза, вспоминали о том, что в их теле есть огонь и забывали об остальных элементах, и притворившись огнем, скользили по трубе вниз, в печку, вырывались языком пламени, ударялись белым огнем об пол и тут же вставали юным молодцем, именно таким, какого ждала и не надеялась уже жившая в этом доме. Когда пламя освещало лицо женщины, она, не ведая того, рассказывала ему мысленно о своих мечтах и они тут же воплощались в человеческом образе.

Черные змеи

В дом мой влетели

Огнем обернулись

Глазки заалели

обернусь я древом

упаду я снегом

может не заметит

меня горький ветер

за глазами солью

над глазами голью

меня обручили

с говорливой болью

***

Молитва от огненного змея, летающего к женщине, которая по нем тоскует: «Как во граде Лукоморье, летал змей по поморию, града царица им прельщалася, от тоски по царю убивалася, с ним, со змеем, сопрягалася, белизна ея умалялася, сердце тосковалося, одному утешению предавалася — как змей прилетит — так ее и обольстит. Тебя змей не боюся, Господу Богу поклонюся, преподобной Марии Египетской уподоблюся, во узилища заключуся. Как мертвому из земли не вставать.ю так и тебе ко мне не летать, утробы моей не распалять.ю, а сердцу моему не токовать. Заговором я заговариваюсь, железным замком запираюсь, каменным тыном огораживаюсь, водой ключевой прохлаждаюсь, пеленой Божией Матери покрываюсь. Аминь.»

А придет пора

А придет пора

А польют дожди

Я буду ждать тебя —

Ты меня не жди

***

Люди не могли простить драконам, что их сыновья были мудрыми и сильными, сыновья же людей — хитрыми, но слабыми. Детей драконов стали звать колдунами и ведьмами и сжигали на кострах. Драконов истребили хитростью.

Приказ великого императора гласил: «Рожденный ползать летать не может. Дракон — суть змея. Полет его — обман зрения. А кто считает иначе — того обернуть в змеиную кожу и оставить в пустыне. Пусть взлетит, коли сможет.»

А не что-то — все исчезло

Все исчезло — не вернется

Нынче думать бесполезно

Что могло случиться после

***

Драконы не умели лгать, не умели сражаться. Память о них быстро исчезала — оставались только сказки.

«Когда змей летает, его остановить можно; только сказать «Тпру»! Тут его обо всем спрашивать можно, и он правду скажет; а когда отпускать надо, то следует рубашку от ворота разорвать на себе, а иначе не улетит и будет все говорить «Отпусти, отпусти!» Кто этого не знает, того замает змей». Это правда?

— Нет, это сказка. Это девушки придумали драконов, чтобы можно было оправдаться перед женихом и родителями, когда ребенок до свадьбы родится. Мол, огненный змей прилетал. Есть, мол, молодые молодцы, зазорливые, которые умеют прикидываться и по-змеиному и по-человечески. Обращаясь в мужа, погибшего на войне или в любимого, что сейчас за много верст от дома. А кто же им сейчас поверит? Все знают, что сказка — одно, явь — совсем другое.

Я расскажу тебе о том

как змей всех победил

про то, как глупый богатырь

яблоню рубил

русалкам косы заплетал

нежный водяной

ночью тихая яга собирала мох

про то, как добрый домовой

дитя свое берег

черный кот колдовской

клад охранял

как боялись они

случайных наших встреч

как дарили мне

синие венки

как просили об одном

молчать не говорить

никому и никогда

о том, что они есть.

***

Начинаем нашу лекцию, сегодня мы изучаем суеверия славян, касающиеся змея летающего, огненного.

В летописи 1144 года говорится: «Бысть знамение за Днепром в киевской волости: летящю по небеси до земля яко кругу огнену, и остася по следу его знамение в образе змея великаго, и стоя по небу с час дневный и разидися». Александр Афанасьев считает, что в огненном змие народная фантазия олицетворяла молнию, а равно падающие звезды и метеоры. Недаром же,«в Тамбовской губернии поселяне толкуют, что во время грозы летают огненные змеи. Германцы изображают дракона крылатым змеем, покрытым чешуей. Когти его острее меча и тверже стали, а крылья похожи на два паруса, надутые ветром; когда он летит, устрашенные облака убегают при его приближении. В Швейцарии, до сих пор, увидя деревья, опрокинутые бурей, говорят «Здесь дракон прошел!» Шум грозовой бури сравнивали с шипением змеи». Русский Змей Горыныч — сын горы, то есть горы-тучи, порождающей извилистую змею-молнию. Это все поэтические представления славян, воображение наших предков было

Солнце и луна, лед и пламень — все отражалось в их преданиях.

***

Белых драконов истребили первыми — не по-людски. Грязь вокруг, а они белее снега. Словно насмешка. Серые притворились скалами. Водные ушли на дно океана. Взрывали скалы, сети опускали на дно океана.

Исчезала династия Изначальных.

Красное солнце — солнце безумья

Всходит над головой

У него когтистые лапы

Оно порождает волчий вой

***

Старый дракон долго выбирал место, где ему умереть. Везде было шумно. Наконец, он нашел тихий уголок. Быстрая речка пробиралась вниз по склону горы. Людей там не было и звери были ласковые, нехищные. Дракон вытянулся вдоль берега речки и закрыл глаза. Его кожа высохла и стала бурого цвета. Лапы были худыми. Он медленно сполз в реку. Под водой его кожа заиграла всеми цветами радуги. Как камешки, которые если вытащить на берег высыхают и сереют, а если положить обратно в воду, становятся яркими и разноцветными. Дракон лежал на дне, с открытыми глазами и вода обтекала его. Его мысли уносились за водой, глаза видели солнечные блики, тело сливалось с водой. Через много лет в этой речке были самые яркие камушки, которые, если их сложить в кучку на берегу и поливать водой, высыхали медленно, а пока высыхали, над ними вились маленькие прозрачные дракончики.

Так заканчивается история угасания династии драконов Ра.

Немного набросков к истории про драконов

Каждому из Изначальных принадлежал свой слой. Слои разные — от темных и сероватых, до непроглядных и сияющих, холодных жарких. В каждом слое — свои миры и их обитатели, но Изначальные слишком велики, для того чтобы в своем истинном обличье находится среди обитателей. Они легко принимают форму тех существ, среди которых находятся. Скорее, не принимают форму, а какая-то их часть — мельчайшая, становится существом, сами же они наблюдает за происходящим, словно душа за телом. При этом могут видеть то, что происходит в их и других слоях.

Потомки изначальных мелки и плотны, хотя унаследовали способность превращаться по своему желанию в иные виды. Они превращаются в иной вид без остатка, полностью.

Виды драконов

Еще были драконы праздничные — они были небольших размеров, разноцветные и окраска их была без полутонов — красно желтые черно красные сине желтые, с твердой кожей, большими глазами, удивительно аккуратно сложенные. Они образовались от скрещения драконов и воздушных змей. Они понимали язык зверей и птиц, отличались добродушным и ласковым характером и были несказанно тщеславны. Императоры приглашали Праздничных драконов для участия в торжествах и юбилеях членов императорской семьи.

Были драконы-философы — по размеру они были самыми маленькими, и определенного цвета у них не было. Они словно хамелеоны приноравливались к любому контексту. Их кожа была тонкой и просвечивала. Это был единственный вид, где различали мужские и женские особи. Получились они от скрещения настоящих драконов и сказочных.

Еще были драконы сказочные — они были очень глупые и очень красивые — они были разных расцветок — переливающиеся, многоголовые, сияющие. В какой-то момент они научились от саламандр (путем долгих стараний) извергать пламя. Они были небольшого размера и с большими перепончатым крыльями. Они образовались от скрещивания женщин, начитавшихся древних сказок и праздничных драконов, прилетавших на юбилеи императоров. Фантазия беременных человеческих дочерей придала им черты высокопарных сказочных драконов. Именно они проникали в печные трубы серебристым дымом, оборачивались прекрасными юношами и вступали с женщинами в союз.

Женщины рождали затем маленьких багровых уродцев с хвостиками, которых тут же выбрасывали, стыдясь признаться в таком материнстве. Уродцев подбирали баенники и лешие и выращивали из них домашних дракончиков. Потом приемные родители умирали, а драконы продолжали свой род.

Драконы-созерцатели не были склонны ни к какой деятельности — они застывали в тех местах, которые гармонировали с их сущностью. Они застывали там и засыпали. Они видели сияющие сны и не хотели просыпаться. Созерцатели притворялись гребнем горы или островами в океане. Они были огромными, земляными серыми драконами. Активностью они не обладали. Лишь иногда, абсолютно случайно они просыпались и медленно открывая глаза — вздыхали. Тут начинались землетрясения. Созерцатели пугались и снова дремали веками.

Прародитель

Внутри планеты жил Прародитель Гар — он спал свернувшись кольцом в огненном озере. Внутри озера были подземные течения и Гар медленно поворачивался во сне. Огромного золотого Прародителя не видел никто и только Арга рассказывала о нем Изначальным, а они рассказывали потомкам. Гар спал всегда. Дыхание его порождало золотой песок, живший и умирающий. Живой золотой песок был легким и поднимался на поверхность и согревал тончайшую кожу Изначальных. Потом песок умирал, серел и уходил внутрь. Внутри планеты он просачивался до ядра, падал на кожу спящего Гара, раскалялся от соприкосновения с ней, оживал, из него выгорали частицы материальной земли и снова песок поднимался вверх.

Драконы лежали на золотом песке. Место, где они жили не было планетой или равниной или вершиной горы. Это было просто Их Место. Тонкий золотой песок светился и излучал жар. Кроме песка и драконов здесь ничего не было. По преданию внутри, под землей, спал, свернувшись кольцом, прародитель. Пока он не спал — рождались живые драконы. От жара его тела расплавился песок и спящий дракон пребывал в вязкой золотой массе. Иногда, никто не знает почему, спящий дракон начинал медленно кружиться и тогда золотой песок на поверхности также медленно начинал перемещаться, пересыпаясь, по кругу. Драконы были узкими и длинными — больше напоминавшими змей. Они были золотисто зеленоватого цвета и просвечивали. Внутри их тела бегали искорки и тело их излучало свет. Пожалуй, слишком яркий.

Великая королевская игра

Арга жила в мире внешнем, на поверхности. Вокруг нее кружился тончайший золотой песок. Раз в период начиналась великая королевская игра. Арга поднималась в воздух с яйцом в руках, прорывалась сквозь тонкую золотую оболочку в темноту и из темноты бросала на твердь очередное свое яйцо, просвечивающее, с мутными прожилками на серовато- зеленой скорлупе. Яйцо падало вниз из темноты и раскалывалось, ударившись о землю. Над осколками поднимались испарения, принимающие форму драконов, небольших и ладно скроенных. Обычно, в одном яйце было пять-шесть призрачных драконов. Они принадлежали к другому роду — роду призраков и жили не дольше чем облака драконьего вида. Сами призрачные драконы не осознавали себя призраком и чуть появившись на свет начинали тут же активно делить территорию, драться, вести бурные философские споры об устройстве того мира, в котором им довелось появится. Наблюдение за ними и составляло суть королевской игры. Изначальных призрачные драконы не видели и чувствовали себя завоевателями новых земель. На глазах изначальных они воевали, старились и умирали, иногда успев размножится, но дети-драконы были плодом их фантазии и умирали вместе с призрачными. Иногда королевская игрушка успевала разрастись до нескольких враждующих кланов, призрачные успевали вообразить богов и духов, предсказателей и врачевателей, придумать болезни, иные планеты, науки и искусства. Потом все растворялось в воздухе, песок поглощал рассыпавшуюся скорлупу и изначальные отрывались от забавляющей их сказки и погружались в молчаливые размышления об увиденном.

Прародительница уже очень давно не производила яйцо из которого появлялся бы на свет живой — не облачный — дракон. Облачные драконы чувствовали себя живыми, но через некоторое время они таяли в воздухе. От них сначала оставался дым, потом дым рассеивался. Этот облачный дракон был не похож на обычного. Он открыл туманные глаза и в них была грусть.

О кругах

Внутри земли спал Гар. На поверхности кружился незримо золотой песок и жили изначальные вместе с Аргой. Над поверхностью было медовое небо, а над ним темное пространство. С поверхности темного пространства не было видно и надо вырваться за пределы медового неба, чтобы увидеть его.

В темных кругах жили смертные драконы — из тех, которые получились от скрещивания изначальных, в те времена, когда изначальные попытались подражать призрачным и воспроизвести их действия. Это было лишь один раз, но над поверхностью поднялись смертные драконы, которые не могли ужиться вместе на поверхности и отправились во множества темных слоев, где каждый мог отвоевать себе свою территорию. В темных кругах не было постоянства. Скопления пыли и земли кружились силой вихрей и постоянно перемещались. Гасли и возрождались далекие звезды. Образовывались новые сущности и нельзя было угадать, сколько они проживут — целую историю или всего миг. Над темными кругами начинались круги серые, там жили только прозрачные феи. Что было за серыми кругами, не знал никто.

Черные круги считались кругами активности и борьбы. Наверное, это происходило из–за того, что черные круги постоянно находились в процессе сжатия и расширения. Из–за постоянной пульсации есть ощущение, что тьма живая. Находясь в кругах тьмы, изначальные всегда испытывали чувство, что кто-то смотрит им в спину. Они считали, что в спину им смотрит тьма. Смертные драконы, обитающие здесь, были бескрылы и напоминали скорее черных гладких змей, скользивших по небу. Здесь были самые разные фрагменты жизни. Был лабиринт из красных и черных домов, пройдя который можно было обрести бессмертие, но никто не мог его пройти, потому что дома находились не на земле, а прямо в пространстве и постоянно перемещались, подвластные очередному вихрю или сжатию-расширению. Обитатели тьмы не могли спать, потому что только они закрывали глаза, им начинали снится кошмары и они тут же просыпались. Впрочем, тех, кто нуждался во сне, здесь было немного.

В темном круге жили изгнанники — чародеи, смертные драконы, демоны-воители, оборотни. На границе тьмы и серого круга было несколько кусков пространства, где было светло и можно было обитать на небольших землях. Здесь жили люди, птицы, звери и рыбы. На одной из таких земель жили старые смертные драконы, почти иссохшие от времени. Это была самая теплая земля и драконы притворялись песочной насыпью или камнями, отводя глаза бесхитростным обитателям этой земли. Песочные драконы с пыльными глазами лежали вдоль ручьев и ветер заметал их пухом с соседних деревьев. Каменные драконы селились в садах, среди хризантем и слив. Умирая, одни из смертных драконов ложились на дно реки, и когда кожа их истончалась, рисунок с нее переходил на речные камешки, лежащие на дне. Другие уходили в горы и сливались с горными хребтами. Благодаря чему, горные хребты принимали причудливые зубчатые очертания. Некоторые горные хребты состояли давно не из камня, а из окаменевших драконов.

Каждому из изначальных принадлежал свой слой. Слои разные — от темных и сероватых, до непроглядных и сияющих, холодных жарких. В каждом слое — свои миры и их обитатели, но изначальные слишком велики, для того чтобы в своем истинном обличье находится среди обитателей. Они легко принимают форму тех существ, среди которых находятся. Скорее, не принимают форму, а какая-то их часть — мельчайшая, становится существом, сами же они наблюдает за происходящим, словно душа за телом. При этом могут видеть то, что происходит в их и других слоях. Потомки изначальных мелки и плотны, хотя унаследовали способность превращаться по своему желанию в иные виды. Они превращаются в иной вид без остатка, полностью.

Видения Игры

Плыли по небу, на ледяной платформе, покрытой мелким рассыпчатым снегом. На платформе были холмы, а в них гроты. И если залезть в такой грот, то стенки его были в узорах — как будто в стекло попал камень, но оно не рассыпалось, а пошло мелкой сеткой множественных трещин. Было страшно — тронь и рассыплется. Если тронуть — действительно просыплется мелкими неострыми льдинками. Вихри, приближаясь к ледяной платформе, мерзли и превращались в огромные волны с белой пеной. В волнах были нечетко видны обнаженные великаны — до пояса. Великаны были юные, с пшеничными волосами до плеч и закрытыми глазами. На лице их была улыбка. Когда волна разбивалась о ледяную платформу, великаны исчезали, так и не открыв глаза.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File