ГУДЕЛКИ. Евгений Дубровский. 23.10.2017 — лекция. расшифровка РА

Rada Anchevskaya
22:39, 30 января 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Начнем с рассказа, откуда взялась практика под названием ГУДЕЛКИ. Практика под названием «гуделки» взялась странно, она как-то сложилась независимо почти от меня и поэтому я часто не знаю с какого конца начинать. Знаете, есть анекдот, когда человек приходит к психоаналитику и говорит — «Знаете, не знаю с чего начать…». И психоаналитик говорит — «Начинайте с самого начала». Человек вздыхает и говорит — «Ну… не знаю… это будет очень долго». Психоаналитик — «Ничего, ничего, у нас достаточно времени». «Ну, хорошо — вздыхает пациент — В начале я создал Небо и Землю». Вот у меня примерно такая же ситуация. Поскольку я эту практику нарочно не придумывал, то я не совсем понимаю, с какого момента она началась. Вот так вот сложно.

Когда-то было так, что знакомые, которые работали с дыхательными психотехниками и подобными вещами, попросили меня придумать какой-нибудь несложный формат с голосом. Почему — меня, почему — с голосом, честно говоря, я не знаю или забыл. Это действительно было несложно, потому что к тому времени уже было несколько вариантов работы с голосом, все очень похожие и я просто сделал что-то арифметически среднее, самую простую версию. Когда я предложил это арифметически среднее поделать, то оказалось, что кроме всего прочего, это очень похоже на некоторые вещи, которые встречались мне уже довольно давно, но я не догадывался никак с ними обращаться. Не предполагал, что это можно делать.

В частности, где-то в году 86-м, снился Вере Павловне сон… Точнее даже, не снился мне сон, а …вот… просыпаешься утром и помнишь, что была какая-то полутемная комната, там посередине стояли, так, как мы тоже делали на этих занятиях несколько раз, человек семь или шесть, а один лежал в центре на чем-то прямоугольном или кубическом, типа массажного стола, если его до самой земли накрыть. И вот эти стоящие они просто стояли вокруг, повесив руки, ничего не делали. И, возможно, они это издавали голосом. Была вокруг какая-то гудящая, равномерная нота. Совершенно без понятия. Просыпаешься, помнишь эту странную картину. Она запоминается, поскольку это вызывает очень сильное недоумение, потому что это очень странная штука. Это явно было не отпевание. Они все знали, что они делают, они ничего не говорили, не двигались, один лежал, остальные вокруг вот как-то так пели. Было впечатление, что это что-то важное, что-то такое серьезное. Важное, не в смысле — священное, а в смысле, серьезное. Но ни малейшего представления, с чем бы это можно было связать.

Когда меня попросили сделать формат с голосом, который автоматически назвали «гуделки», поскольку это так чувствуется, то, к тому времени, уже было несколько более внятных первоисточников. Например, я занимался уже некоторое время Рэйки и когда к нам в Россию в первый раз приезжала Филлис Лэй Фурумото, которая считается, по крайней мере, в одном из направлений Рэйки руководителем, то она на встрече предложила всем собравшимся (было очень много народу) петь что-то такое типа — А. И просто расслабиться в этом звуке, так, как обычно мы расслабляемся во время сеанса Рэйки. То есть, это было как бы Рэйки, но со звуком. При этом, был вариант — можно было держаться за руки, но, в принципе, это необязательно. Пели красиво, долго, когда воздух заканчивался, то вдыхали и пели дальше. Это было достаточно громко и, поскольку мы это делали достаточно долго, минут двадцать, то это чувствовалось довольно сильно. Примерно этот формат я и предложил.

Но чуть-чуть раньше, поскольку я в то время занимался еще и другой штукой под названием «ребефинг», тоже довольно популярной, иногда мы использовали похожий формат, правда, не сидя и не стоя, как во сне, а лежа. Правда, это была не хоровая практика, а совсем индивидуальная, использовавшаяся для гармонизации состояния человека, который слишком сильно, слишком интенсивно дышал, к тому же, дышал на выдох. И когда процесс по времени уже закончился, а у человека он не закончился, то такой человек чувствует себя отвратительно: у него все болит, он не может встать, у него кружится голова, перевести дыхание он тоже не может, потому что у него гипервентиляция, судороги и подобные вещи. Один из самых эффективных способов привести эмоциональное и физическое и прочее состояние в норму — озвучить выдох. Точно так же. Только, как правило, это делается не хором и, может быть, немножечко потише. Это ровно тот же самый способ.

К тому времени, я, также совершенно случайно, столкнулся с тибетскими буддистами, которые тоже любят делать подобные вещи. Они, помимо того, что некоторые вещи поют и поют хором, они тоже поют часто такой ААА-образный звук. Они этот звук действительно называют буквой А. Так или иначе, во многих практиках это делается сначала, во многих практиках это является просто самостоятельной практикой. И, в том числе, когда упоминают о том, что Рэйки — это японская практика, и, возможно, имеет японские корни, то часто упоминают, что у японцев тоже есть практика созерцания изображения буквы А или пения звука А, ну как разновидность буддистской практики, возможно, с этим связанной. Что в японском и что в тибетском и, в общем-то, во всех остальных видах буддизма — есть в точности такой вариант. Как правило, там это более определенный звук А, а не просто озвученный выдох. Но если озвучить выдох, не модулируя голосом его как-то специально, то примерно А все равно и получается.

После того, как я предложил знакомым это делать, а мы это делали на группе, оказалось, что есть множество интересных спецэффектов. В частности, спецэффекты, характерные для разновидности ребефинга и прочих практик связного дыхания. В частности, если долго достаточно так поешь, то через какое-то время замечаешь, что тебе становится скучно, ты уносишься куда-то фантазиями, всплывают какие-то воспоминания, разные жизненные ситуации, которые тебя как-то эмоционально затрагивают. И они как-то фоном плывут, плывут, плывут… Вроде бы ты оказываешься погружен в эти воспоминания биографического слоя, а потом, постепенно они перестают быть важными. Сначала они вспоминаются и вроде бы они важны, а потом ты поешь, поешь… и они вроде становятся не важны и поэтому перестают тебя цеплять и ты перестаешь их вспоминать и начинается что-то другое. Это в точности то же самое, что переживания биографического уровня при дыхательном процессе, но более связное и, как правило, чуть меньше интенсивности и без дискомфортных физических ощущений.

Это было довольно интересно, когда я это заметил, мне, конечно, очень понравилось, но в те моменты, когда такие воспоминания отпускают, то случаются другие переживания, которые казалось, что тоже отвлечения. Поначалу я считал, что эти воспоминания — это отвлечения от того что мы делаем. Потому что ты улетел куда-то своими мыслями. Потом я решил, что нет, это не отвлечения — потому что петь то я продолжаю, а мыслям просто не надо мешать. Улетел в воспоминания. Потом воспоминания идут. Потом слышишь — звук изменился. Потом воспоминания перестали тебя цеплять и звук стал более красивым. Ага, я заметил, что звук коррелирует с тем, насколько комфортно мы себя чувствуем. Если человек чувствует себя дискомфортно, то даже если он не напрягается и не старается выразить всю свою боль в этом крике, то все равно звук меняется. А через некоторое время, звук меняется потому что человек стал чувствовать себя более комфортно — точно также непроизвольно. И подделать это довольно трудно, потому что в этот момент звук обретает какой-то особенный объем, глубину, дополнительные резонансы. Это было очень интересно, но при этом, когда он обретает объем и глубину, случаются тоже довольно странные переживания. В какие-то моменты можно почувствовать, что мыслей совсем нет. То есть, ты как-то слышишь звук — и это приятно. Ты просто чувствуешь, что это приятный звук и в этом переживании приятности находишься, ну, а мыслей то нет!

Очень многие мои знакомые раньше пытались медитировать и добиться такого состояния, когда мыслей нет. Обычно это приводит к очень сильному напряжению. Мыслей у человека нет, но он практически весь спазмирован и физически и эмоционально. И мыслей нет только по этой причине. То есть, он все время сдерживает их. А тут вроде я их не сдерживаю. Мне хорошо, а мыслей нет. Я слушаю этот звук и мне приятно. Есть состояние вроде бы ясного сознания, не как в коме. Есть расслабленность и это приятно, просто приятно… Какое-то непонятное приятно.

Через некоторое время, замечаешь, что это очень похоже на то переживание, которое я знал как переживание Рэйки — гармонии и целостности с окружающим миром, но иногда случаются провалы — как будто, ты и от этого отвлекаешься. Отвлекаешься и от этого и создается впечатление, что, то ли ты заснул, то ли ты даже как-то не помнишь себя. Вроде бы пел в это время… Если закрыть глаза, то иногда в эти моменты даже тела не чувствуешь. Как-то так… как будто ты отвлекся от него. Не такое чувство, что это невесомость или тело растворилось, но как-будто ты отвлекся и его не чувствуешь.

Практически со всеми переживаниями такого рода, возникающими во время гуделок, я поначалу обращался абсолютно одинаково — пытаясь с ними бороться. Потому что это отвлекает от того, что я собирался делать. Потом, через какое-то время, мне стало интересно просто исследовать процесс и когда мне стало интересно просто исследовать процесс, то я перестал бороться с тем, что возникает нового и неожиданного. Я предположил, что видимо процесс развивается сам и в нем, возможно, есть какие-то чередующиеся циклические фазы: есть фаза воспоминаний, которая время от времени возникает; есть фаза эмоционального дискомфорта; есть фаза, когда непонятно почему начинает першить горло и голос садится; есть фаза, когда петь становится приятно и это прямо так прет и очень красивый звук; а есть фаза, когда не прет, потому что вроде бы тебя нет и ты ли то ли спишь, то ли забылся, но вроде бы поешь и много подобных разных ощущений. И, в конце концов, я решил, что нет смысла даже и за них цепляться, потому что процесс идет сам какое-то время. Поешь и в конце чувствуешь себя хорошо.

Эти циклы чередуются абсолютно произвольно. Обычно, в одном процессе случается несколько разных типов переживаний. В некоторые дни, когда чувствуешь себя более дискомфортно, переживаний, связанных с биографическими неприятностями и першением в горле, может быть больше. В некоторые дни, когда начинаешь в более комфортном состоянии, их будет меньше или может не будет вовсе. Фактически, они возникают от того, с каким багажом ты процесс начинаешь. То есть, если, скажем, я иду в бассейн будучи грязным, то в начале я смываю с себя какую-то грязь, а потом там с удовольствием плаваю. Если я прихожу чистым, то я грязь не смываю, поскольку ее не было, но, возможно, я довольно уставший и тогда я просто лежу на спинке и балдею на поверхности воды. А в другой момент, когда я не такой уставший и мне захотелось поплавать, то я куда-то гребу туда-сюда из конца в конец бассейна. Я не то чтобы любитель плавать, но сравнение с плаванием мне кажется лучше всего метафорически описывает процесс который случается во время гуделок.

Очень многие люди во время гуделок действительно любят плавать. Возникает желание проделать те или иные вещи с голосом нарочно и я тоже поначалу часто пытался с этим бороться, поскольку в принципе, когда мы делаем что-то нарочно, это мешает позволить себе насладиться тем, что происходит само. То есть, мы блокируем естественный процесс своими усилиями: или усилиями сдерживания в попытке остановить то, что на наш взгляд не совсем правильно или усилиями чрезмерного усердия, когда мы стараемся сделать то, что нам хочется. А потом, в какой-то момент, до меня доперло, что кажется и это тоже нет смысла останавливать, потому что есть периоды приступов активности, когда хочется остановить что-то или когда хочется сделать что-то. Это точно также часть процесса — некоторое время делаешь и потом это проходит. Просто продолжаешь петь и это разряжается. Оно как-будто высвобождается как-то из тебя (также как и во время дыхательных процессов) и перестает беспокоить. С ним просто ничего специального делать не требуется.

С другой стороны, после всего этого, когда я пытаюсь описать что такое гуделки и как их делать, то я описать это не могу. Поскольку это с одной стороны слишком просто, а с другой стороны включает в себя очень много каких-то конкретных разновидностей ощущений и переживаний, которые можно только почувствовать и во время обсуждения на кругу, когда люди после гудения рассказывают о них, то можно сказать — «да да, вы не отвлеклись, вот это как раз правильно и нормально, может в следующий раз будет также, а может быть, будет по-другому, мы пока не знаем….» Вот такой вот странный процесс.

Состояния, которые возникают после провалов, у меня больше всего ассоциируются с медитативным опытом. Я их тоже очень люблю, но описывать их людям, которые вот с таким может быть не сталкивались , довольно трудно, поскольку, скорее всего, меня не очень поймут. Мне, например, очень часто попадалось переживание (и люди об этом рассказывали), о котором я упоминал, когда ощущение что мысли остановились, ты просто себя нормально чувствуешь , а мыслей нет, они не возникают и для этого не нужно прилагать никаких усилий. Фактически это переживание пустоты на уровне суеты мыслей. Без переживания сна, без переживания напряжения. В общем, действительно, одно из медитативных, которые часто описывают в контексте какого-нибудь дзен-буддизма, например. Или (это часто бывает с закрытыми глазами, хотя и с открытыми тоже бывает) ощущение, что как бы тело то ли легкое, то ли растворилось, то ли его просто нет. Это переживание такой же примерно пустоты, даже как бы физической. Я думаю, что это возникает потому, что мы через некоторое время пения непроизвольно начинаем ассоциировать свое сознание скорее со звуком, чем с телом. Тело сидит, мы его оставили в покое. А звук — он бестелесен и безграничен и пронизывает все пространство, может быть , он нигде не кончается, просто чуть-чуть тише становится. И мы как бы _этим_ себя и чувствуем. Подобных спецэффектов много. В частности, из–за того, что мы на группе используем пение с опорой на резонансы голосов других участников, мы слышим очень много характерных резонансов когда появляется больше голосов чем голосов поющих людей и некоторые из этих голосов — совершенно нечеловеческие обертона. Когда мы слышим, что это звенит как птицы, ветер, гудение каких-то насекомых, звуки будильников и телефонов и еще много-много подобных вещей и в этот момент перестаем чувствовать и различать свой собственный голос. Более того, очень часто начинает возникать ощущение, что мы не столько поем, сколько впитываем эти звуки, а не издаем их. То есть, мы чувствуем себя частью звучащего пространства, а не источником звука. Когда мы чувствуем себя частью звучащего пространства, в целом, это скорее тоже медитативные переживания… по-моему. Но как медитативное переживание его иногда описывают и когда о нем слышишь или читаешь, то его довольно трудно представить. А когда ты это чувствуешь и потом об этом говорят, то можно предположить, что возможно это какой-то сходный опыт.

Когда мы используем опору на резонанс и слушаем это еще физическими ушами, то мы можем заметить, что резонансы внутри тела исходят из разных участков. Например, очень часто резонируют лобные пазухи или макушка или горло или грудная клетка. Грудную клетку почти все замечают сразу. Но иногда резонируют какие-то совершенно неожиданные части — живот, руки, нога. Как будто бы мы тоже чувствуем звук — там. Оказалось, что если направлять звук в разные участки тела, по возможности, расслабленно, хотя поначалу это хочется делать очень активно, то эти резонансы можно индуцировать более активно и когда разные участники резонируют ярче, то в группе все это растет в геометрической прогрессии. Мы чувствуем, как резонансы от голосов других поющих людей отзываются и в нашем теле. То есть, если я, например, не могу вызвать резонанс в плече, но могу вызвать резонанс во лбу, а мой сосед не может вызвать резонанс во лбу, но может вызвать в плече, то когда мы поем, мы оба чувствуем и то и другое. Благодаря мне, он чувствует то, что получается у меня, а благодаря ему, я чувствую то, что получается у него. Не в первые минуты, но звук позволяет это почувствовать очень явственно. И очень ощутимо. И в какой-то момент, мы столкнулись с тем, что можно пропеть пассивно лежащего человека, вот как в этом сне, о котором я упомянул. Если человека посадить или положить в центр круга и петь, он расслаблен, он не поет, но эти резонансы он тоже чувствует в своем теле. Более того, если он был очень напряжен или у него были какие-то спазмы гладкой мускулатуры в теле и сначала этот дискомфорт выражается в том, что кода мы на него поем, направляем голос на этого человека, то нам очень трудно добиться привычных резонансов. Они не возникают. Это все равно, что петь в подушку., заткнуть ей нос — ты не ловишь свободного звука, не ловишь резонансов, не чувствуешь свой голос. Другое дело, что если я заткну свой нос, то сколь долго бы я не пел, скорее всего, с одеялом ничего не произойдет. А с человеком, как оказалось, происходит. Если начать на него петь, то через некоторое время, он тоже начинает резонировать. И, как ни странно, когда он начинает резонировать, то не только у него возникают ощущения, о которых я упомянул, но и мы слышим на слух, что звук изменился. Звук тоже становится более объемным, более многоголосым. Поэтому, можно сказать, что да, можно пропеть другого человека в этом пространстве. Необязательно он должен находиться в центре комнаты. В принципе, когда мы сидим в круге, то мы все пропеваем друг друга. Но, да, можно положить пассивного человека в центр круга и почувствовать это просто расслабившись. Как вариант.

Одно направление, которое я сначала упоминал, это как бы внутренний процесс., а вот то, что я сейчас рассказал про звук — это как бы внешняя сторона процесса. Но процесс — один. Его можно заметить как то, что происходит внутри или как то, что происходит со звуком снаружи и это тоже очень интересно и делается одинаково просто.

(вопрос) — Какие были изначальные цели?

Изначальные цели были чисто любопытство. А что если поместить человека в центр фокуса? Или — а можно я посижу вон там, куда все поют? И я потом сталкивался с такой же голосовой практикой, когда можно петь в парах. Один в качестве пациента, второй, как терапевт, на него , прямо вытягивая губки трубочкой в разные участки тела, прямо поет туда. Ну… необязательно прямо губки трубочкой, но поет, направляя голос в разные участки тела, пытаясь добиться оттуда резонансов, также, как можно добиться резонансов от, ну скажем, кастрюли или барабана, чтобы было ответное эхо. Но от резонирующего барабана добиться этого легко, а от человека, который довольно мягкий и нету такой барабанной мембраны, это немножко труднее, но, как ни странно, это тоже вполне возможно. Не так ярко, но тоже слышно. Оказалось, такое тоже делают. После занятий, один из участников приносил книжку, где упоминалась какая-то языческая практика, я не уверен, что я вспомню о ней, но тоже связанная с подобным пением и очень многие вещи там использовались похоже и похоже делались. То есть, я не думаю, что изобрел что-то новое, это, действительно, очень какой-то простой велосипед. Видимо, его все всегда делали и я думаю, что даже зверушки умеют это делать. По крайней мере, то, что делают со звуком птицы и собаки, кажется, очень похоже. Они, например, умеют выть хором или, когда лают, направлять звук куда-то. Бросать маленькие кусочки звука. Если лает визгливая маленькая собачка, то она это делает очередями. В круге они, скорее, воют. Стрелять звуком это все–таки не очень прилично друг на друга, если они не ссорятся. А какие-нибудь совсем большие волкодавы они иногда — одиночными, как из помпового ружья, басом. Если на вас лает крупная собака, то это ощущение звукового удара. Да, они кидаются звуком. А когда они воют в круг, то они ловят резонансы. И даже когда в одиночку воют, то тоже ловят резонансы. Поэтому получается такое странное безумие этого звука, которое породило столько мистических историй про собачий и волчий вой. Потому что само пространство начинает резонировать и человек, попавший в зону слышимости, тоже это чувствует. Фактически, он оказывается в пространстве сознания животных, которые воют. Точно также как мы в кругу на гуделках, благодаря звуку, оказываемся в пространстве сознания друг друга. И это, да, это способ почувствовать себя волком — изнутри. Поэтому в языческих практиках часто упоминаются подобные стили пения в связи с практикой оборотничества. Я не сталкивался с тем, чтобы кто-то из участников гуделок превращался в животное физически, но я думаю, что если повыть где-нибудь с волками, представляя это ярко, то можно почувствовать много разного. Если это не обидит волков, конечно. А то могут быть проблемы — они соберутся и спросят — кто неправильно воет.

Это может быть чисто групповой практикой благодаря тому, что в группе резонансы ловятся ярче и гораздо богаче гамма ощущений. Как я уже упоминал, если у разных людей возникает резонанс в разных участках, то в группе каждый чувствует все, что возникает у всех. Не в первые минуты, но, думаю, что минут через десять — почти наверняка. Как одиночная практика — труднее поймать резонансы, которых у других участников нет и нет у меня, потому что нет других участников). Но, со временем, если петь подольше, то эти резонансы тоже возникают. И для того, чтобы их усилить, хорошо поймать еще какой-нибудь внешний резонатор. Таким образом, можно, например, петь там, где есть эхо. Только постараться не спустить себе на голову лавину с горы. Можно таким образом петь в туннеле, в барабан или кастрюлю, в принципе, тоже можно таким образом петь. Можно таким образом петь рядом с прибоем или водопадом. Я пробовал — это очень приятно. Рядом с достаточно громко гудящим огнем — это уже своего рода работа со стихиями, точнее, со звуком, который они издают. С ветром. Который воет. Мы гудим в своем звуке, а резонансы возникают от внешних источников звука или от внешних предметов, которые могут резонировать. Ну, например, если петь в кастрюле или какую-нибудь большую трубу, то резонанс возникает благодаря эху. А если петь рядом с прибоем или трансформаторной будкой или проезжающим рядом по железной дороге локомотивом, то резонанс возникает благодаря еще и внешнему источнику звука. То есть, в принципе, это возможно и это очень интересные переживания, но очень часто люди действительно склонны интерпретировать их как какую-то шаманскую практику и пугаться. Пугаться того не вовлеклись ли они в какое-нибудь колдовство, не случится ли с ними чего-то вредного если они будут петь с водопадом или с огнем. Звук огня, конечно, красивый, но у очень многих людей возникает идея о том, что они как бы могут сгореть. Я как-то предлагал делать подобное и мне потом жаловались что это может быть опасным и я не стал особо это пропагандировать. Таким образом, это очень приятно — на берегу немножечко гудящего моря — очень хорошо. Очень уютное приятное ощущение гармоничного единения с природой, со Вселенной — я его, в принципе, люблю. В Москве у моря — нелегко…. В Москве можно использовать техногенные источники, скорее… Электричка, трансформаторная будка, может быть, холодильник, если это не очень испугает соседей. Некоторые холодильники достаточно громко гудят. С водопадами тоже нелегко в Москве, костры тоже не очень разрешается разводить… Если вы работаете где-нибудь там, где есть отопление огнем, то иногда можно там использовать этот звук. Но, действительно, на природе легче. В целом, гуделки — это довольно шумная практика и если делать это в полный голос, то лучше делать это в нежилом помещении и чтобы за стеной не было жилого помещения. Просто потому, что, во-первых, это невежливо по отношению к соседям, во-вторых, потому что если вы очень хорошо распелись, то вы начнете ловить эмоциональный резонанс от них. И… он вам не понравится. Онлайн мы гудеть не пробовали и мы несколько аз пробовали записывать звук на группе и при записи звук обычно получался плоским. То есть, впечатление, что обертона как-то не пролазят в микрофон. То есть, звук как бы есть… я пробовал присоединяться к кому-то поющему. Даже в наушниках, ощущение, что резонанс, в принципе, ловится, но как ощущение _в теле_. Как ощущение того, что можно почувствовать какое-то бОльшее единение с этим человеком, который поет … вот в тот момент, когда я расслабился в звуке и чувствую, что я почти растворился в нем, в этот момент, единение с этим человеком ловится очень хорошо. Это что-то вроде отождествления, но отождествления не как — я становлюсь этим человеком. А так, как — я растворился и становлюсь этим общим звуком. Звучит, наверное, слишком запутано — проще почувствовать, чем сказать. И когда мы пробовали записывать звук на группе, то резонансы, в общем-то, не слышны. А когда пробуешь попеть с чем-то или с кем-то, то почувствовать можно, но это скорее на внутреннем уровне, чем ушами.

(38.20)

Я думаю, что в смысле слова «энергетика» дистанционно и онлайн, скорее всего, ничего не теряется, потому что если внимание одного человека сфокусировано на другого, то все будет чувствоваться ярко. Это в смысле энергетики звуковых вибраций. Энергетики в физическом смысле — волны звука, которая, если громкая, то опрокидывает тебя на спину, — это, конечно, на группе ярче, чем в наушниках, когда ты слушаешь кого-то онлайн. Да. С другой стороны, если онлайн сделать большую громкость и слушать через колонки с большими динамиками, то, наверное, резонансы не очень будут, обертона, но сила звука…. будет сильная.

Я бы не сказал, что происходит утончение восприятия, а точно также, как когда один поешь, то иногда слышишь, что звук такой, как будто у тебя насморк и рот заткнут. Когда поешь на группе, то в некоторые дни не особо поется и как будто все тоже как в вату. Вроде бы нос не заткнут, и ты через некоторое время понимаешь, что эта вата — она у тебя внутри. И эту вату нужно как-то… Волком выгрызть не получается. Она не пройдет. Нужно какое-то время потерпеть и она пропоется, исчезнет. То есть, она сахарная оказывается, она тает. А когда на другого человека начинаешь петь, направляешь на него звук — АААА и слышишь, что нет звука. Нет эха. Не как в туннеле, а как будто в подушку. Это ушами слышно, оно не как тонкость восприятия. Просто собственным голосом ты пытаешься поймать резонансы и обертона, а голос остается плоским. Ты думаешь, что за нафиг, что-то я никак не пропоюсь. Попробуешь петь куда-то в стену — есть резонанс. Поешь в человека — нет резонанса. Думаешь, что странно, наверное, что-то не получается. Поешь, поешь, а потом слышишь — о, и над человеком резонанс появился. То есть, поначалу это не столько утоньшение восприятия, сколько — неожиданно заметил, что…

То есть, заметил вполне обычные и вполне наглядные вещи, но раньше не обращал внимания. То есть, чисто в таком роде. То есть, это не как что-то натренировалось. Натренироваться можно, мне кажется, просто быстрее это замечать, когда уже несколько раз замечал, как кататься на велосипеде, да. Первые разы не получается и непонятно как… А потом уже начинает получаться и когда начинает получаться, то это оказывается не так уж и трудно и это не какой-то необычайный экстрасенсорный навык, а просто педали крутишь. И тут также.

(про то, можно ли научиться пропевать другого человека и что транслируется)

Я, на основании своего опыта, (это опыт со времен занятий ребефингом) сказал бы, что я свято верю, что транслируется состояние ведущего. Если ведущий в хреновом состоянии — ничего не транслируется, по крайней мере, хорошего. Если ведущий в хорошем состоянии и в хорошей форме, то, конечно, транслируется хорошо. Поэтому, если твой клиент никак не дышит и никак не интегрируется, то попробуй расслабиться по этому поводу. Не психовать, не паниковать, не заставлять его скорее проинтегрироваться и правильно дышать. А дыши правильно сам в тот же процесс и позволь себе не переживать из–за этого и когда у тебя внутри все станет хорошо, то ты увидишь, что и с клиентом это тоже начнет происходить. Вот и с гуделками то же самое. То есть, если ты поешь с собой и у тебя внутри — резонанс возникает хорошо, то пропеть другого человека исходно — с этого момента легче. Если ты даже поешь с собой, но сейчас ты в плохом состоянии, то резонанс возникает не очень… Тогда пропеть другого человека — будет подольше. Ну, допустим, я очень устал или простудился перед этим немножко… Если я сильно простудился — я не спою и буду на другого человека только кашлять. Допустим, я немного простудился и звук стал глухим. Ну, придется дольше петь. Всего и делов.

Лечиться нарочно я не пробовал — специально лечиться только этим. Но четко замечено, что если есть небольшая простуда, небольшое недомогание, начинающаяся головная боль, усталость и что-то в этом роде, то после занятий гуделками есть ощущение, что тело получило какой-то звуковой массаж внутри, чуть-чуть разогрелось. Я думаю, что за счет звука как-то улучшается микроциркуляция в капиллярах и прочее. Горло болеть перестает. То есть, эффект характерный для техник связанного дыхания тоже присутствует. Но этот эффект, характерный для холотропного дыхания, возникает не только при ребефинге или гуделках, но и при народном пении, хоровом пении, игре на духовых инструментах достаточно длительной. Если вы берете трубу и дуете в нее часа два, то он возникает. Также, он возникает при занятиях спортом или альпинизмом. Берете вы рюкзак и идете в гору — вам тяжело и вы дышите без пауз и к вечеру вы продышите многое. Не знаю насчет звуковых резонансов, но, возможно, когда альпинисты вечером начнут петь вокруг костра… То есть, очень много похожих процессов. У нас тут камерный, довольно простой формат с опорой на голос.

Специально я обертона не искал. В принципе, мой голос склонен хрипеть и менять тональность. У некоторых людей голос ровный и чистый, но обертона, в любом случае, возникают сами.

Как работать с чакрами я не понимаю. Когда-то, когда я интересовался всякими странными вещами где-то в 80-х, я читал книжки про чакры, мне про них рассказывали и я даже запомнил их названия на индийском языке. И тогда я, как многие интересовавшиеся этим в то время люди, был болен отрыжкой материализма и считал чакры чем-то вроде тонкоэнергетических органов. Они как бы находятся внутри тела, имеют такую-то форму, выглядят так-то и при некотором усилии воли их можно увидеть. Особенно, если перед этим вы разглядывали их в учебнике на картинке, а потом вы на человека смотрите — а как у человека выглядела бы его анахата? Она должна быть такой… Ой, нет, как-то она другой видится… Наверное, она у него какая-то неправильная. Наверное, она недораскрыта. Очень у многих процесс знакомства с чакрами происходит таким образом. Да и у меня было так. Потом я столкнулся с тем, что в разных теориях — разное описание чакр. Необязательно, что внутри есть чакры, а если они есть, то их необязательно семь, необязательно этих, да и вообще иногда они совершенно по-другому выглядят. Ну ладно, допустим, бывают разночтения. Во время гуделок, я столкнулся с тем, что когда мы поем в обычном таком тренинговом формате, чтобы понять как возникают резонансы, — вдвоем, друг на друга, то мы слышим, что на некоторых расстояниях возникает резкое дробление звука, очень много резонансов и обертонов. Оно возникает, допустим, на расстоянии полметра между поющими. Это я говорю наобум, я не замерял. Потом, следующее — через метр, потом — через полтора. Впечатление, что есть какие-то точки, узлы ветвления звука и если стать между ними, то резонанс, в принципе, можно поймать, но трудно. А если встать точно на это расстояние, то резонанс возникает сам и его трудно НЕ поймать. Он просто возникает. От того что звуки направлены друг на друга, возникает вместо двух голосов — пять или шесть или не знаю сколько. Когда мы просто поем и чувствуем резонансы во лбу, плече или еще где-то, то они чувствуются похожим образом и похоже, что у нас внутри есть не только резонирующие лобные пазухи, но и места, где резонансы от тела складываются в такие же узлы ветвления как на расстоянии между людьми, точно таким же образом. И если мы некоторое время поем в процессе гуделок, обычно, это возникает ярче в группе, и не на первом занятии, и, как правило, все–таки не в первые пять минут, а где-то минут двадцать вся группа перед этим поет… И на каком-то энном занятии участники начинают замечать, что когда поешь, резонансы в теле возникают четко во лбу, четко возникают в груди, в животе, кажется, где-то в середине крестца, как будто тазовые кости резонируют, в плече… Часть этих описаний действительно очень похожи на то, как описывают чакры в учебниках. Впечатление, что если резонансы звука в теле уже возникают ярко, то образуется картина очень похожая на такую вот чакровую модель. Бывает, что наше тело еще довольно вязкое и глухое или не очень пропето, тогда мы можем быть такие продвинутые и много занимались гуделками, но сегодня, например, мы просто неважно себя чувствуем. Начинаем петь, а ощущений чакр и резонансов никаких нет вообще. Но чуть-чуть пропелись и они, допустим, стали возникать. И, да, тогда это может быть похоже на картинку с чакрами. Тогда я и стал говорить людям на группах, что вот это, наверное, и есть чакры. Действительно же, мы часто слышим, что чакры описывают как энергетические центры, которые возникают в результате движения энергии по телу. Если движения энергии собственно нет или оно очень слабое, то, наверное, там и чакр никаких нет. На данный момент. А если движение интенсивное, то без волевого направления энергии в определенные части, сами собой, в среднем, возникают примерно такие чакры в человеческом теле. В результате движения энергии в места, где как море колышется, но мы не видим прибоя пока нет скал. Но в некоторых местах, вокруг скал, возникает прибой, пена, появляются такие прибойные волны с брызгами… Точно также и в теле, в некоторых местах, где есть определенные участки, отзывающиеся на звуковой резонанс, то эти, отзывающиеся на звуковой резонанс участки, они чувствуются и там формируются такие же эффекты как стоячая волна. Тогда мы чувствуем это как чакры. Кажется, ими более-менее, в этом смысле, можно управлять через звук. В некоторых традициях описания чакр, также можно встретить то, что говорят — измерение звука — это измерение энергии. То есть, энергию и звук тут уже отождествляют. Так что, я думаю, что это тоже не открытие Америки, а тоже хорошо проверенный велосипед. Тот же самый, только в темноте и на ощупь.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File