Лекция Евгения Дубровского об учителях и Учителях, об учениках, Маше и Медведе и о том, как сложно быть учеником. Первое сентября 2019 года. (расшифровка и прим. РА)

Rada Anchevskaya
15:35, 12 января 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Первое сентября не относится к числу любимых мною праздников. Первое сентября для меня прежде всего связано с тем, что меня будут хватать и учить. Думаю, что многим из вас это близко и понятно, хотя я слышал рассказы о том, что некоторые очень любили школу. Это то, чего я никогда не смогу себе представить. Поэтому мои рассказы об учителях будут касаться несколько нетрадиционных описаний признаков Учителя и, скорее всего, они будут достаточно короткими, но я надеюсь, что они немного размочат практически сухой счет в тех немногочисленных публикациях, где описывается, что лучшее обучение это то, что для меня — худшее обучение.

Ситуация такова — большинство авторов сходятся на том, что подбор учителя является принципиально важным. Если мы говорим про какие-то традиционные системы обучения, в том числе, восточные , такие как: тибетский буддизм, цигун, боевые искусства и подобные им, то мы встретимся с описанием учителей как людей во-первых, бесконечно терпеливых, во-вторых, как правило, совершенно нетерпимых к ошибкам учеников. С одной стороны, вы увидите, что эти учителя обладают мудростью, с другой стороны наверняка вы столкнетесь с описанием того, что при всей своей мудрости эти учителя достаточно жестоки и очень часто весьма эксцентричны. Это происходит потому, что в разных традициях свойства учителей описываются разным способом, для разных учений ставятся акценты на тех или иных личностных особенностях учителя, необходимых для того, чтобы обучить этим искусствам максимально полно.

Кроме того, очень часто упоминают, как сам Будда говорил, что существует 84 000 типов разновидностей людей и среди этих 84 000 разновидностей людей не так много людей, которых можно учить одинаковым способом. Поэтому нужны 84 000 типов учений и, соответственно, подходящие им учителя, подходящие тому типу человека, который проходит это обучение. В случае со мной идеальный вариант, чтобы учитель не очень надоедал мне и по возможности предоставил больше свободы понимать какие-то вещи самостоятельно. В этом странном типе обучения я знаю, что я не одинок и среди вас наверняка есть люди похожие на меня. Когда-то я услышал по радио рассказ о таком типе обучения. Это была детская сказка, в которой рассказывалось про Машу и Медведя. На этот раз Маша не сидела у медведя в корзине, а доставала его разными вопросами в связи с началом учебного года. У Маши были учебники и Медведь спрашивал у нее — зачем нужны эти книги и учебники, что это такое за странные предметы? Маша объясняла, что книги нужны для того, чтобы что-то понять, чему-то научиться. Медведь от этого недоумевал еще больше и говорил, что если ему надо будет что-то узнать, то он туда пойдет, посмотрит что это такое и узнает сам. Это гораздо лучше любого другого способа. Я, кстати, полностью с ним согласен. В ответ Маша говорила, что вдруг Медведь не сможет туда дойти? «Почему? — медведь говорит — не смогу? Это очень далеко?» «Ну да — говорит Маша — это очень далеко, так далеко, что ты решишь, что туда трудно дойти». «Ну ладно, — говорит Медведь — но я тогда посмотрю, понюхаю и пойму». «Нет — говорит Маша — ну вот это не видно и ты не сможешь это понюхать, тогда книги тебе точно понадобятся». « Да, — говорит Медведь — я понял, что книги — это выдумки для глупых и ленивых людей с плохим носом и глазами». И он был совершенно прав.

Мы сталкиваемся с тем, что люди, которые обучаются по книгам, понимают все очень по-разному. Да и люди, которые проходят обучение у учителей, тоже не всегда понимают своих учителей сколько-нибудь правильно. Тем не менее, так как необходимость учиться у реальных людей зачастую для нас неизбежна, то мы сталкиваемся с тем, что личность учителя все же определяет некоторую незначительную часть того, чему может научиться человек. Очень часто остальная часть, бОльшая часть, самая значительная часть — зависит от самого человека, от того чему он способен научиться. К сожалению, очень тяжелая проблема для большинства учителей связана с тем, что ученики полностью замкнуты в своих рамках, своих собственных ограничениях — эту проблему нельзя никак обойти до тех пор, пока человек сам не захочет выйти из своих привычных рамок. Я сталкиваюсь с этим на семинарах Рэйки очень часто, другие учителя, которые учат чему-либо еще, сталкиваются с этим гораздо более неприятным образом. На семинаре Рэйки мне достаточно рассказать историю Рэйки и потом моя обязанность состоит в том, чтобы передать это в руки человеку, чтобы он дальше мог исследовать и изучать это самостоятельно. Таким образом, я ухожу от ответственности большинства учителей, а также, от риска быть неправильно понятым. Однако, конечно, я вижу, что понимают меня в большинстве случаев на семинарах Рэйки — неправильно и, как правило, проблема в том, что понять меня правильно не хотят никогда. Нет людей, которые захотят понять кого-то, кто дает им на семинаре Рэйки объяснение и зачастую люди сами об этом не догадываются.

Как правило, человек, который слушает то, что говорит ему учитель, воспринимает это, соотнося все услышанное и увиденное со своим собственным знанием. Вы увидите, что когда учитель рассказывает вам что-то интересное — вы киваете; вы качаете головой, выражая сомнения, если он говорит что-то странное; иногда — фэйспалм, если он сморозил какую-то глупость. Ну…сморозил, но это с любым человеком бывает, с другой стороны, что-то он говорит правильно, а эти небольшие мелочи вы сможете потом поправить. Также, есть некоторые вещи, которые вы в принципе знаете лучше. С этого момента, на самом деле, вы ничему не учитесь, потому что вы слышите и принимаете согласием только то, что вы и так считаете, что знаете. Возможно, что вы это знаете неправильно. Очень часто это то, что является основой вашего заблуждения. Если учитель сказал что-то похожее, то вы это воспринимаете как подтверждение своей правоты. Если учитель сказал что-то отличающееся от этого, то вы думаете — господи, какая ерунда, но в остальном он со мной согласился. После этого появляются публикации людей, которые говорят, что вот я общался с Далай-ламой и он признал меня великим учителем. Да, Далай-лама, вероятно, признал его великим учителем. Может быть, он даже слышал выступления Далай- ламы и, может быть, читал его книги и с чем-то соглашался. В остальном, Далай-лама, возможно, был не очень прав, но с чем-то этот человек все же соглашался. Да, это прекрасная возможность ощутить себя мудрее автора любой книги, мудрее докладчика любой лекции.

Ситуация большинства людей состоит в том, что мы обращаемся к какому-либо учителю тогда и только тогда, когда у нас есть какой-то вопрос. Мы открываем свои глаза, чтобы что-то увидеть, как тот медведь, но мы не понимаем этого. Мы прислушиваемся, мы напрягаем все свои чувства — как тот медведь — чтобы понять, услышать, разглядеть. Мы даже пытаемся думать головой, но все, что мы делаем — мы пытаемся уточнить небольшие детали в уже существующей у нас картине мира. Если мы обратились к какому-либо учителю — мы обратились исключительно для того, чтобы уточнить небольшие детали и сделать свою пошатнувшуюся в чем-то картину несколько более устойчивой.

Я недавно сталкивался в интернете с тем, как человек спрашивал в чем различие между дзен- буддизмом и даосизмом. Видимо, какие-то небольшие различия на его взгляд там все же существуют, но не очень значительные, потому что это можно было задать как один простой вопрос и рассчитывать на один простой ответ. В какой-то момент, я наткнулся на то, что человек видимо уже имеет свои представления о даосизме и дзен-буддизме и я попросил его уточнить различия между Дао и Дэ. Этот человек сказал что, в принципе, на его взгляд, это не очень сложно, потому что Дао — это что-то вроде Бога Творца который все создает, а Дэ — это что-то вроде того, что буддисты называют состраданием и поэтому на дзен-буддизм, конечно, очень похоже. Если вы читали про Дао и Дэ и, возможно, в курсе того, о чем я сейчас упомянул, то вы понимаете, что это человек весьма далек от _возможности_ в принципе разобраться с тем, что такое дзен и что такое даосизм — одновременно. Невозможно найти ответ, до тех пор, пока человек обладает этим своим исходным знанием. С другой стороны, если бы человек пришел к выводу, что он ничего не знает, то возможно он начал бы задавать другие вопросы и в другом месте. Все мы в этом аспекте бродим по кругу.

Когда мы встречаем классические трактаты о том, как важно найти учителя и как важно найти правильного учителя, то мы сталкиваемся с очень смешной штукой. Говорят, что гуру Падмасамбхава, великий учитель буддизма известный своими чудотворным способностями и очень мудрыми цитатами, сказал: что не проверить учителя — это все равно, что прыгнуть в пропасть, а не проверить ученика — это все равно что выпить яду. И то и другое может быть одинаково смертельно. Да, ученики могут сами того не ведая уничтожать своих учителей. Во многих системах связанных с передачей подобной Рэйки, например, в том же буддизме, часто упоминается, что многие учителя наподобие Далай -ламы и других известных учителей, обучающих публично большое количество людей, тяжело болеют и умирают, а также, лишаются способности достичь высокой реализации, чудесных способностей и прочего — исключительно из–за ошибок своих учеников. Они передают нечто своим ученикам, они отвечают за них, они связаны с ними, как с частью себя. Иногда даже используется термин — групповое тело. Они как бы, являются чем-то целым на некоем уровне, но ученики очень многие вещи делают неправильно, понимают их неправильно, делают их наперекосяк, в том числе, они враждуют друг с другом, являясь частями одного учителя. Конечно, учитель начинает болеть, потому что части его тела восстают друг на друга — да, это болезнь. Части его тела делают какие-то неправильные вещи: рука полезла в огонь, нога провалилась в пропасть — как тут не заболеешь! Я сильно подозреваю, что со многими мастерами Рэйки тоже происходит подобное и поэтому, когда мы обучаем учеников, то очень важно стараться много лечить себя. Если мы поддерживаем себя в хорошем состоянии, то у нас, может быть, появляются силы для того, чтобы, возможно, ответить на вопросы учеников, которые (может быть) они когда-нибудь смогут задать — те самые, главные вопросы, которые действительно для учеников важны. С другой стороны, если мы лечим себя, через это, в какой-то степени, мы влияем и на самих учеников.

Один из моих учителей упоминал о том, что во многих трактатах говорится о том, что ученик для обучения должен быть пустым как чистый лист, воспринимающим все что говорит и делает учитель полностью, для того чтобы это ложилось в него в неискаженном виде. Поэтому очень часто упоминают о том, что ученик обладает тремя недостатками. Ученик подобен сосуду, который нужно наполнить. Все было бы хорошо, но сосуд бывает перевернут. Самые сильные препятствия, когда ученик — не то чтобы «ученик». Вы думаете, что он где-то сидит, но на самом деле ему скучно — он спит. Возможно, его — нет. Если ученик отсутствует, то этот сосуд перевернут. Вы ничего туда не положите — это невозможно. Бывает такой ученик, у которого не заткнуты уши — у него в одно ухо влетело, а в другое вылетело. Он сразу все забыл. Он не считает интересным и важным то, что ему дают. Вроде бы он слушает, но рассеянно и это для него неважно. Бывает ученик, подобный сосуду содержащему яд. Этот недостаток самый распространенный. Этот ученик уже думает, что он что-то знает и поэтому все, что кладут в эту чашу — оно смешивается с этим небольшим количеством яда, которое там было, и оказывается отравленным. Одной маленькой ложечкой дегтя можно испортить все, что туда положили. С другой стороны, тот учитель, который упоминал об этом, сказал и о том, о чем я упомянул тут чуть раньше — ни один человек не приходит просто так. Важно, что человек — пришел. Но человек пришел уже со своей системой знаний. Он не может быть абсолютно чистым листом. У него есть свои предвзятые представления, иногда может быть совершенно неподходящие, но пока они его привели сюда — они, с одной стороны, создают для него невозможность учиться, а с другой стороны, они же являются причиной того, что эта возможность (может быть) через некоторое время возникнет.

Те, кто сейчас представляет себя учителем, попробуйте изменить взгляд и представить себя в этой ситуации — учеником. Для меня как раз интереснее проблема — что делать нам как УЧЕНИКАМ. Я не очень люблю чувствовать себя учителем, тем более, обучая Рэйки. Я просто передаю людям что-то в руки, а учиться потом они будут сами. Проблема в том, удастся ли учиться — мне. Вы тоже попробуйте представить себя в положении ученика. Возможно, вы нашли учителя, который кажется вам дельным. Возможно, вы проверили его и на ваш взгляд и по вашим признакам — это действительно хороший учитель. Он написал хорошие книги, у него есть много учеников, которые хвалят его, вам кажется, что некоторые вещи он делает весьма хорошо и вы хотели бы также научиться этому. Если это учитель боевых искусств, то тут просто — вы можете сами увидеть насколько он эффективен. Если это учитель каких-то философских и религиозных вещей, тот тут все намного сложнее, потому что вы этого не увидите глазами. В течение одной жизни вам вряд ли удастся посмотреть насколько действенно то, что он умеет сам. Поэтому во многих случаях важнее выбирать учителей, которых вы можете проверить пронаблюдав за эффективностью того что они делают. Однако, даже если вам кажется что учитель делает все хорошо, вы сталкиваетесь, в конечном счете, с препятствиями внутри себя. Главная наша проблема — это мы сами. Главная наша проблема это — можем ли МЫ учиться. Чаще всего, если прислушаться к себе, то мы поймем, что этой способностью мы НЕ обладаем. И в лучшем случае нам удается лишь получить какую-то поддержку от тех учений, которые нам дали и стать немножко спокойнее или меньше волноваться или стать чуть-чуть счастливее или удачливее. Это уже огромный успех. Если что-то помогает нам жить в этой жизни — это уже огромная удача. Но, скорее всего, это лишь незначительная часть того, что вы МОГЛИ бы получить. Чаще всего, впрочем, нам не удается это сделать и я прекрасно понимаю что это действительно нелегко.

Наверняка вы слышали китайскую пословицу о том, что когда ученик готов, то приходит учитель. Многие понимают ее не очень верно, они думают, что где-то рядом сидит учитель и ждет, когда ученик будет готов. Потом ученик готов и учитель падает на него как снег на голову и все ему дает. Чаще всего проблема в том, что это половина пословицы, потому что есть еще одна пословица — являющаяся продолжением этой, тоже китайская. Она звучит как — «улицы полны учителей». Учитель приходит, когда ученик готов не потому, что он сидит где-то и выжидает, когда же ученик будет готов, чтобы начать его УЧИТЬ. Когда ученик будет готов — ученик обретает способность учиться. В общем-то, у кого угодно. Он обретает способность смотреть своими глазами, слушать своими ушами, нюхать своим носом и понимать что-то наконец заново своей головой. В остальном — улицы полны учителей, но ученик не готов. А когда ученик будет готов, то конечно все улицы полны учителей — учителей очень много. И когда мы подобным образом пытаемся найти учителей, то мы сталкиваемся с тем, что мы руководствуемся очень изысканными и глубокими правилами в поиске учителя. Мы находим известного учителя, очень ученого, авторитетного, заслуженного и мы учимся, учимся и учимся. Зачастую проходят годы и через некоторое время, если нам повезет, незадолго до своей смерти мы все–таки понимаем, что все эти годы мы провели в самодовольном любовании своими собственными ограничениями и эта жизнь промелькнула впустую, как один миг. Я не шучу, это действительно правда и это случается со всеми нами. Мы приходим к учителям, мы учимся у них каким-то вещам, которым учителя согласятся нас учить. Вот мы приходим с вопросом как нам получить большее удовольствие от еды — учитель говори, что попробуй есть вот так и вот так. Или с вопросом, о том, как получить большее удовольствие от работы? Учитель говорит, что попробуй работу поменять или делать ее иначе. А может быть, у тебя получится делать ту работу, которая тебе нравится, наконец-то… И мы сразу отвечаем, что нет, это невозможно, мы не можем делать ту работу, которая нам нравится, это не работа будет. Эх, — говорит учитель, — ну ладно…

В большинстве случаев, все это обучение ограничивается по большому счету — ничем. Почему? Может быть, мы выбрали плохого учителя? Вы понимаете… плохого учителя выбрать очень легко, потому что мы сами недостаточно хороши. С другой стороны, можем ли мы заставить СЕБЯ быть лучше, чтобы учиться у учителей, которыми полны улицы? Чаще всего, мы на это неспособны. Надо с уважением относиться к своим собственным ограничениям и проблемам, а они — есть. И если мы не будем их признавать и делать вид, что их нет, то мы закончим именно тем, что я описал. Перед смертью, скорее всего, мы поймем что провели впустую эту жизнь, занимаясь полной ерундой.

Поэтому мы сейчас возвращаемся к тому, что есть другие критерии поиска учителей. Эти критерии очень часто упоминаются в классических учениях, эти критерии очень часто упоминаются многими учителями древности, эти критерии мы сами чувствуем, но очень часто проходим мимо них. Эти критерии связаны с голосом нашего сердца, с нашими эмоциональными переживаниями. Очень часто люди сталкиваются с эмоциями, которые ставят их в тупик. Например, вы встречаете какого-нибудь учителя, который чему-то учит. Может быть он неплох, а может он и не очень хорош, но… он вас воодушевил. Вы посмотрели на этого человека и у вас такое чувство, как любовь с первого взгляда, что-то прямо внутри вас ахнуло с воодушевлением. ВСЕ традиции говорят о том, что этот учитель действительно подходит ДЛЯ ВАС. Даже если это плохой во всех остальных отношениях учитель. Возможно, это ВАШ учитель. То, каким образом он плохой — тоже подходит для вас. Возможно, вы сможете идти вместе на протяжении многих жизней. Возможно, вы пройдете вместе не очень далеко, но в любом случае вы сможете пройти вместе, потому что у вас есть отклик. Чем этот отклик для нас важен? Я уже упоминал, что очень часто, когда мы слушаем какого-либо учителя, пытаемся изучать его, понимать его, то на самом деле, это нас не затрагивает. Почему? Наши чувства остаются глухи. А в этом случае, наши чувства встрепенулись, наши чувства открылись. Мы испытываем состояние близкое к тому, которое может перевернуть нас целиком. Да, в этом состоянии мы способны учиться. В этом состоянии мы способны учиться даже не то чтобы у этого учителя… В этом состоянии мы способны — УЧИТЬСЯ. В этом состоянии у нас открылись глаза и открылись чувства, в этом состоянии наше сердце перестало быть глухим и окаменевшим и поэтому для нас такой учитель оказывается принципиально важен.

Другое дело, что этот учитель может быть не важен для ваших знакомых, которых вы захотите к нему привести. Для них придется искать другого учителя, насильно мил не будешь. Когда мы описываем истории встреч с учителями подобным образом, то мы очень часто сталкиваемся с рассказом о том, что кто-то увидел учителя и это так его воодушевило, что он расплакался, чуть не бросился обнимать его, потерял сознание от прилива чувств. Например, известна история о том как великий суфийский учитель Джалаладдин Руми встретил своего будущего учителя Термези. Тот ответил ему всего лишь на один вопрос и ответ настолько задел Руми, что в приливе чувств он потерял сознание, а когда пришел в себя, то просто бросил все и стал учиться у этого человека. Именно это и был правильный критерий, а не то, насколько правильным был ответ на вопрос. Правильный критерий то, что вы почувствовали в том случае, если бы вы были Джалаладдином Руми.

Иногда мы сталкиваемся с тем, что эти переживания накрывают нас в такой момент, который кажется нам достаточно нелепым и сама ситуация кажется совершенно неуместной. Например, вы читаете книгу или слышите рассказ о чем-то странном, вообще не относящемся к нашей реальности и у вас наплыв подобных чувств. Мы можем попытаться установить связь, позволяющую нам соприкоснуться сквозь пространство, время и границы нашей реальности с хозяйкой горы Дордже Юдронмой (женское божество — защитница Тибета — прим. РА) и ощутить яркие переживания. Те, кто ощутит яркие переживания, возможно, могут использовать эту связь и эти переживания для того, чтобы развиваться дальше. Да, это говорит о том, что ваш учитель — Дордже Юдронма. Возможно, это не единственный ваш учитель, но вы можете учиться у Дордже Юдронма, вот что важно. То же самое было у Лхамо Долкар, то же самое было у моей знакомой, которая когда-то встретилась с Лхамо Долхар и это изменило ее жизнь очень сильно. Это не редкость. Другое дело, что в большинстве случаев, мы привыкли считать, что мы должны учиться у похожих на нас существ из нашего мира, похожих на нас, как все окружающие. Но нет, некоторые люди не одинаковые. Некоторые люди странные, некоторые люди эксцентричные, некоторые люди достаточно безумны. Очень многие духовные учения говорят о выдающихся учителях, которых все остальные считали сумасшедшими. Но они при этом были учителями, которые помогли многим людям, возможно, не тем, кто считал их сумасшедшими. Хотя, возможно, те, кто считал их сумасшедшими, были по-своему правы — не всегда мудрость таких учителей соотносится с мудростью важной для нашего мира: с умением жить, с умением зарабатывать, с умением простроить свои социальные контакты для того, чтобы быть успешными.

Очень часто мы сталкиваемся с популярной цитатой — если ты такой умный, то почему ты такой бедный? При этом, многие из нас занимающихся Рэйки, очень восхищены древней культурой Японии, но знаете, Япония того периода — это нищая страна. Думаю, что вы в курсе, что многие учителя, которыми мы восхищаемся, поэты, мистики религиозные деятели — провели очень трудную жизнь. Если они были такими умными, то почему они были такими бедными? Могут ли они научить нас быть богатыми? Если мы хотим научиться быть богатыми, то нам нужно идти к другим учителям, которые возможно нам совсем не понравятся. Они будут учить нас тому, как быть богатыми, но не тому, чему хотели бы мы в своем сердце. Возможно, нам всем придется когда-то решать этот конфликт. Этот конфликт важен — то, что научит нас быть богатыми, к сожалению, временно. Случаются кризисы, случаются жизненные повороты, рушатся экономические пирамиды, люди могут разоряться. Если вы будете учиться тому, что сделает вас счастливыми, а не богатыми, тому, что сделает вас открытыми и способными учиться еще чему-то — это будет гораздо более ценно, потому что вы не утратите это с крушением очередной финансовой пирамиды.

Когда мы упоминаем о том, что этот критерий важен, мы сталкиваемся с тем, что этот критерий упоминается, как говорят, при установлении достоверности так называемых прошлых жизней. У многих из нас случались какие-то воспоминания, переживания или догадки, связанные с опытом так называемых прошлых жизней. Иногда, это интеллектуальные догадки, позволяющие нам просто немножко подумать об этом. В этом случае, мы получаем не так много информации и эта информация никак не меняет нас. Но иногда, это как яркий эмоциональный опыт и мы как будто почувствовали себя другим существом, в другом времени и другом мире, в других условиях — это было очень ярко. Многие исследователи прошлых жизней, которые относятся к этому феномену с доверием, говорят, что главным критерием бывает не достоверность тех исторических данных, которые вы можете проверить, а яркость эмоциональных переживаний. Если эта прошлая жизнь нереальна и не была вашей, то с того момента как вы ее почувствовали яркой — она стала вашей, стала для вас. Точно также с учителями, если вы ощутили какого-то учителя в глубине своего сердца, то уже неважно видите ли вы его на экране вашего компьютера. Я хотел сказать, чтобы вы обратили внимание на эмоциональный отклик и следовали за этим эмоциональным откликом как бы ни были удивительны те вещи, которые этот отклик у вас вызывают!

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File