Donate
Реч#порт

Илья Дик. Водозабор

В постоянной рубрике «Водозабор» Реч#порт публикует подборку стихотворений Ильи Дика.

Илья Дик родился в Кемерове, окончил КемГУКИ по специальности «режиссура игрового кино». Публиковался в журналах «После двенадцати», «Огни Кузбасса», «Земский вестник», на сайтах «Дискурс», «Топос», «Киберорбита». Самостоятельно издал три книги: «За окном» (2005), «Дупель» (2015) и «Полароид» (2018). Редактор «Ассоциации худших литераторов», создатель комьюнити «Невидимый идиот».

Juana Francés, Sin título (Untitled), 1962
Juana Francés, Sin título (Untitled), 1962

Провод и забор


+ + +

Лопнул чëрный пузырь чтения

Нет больше человеческого языка.

У сугробов жирные тени

Иду по улице попугай

мимо голого взгляда

дырявая плоскость вокзала

кровью кешбэка истекает заяц цен

мальчик в подвале ставит лайк

Ахметова сказала,

что обходит торговый центр.

что ищет и ищет лак

и никак не найдëт, говорит

приходили невидимые идиоты —

терзали клетку бабушки.

мужчина кушает страшную оспину от кометы

делится мëртвым процессом:

смерть — это холодные спагетти

смерть бессмысленна, как фанат ногтя.

всë бессмысленно, как отчие курицы

высиживают труп москвы.


+ + +

И голубей-птенцов никто не видел

И слëз борисовых;

И лодок из воды никто не видел


/и рук борисовых,

что зачерпнули лодочкой


В которых, сидя, изогнувшись,

Гребли, сверкая, медалисты

К тем берегам,

Где глухо бродит тигр.


/сжимающих ружьë

яйцо было разбито чайной ложечкой


Влетели голуби, птенцам

поставив мультик,

где добрый дом разинул рот


/никто не видел.

с острого конца.


И звон медалей захлебнулся.

Juana Francés, La paloma (The Dove), 1972
Juana Francés, La paloma (The Dove), 1972

Пылесос

Дорогие коллеги!

Сегодня я выступаю перед вами,

А совсем недавно я был, как вы:

Я знал за себя, что слишком умëн для работы, поэтому

я и пришел сюда, продавать

Пылесос «Кирби».


Без денег, оно легко —

В каждом воздушном шарике

Себя узнаешь, такого,

Куда ветер дунет.

А деньги, они — ну,

сам себе хозяин.


К десяти утра мы пришли

Нам рассказали всë:

Как велик пылесос «Кирби» и как важно

Его продавать.

Разумеется,

просто так их нам не отдадут:

несколько человек встали и вышли, когда нам

сказали: сейчас надо подписать бумажку,

что, пока мы не продадим хотя бы один пылесос,

наше сердце остаëтся залогом.


Чего с нас ещë возьмешь?


Саму операцию я не запомнил:

Проснулся, когда врач сказал:

Просыпайся.

Всë? — я спросил.

всë — подтвердил врач.


Ощущений на самом деле особенно нет:

Ну шов потягивает иногда, а так,

ну нормально.

жить можно.


Наконец выдали мне пылесос:

Я уже очень хорошо всë о нëм знал:

У него нет обычного мешка пылесборника,

А такой только тонкий кругляшок ткани

И любая пыль на нëм выглядит ну просто

ужасающе.


Это очень

убедительно.


Нас разбили по парам: два человека

и один пылесос «Кирби».

Получилось вроде как два мента с собакой.

Тогда ещë не было домофонов особенно много, так что

легко и непринужденно проникали мы в подъезды.


Короче, стали мы пылесосить ковры у всех подряд:

Которые в прихожей в основном, а бывало, что

и на стене такие, где ещë часы висят или

календарь с богородицей или

водопадом.

Старушки радовались, как дети, дети жевали горох,

молодые семьи

обнимались, остальные скучали, и пылесоса «Кирби»,

кажется, им было не надо.


Так и вернулись мы вечером, я сдал наш пылесос

и поехал домой, спать сразу.


Засыпаю и думаю: продадим.

Другие же как-то продают.

И ещë думаю: деньги деньги деньги.

А пару дней спустя думаю:

да как бы и есть деньги, тебе всë равно на них


А вот когда их нет — это шляпа.


А потом уже снятся дальше медузы с

женскими гениталиями и прочие

интересные вещи.


Помню, как мы продали первый пылесос:

Это был совершенно высокий этаж;

мой напарник андрей не хотел подниматься:

ну его нахуй, говорит.

а я говорю: нет, не нахуй,


чувствую,


нам повезëт наконец.


И нам повезло:

Там, на совсем высоком этаже, нас встретил

Такой дико заросший мужик,

Мы ему всë показали, а тут, вы ещë это узнаете,

прошел небольшой участок ковра —

выкладываешь, мол, смотри, какая грязища у тебя!

и так штук двадцать кругляшков, больше

не надо; не напасëшься; так вот,

выкладываю я эти кругляшки, а мужик, смотрю

так радуется, просто ну очень нравится человеку, видно.


Оно как бы и понятно: срач у него там стоит

тот еще: книги везде валяются, мухи жужжат

над объедками, кошка какает, и лицо у неë какое-то 

человеческое.


А потом оказывается: нет, дело не в этом.

Мужик говорит: всë, беру ваш пылесос.

Мы давай суетиться: вы, мол, совершенно правы, все дела

он, конечно, не слушает, всë: они с пылесосом

нашли друг друга.

Он там с ним уже шепчется о чëм-то, гладит его

И даже ревность какая-то всплыла на миг:

Многое мы уже прошли с этим пылесосом.

А мужик руки нам жмëт: художник я, говорит,

Как раз ваши эти страшные кружочки мне

всë прояснили в этой жизни, вывели, можно сказать,

из тупика, ведь пыль — это же такой новый

художественный материал, это же прорыв

и ясное дело, он нас уже и не видит,

скорее бы мы свалили уже.


Закуриваем возле подъезда, смотрю:

на руке краска осталась, красная.

Смотрю и понимаю: всë, мы продали наш пылесос

и андрюха такой: всë, мы продали наш пылесос.


Пришëл сердце обратно забирать.


Саму операцию я не запомнил:

Проснулся, когда врач сказал:

Просыпайся.

Всë? — я спросил.

всë — подтвердил врач.


Точно? — переспросил я.

Точно-точно, — успокоил меня врач.


А дальше дело пошло уже лучше:

Но вот сижу я на днях, обедаю в кафешке,

Ну, ленту листаю на новеньком телефоне

Вижу вдруг: наш кругляшок пыльный

с выставки какой-то фотка

и подпись: такой-то, ну то есть я.


Принесли, в общем, окрошку — жарко, лето, все дела,

а я смотрю туда, в фото, и понимаю:

Каким-то образом, я бы и без подписи понял,

Что там — это я, что я — это

Пыль.


Спасибо.

Juana Francés, La tierra y el hombre (The Earth and Man), 1962
Juana Francés, La tierra y el hombre (The Earth and Man), 1962

+ + +

Женщина шла со спичками

Шла мимо дач

Видит: женщина на крыльце сидит

Пусть не играет Яна с моей девочкой,

говорит.


Она вшивая.


Женщина шла со спичками

Шла мимо дач дальше

Видит: женщина на земле сидит

Пусть не играет Яна с моим мальчиком,

говорит.


Она странная.


Женщина шла со спичками

Шла мимо дач дальше

Видит: женщина на дороге лежит

Пусть не играет Яна с моим сердцем,

говорит.


Она больная.


Женщина шла со спичками

Шла мимо дома дальше

Видит: лес перед ней стеной стоит

Сердце моë — пруд,

говорит.


Оно из слëз.


Женщина со спичками

Пришла домой

Видит: дочка на кошку

парик надела и 

плачет.


Женщина достаëт спички

Одевайся, золотко,

говорит.


А есть и другая собака

Как-то Зоя сказала:

А вот у Маши собака

Вот повезло ей!

У Маши большая собака,

Жëлтая, как ромашки,

Ходит вниз головой;

а есть и другая собака.


Как-то спросили Зою:

У Маши большая собака,

Жëлтая, как цыплëнок,

Ходит вперëд руками;

а какая другая?


Другая собака тоже

Большая и шерсти много,

Может быть, вовсе даже

В ней и собаки нет.


Ясно, сказали Зое,

У Маши такая собака,

Лысая, словно обруч

Спрятанная, как чудо:

а какая другая?


Другая собака на ощупь

Твëрдая, словно камень

С красными уголками

Молча стоит в углу.

Ясно, сказали Зое,


У Маши такая собака,

Тëплая, как перила,

Если их долго гладить:

а какая другая?


Хвост от другой собаки

Машет собой на кухне

Лапы другой собаки

Ищет под шкафом Маша.

Ясно, сказали Зое,


У Маши такая собака…

Но Зое уже про собаку

Больше неинтересно

И Зоя сказала — не знаю,

Какая ещë собака?

Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About