Create post
Реч#порт

Табачные дневники # Сергей Васильев

Реч#порт Редакция 

Реч#порт публикует подборку малой прозы Сергея Васильева с иллюстрациями Янины Болдыревой.

Сергей Васильев родился в 1993 году под Новосибирском, куда вскоре и переехал. Окончил Новосибирский государственный университет, работает учителем. Со стихами и прозой публиковался в «Артикуляции» и на «полутонах». Редактировал журнал «Vesalius» и мемориальную книгу «Город Iванiв». Дебютный сборник стихотворений «Всё лишнее» вышел в Томске в 2020 году, дебютная книга прозы «49 (роман воспитания)» вышла в рамках проекта «всегоничего» (Москва).

Здесь и далее иллюстрации Янины Болдыревой

Здесь и далее иллюстрации Янины Болдыревой

stanislaw winter time flake

Позавчера разбирали с детьми «Доктора Живаго». Одно из заданий — проанализировать эго-документы времён Гражданской войны. На доске появляются хештеги: #неясность_будущего, #страх, #бессилие, #отчаяние, #нас_бросили.

Вчера ходил на постановку одной подростковой театральной студии, где занимается восьмиклассница, у которой я преподаю литературу. Спектакль был о том, как детям из нестандартной (в хорошем смысле) школы, привыкшим к свободе и самовыражению, мучительно сложно жить в том обществе, что мы передаём им по наследству. Такой щемящей растерянности, заполнившей меня до краёв, не ощущаешь и при расставании с любимыми.

Сегодня весь день напеваю doomscrolling, we are doomscrolling на мотив «Nightclubbing» Игги Попа. Язык сильно обожжён табаком. Язык распадается.

Зима за окном.

26.2.22

w.o. larsen a true delight

Апокалипсис нашего времени прямо-таки стреноживает. Мы смотрим на чужие страдания и ничего не можем с этим поделать, кроме как присесть на пятнадцать суток для очистки совести (а то и отделаться штрафом). Тёмные, тёмные времена, тёмные мысли, мыслишки, вернее. Светлые лица (чужих) детей хоть как-то картографируют эту местность, позволяют не заблудиться, не затеряться.

Как возможно табакокурение после Бучи? Ещё как возможно, возможно до тошноты. Самосожжение языка, язвы и язвочки, неновая проза.

8.4.22

ashton gold rush

Лихорадка нашего времени: мы пьём жовто-блакитный рассвет, пьём и пьём, пьём и задыхаемся в этом суховатом дыму, в этом ненашем дому, и цинковые мальчики в глазах, и связанные руки на сетчатке глаза, не сморгнуть их, не смыть, не отмыться.

Через силу сохраняя привычные практики, производя робкие попытки осмысливания действительности, от кома в горле всё равно не избавишься. Я не знаю, тёплый сейчас апрель или нет, я запутался в простейших своих эмпирических ощущениях, они отказали, но в том, что этот апрель the cruellest в моей жизни (но жизни!), — в этом сомнений нет никаких.

Случайный прохожий путается в своих ногах, страна путается в вещах ещё более элементарных, интеллигентское нытьё не спасает (никогда не спасало), но правильные действия можно нащупать, нужно нащупать.

15.4.22

gawith kendal hoggarth kentucky nougat

Это как в детстве: вот докурю трубку — и война закончится, вот докурю кисет — и война закончится, вот докурю все запасы — тогда-то уж точно ведь, да?…

Время тянется липко-липко (даже корневое движение — и то упразднилось), и пальцем не пошевелить, и зубы не разжать, в немоте созерцать потолок, в немоте в сотый раз выход искать. Питаться корешками книг, питаться надеждой на завтра, питаться иллюзиями, пытаться хоть что-нибудь сделать, пока наши танки где-то и́дут, а наша Таня — уж не наша — громко плачет.

(На-ши. Два шажка этих язык проделывает с трудом, ибо рот залеплен нугою бессилия, и что-что, а уж благодарность из него точно раздастся нескоро.)

Закат метода, продолжение вопреки. Даже ручка предательски (предательски ли?) отказывается писать эти бессмысленные, не нужные никому сейчас слова, и приходится выдавливать, выцарапывать их на бумаге, как и саму возможность высказывания во время Освенцима выцарапываешь у себя еле-еле.

22.4.22

stanislaw blackberry blend

Мобилизация остатков внутренних сил постепенно становится невозможной из–за банального этих самых сил отсутствия — странно, что до сих пор оставались.

Первым отказал и распался язык, следом — самообладание, за ним — обоняние. Остаются лишь попытки выкашлять, выблевать из себя кислый сюр окружающей тьмы, обступающей — нет, обступившей — ночи.

Когда-то в детстве у меня был воображаемый друг Серёжа. Серёжа приходит опять и говорит, что мы все ебанулись прочно и наглухо, раз смогли допустить такое. С Серёжей сложно не согласиться, а выкашлять, выблевать его из себя никак не выходит. Серёжа, где ты был все эти годы? Взрослые — это мы, и мы не справляемся.

4.5.22

erik peter’s blend 4th generation

Я по снегу слишком устал. Я по пуху слишком устал. Ни надежды, ни духу, ни продыху — по понятным причинам устал.

Старшеклассники поджигают пух и уходят в закат. На работу не ходишь из глубокой внутренней потребности полежать в тишине. Тишина шелестит, не приходит. В своей текучей неизменчивости Тесеевым кораблём кружит вокруг да около, белым шумом врывается в уши, чёрными мыслями, странными днями, несделанными делами. Тем, что случиться могло — не случилось. Тем, что случиться должно было — не случилось. Те, кто был лёгок и мал — постарели, утратили былую мечтательность, порыв толкать одно, чтоб падало другое.

Молодость, говорите, и радость? Анархия и ярость? Даже трубка курится, даже текст пишется через силу, чего уж там обо всём остальном. Мир меня поймал и разбомбил. Мир менялся, но мы выменяли его на что-то другое — то, что горше, тусклее, неправильнее.

9.6.22

hearth and home cerebrus

О чём ты дрожишь по ночам? Стрижи уже улетели. О чём дрожишь по ночам?

/другой материал — : невыдержанность умолчаний, ничто меня не обошло/

Сколько всего мы с тобой, в общем-то, предали. Не уверен в этом «мы», в себе — в этом смысле — уверен. Так о чём ты дрожишь по ночам? О балконе, покрашенном в белый? О невозможности ровно светить? О парке, отмеряющей время любви? Понимаешь, цербер бдит строго.

Понимаешь, каждые ползатяжки длятся половину вечности. Понимаешь, стрижи… ну, ты знаешь. Давай говорить о последних вещах. Учиться самому важному — мелочам. С кем говорю? Кто говорит? Стрижи уже улетели.

Один отбился от стаи, мечется по двору, не знает, куда себя деть.

3.8.22



Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author