Donate
Реч#порт

Текст города: поэты Урала

Реч#порт Редакция06/06/18 06:231.4K🔥

Реч#порт представляет вашему вниманию подборку стихотворений уральских поэтов: Нины Александровой, Сергея Ивкина, Юлии Подлубновой, Владислава Семенцула и Екатерины Симоновой.

Редакция благодарит Олега Копылова и Екатерину Симонову за помощь при составлении материала.

Нина Александрова

Нина Александрова родилась в 1989 году в городе Челябинске. Жила в Екатеринбурге. Сейчас — в Москве. Училась на филологическом факультете. Сейчас — в Литературном институте им. Горького (семинар Е.Ю. Сидорова). Поэт, критик, литературтрегер

Публиковалась в российских и зарубежных толстых литературных журналах: «Урал», «Нева», «Новая Юность», «Слово/Word», «Плавучий мост», «Homo Legens», в проектах «Литерратура», «Полутона» и др. Лауреатка нескольких литературных премий. Автор книг стихов «Небесное погребение» (2014) и «В норе» (2016).


+ + +

1.

в кулинарии пахнет как в детском саду

как в моем детстве

хлорка безымянная химия

сентиментальная химия двадцатипятилетней давности


2.

пробралась во двор где выросла

те же дома городка МВД

всë на своих местах

почти сохранившееся волшебство

только намного меньше чем было

целый мир

чтобы рисовать карту

как на обложке фэнтезийной книги

три остановки в каждую из сторон света


3.

здесь скакали призраки на конях

здесь несуществующая опустевшая голубятня

в парке находила заброшенные скульптуры

бетонных чудовищ с цветными стеклянными глазами

прорастающих из земли или уходящих в неë

детские карусели деформированные стальные цилиндры

пустые внутри с острыми изогнутыми краями

карьер, заросший цветами, травой и ряской

с крошечным каменными островом в центре большой воды

дом у озера, мыши снующие в стенах

колодец в лесу, летняя кухня в зарослях малины

карандашные пометки годов на стене

с 1964 по 2003


+ + +

идут нагруженные снегом

пустые мëртвые вагоны

идут узбеки ледяные

сжимая ветер в кулаке

за пальцем исчезает палец

рука дрожит и стекленеет

звенят замëрзшие деревья

и кости воют из земли


+ + +

степные боги вышли нам навстречу

прядать ушами и звенеть рогами


дуть в страшные узорчатые флейты,

в обглоданные костяные флейты

изогнутые человечьи пальцы


меня качают в сморщенных ладонях

ступают изумрудными ногами

и воют на тяжëлую луну

дыши и падай в ледяное небо

в алмазное светлеющее небо

огромное зияющее небо


оно нас растворяет без остатка

и изумлëнно смотрит сверху вниз



Сергей Ивкин

Сергей Ивкин родился в 1979 году. Поэт, художник, критик. Автор восьми книг стихотворений. Редактор журнала «Плавучий мост» (Германия). Постоянный автор журнала «Урал». Живëт в Екатеринбурге.


+ + +

над городом плывут левиафаны

на нитях остановлены машины


слепой ребëнок ножницами шарит

ему пообещали элефанта

она пообещала быть инфантой

она пообещала среди женщин

пинать ногою и лететь нагою


над городом плывут аэростаты

и овцы объедают пальцы статуй


+ + +

Смотрит ампула плоти в январские рëбра моста:

инженерные рельсы, собором осыпалось небо.

На ладонях моих пресноводная береста.


У Бориса и Глеба

прорастают в глазах голоса, золотые круги.

Вдосталь тянется праздник (рождественский?

преображенский?)

от медвежьих голов или до голубиных княгинь,

не мужских и не женских.


Я не ведал других (отворотных? червонных?) болот.

Подстаканник не слышит, когда растворяется сахар.

Невесомое тело в ладонях одежды ревëт,

избавляясь от страха.


+ + +

ночью с балкона удили леща

в лодке Луны пировали с Ли Бо


мне безответно и где ты сейчас


(слепой

парень на площади) о нараспев

мокрою птицей молитву леплю


я выхожу на Центральный Проспект


июль


+ + +

самолëты не приземлялись — летали встык

отвечали потомки Кибальчиша

хорошо не слышащим с высоты

позывные центра звенят в ушах


ничего от сих не видать до сих

эмираты Снежинск и Аркаим

там обратно пользуют керосин

и горит паркет у кого камин


часовые сдвинуты пояса

эскадрильи прапорщик Востряков

на рабочем месте в цветных трусах

спит лицом в штурвал — и ему легко


+ + +

От секреции снов до секретных желëз

всë, что есть, превращается в дым,

в грязный воздух, пронзëнный осколками слëз,

потому что кырдым-гыр-бырдым.


Потому что в ладонях свинцовый горох,

потому что Екатеринбург,

я от собственных лëгких сегодня оглох,

отключив этот грохот вокруг.


Мы на красный шагнëм через Главный проспект,

искривлëнный внутри янтаря,

отводя от лица западающий снег,

наизнанку себя отворя


на грядущий сквозняк, на внезапный разрыв,

то есть дальше планет и небес,

потому что навыкат, точнее, навзрыд,

потому что вообще ни бель мес.


Вавилон-сутра

я просыпаюсь

слышу: «сова, сова»

Таня смотрит канадскую кинокартину

наматывая на палец

произносимые там слова

по пути на работу

я проваливаюсь в витрину

.

сон две тысячи десять

еду домой в метро

в вагоне соседи меняют окраску кожи

особенно дети

дама напротив хитро

смотрит в меня и я начинаю тоже

.

у нас во дворе

с гитарой сидит таджик

аватара Роберта Неста Марли

растаманский берет

футболка «Хайле Селассие жив»

из созвездия Гончих Псов

изумрудный карлик

.

сон две тыщи одиннадцать

занимаюсь в постели с женой

две кровеносных системы

слились и бьются

кошка пытается вклиниться

кружится надо мной

превращается в инопланетное блюдце

.

падают шторки

на ощупь открытый кран

вместо воды выпускает цветные нити

некорректное выведение информации на

экран

счастье случается

.

если выдернуть

.

предохранитель



Юлия Подлубнова

Юлия Подлубнова родилась в 1980 году в Свердловске. Окончила филологический факультет Уральского государственного университета, кандидат филологических наук. Живëт в Екатеринбурге. Заведующий музеем «Литературная жизнь Урала ХХ века», доцент Уральского федерального университета. Как поэт публиковалась в альманахах «Пролог», «Девушка с веслом», журнале «Урал», антологиях «Согласование времëн», «Екатеринбург 20:30». Как критик — в журналах «Урал», «Знамя», «Октябрь», «Лиterraтура» и др.

Пермь. Лето

Это похоже на белую

белую  ̶П̶е̶р̶м̶ь̶  жуть.

Свалка музеев

на берегу реки.

Раненых птиц,

сумасшедших мостов.

Где утколось?

Где сверкающий МиГ?


Кто живëт под кожей реки?


Екб. Осень

Главный проспект.

Деревья — рентгены смерти.


Обязательно праздник —

черепно-лицевая площадь.


Скамейка в Парке Победы:

«Лена + Катя = любовь».


Надпись в музее свободы:

«Открытые окна не трогать руками!»


Екб. Зима

К декабрю в Екб замерзает пруд,

превращается в площадь —

эталон городского хозяйства,

экономии на снегоуборке.


Что бы мог сказать собиратель следов?

Что обычно: жизнь печальна,

а материя неисчислима.

Поплавки детских шапочек.

Пуховики, не способные держаться на воде,

тем более спасти человеческий груз.

Мирное дно под ногами.

И любовь, больше похожая

на желание уйти под лëд.



Владислав Семенцул

Владислав Семенцул родился в 1984 году в городе Рыбница Молдавской ССР. Детство и юность провëл на севере, в таëжном городе Нижневартовске ХМАО. В 2002 переехал в Екатеринбург. Учился в Академии искусств и художественных ремëсел им. Демидова на режиссера игрового кино и в Гуманитарном Университете на факультете теле-радио журналистики. Участник независимого клуба «ЛебядкинЪ». Публиковался в журналах «Урал», «Урал-Транзит», «Новая Реальность», в антологии современной уральской поэзии и на евразийском журнальном портале «Мегалит». Живëт в Екатеринбурге.

Является автором двух книг «Рождение естественным образом» (2014), «Трубка полного снега, для быстрого бега» (2017).

+ + +

Что ни смерть, то гнилая рябина

У окна проходящего мимо

Люди ходят натужно, уныло

Небо в лужах над городом плыло

Я считаю, сбиваюсь со счëта

В горизонт городского болота

Песня кружится в воздухе пух

У домов прорезается слух

В этих улицах всë без лица

Прижимая друг другу худые тельца

Город всех препарирует сном

Там гнилая рябина пестрит за окном

И по контуру трупа движется след

Смерти нет, смерти нет, смерти нет


Спонтанный танец Гоголя

Хочу и начинаю, всë остальное ересь

под лицами скрываю все маски Саваофа

мой нежный танец счастья, танцую я как Гоголь

и внешняя реальность вся превратилась в Бога

слова и захолустье отравлены тоскою

рождëнные Свердловском умрут под грудью Кати

и мысли, мысли, мысли, и волны, волны, волны

хочу и начинаю, я в этой жизни скромный


+ + +

Лето осеннее, я по дворам парю травянистым листом

С высохшей веткой-хвостом, вглядываюсь в окна нор

С некоторых пор свет окон отвечает мне:

«Не, не, не смотри, сотри с листа узор,

Твой воздух хлор, перерытый перегной,

Городская свалка флоры и светофоры

Красный, жëлтый, зелëный, наоборот»


Пешеходный переход на перекрëстке Ильича\Восстания

Осень летняя солнцем встаëт из–за кирпичного здания

Люди плавно и осторожно сходят с ума

Я парю по дворам, обнимаю дома

Прислушиваюсь к разговорам внутри

«Не ври мне» слышу, кричат «Не ври!»

«Я не вру!» написал я пальцем на стене

Лето осеннее, осень летняя, имеет значение? Не



Екатерина Симонова

Екатерина Симонова родилась в 1977 году в Нижнем Тагиле. Окончила филологический факультет Нижнетагильского педагогического института. Живëт в Екатеринбурге.

Стихи публиковались в журналах «Воздух», «Новый мир», «Волга», «Новый берег», «Уральская новь», «Урал», «Транзит-Урал», «Плавмост», «Homo Legens», «Вещь» и т. д., в антологиях «Современная уральская поэзия: 1997-2003», Современная уральская поэзия: 2004-2011» и др., переводились на английский и словенский языки.

Автор пяти книг стихов: «Быть мальчиком» (Нижний Тагил, Объединение «Союз», 2004 г), «Сад со льдом» (Москва, Русский Гулливер, 2011), «Гербарий» (New York, Ailuros Publishing , 2011), «Время» (New York, Стосвет, 2012), «Елена. Яблоко и рука» (New York, Ailuros Publishing , 2015).


Поздние уроки чистописания

1

боль страх тревога

совсем маленькое для кого-то несчастье

с запахом снега


снег с запахом

арбузных корок и мокрой псины

уроки чистописания:


каждый раз

новый страх

за каждое


неверно

совершëнное

несовершенное

слово


2

вот то чувство

когда вот и прошло всë мимо


молодость

красота

москва

питер

восприятие себя как части общего


сидишь одна

в этой большой комнате


даже если совсем не одна


просто перестаëшь помнить

так же

как

и 

перестаëшь забывать


3

кажется, это и есть Екатеринбург:


поэтическое пространство в центре которого

никогда не будут:


насилие

травматический опыт

поиск гендерной идентичности

феминистическое письмо

отсутствие темы

подразумевающее

гораздо более острое

еë раскрытие


4

зелëные горлышки селезней

ломкий лед Исети

правильно выбранный ракурс

на туристический простор

отвлекает внимание от.


«Женщина, что вы здесь стоите,

не видите, что мешаете?»


это пожалуй единственное

что потребуется хоть раз в жизни

от каждого —


вовремя уйти

перестать загораживать

хороший обзор

Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About