Create post
Ризома | RHZM [Школа дизайна НИУ ВШЭ]

Капиталистический реализм Энди Уорхола

Ризома | RHZM  🔥
+1

Реальность брендов и массовой культуры в чистом нерафинированном виде без художественных интерпретаций лучше всего в ХХ веке передана и воспроизведена в живописи иконы американского поп-арта Энди Уорхола. Откровенность Уорхола была вознаграждена попаданием в идеологический мейнстрим холодной войны. Для пропаганды Уорхол, действительно, подходит больше всего: прямолинейность, реализм, максимальный контраст с другой стороны. Уорхол оказался гораздо конкретнее и предметнее других поп художников, конкуренцию ему могут составить разве что комиксы другого видного представителя поп-арта — Роя Лихтенштейна.

Комиксы Роя Лихтенштейна

Комиксы Роя Лихтенштейна

В контексте холодной войны весь американский поп-арт следовало бы назвать по аналогии с соцреализмом — капиталистическим реализмом. Разумеется, не по форме, а по содержанию — западное «современное искусство» навеки противопоставлено советскому реализму. Точно также как соцреализм воспевал советскую систему, поп-арт на другом идеологическом полюсе воспевал объекты, образы, символы и бренды капитализма. Правда, было бы ошибочно оценивать художественную ценность наследия Уорхола исключительно с точки зрения идеологии.

В поп-арте выражается разрыв с европейскими интеллектуалами и художественными направлениями (с кубизмом, дадаизмом, сюрреализмом и др.), не говоря уже об американских художниках, например, с абстрактным экспрессионизмом Джексона Поллока, явлении, в целом, вторичным. В живописи Уорхола не существует проблемы формы или субъективного переживания. Художники стали увлекаться техникой и материалом (разбрызгивание краски у Поллока, шелкография Уорхола, редимейды Джаспера Джонса и т.д.), часто «подменяющих» собой художественные качества произведения как таковые. Не столько художественный жест, сколько изобретательность и трудоемкость этого жеста, представляющаяся как абсолютная ценность.

Джексон Поллок

Джексон Поллок

Впрочем, Уорхол привлекает не только техническими находками, сделавшими возможным бесконечное тиражирование его произведений, но, как и полагается «настоящему искусству», — сюжетом и предметом изображения. Именно вокруг них разгораются споры. Серии Элвисов, Мэрилин Монро, банок из супа Кэмпбэл, кока-колы, катастроф — знаковая часть предметного мира американского (а теперь уже глобального) общества потребления, сделали жест Уорхола самоочевидным. Но в этой неприкрытости и инфантилизме он приобретает свое бесстыдное обаяние. В современном обществе Уорхол в этом смысле не может устареть.

Интересно, что в отличие от поп-живописи, кино-эксперименты, проводившиеся на знаменитой «Фабрике», признания не достигли. Реализм Уорхола в кино другого рода. Он очищен не только от сюжета, но и от образов, знаков, а самое главное — от брендов. Фильмы Уорхола чрезвычайно физиологичны и предметны («Kiss», «Eat», «Empire»). Здесь Уорхол отбрасывает потребительскую «оболочку», которая стала главным содержанием и смыслом его живописи.

Это «отступничество» не было понято, возможно, потому что массовая аудитория может «согласиться» с экспериментами в живописи, но только не в кино. Если бы Уорхол снимал свои фильмы, например, в духе «66 сцен из Америки» датского режиссера Йоргена Лета, в одной из сцен которого снялся он сам (Энди Уорхол есть гамбургер («Burger. New York»)), — успех был бы гарантирован. Лучшего продолжения капиталистического реализма, не уступающего поп-живописи придумать сложно. Но эта линия дальнейшего развития не получила, да и капитализм уже не нуждался в экспериментах.

Текст подготовил Павел Родькин специально для блога «Ризома».


Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma
+1

Author