Элейн Лиидэр. Анархо-феминизм

Редакция AKRATEIA
14:41, 08 марта 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Кадр из фильма «Земля и свобода» (Land and Freedom). 1995. Великобритания. Реж. Кена Лоуч

Кадр из фильма «Земля и свобода» (Land and Freedom). 1995. Великобритания. Реж. Кена Лоуч

Автор: Элейн Лиидэр

Перевод с немецкого: Мария Рахманинова

В честь праздника мы подготовили перевод очерка «Анархо-феминизм» (1979) Элейн Лиидэр. В нём рассказывается об опыте организации работы в анархо-феминистских группах в конце 60-х — начале 70-х гг.: о том, как они сами понимали свои задачи, какие методы и принципы вырабатывали, и почему, с их точки зрения, анархизму требовалось уточнение «феминизм». Не все акценты, расставляемые Лиидэр, полностью совпадают с «классическим анархо-феминизмом», а также с его современным версиями, однако мы находим это тем более интересным, поскольку, во-первых, различие и уникальность опыта всегда составляли для анархизма важную ценность, а, во-вторых, это позволяет встречаться не с некой выверенной и универсальной теорией, а с опытом живых людей — обитателей конкретной эпохи и конкретного региона.

Анархо-феминизм

Элейн Лиидэр — профессорка социологии ряда крупнейших университетов США, писательница, исследовательница гендерной и труд

Элейн Лиидэр — профессорка социологии ряда крупнейших университетов США, писательница, исследовательница гендерной и трудовой проблематики, жизни в тюрьмах и медицинских учреждениях; в прошлом — участница анархистского и антивоенного движений, бывшая социальная работница. https://elaineleeder.com/about/

Часто говорят, что женщины практикуют анархизм, не зная этого, в то время как мужчины относят себя к анархизму, не практикуя его

Политический гермафродит?

Существует некоторое количество феминисток, которым известен вклад анархизма в историю человечества и которые начали работать в группах именно для того, чтобы учиться и вместе совершенствоваться в русле анархо-феминизма. Одну из стадий своего развития этот «гермафродит» прошёл в поздние 60-е годы, когда многие из нас состояли в общественных организациях, основанных на состязательности, иерархии и абсолютном мужском доминировании. На тот момент (в том числе в анархистской литературе) от женщин требовалось всецело посвятить себя интересам большого движения и работать исключительно ради них. Однако параллельно этому мы также образовали небольшие группы обмена личным опытом, в которых обсуждались также личные вопросы и проблемы нашей жизни. Это были спонтанные группы, нацеленные на «прямое действие» и организованные ради нас самих. Они во многом походили на некоторые объединения времён Испанской революции 1936 года и называли себя «аффинити-группами». В основе этих «аффинити-групп» лежали общие интересы и принцип демократизма, позволявший участницам обмениваться информацией и знаниями. Преимущественно это были белые женщины среднего класса; большинство из них впервые оказались в ситуации, когда больше не было нужды состязаться друг с другом. Женщины из стран Третьего мира и женщины рабочего класса в таких группах, как правило, не участвовали; эта тенденция по-прежнему сохраняется и в современных анархо-феминистских группах. По всей видимости, это объясняется тем, что женщины, подвергаемые эксплуатации как трудящиеся и как меньшинства, всегда больше заняты вопросами выживания.

Кадр из фильма «Анархистки» (Libertarias). 1996. Испания. Реж. Висенте Аранда

Кадр из фильма «Анархистки» (Libertarias). 1996. Испания. Реж. Висенте Аранда

Феминистская теория

Из этих первых начинаний постепенно развивалась отдельная ветвь феминизма. Некоторые участницы этих маленьких групп начинали изучать политическую теорию и шаг за шагом узнавать в нашем феминизме черты анархизма. Мы начали с применения анархистского анализа, в надежде на то, что он поможет нам в развитии теории и стратегии изменения общества. Мы выяснили, что патриархат представляет собой иерархию с мужчинами во главе и что нуклеарная семья служит сохранению этой иерархии. Мы узнали, что семья обучает нас подчинению: Богу, учителю, начальнику и вообще всем «вышестоящим». Она тренирует нас, ориентируя на состязание, потребление любой ценой, изоляцию и отношение друг к другу в субъект-объектной парадигме. Нам стало известно, что нуклеарная семья — основа всех иерархических, авторитарных систем. Так мы пришли к выводу о том, что именно борьба против патриархата и есть борьба против всех форм иерархии. Лишь изменив семью, возможно преодолеть все формы подавления, господства и правления.

Линейное мышление

Нам не нужна женщина-президент, нам вообще не нужны президенты. Вопрос «равной оплаты равного труда» для нас также не является первостепенным: он — лишь следствие иерархий и распределения власти

Результатом этого образа мысли стал ценностный поворот феминисток к принципиально другой оптике. Мы поняли, что больше не можем рассматривать мир из перспективы линейного мышления, противопоставляя рациональное чувственному, разум — телу, логику — интуиции. Мы начали пытаться мыслить мир как единый континуум, пронизанный глубинными взаимосвязями — вместо того, чтобы продолжать схематизировать его как дуалистично организованную совокупность разрозненных частей, ориентированных на состязание. Если взглянуть на мир с этой стороны, становится ясно, почему анархо-феминистки боролись не за равное присутствие женщин во власти, а за то, чтобы преодолеть любые формы властных отношений. Нам не нужна женщина-президент, нам вообще не нужны президенты. Вопрос «равной оплаты равного труда» для нас также не является первостепенным: он — лишь следствие иерархий и распределения власти.

Анархизм

О глубоком созвучии анархизма и феминизма написано уже достаточно много. Оба призывают к решительным переменам и свободному объединению. Оба говорят о необходимости массового движения, свободного от авангарда и предводителей. Оба выступают за преобразования «снизу», а не «сверху». Анархизм видит ключевую проблему в государстве, феминизм — в патриархате. Анархо-феминистки считают корнем всех бед и то, и другое: патриархат — неотъемлемая часть государства. Мы боремся с одним и тем же врагом на разных уровнях единого целого. Феминистские группы часто руководствуются анархистскими принципами. Кто-то из нас это неоднократно обсуждал; кто-то — нет, но эта связь неизменно сопровождает нас — осознанно, или нет. Наши группы очень малы, и порой в них формируются связи для сотрудничества и совместного действия друг с другом по конкретным вопросам. Это очень напоминает анархистскую концепцию федерации.

В этих группах женщины делятся опытом и чередуются в выполнении различных задач, что позволяет избежать концентрации власти в руках конкретных людей. Этот подход можно встретить и среди основных положений анархизма. Кроме того, все группы исключительно добровольны, ориентированы на конкретные цели и антииерархичны. Самодисциплина — их неотъемлемый и основополагающий принцип. Неопытным людям в них помогают развить необходимые навыки руководства, а «прирождённых» лидеров побуждают делиться навыками с теми, кто в тех или иных областях не успел приобрести достаточно опыта. В этих группах мы учимся практиковать революцию уже сейчас, в нашей повседневной жизни. Мы обсуждаем непосредственный опыт угнетения властью — как наш собственный, так и тех, с кем мы вместе живём; мы работаем над осмыслением повседневных ситуаций, в которых сталкиваемся с этим угнетением, но не над разработкой теоретических и абстрактных идей революции.

В случае конфликтов каждая из нас старается мобилизовать всю самодисциплину для того, чтобы суметь мысленно встать на место другого человека. Действительно, в анархо-феминистских группах я редко сталкивалась с давлением. Напротив, мы придерживаемся идеи необходимости поддерживать представления других, даже если мы сами придерживаемся другого мнения (в данном случае поддержка не означает согласие); аргументировать и осмыслять наши различия. К отличающимся мнениям принято прислушиваться и учиться у них. Часто против высказанных мнений выдвигаются возражения, позволяющие преодолеть разногласия посредством дискуссии. Этот подход обычно разделяется всеми, поскольку большинству из нас очевидно, что подобные конфликты — результат различного жизненного опыта.

Возможность разных мнений в группе отчасти связана с тем, что со временем растёт взаимное доверие и уважение. Добиться этого в больших группах намного сложнее; возможно, именно этим объясняется то, что маленькие группы привлекают нас больше. В них мы по опыту узнали, насколько важна коммуникация, и что наши различия мы можем примирить лишь с помощью неё. Конфликты могут случаться и разворачиваться регулярно, но это больше не пугает нас, поскольку мы научились их конструктивно преодолевать.

Сексизм

Поскольку все мы столкнулись с необходимостью преодолевать в повседневной жизни различные формы сексизма, многие из нас также считают необходимым противостоять мужчинам (в том числе анархистам), которые не практикуют в своей частной жизни то, что пропагандируют политически. При этом некоторые из нас работают над восстановлением смешанных политических организаций, в надежде привнести в них такие реабилитированные в феминистских группах ценности, как интуиция, чувства и эмпатия. В ряде таких смешанных организаций мы пытались внедрить регламентированный (а не спонтанный) механизм принятия решений, который практиковался в женских группах.

Опыт работы в различных женских группах сделал для меня очевидным: сейчас самое время артикулировать анархистский характер нашего феминизма. Нам следует называть его по имени и начинать открыто обращаться к нему как к приемлемой и рабочей альтернативе. Слово «анархизм» больше не нуждается в том, чтобы его произносили шёпотом. К тому же мы уже итак практикуем его в наших рабочих группах. Следующим шагом должно стать признание — себе и окружающим — в том, кто мы такие и каковы наши представления о настоящем и будущем.

Источник: Leeder E. Anarchafeminismus//Galgenvogel. Internationale Anarchistische Vierteljahresschrift, Frankfurt/M., Nr. 1 (1980), S. 4-5.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File