Теория прибыли как подмены. К чему готовиться в ближайшем будущем

Rodney Morris
18:01, 10 января 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Родни Моррис

rodney.j.morris@hotmail.com


Денис Булавин

bulavin2011@gmail.com


1. Вступление.

— Почему люди тысячелетиями считали, что

Солнце вращается вокруг Земли?

— Скорее всего, потому что это так выглядит.

— А как бы это выглядело, если бы Земля

просто вращалась вокруг своей оси?

Из диалога Людвига Витгенштейна с Элизабет Энском.


Случалось ли уважаемому читателю испытывать озарение в результате осознания какого-то фундаментального, но вместе с тем простого житейского закона? Замечал ли уважаемый читатель, что такое осознание становится поворотным моментом в жизни, поскольку приводит к переоценке многих ценностей, переосмыслению многих важных явлений и процессов, которые до осознания казались устоявшимися и понятными, а также к возникновению массы новых вопросов и задач?

Цель настоящего текста — побудить читателя переосмыслить некоторые известные экономические явления и процессы, а вместе с ними и свой взгляд на ближайшее будущее общества.

Сейчас принято считать, что капитализм — это идеальный строй, в котором люди одновременно удовлетворяют своё стремление к предпринимательству, свои потребности и потребности общества. Тем не менее, всё заметнее становится то ускорение, которое капитализм придаёт множеству негативных процессов. Эти негативные процессы накапливаются, и сначала тормозят развитие, а затем приводят к упадку. К таким процессам относится вымирание многих видов живых существ, загрязнение атмосферы, океанов и земли, сегрегация общества на небольшое количество ультра богатых и огромную массу не просто бедных, но лишних для экономики людей, вырождение общественных институтов, таких как работа, малый бизнес, кредит, собственность, производство и потребление, наука, искусство, право, образование, спорт, политика.

Нас приучили думать, что эволюция общества — это прогресс, то есть развитие к лучшему. Но можем ли мы быть в этом уверены? Ведь у общества нет возможности прожить альтернативную историю. Любая цивилизация стремилась к прогрессу, а значит к лучшему. Почему же мы стали единственной цивилизацией, похоронив всех своих предшественников? Что стало причиной их гибели? Для ответа на этот вопрос, давайте попытаемся совместить два простых суждения:

1.1. Эволюция общества — это бесконечная череда выбора пути. Каждый раз, когда общество делает выбор, оно выбирает один путь и отказывается от всех альтернативных.

1.2. Любое явление имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Нет ничего однозначно плохого или однозначно хорошего.

Совмещение этих двух суждений приводит нас к тому, что любой выбор общества — это выбор пути, который включает как положительные, так и отрицательные аспекты. Соответственно, у прогресса неизбежно есть негативная сторона, которую обществу, сконцентрированному на положительных сторонах прогресса, свойственно не замечать или, на поздних стадиях, замечать, но осмысливать не системно, да и неохотно. Тем не мене, количественное накопление отрицательных аспектов прогресса рано или поздно приводило цивилизации к падению и поглощению соседями. Величайшее достижение, как и величайшая беда современной цивилизации, заключается в том, что у неё нет соседей. Сейчас цивилизация едина и всемирна. Когда накопившиеся отрицательные аспекты её обрушат, «поднимать» её будет некому.

Настоящий текст — это попытка системно проанализировать накопившиеся отрицательные аспекты капитализма и возможные пути дальнейшего развития общества, с учётом этих аспектов.

2. Предпосылки извлечения прибыли.

2.1. Разнесение субъектов.

Изначально экономика возникла как способ удовлетворения базовых потребностей. Базовыми категориями первоначальной экономики являются потребность, предмет её удовлетворения и процесс её удовлетворения (процесс приспособления предмета для удовлетворения потребности). Пример потребности — голод, пример предмета удовлетворения потребности — олень, пример процесса приспособления предмета для удовлетворения потребности — охота.

Поскольку в первичной экономике у всех трёх базовых категорий один субъект, попытки произвести подмену понятий с целью извлечения прибыли бессмысленны. Бенефициар и малефициар такой подмены являются одним и тем же субъектом. Прибыль возможна только в результате разнесения бенефициара прибыли и малефициара прибыли по разным субъектам. Такое разнесение позволяет одним извлекать прибыль за счёт других.

2.2. Подмена понятий.

Базовые экономические категории составляют уравнение, в котором слева стоит потребность, справа — предмет её удовлетворения, а процесс удовлетворения является знаком равенства. Если предмет неадекватен потребности, или процесс становится слишком затратным, или потребность удовлетворяется не полностью.

Как только базовые категории разносятся по разным субъектам (потребности у одного, а удовлетворяет их другой), происходит первая подмена понятий. Потребность становится платёжеспособным спросом, предмет её удовлетворения становится товаром, а процесс удовлетворения (труд) становится первичным эквивалентом стоимости. Возникает меновая экономика.

В настоящем тексте под товарами подразумеваются также и услуги. Соответственно под производством подразумевается производство как товаров, так и услуг.

Первоначальные понятия отличаются от подменённых по своей сути. Потребность от спроса отличается тем, что спрос обеспечен оплатой. Субъект не просто чего-то хочет, он также готов что-то делать для других, чтобы это получить. Скажем, наш клан умеет загонять оленей и хочет орехов. Если мы готовы загнать оленя и поменять его на орехи, возникает спрос. Если мы просто сидим и хотим орехов, потребность существует, а спроса нет. Товар от предмета отличается тем, что за товар кто-то готов что-то делать для других, а за предмет — нет. Если мы загнали оленя и хотим поменять его на орехи, но никто не хочет идти их собирать за оленя, у нас есть предмет, но нет товара. Труд от процесса удовлетворения потребности отличается тем, что становится эквивалентом стоимости.

Подменённое понятие в настоящем тексте называется первообразной. Подменяющее понятие называется способом подмены, способом извлечения прибыли, производной или деривативом.

Изначально предметы признаются равными для обмена в том случае, если на их приспособление для удовлетворения потребностей потрачено одинаковое количество труда. Если нам потребовался день, чтобы загнать оленя, было бы глупо менять его на количество орехов, которое можно собрать за час.

В меновой экономике уже возможно первоначальное накопление прибыли, но поскольку эквивалентом стоимости всё ещё является труд, его накопление неэффективно. Как же получить прибыль, если в обществе принято обменивать 10 часов выслеживания оленя на 10 часов собирания орехов? Прибыль ВСЕГДА создаётся путём подмены понятий. Мы можем получить прибыль в меновой экономике в том случае, если нам удастся выдать 9 часов преследования оленя за 10 и обменять этого оленя на 10 часов собирания орехов. В этом случае мы получаем один час прибыли. Если выражаться ещё точнее, то прибыль возникает там, где неравенство удаётся выдать за равенство, т. е. извлечение прибыли — это подмена равенства неравенством.

В современном обществе считается, что если подмена понятий с целью извлечения прибыли происходит по обоюдному согласию, то сделка справедлива и ничего страшного в этом нет. У нас иное мнение и мы постараюсь его здесь обосновать. И да… подмена понятия не делается из ненависти к малефициару. Ничего личного, только бизнес.

2.3. Согласие субъектов.

В каждой прибыльной сделке всегда есть бенефициар — тот, кто присваивает себе прибыль. В современном обществе не принято говорить о тех, кто пострадал от такого присвоения прибыли. Позволим себе ввести понятия малефициара — пострадавшего от прибыли. Это может быть работник, чей труд был оплачен меньшей суммой, а перепродан за большую. Это может быть покупатель, который заплатил стоимость товара плюс прибыль. Это даже может быть государство, которое набирает внутренний долг, чтобы расплачиваться за услуги «приближённых» подрядчиков. Расплачиваться по такому долгу приходится обычным гражданам, что делает их малефициарами государственного долга.

Тут нам могут возразить, что в бизнесе часто встречаются так называемые win-win сделки, когда обе стороны оказываются в выигрыше. К сожалению, ЭТО ТОЛЬКО ТАК ВЫГЛЯДИТ. Подмена на то и подмена, чтобы выглядеть не так, как на самом деле. Представьте себе, что один инвестор купил за 300 тысяч дом, который оценивается в 700 тысяч и хочет его быстро перепродать за 400 тысяч. Эта сделка выглядит как win-win, как для продавца, так и для покупателя. Продавец делает 100 тысяч прибыли, не углубляясь в ремонт дома, покупатель, купив дом за 400 тысяч и, вложив в него ещё 100 тысяч, получает за 500 тысяч актив, который стоит 700 тысяч. Казалось бы, обе стороны в выигрыше. Однако не всё так просто. Дом будет стоить 700 тысяч только тогда, когда найдётся третий участник, который купит его за 700 тысяч. Именно он становится малефициаром не только этой сделки, но и всех предыдущих сделок, которые загнали цену дома к семистам тысячам. У любой прибыльной сделки есть малефициар.

Прибыль возможна только в том случае, если один субъект согласится стать бенефициаром прибыли, а другой её малефициаром. С бенефициаром всё понятно. Он всегда готов быть бенефициаром, поскольку это выгодно. Малефициар может согласиться стать малефициаром только в трёх случаях:

2.3.1. Если он не осознаёт подмены.

2.3.2. Если он осознаёт подмену, но считает её несущественной.

2.3.3. Если он временно соглашается стать малефициаром в надежде затем стать бенефициаром. (Покупает сегодня дом за 500, в надежде завтра продать за 700.)

2.3.4. В каждом из трёх случаев у малефициара должен быть эквивалент для осуществления обмена.

3. Теоретические следствия извлечения прибыли.

3.1. Вырождение как утрата свойств.

Вырождение способа извлечения прибыли заключается в том, что он частично или полностью теряет способность приносить прибыль. Потребность субъекта обладает меньшей способностью приносить прибыль, чем платёжеспособный спрос, предмет обладает меньшей способностью приносить прибыль, чем товар, труд обладает меньшей способностью приносить прибыль, чем эквивалент стоимости. С появлением нового способа извлечения прибыли предыдущий способ не исчезает сразу, но вырождается как способ извлечения прибыли.

Вырождение способа извлечения прибыли может приводить к дальнейшему его исчезновению как объекта. С появлением автомобилей лошади не исчезли сразу. Они в течение некоторого периода времени оставались предметом потребления и вырождались как способ извлечения прибыли. Дальнейшее исчезновения когда-то крупных популяций лошадей является следствием их вырождения как способа извлечения прибыли. С появлением интернета вырождается телевидение. С появлением кинематографа вырождается театр. С появлением телефона и интернета вырождается почта.

3.2. Дериватив как причина вырождения серии.

Подмена понятий — это способ извлечения прибыли. Новая подмена, то есть новый способ извлечения прибыли, всегда появляется для того, чтобы стянуть на себя как можно больше прибыли из предыдущих способов. Появление нового дериватива приводит к вырождению всей серии деривативов.

Поскольку целью капиталистической экономики является прибыль, вся история капитализма — это не история создания товаров и услуг, не история повышения уровня жизни, не история технического прогресса, не история наиболее полного удовлетворения потребностей. Всё вышеперечисленное не является целью капиталистической экономики. История капитализма — это история создания способов выдавать неравенство за равенство с целью извлечения прибыли, а всё вышеперечисленное является разновидностями таких способов.

Нам возразят, что инновации являются двигателем технического прогресса. Они якобы создают новые рынки, новые потребности, новые капиталы. Благодаря им мы живём в «умных домах», пользуемся приборами, сделанными по последнему слову техники, современными средствами связи и передвижения. К сожалению, ЭТО ТОЛЬКО ТАК ВЫГЛЯДИТ. Инновация — это новый способ подмены с целью извлечения прибыли. Весь технический прогресс даётся нам за несправедливую цену, в которую включена прибыль. Прогресс ушёл бы гораздо дальше, если бы каждый его элемент давался человечеству без дополнительной наценки и без тех негативных аспектов, которые несёт в себе процесс извлечения прибыли. И наоборот, если бы прибыль можно было извлекать без технического прогресса, он бы не состоялся. Чуть ниже мы покажем, что сейчас вполне уже существуют способы извлечения прибыли, не предполагающие ни технического прогресса, ни улучшения жизни общества, а значит ни технический прогресс, ни улучшение жизни общества больше не нужны. Как было показано выше, ненужные деривативы вырождаются и перестают существовать. Наука без технического прогресса также не нужна, поскольку единственный способ извлекать прибыль из науки — это технический прогресс. Как наука, так и технический прогресс являются вырождающимися способами извлечения прибыли.

3.3. Дивергенция деривативов и первообразной.

Первая производная не может отличаться от первообразной полностью, до неузнаваемости. Нельзя продать апельсин как паровоз. Тем не менее, достаточно длинные серии подмен приводят к тому, что высшие производные очень отдалённо напоминают первообразную. Сегодняшнее светодиодное освещение — это N-я производная от огня в пещере. Если показать светодиод пещерному человеку, он не сможет понять, каково его предназначение, поскольку это слишком далёкий дериватив от огня.

Соответственно, невозможно сделать научно обоснованный прогноз того, какой будет тысячная производная от какого-то сегодняшнего способа извлечения прибыли. Можно лишь утверждать, что она будет отличаться до неузнаваемости. В процессе появления новых деривативов, они всё дальше отклоняются от первообразной. Поскольку прибыль первична, а потребность вторична, такое отклонение может сопровождаться, а может и не сопровождаться удовлетворением первоначальной потребности. Зачастую потребность также может быть подменена чем-то более прибыльным.

Чем более высокий дериватив используется в трансакции, тем больше глубина подмены и тем в большей степени извлекается прибыль бенефициаром и теряется малефициаром. Использование более низких производных способно уменьшить степень подмены для малефициаров. Именно поэтому бенефициары прибыли стремятся запретить более старые деривативы как способы удовлетворения потребностей. Делается это обычно по соображениям безопасности или гигиены, в том числе и обоснованным, но основная цель такого запрета — прибыль.

Новый способ извлечения прибыли способен закрепиться в обществе только в том случае, если он более эффективен как способ извлечения прибыли. Эффективность удовлетворения потребности малефициара носит второстепенный характер. Весь технический прогресс — это процесс замены менее совершенных способов извлечения прибыли более совершенными. Причём совершенство способа измеряется в первую очередь его прибыльностью для бенефициара, и только как следствие прибыльности — удобством для малефициара. Чем выше дериватив, тем больше он служит извлечению прибыли и тем меньше удовлетворению потребности.

3.4. Глубина вырождения.

Поскольку каждый следующий способ извлечения прибыли способствует вырождению предыдущих, чем ниже дериватив (чем ближе он к первообразной в серии подмен), тем сильнее он вырожден. Именно этим объясняется, что, скажем, патефоны уже выродились практически полностью, а телевидение пока ещё вырождено только частично. Это правило обусловлено более высокой прибыльностью нового способа извлечения прибыли, по сравнению с предыдущим. С появлением нового дериватива, использование для извлечения прибыли старого теряет смысл.

3.5. Новый дериватив как причина ускорения появления более новых деривативов.

Возникновение новых деривативов происходит с ускорением. Время t между появлением деривативов N и N+1 меньше, чем время t1, между деривативами (N-1) и N, где N — это количество деривативов в серии.

Скорость возникновения новых деривативов, как и скорость вырождения старых, является функцией двух основных переменных:

3.5.1. Количества членов общества, которые занимаются изобретением новых способов извлечения прибыли.

3.5.2. Количества способов извлечения прибыли, которые способен изобрести один член общества.

Обе переменные постоянно растут. Эта закономерность обусловлена всё большим осознанием обществом понятия подмены и стремлением каждого его члена быть бенефициаром прибыли, а не малефициаром. Чем больше членов общества начинают заниматься подменой с целью извлечения прибыли, тем сильнее и быстрее вырождается как само понятие подмены, так и само понятие прибыли, и само понятие общества.

3.6. Новый дериватив как причина ускорения вырождения серии.

С появлением нового дериватива происходит ускорение вырождения всей серии деривативов. Под ускорением вырождения понимается как прогрессивное уменьшение количества трансакций, в которых используются старые деривативы, так и снижение прибыльность каждой такой трансакции.

Это прямое следствие предыдущей закономерности. С появлением подмены N+1 углубление вырождения всей серии из N подмен происходит за время t < t1, то есть быстрее, чем с появлением предыдущей подмены.

Данную закономерность легко проследить на примере носителей звукозаписи от виниловых пластинок до флэш карт через бобины, кассеты и CD диски. Если во времена кассет ещё можно было встретить в домах проигрыватели пластинок, то во времена флэш карт это уже очень большой раритет.

Нам возразят, что пластинки до сих пор пользуются популярностью, их до сих пор покупают ценители и коллекционеры. К сожалению, это свойство человеческой памяти, а не экономики. Пластинки покупают до тех пор, пока есть люди, которые помнят, как их использовали в качестве основных носителей. А вот шляпу котелок уже едва ли можно купить именно по той причине, что тех, кто помнит, как они были в моде уже практически не осталось. Впрочем, какие-то коллекционные предметы переживают тех, кто их помнил, но это скорее экономическое исключение, чем прибыльная индустрия. Промышленное производство таких предметов было бы нерентабельным.

4. Способы извлечения прибыли.

Как было сказано выше, извлечение прибыли возможно только в результате подмены равенства неравенством. В этой главе мы рассмотрим различные способы подмены с целью извлечения прибыли.

4.1. Подмена равенства неравенством в процессе обмена.

Это наиболее простой и понятный способ извлечения прибыли. Самый простой пример — чипсы, купленные за доллар и проданные в местном магазине за три. Более сложный пример — раньше чипсы продавались в пакете весом 500 граммов за 2 доллара. Сейчас производитель увеличил размер пакета в два раза, количество чипсов на 100 граммов и цену на один доллар. По такому случаю запущена рекламная кампания, в которой восторженные актёры в исступлении кричат как это прекрасно и замечательно, что чипсов стало больше, как все от этого счастливы и ещё больше любят чипсы.

Произошла подмена, которую бенефициар прибыли вроде и не скрывает, но и не афиширует. А если в магазине стоит 150 брендов чипсов, но все они произведены двумя компаниями, то бенефициары прибыли вполне могут сделать так со всеми чипсами, тем самым принуждая малефициаров принять новые условия. Вроде всё по-честному, но есть аж четыре маленькие подмены: подмена еды чипсами, подмена однообразия разнообразием, подмена одного количества товара другим и подмена стоимости ценой. Мы также уверены, что рабочим на производстве чипсов подменили зарплату, но этого из примера не следует.

Подмена равенства неравенством может быть осуществлена лишь до тех пор, пока у малефициара есть желание и возможность быть малефициаром. Возможность обычно заканчивается раньше желания.

4.2. Подмена потребности.

Подмена потребностей — это дело рекламы, как прямой, так и различного рода слухов, рекомендаций, моды, трендов, всего, что способно превращать объект в товар и усиливать потребность в нём. Мы все знакомы с тем, как нам продают ненужные вещи. Реклама гипертрофирует существующие потребности, намекает на удовлетворение таких потребностей, которые в реальности продуктом не удовлетворяются, и подменяет реальные потребности вымышленными.

«Маргарин большой, жёлтый, вкусный и заставляет вашего мужчину любить вас сильнее.» «Пепси пьют только очень красивые люди.»

«Последний айфон вызывает зависть и вожделение сверстников.»

«Спешите, распродажа заканчивается завтра.»

«Это не просто диван, это стиль жизни.»

Вместо бесплатного удовлетворения потребности в общении предлагаются социальные сети. А, чтобы зарабатывать на этом деньги, сделаем ещё одну подмену: подмену спроса товаром (об этом ниже) — интерес потребителей к социальным сетям мы продаём рекламодателям как товар.

Подмена потребности также ограничена количеством денег на руках у малефициаров. Как бы ни хотелось стать красивым, если денег на пепси нет, приходится пить простую воду из–под крана.

4.3. Подмена товара.

Если спрос для извлечения прибыли нужно увеличивать, то способность товара его удовлетворять — уменьшать. Если товар похож на объект, который удовлетворяет потребность, но не делает этого, делает в недостаточной или в меньшей, чем раньше мере, мы говорим о подмене товара. Это могут быть фрукты и овощи, которые выглядят как настоящие, но не имеют ни вкуса, ни запаха, ни тех витаминов и микроэлементов, которые присутствуют в оригинальных фруктах и овощах. Это может быть холодильник или утюг, от которого ожидают срок эксплуатации 10 лет, и который ломается через год. Это может быть одежда, которая портится после первой стирки. Также о подмене товара можно говорить в том случае, если он не соответствует эквиваленту, т.е выдаётся за более дорогой товар.

Подмену человеческого труда машинным также можно считать подменой товара. Никто, конечно, не возражает, что носимая нами обувь сделана роботом, а не человеком, кроме этого самого человека, который остался без дохода, а значит, перестал быть потребителем. Его тоже можно смело назвать малефициаром подмены товара. Малефициаром этой подмены является также общество в целом, поскольку отказ от услуг большого количества людей приводит к снижению доходов, а значит спроса и производства во всём обществе. Общество в целом является малефициаром любой прибыльной трансакции.

Практически все продукты в упаковке — это подмена обычных продуктов. Произвести чипсы за доллар гораздо дешевле, чем мясо или яблоки, а поскольку людям свойственно выбирать для себя еду органами чувств, а не разумом, достаточно добавить в чипсы усилитель вкуса и вкусовые добавки, и чипсы, с точки зрения органов чувств, становятся привлекательнее питательной и полезной еды. Малефициару такой подмены в дальнейшем можно также продать широкий спектр медицинских услуг. Только включив разум можно понять, что употребление дериватива вместо первообразной углубляет ту степень, в которой потребитель становится малефициаром в данной трансакции. Употребление дериватива также потенциально делает потребителя малефициаром в ряде других трансакций, в которых иначе он мог бы не участвовать.

Различные фьючерсы и опционы на товарные группы — это более высокие деривативы от подмены товара. Зачем покупать пароход с нефтью, если можно купить фьючерс на пароход с нефтью?

4.4. Подмена эквивалента.

Подмена эквивалента осуществлялась много раз в истории, но никогда настолько интенсивно как сейчас.

4.4.1. Подмена труда золотом.

Эта подмена позволила накапливать эквивалент и стала первым этапом расслоения общества. Именно переход общества от труда к золоту как эквиваленту, стал причиной того, что одни смогли стать императорами, а другие рабами.

4.4.2. Подмена золота бумажным деньгами.

Эта подмена позволила выделиться классу хозяев денег — тех, кто контролирует эмиссию. Она же стала предпосылкой появления возможности неограниченного увеличения денежной массы.

4.4.3. Подмена наличных денег кредитными.

Эта подмена привела к разделению эмиссии на кредитную и денежную. Сейчас денежную эмиссию осуществляет центробанк, а кредитную — любой банк, выдающий кредиты. Кредитные деньги возникают ниоткуда в момент одобрения кредита банком. Подмена наличных денег кредитными меняет сущность денег. Теперь это не просто эквивалент обмена, но также и товар, имеющий цену, и актив, способный порождать доход.

4.4.4. Подмена вчерашних денег завтрашними.

Существование кредита предполагает расширение денежной массы. В самом деле, если в замкнутом обществе есть 100 долларов, которые выданы в кредит на год под 10% годовых, через год общество должно вернуть 110 долларов. Это невозможно сделать, если в обществе всего 100 долларов. Недостающие 10 долларов придётся напечатать. Нам тут возразят, что недостающие 10 долларов можно заработать. Да, конечно, их можно и нужно заработать, но если в обществе всего 100 долларов, как ни зарабатывай, денег больше не становится. Существование кредита предполагает постоянное расширение денежной массы (эмиссию).

Наличие кредита в обществе создаёт дивергенцию между стоимостью денег в процессе их приобретения и их стоимостью в процессе расходования. Завтрашние деньги дороже сегодняшних с точки зрения их приобретения, поскольку приобретаем мы их до процентов, а отдаём после начисления процентов. Поскольку кредит предполагает эмиссию, завтрашние деньги дешевле сегодняшних с точки зрения их расходования, поскольку завтра денег в обществе будет больше, чем сегодня. Вроде бы одни и те же деньги, но налицо сразу несколько подмен. У этих подмен есть бенефициары, но в основном всё общество является малефициаром как кредита, так и эмиссии.

Пример того, как подмена эквивалента влияет на общество. Сейчас, имея 50 тысяч долларов, можно купить дом за миллион. Банк даст остальные 950 тысяч. Сколько будет стоить этот дом, если банки исчезнут? Правильно, он будет стоить 50 тысяч, поскольку они у покупателя остались, а возможность получить кредит на 950 тысяч исчезли вместе с банком. (В реальности дом будет стоить гораздо меньше, поскольку сейчас эти 50 тысяч у потенциального покупателя скорее всего лежат в том же банке на депозите и исчезнут вместе с банком.) При этом 50 лет назад этот дом стоил 50 тысяч, сейчас он стоит миллион, а в случае исчезновения банков снова станет стоить 50 тысяч. Это один и тот же дом. Если он и изменился за 50 лет, то скорее в худшую сторону: постарел и нуждается в ремонте. За счёт подмены наличных денег кредитными происходит подмена цены. Всем известного роста цен на недвижимость нет. Есть рост денежной массы, а активы её просто абсорбируют. Недвижимость, кстати, далеко не самый лучший способ абсорбировать денежную массу. Это достаточно низкий дериватив.

Поскольку эмиссия — это постоянная подмена сегодняшних денег завтрашними, она неизбежно приводит к ускорению вырождения всех способов извлечения прибыли. Не важно, увеличивается ли денежная масса путём ограбления колоний и вывоза золота, путём декриминализация ссудного процента, путём создания рынка золотых деривативов, путём отказа от золотого стандарта или просто путём увеличения количества бумажных или электронных денег. Проблема в том, что изобретение новых деривативов всё меньше служит цели удовлетворения потребностей и всё больше служит цели абсорбирования денежной массы. В результате последние деривативы, такие, как биткоин, опционы или CFD вообще не удовлетворяют никакие потребности и служат чисто для извлечения прибыли путём прямого абсорбирования денежной массы.

4.4.5. Подмена оплаты труда зарплатой.

Любой, кто сегодня получает зарплату, является малефициаром подмены эквивалента. Он продаёт свой труд оптом, а бенефициар далее перепродаёт этот труд в розницу.

Чем более высокая производная от труда используется для извлечения прибыли, тем меньше значение самого труда, а значит и трудящегося человека. Об этом нужно помнить в процессе подготовки детей к будущей жизни. Их труд будет ещё дешевле и менее уважаем. Какова альтернатива? Более высокие производные.

Чем дальше общество отходит от труда как фактора производства и эквивалента стоимости, тем больше в нём образовывается ненужных людей. Труд этих людей никому не нужен, а значит заработать они никак не могут. Ни в школе, ни в институте не учат делать деньги на деривативах. Современное образование до сих пор даёт профессию. А дальше человек узнаёт, что профессия как способ извлечения прибыли уже существенно вырожден. Носителей такой профессии гораздо больше, чем требуется, что влияет как на возможность трудоустроиться, так и на уровень зарплаты.

В сельском хозяйстве США заняты 4% населения. 3.75% заняты в производстве. Ещё 6.75% работают на правительство США, правительства штатов и городов. Остальные 85.5% или пытаются друг другу что-то продать, или уже продали и тратят полученную прибыль, или пополняют армию вывалившихся из экономики.

Из сорока миллионов населения Калифорнии ПО СТАТИСТИКЕ 130 тысяч бездомных. Мы намеренно выделили слова по статистике, поскольку в наше время статистика обслуживает бенефициаров прибыли. В частности, в этой статистике не учтены 246 тысяч бездомных студентов. А сколько ещё бездомных не учтены? По очень консервативным оценкам вполне можно говорить о миллионе бездомных в Калифорнии, что составляет 2.5% всего населения. Это в Калифорнии! В эпицентре неутихающего технологического вулкана.

Вектор дальнейшего движения общества определяется не тем как мы дальше будем извлекать прибыль, а тем, что делать с вывалившимися из экономики людьми.

4.5. Подмена спроса товаром.

Спрос в качестве товара — это всевозможные базы данных клиентов, биг дата, различного рода рекламные услуги, торговые площадки и социальные сети. В эту категорию входит любой спрос, упакованный и проданный как товар, с целью извлечения прибыли. Скажем, спрос на общение миллиардов потенциальны малефициаров упаковывается и продаётся как товар потенциальным бенефициарам.

Эта подмена вырождается по мере углубления неравенства в обществе и образования класса бедных. База данных бедных никому не нужна, поскольку из них нельзя извлекать прибыль, а база данных богатых становится всё уже и их потребности в основном удовлетворены.

4.6. Подмена товара спросом.

Товар в качестве спроса — это такой товар, который не удовлетворяет спрос, а наоборот, стимулирует его. К этой категории вполне можно отнести телевидение. Малефициар покупает телевизор, берёт пакет программ, а дальше телевизор служит не ему, а бенефициару, рассказывая малефициару про его «потребности» и «правильные» способы их удовлетворения. Такая же подмена прямо на наших глазах происходит с интернетом, с социальными сетями, со многими продуктами, с образованием, после которого надо переучиваться, с медициной, после которой надо перелечиваться, с политиками, которые приходят с программой решения проблем, а уходят, создав ещё больше проблем.

На примере телевидения очень хорошо заметно как вырождаются способы подмены. Ещё 20 лет назад практически любая семья проводила вечера за телевизором. Сегодня огромное количество людей отказались от телевидения вообще. Они или продали свои телевизоры, или используют их как мониторы для просмотра того контента, который им интересен. Надо также отметить, что мозг современного человека адаптировался к рекламе. Мы научились её не видеть и не слышать. Эти способы подмены стали работать гораздо хуже, чем раньше, когда люди верили всему, что говорилось по телевидению. Ничего удивительного. Если человеку всё время врать, рано или поздно он перестаёт верить.

Ещё один пример товара, который не только не удовлетворяет потребность, но даже усиливает её — сладкие газированные напитки. Благодаря рекламе они ассоциируются с утолением жажды, но вместо этого вызывают повышение сахара в крови и попытки организма вымыть его с помощью дополнительной жидкости. Эти попытки мы ощущаем как жажду, которую пытались утолить. Факт того, что всё больше людей отказываются от сладких напитков, также является подтверждением вырождения деривативов.

4.7. Подмена эквивалента спросом.

В капиталистическом обществе непосредственное удовлетворение потребности делает человека малефициаром прибыли. Только сама прибыль способна удовлетворять любые потребности, делая при этом её субъекта бенефициаром. Возникает универсальная потребность — потребность в эквиваленте как в товаре, способном удовлетворять любые потребности.

Универсализация спроса на эквивалент приводит к вырождению другого спроса. Люди с утра до ночи пытаются заработать денег, сэкономить, скопить, приумножить. В первую очередь страдают высшие потребности: потребность творить, заботиться, познавать, делать свою среду лучше, наслаждаться прекрасным. С ускорением вырождения деривативов начинают страдать и базовые потребности. Люди отказываются создавать семью, продолжать род, покупать недвижимость, сокращают время сна, переходят на более дешёвые и менее питательные продукты, принимают на себя более высокие риски.

4.8. Подмена эквивалента товаром.

Возникновение универсальной потребности в эквиваленте делает эквивалент универсальным товаром, способным удовлетворять любую потребность. Это, в свою очередь, делает деньги универсальным мотиватором и самой значимой ценностью. Становясь товаром, эквивалент приобретает цену. Деньги становятся кредитом.

Универсализация эквивалента как товара, приводит к вырождению других товаров. В первую очередь это касается товаров, удовлетворяющих высшие потребности. С ускорением вырождения деривативов, люди начинают отказывать себе в товарах для удовлетворения базовых потребностей.

4.9. Подмена товара эквивалентом.

Товар в качестве эквивалента — это актив. Актив — это такой товар, который непосредственно не удовлетворяет никакую потребность, но является средством извлечения прибыли, т. е. средством получения эквивалента. Есть несколько классов активов.

4.9.1. Средства производства.

Станки, заводы, машины, роботы. Способ извлечения прибыли — производство. Вырождаются по мере вырождения производства как средства извлечения прибыли.

4.9.2. Земля, ресурсы, недвижимость.

Когда-то земля, ресурсы и недвижимость были средствами производства. В процессе вырождения они стали средствами извлечения пассивной прибыли. Способ извлечения прибыли — рента. Вырождаются по мере вырождения зарплаты как способа получения дохода для жилой недвижимости, и производства как способа извлечения прибыли, для коммерческой недвижимости.

4.9.3. Торговые площади.

Биржи, рынки, торговые сети, агентства, торговые онлайн терминалы. Способ извлечения прибыли — комиссия. Вырождаются по мере снижения покупательной способности населения.

4.9.4. Интеллектуальные продукты.

Способ извлечения прибыли — роялти. Вырождаются по мере вырождения производства как средства извлечения прибыли.

4.9.5. Долговые инструменты.

Способ извлечения прибыли — процент. Вырождаются по мере снижения процентной ставки.

4.9.6. Высшие деривативы.

К таким активам относятся всевозможные опционы, контракты, фьючерсы, криптовалюты и масса других рыночных инструментов. Непосредственный способ извлечения прибыли отсутствует. Прибыль извлекается только за счёт роста цены. Вырождаются в случае прекращения эмиссии.

По мере вырождения доходности активов, возникает потребность в более высоких производных. Первой производной от доходности актива является рост его цены в следствие повышения доходности. Возможности повышения доходности ограничены процессом вырождения, так что рост доходности быстро сменяется её падением, как и рост цены.

Второй производной от доходности актива является рост его цены за счёт залогового кредитования. Кредитование приводит к росту цены активов и, соответственно, ещё большему снижению их доходности (ROI). Кредитование способно повышать цену актива лишь до тех пор, пока его доходность способна обслуживать кредит. Когда цена поднимается до такой степени, что доходность уже не способна обслуживать кредит, дальнейшее кредитование невозможно и эта производная вырождается.

Третьей производной от доходности актива является рост его цены за счёт эмиссии. До тех пор, пока актив приносит хоть какую-то доходность, его цена может расти за счёт увеличения денежной массы. Тем не менее, если в обществе есть более высокие деривативы, способные давать более высокую прибыль, эмиссия перераспределяется не в пользу вырожденных активов и их цена снижается. Также цена активов снижается, если в результате тех или иных процессов их доходность падает до нуля или ниже нуля. В этом случае мы говорим о полном вырождении актива как способа извлечения прибыли. Актив перестаёт быть активом, перестаёт быть товаром и становится просто предметом, который не удовлетворяет теперь никакой потребности и никому не нужен. Таким никому не нужным активом, с появлением автомобиля стала лошадь. Таким никому не нужным активом становится банковский депозит, когда банковский процент падает до нуля. Таким никому не нужным активом становится недвижимость, когда различные выплаты за недвижимость начинают превышать рыночную аренду.

Все знают, что экономика должна расти, но не всегда точно могут сформулировать, зачем. Вот именно за этим. Если экономика перестаёт расти, мы из экономики роста активов снова сваливаемся в экономику только первоначальной доходности активов, или ещё ниже, в мир, где активы не приносят никакой доходности и за деньги надо работать.

Большинство активов уже существенно выродилось. Возникли целые цепочки деривативов на активы — опционы, контракты на разницу, свопы, индексы, фьючерсы, структурированные продукты. Когда один дериватив вырождается, поскольку всем уже понятно, что это подмена, его подменяют новым деривативом. Образуются деривативы на деривативы. В каждый момент времени наиболее прибыльным является последний дериватив. Чем ниже дериватив, тем сильнее он вырожден, т. е. тем меньше прибыли он приносит. В целом, производить товары менее выгодно, чем продавать их. Продавать товары менее выгодно, чем сдавать в аренду помещения, где эти товары продаются. Сдавать в аренду помещения менее выгодно, чем наслаждаться ростом цены этих помещений. Владеть акциями более выгодно, чем вести бизнес. Торговать деривативами на акции выгоднее, чем индивидуальными акциями. Торговать деривативами на деривативы выгоднее, чем первичными деривативами. Мы почти уверены, что в результате следующего кризиса особую популярность приобретут скоростные индексы. Цена активов и деривативов будет меняться незначительно, а деньги будут делаться на изменении скорости изменения цены. Впрочем, это если мир не одумается.

4.10. Подмена математического ожидания.

Предположим, один человек имеет доллар и подбрасывает монету миллион раз. За каждый орёл он получает 55 центов, за решку платит 45 центов. Такой человек потеряет свои деньги задолго до того, как дойдёт до миллионного подбрасывания. Изменим условия задачи. Пусть теперь миллион человек, у каждого из которых есть доллар, подбросят свои монеты один раз и каждый за орла получит 55 центов, а за решку заплатит 45, такая выборка в целом увеличит первоначальный капитал. Для объяснения, почему, нам придётся отослать читателя к внешним источникам, поскольку это тема для отдельной увесистой книги. Давайте просто скажем, что математическое ожидание по временным рядам НЕ ВО ВСЯКОЙ системе совпадает с математическим ожиданием по пространственным рядам. Если матожидания отличаются, такая система называется неэргодической. Если совпадают — эргодической. Статистическими методами может быть описана эргодическая и только эргодическая система, при условии, что её эргодичность доказана. Неэргодические системы статистическими методами не описываются.

Если наша выборка в миллион человек подбросит монету тысячу раз, то первоначальный капитал также увеличится, но неравномерно. Одни участники игры увеличат его во много раз, другие быстро потеряют. Тем не менее, вся выборка в целом капитал увеличит.

В соответствие с законом математического ожидания для неэргодических процессов, миллиарды несвязанных друг с другом трансакций неизменно будут приводить к повышению степени неравенства в обществе. Это свойство заложено в природе неэргодических процессов.

В нашем примере единичный результат подбрасывания одного участника игры не влияет на результаты остальных. Мы предполагаем, что если всей выборке понадобятся дополнительные деньги, они будут предоставлены. В реальной экономике бенефициары и малефициары процесса накопления капитала связаны обратной корреляцией. Если кто-то выигрывает, кто-то обязательно проигрывает. Количество денег ограничено, соответственно те, у кого выпал орёл, получают часть этого ограниченного количества денег, а те, у кого выпала решка, вынуждены добавлять в общую копилку из своих первоначальных денег. В такой ситуации одни участники игры очень скоро станут гораздо богаче, а другие всё потеряют. При бесконечном количестве подбрасываний все деньги концентрируется в руках у одного участника.

Для выпадения из игры достаточно в начале игры два раза подряд выбросить решку. В первый раз участник выборки заплатит 45 центов из имеющегося у него доллара и у него останется 55 центов. Во второй раз он опять заплатит 45 центов и у него останется 10 центов. С такой суммой он в принципе больше не может участвовать в игре, поскольку является неплатёжеспособным. Приличное количество нашей выборки выйдет из игры уже после первой сотни подбрасываний монеты. Будут также те, кто будет то зарабатывать, то терять, то снова зарабатывать в течение длительного времени. У таких участников может сложиться ощущение, что игра вечная. Но это опять ТОЛЬКО ТАК ВЫГЛЯДИТ.

Если установлено, что конечность процесса сегрегации общества зависит от конечности денежной массы, вполне допустимо предположить, что в случае бесконечности денежной массы, процесс сегрегации будет продолжаться бесконечно долго. К сожалению, это не так. Дополнительные деньги потребуются тогда, когда для вознаграждения «орлов» перестанет хватать денег, заплаченных «решками». Это произойдёт тогда, когда, как мы уже выяснили выше, приличная часть участников выборки уже выйдет из игры. Процесс выпадения участников из игры не прекратится и после того, как начнётся приток дополнительных денег. Вскоре в игре останется некоторое количество участников, которые смогут достаточно долго играть, постепенно выбывая из игры. Увеличение денежной массы всегда осуществляется в пользу бенефициаров прибыли, что, впрочем, позволяет промежуточным малефициарам дольше оставаться в игре.

Здесь кроется одна из основных подмен капитализма — попытка выдать конечный процесс извлечения прибыли за бесконечный. Процесс извлечения прибыли конечен, как для малефициаров, так и для бенефициаров. Просто малефициары выпадают из экономики первыми, промежуточные бенефициары, которые держались за счёт выпадения первых малефициаров, сами становятся малефициарами, а затем и сами выпадают из экономики. Так продолжается до тех пор, пока не останется один бенефициар, которому просто не на ком будет делать прибыль.

Здесь нам возразят, что до определения последнего бенефициара может пройти миллиард лет. Но ведь экономика страны, да и мира в целом, перестанет существовать гораздо раньше. Чтобы это понять, достаточно оценить скорость сокращения количества граждан, вносящих вклад в ВВП. Если в стране живёт триста миллионов человек, а ВВП делается двумястами миллионами, можно говорить о существовании экономики. Если такой же по размеру ВВП в этой же стране делается сотней тысяч человек, такой ВВП уже не отражает благосостояние общества, но скорее благосостояние этой сотни тысяч человек. Все остальные в экономике, а значит в формировании ВВП, не участвуют. Для них игра закончилась, конец капитализма уже случился. В стране, где из трёхсот миллионов человек ВВП делает только сто тысяч, экономика уже перестала существовать. Она стала элитным клубом для избранных.

На подмене временных матожиданий неэргодических процессов пространственными также делается неплохая прибыль. Накопительная пенсия — это когда пенсионный фонд усредняет свои риски по значительной выборке населения, а каждый его участник — по времени. Это же касается страхового бизнеса. Страховая компания усредняет свои риски по выборке, а застрахованные лица — по времени.

Каждый раз, когда нам говорят: «Посмотрите на Илона Маска, на Уоррена Баффета, на Марка Цукенберга! Это живые примеры капиталистического равенства возможностей! Люди с нуля стали мультимиллиардерами!», нам в очередной раз подменяют матожидание по времени матожиданием по выборке, поскольку, как бы случайно, упускают из виду тот факт, что десятки миллионов не менее талантливых, трудолюбивых, умных бизнесменов разорились не по глупости или лени, а в результате простой и известной статистической закономерности.

4.11. Подмена коллективного малефициара (экспорт бедности).

Эта подмена ещё называется расширение рынка. Если на какой-то территории вырождаются все способы извлечения прибыли, их можно перенести на другую территорию — найти другого коллективного малефициара. Сначала расширение рынка было мирным. Купцы просто везли свои товары в другие страны. Потом страны начали защищать своих производителей от импортёров, и расширение рынка стало возможным только с помощью войны и захвата чужой экономической зоны. Расширение рынка также уже вырождено в качестве способа извлечения прибыли, поскольку с 1991-го года, после падения СССР, рынок глобален и расширяться дальше некуда. У окончания расширения рынка есть также и плюсы. Оно означает отсутствие смысла в дальнейших мировых войнах, поскольку все мировые войны начинались с целью захвата рынков.

В процессе расширения рынка, малефициаром становится другая территория, но бенефициаром остаётся та же. Происходит экспорт роли малефициара, что в конечном итоге означает экспорт бедности. Этот способ также вырождается. Россия, Китай, Индия, Бразилия, Африка, Латинская Америка отказываются дальше быть малефициарами. Кто-то потому, что больше не хочет, иные потому, что у них уже нечего взять. Экспортированная когда-то бедность возвращается в Западные страны, проникая в них в виде иммигрантов и беженцев, конденсируясь в виде своих собственных граждан, выброшенных из экономики, живущих на улице и питающихся объедками, в виде прекариата, который не знает, чем завтра кормить детей, в виде закредитованных до отказа специалистов, в виде массовых банкротств мелкого бизнеса. Тот факт, что большинство всё ещё работает в странах бенефициарах и делает прибыль, говорит лишь о том, что где-то кто-то становится беднее в странах малефициарах. Мы их грабим. Любая прибыль означает чьи-то потери.

4.12. Подмена коллективного бенефициара (революция).

В процессе развития капиталистического общества бенефициары оставляют себе всё больше прибыли, а малефициары всё больше теряют. Образуются общественные классы. В различные исторические периоды существовали классы рабов, рабовладельцев, феодалов, рыцарей, крестьян, рабочих, капиталистов, пролетариев. В настоящее время можно насчитать семь ярко выраженных классов:

4.12.1. Владельцы основных активов.

К ним относятся самые богатые люди мира. Когда-то все они сделали деньги на каком-то одном классе активов. Сейчас они, в основном, являются владельцами диверсифицированных концернов, владеющих понемногу всеми ещё не вырожденными активами. Теория вырождения деривативов им хорошо известна, так что их бизнес — это или инвестиции в самые последние деривативы, или создание новых. Принадлежность к классу владельцев означает собственность на основные денежные потоки и доступ к неограниченному количеству денег.

4.12.2. Управленцы.

Сюда относятся высшие управленцы как крупнейших корпораций, так и государственные управленцы, включая президентов, премьер-министров и всех других высших государственных чиновников. Корпоративные управленцы отбираются по способностям из высокопоставленных семей, а государственным управленцам способности не только не нужны, они на таких должностях даже вредны. Задача государственного управленца — выполнять указания владельцев, выдавая их за нужды общества путём различных подмен. Управленцы посвящены в тактические планы, но не в стратегические. Мало того, управленцы должны быть отобраны таким образом, чтобы по описанию тактического плана они не могли догадаться о стратегическом. Именно этим объясняется неспособность современных политиков принимать какие-либо значимые решения. В то же время мы видим, что в совершенно разных странах на разных континентах происходят одни и те же политические процессы: принимаются законы, ограничивающие хождение наличных денег, снижаются процентные ставки, принимаются антитеррористические законы. Это наглядное подтверждение того, что политики отдельных стран — это просто управленцы, а стратегические планы формируются владельцами. Сменяемость власти в странах западной демократии является гарантией того, что управленец не перейдёт в класс владельцев. Тем не менее, попав в класс управленцев, человек практически не имеет возможности из него выпасть. Самое страшное наказание, предусмотренное за грубейшие ошибки или должностные преступления — перевод на малоинтересную должность.

4.12.3. Специалисты.

К специалистам относятся служащие государственных учреждений и коммерческих компаний, имеющие квалификацию (врачи, инженеры, программисты). В периоды экономического роста, когда специалистов не хватает, их отбирают по принципу наивысшей компетенции. В периоды экономической стагнации и спада принадлежность к этому классу практически гарантирует зарплату выше среднего, так что и на этом уровне существенную роль начинают играть протекционизм и семейственность. Возникают целые династии «специалистов». У специалиста есть шанс скопить что-то к пенсии, но для этого он должен всю жизнь быть полезен для вышестоящих классов. В настоящее время специалисты составляют примерно 25% населения.

4.12.4. Военные.

К этому классу относится армия, полиция, службы разведки и контрразведки, охранные предприятия и ЧВК. Задача этого класса — обеспечение существования классовой иерархии. Представители этого класса получают зарплату чуть выше среднего и гарантии.

4.12.5. Владельцы мелкого бизнеса.

К этому классу относятся владельцы вырождающихся бизнесов, таких как рестораны, несетевые магазины, салоны по продаже автомобилей и прочие. Когда-то мелкий бизнес был эффективным способом подмены и приносил неплохую прибыль. В процессе вырождения мелкий бизнес превратился в работу. Владельцы мелкого бизнеса в основном своём большинстве уже не имеют достаточной прибыли, чтобы нанимать сотрудников. Они вынуждены работать сами за очень небольшую прибыль, которая обычно ниже, чем зарплата специалистов. Мелкий бизнес является малефициаром для банков, крупного бизнеса, государства и сервисов B2B. Прибыльность мелкого бизнеса зависит от наличия дохода у низших классов. Поскольку доходы низших классов постоянно падают, доходы мелкого бизнеса также падают. Расходы при этом только увеличиваются. Мелкий бизнес вырождается как способ извлечения прибыли, а его владельцы вместе с прекариатом отправляются в класс бедных. В настоящее время класс владельцев мелких бизнесов составляет примерно 10% от всего населения.

4.12.6. Прекариат.

К этому классу относятся многочисленные рабочие, развозчики пиццы, таксисты, водители грузовиков, строители, продавцы, уборщики. Все те, кто работает за минимальную зарплату и может в любой момент быть заменён на другого без ущерба для работодателя. Прекариат живёт от зарплаты до зарплаты. Если представитель прекариата хочет что-то скопить, сделать это можно только путём жёсткой экономии. Численность прекариата в мире уже надёжно превышает 50% всего населения. Это тот класс, который, в случае кризиса, остаётся без средств к существованию.

4.12.7. Бедные.

К этому классу относятся люди, которые выпали из экономики. Они больше не являются ни производственной силой, ни потребителями, а посему никому не интересны. В одних странах им платят мизерные пособия, чтобы они сидели дома возле телевизора и тихонько спивались, вместо того, чтобы сбиваться в толпы и устраивать революции, в других странах платят классу военных, который держит нищих подальше от тех районов, где живут другие классы. В настоящее время официальная статистика считает, что класс бедных составляет примерно 14% населения в развитых странах. В менее развитых странах, в которые долгие годы экспортировалась бедность, этот процент выше и может достигать 40-50% населения.

В доиндустриальном обществе ценность человека определяется его полезностью феодалу. Если человек мог приносить пользу, ему позволялось жить и питаться, если нет, он был предоставлен сам себе и его судьба никого не интересовала. С развитием капитализма человек становится средством производства и потребителем. Бенефициары прибыли начинают интересоваться тем, что человек хочет, что он предпочитает покупать, как замотивировать его на более производительный труд. В постиндустриальном обществе человек как средство производства, заменяется роботами, а если он не зарабатывает, то и потребителем быть не может. Поскольку низшие деривативы, такие как производство и торговля, на поздних стадиях капитализма вырождены, основная прибыль делается в финансовом секторе, и судьба человека, не производителя и не потребителя, снова никому не интересна. Людей, которые выпадают из экономики, становится всё больше, а способы подмены переориентируются на всё более высокие классы.

Чем сильнее в обществе вырождаются деривативы, тем сильнее расслоение этого общества. Точнее, причинно-следственная связь здесь взаимная. Скатывание всё большего количества населения в нищету приводит к вырождению способов извлечения прибыли, что в свою очередь приводит к ещё большей нищете. Если у человека ничего нет, прибыль на нём сделать не получается. Если над человеком нависла угроза скатиться в класс бедных или даже в прекариат, он начинает очень внимательно относиться к своим деньгам, и делать на нём прибыль становится крайне затруднительно.

Каждый раз, когда в обществе происходила революция и старые элиты сменялись на новые, под какими бы лозунгами они ни приходили, они всегда делали то же самое, что и старые — перераспределяли в свою пользу основные активы общества и, насколько это было возможно, фиксировали своё право на власть и собственность. В этом смысле все предыдущие революции были лишь подменами коллективного бенефициара с целью перераспределить активы и финансовые потоки. Тем не менее, такие переделы обычно сопровождались экономическим подъёмом, поскольку активы и финансовые потоки высвобождались, а в процессе их присвоения в обществе выстраивались новые классовые вертикали, что сопровождалось появлением окон возможностей для подмены понятий, для фиксации прав на способы подмены понятий, для присвоения прибыли, а также для перехода из более низких классов в более высокие. По мере вырождения способов подмены вероятность насильственной смены коллективного бенефициара растёт.

Переход в более высокий класс сейчас практически невозможен, за единичными исключениями. Переход в более низкий класс, наоборот, практически гарантирован. Удерживаться в своём классе можно лишь прикладывая титанические усилия, в том числе по выпихиванию вниз максимального количества представителей своего класса.

4.13. Подмена платёжеспособности малефициара.

Ключевым условием извлечения прибыли является наличие эквивалента у малефициара. Если эквивалента нет, малефициар выпадает из экономики. Данный способ извлечения прибыли предполагает постоянный приток новых денег в обществе. Давайте пока просто предположим, что он есть. Когда все малефициары уже одеты, обуты и накормлены, можно предложить им телефон, телевизор, компьютер, интернет, социальную сеть. До тех пор, пока есть приток денег, малефициары не воспринимают подмену как нечто значимое, и просто тратят деньги.

Проблема этого способа заключается в том, что процесс извлечения прибыли всегда будет быстрее процесса увеличения денежной массы. Если начать увеличивать денежную массу очень быстро и процесс извлечения прибыли перестанет за ней успевать, бенефициар прибыли перестаёт быть бенефициаром и становится малефициаром эмиссии. В номинальном выражении его состояние растёт, а в реальном — падает за счёт инфляции.

Превышение скорости извлечения прибыли над скоростью увеличения денежной массы даже в условиях постоянного притока денег неизменно приводит к сегрегации общества и окончанию капиталистической экономики.

Чтобы увеличить количество эквивалента на руках у малефициаров, используется несколько способов.

4.13.1. Подмена оплаты труда зарплатой.

Оплата труда — это вроде бы самый простой, понятный и приемлемый для экономики вариант, но выплачивая деньги за работу, бенефициар частично становится малефициаром. В капиталистической экономике конечная прибыль зависит как от эффективности извлечения прибыли, так и от эффективности избежания позиции малефициара. Каждый бенефициар считает, что малефициар должен заработать где-нибудь в другом месте, а к нему уже прийти с готовыми деньгами и только тратить. Увеличивать долю заработной платы в себестоимости своего товара или услуги бенефициар не хочет. У него задача противоположная — по возможности исключить заработную плату из стоимости совсем. Теоретически предполагается, что заработав, малефициары потратят свой заработок, что приведёт к увеличению прибыли бенефициаров, но это же будет потом, а платить малефициарам нужно сейчас. Опять же, где гарантия, что малефициары потратят свой заработок? Вдруг им придёт в голову мысль отложить деньги на чёрный день или расплатиться с кредитами? Естественно, бенефициары прибыли с таким положением дел не согласны. Они стремятся к противоположному положению дел, когда стоимость труда стремится к нулю. Каким образом при этом малефициары должны участвовать в подменах с прибылью для бенефициаров, самих бенефициаров не волнует. Пусть об этом волнуются политики. В процессе роботизации и автоматизации всех сфер жизни заработок вырождается как способ увеличения эквивалента на руках у малефициаров.

4.13.2. Подмена наличных денег кредитными.

Кредит позволяет увеличить количество эквивалента на руках у малефициара в момент выдачи кредита. К сожалению, кредитные деньги имеют цену и завтра их необходимо вернуть в большем количестве. Сумма кредита, которую можно выдать малефициару, определяется его способностью обслуживать кредит и жёстко привязана к его доходу. Если зарплата малефициара составляет 2000 долларов в месяц, его платёж по кредиту никак не может быть 3000 в месяц. Это значит, что рано или поздно кредитная ёмкость малефициара достигнет предела и больше кредита ему дать не получится. Он просто не сможет его обслуживать. Если же доход малефициара снижается, то снижается и его кредитоспособность, а значит и его уровень потребления. Чем больше кредита выдано малефициарам, тем ниже их дальнейшая кредитоспособность. Этот способ также уже сильно вырожден, поскольку большинство населения выбрало все возможные кредитные лимиты.

Уровень кредитования в том или ином секторе наглядно показывает степень вырожденности деривативов. Легче всего получить кредит на покупку того дериватива, который приносит больше всего прибыли. Когда-то кредит давался только под производство, поскольку производство являлось единственным способом извлечения прибыли. В период экономического бума, когда уровень безработицы оказался очень низким, появился потребительский кредит, который по сути является кредитом под зарплату. Это был период, когда получатель зарплаты признавался частичным бенефициаром генерируемой обществом прибыли. В период роста цен на недвижимость кредит под недвижимость оторвался от зарплаты. Сама недвижимость была гарантом платёжеспособности, поскольку являлась прибыльным активом. Пузырь лопнул, и сейчас ипотечный кредит — это опять кредит под зарплату и привязан к ней. Зато сейчас очень легко, практически автоматически, даётся маржинальный кредит любому, кто торгует на финансовых рынках. Пока не лопнет и этот пузырь. Причём если соотношение зарплаты к потребительскому кредиту сейчас примерно 1:1, а соотношение ипотечного кредита к стоимости объекта недвижимости примерно 1:20 (5% первоначальный взнос), то соотношение маржинального кредита к сумме депозита в некоторых случаях достигает 1:500. Это однозначный индикатор того, в каких деривативах делается максимальная прибыль, а какие уже вырождены.

4.13.3. Подмена процентной ставки и срока выплаты.

Снижение ставки по кредиту и увеличение срока выплаты кредита сами по себе уже являются деривативами на простое кредитования, а значит их появление указывает на вырождение кредитования как способа подмены. Тем не менее, этот метод позволяет увеличить сумму, которую возможно выдать в качестве кредита малефициару, без увеличения его дохода, но снижает прибыльность кредитной операции. Этот метод работает в том случае, когда кредитная организация кредитует и малефициара, и бенефициара. Теряя прибыль на снижении ставки для малефициара, кредитная организация компенсирует её за счёт кредитования бенефициара. Правда, в этом случае они оба становятся малефициарами по отношению к кредитной организации. Этот способ также ограничен. Снижение процентной ставки ограничено нулём. Можно сколько угодно говорить об отрицательных процентных ставках, но они превращают кредитную организацию из бенефициара в малефициара. Центробанк может покупать государственные облигации с отрицательной процентной ставкой себе в убыток, просто потому что там работают чиновники, которых высшие бенефициары прибыли вполне могут «назначить» себе в малефициары. Обычный заёмщик никогда не сможет занимать под отрицательную ставку, поскольку это означает полное вырождение денег как средства извлечения прибыли. В любом случае, процентные ставки уже на таком уровне, что в большинстве стран мира этот способ уже вырожден.

4.13.4. Подмена количества работающих в семье.

Идеальный бенефициар — это такой субъект, который получает прибыль, не прикладывая для этого усилий. Идеальный малефициар — это такой субъект, который теряет деньги и на работе, и в магазине, т. е. на каждой трансакции. Причём в магазине он не просто что-то покупает, но непременно брендовые вещи. В этом случае он платит прибыль не только владельцу магазина и производителю, но и владельцу бренда.

Теперь представим себе семью, где один партнёр работает, а другой занимается домом. Второй партнёр является бенефициаром прибыли первого, не прикладывая никаких усилий к извлечению этой прибыли. Он является идеальным бенефициаром. С точки зрения реальных бенефициаров прибыли, это неправильно, и этого второго партнёра нужно убедить перестать быль бенефициаром и начать быть малефициаром. Да не просто малефициаром, а малефициаром в каждой возможной трансакции. Для этого осуществляется подмена понятий. Жизнь малефициара представляется мечтой, в то время как жизнь идеального бенефициара представляется жалким существованием. Второй партнёр идёт работать, и мы получаем два дохода в семье. Такой семье можно дать в два раза больше кредита и продать во много раз больше товара. Естественно, мы не говорим такой семье, что её матожидание от такого изменения по временному ряду, а матожидание бенефициаров — по пространственному. Увеличение доходов каждой семьи приведёт к росту цен в обществе и покупательная способность этой семьи снизится до того же уровня, на котором она была, когда работал только один партнёр. С той лишь разницей, что теперь уже оба партнёра должны работать, чтобы обеспечить тот же уровень жизни. В подавляющем большинстве семей увеличить количество работающих уже больше нельзя.

4.13.5. Подмена инвестиционного инструмента.

Для того, чтобы этот метод сработал, необходимо наличие на руках у малефициаров излишков денег и высокая вовлечённость малефициаров в инвестиционную деятельность. Уже из этих условий видно, что способ вырожден, но мы всё же его опишем. Предположим, есть некий дериватив, в который крупные игроки начинают вкладывать большие деньги. Этот дериватив начинает расти, увлекая за собой деньги малефициаров. До тех пор, пока дериватив растёт, малефициары могут занимать под его рост, что само по себе расширяет денежную массу на руках у малефициаров и повышает их платёжеспособный спрос. Таким деривативом может быть недвижимость, биткоин, акции компании Эпл или что-то иное, но в любом случае, подмена на лицо. Крупные игроки ведут дериватив вверх только для того, чтобы затянуть в него побольше малефициаров, скинуть свою долю и сделать на этом прибыль. Малефициары, как всегда, остаются малефициарами. Они, собственно, для этого и нужны. Проблема этого способа в том, что он оставляет малефициара без денег и второй раз ему уже нечем входить в следующий пузырь. Рано или поздно мы приходим к тому, что малефициары перестают играть в пузыри и способ вырождается. Тем не менее, пока способ вырождается, на нём можно неплохо заработать.

4.13.6. Эмиссия.

В теории эмиссия бывает кредитная и денежная. Денежная эмиссия — это увеличение количества наличных денег центробанком. Кредитная эмиссия — это увеличение количества кредита коммерческими банками. В реальности это одна и та же эмиссия, поскольку напечатанные наличные деньги никогда не поступают в экономику в виде наличных денег, но только в виде кредита, т. е. с вменённой стоимостью. Центробанк запускает деньги в экономику путём выкупа долговых обязательств. Наличные деньги являются лишь правом требования по кредиту.

Одна из подмен эмиссии — это её неравномерность. Поскольку кредит даётся под доход, именно уровень дохода определяет способность занимать, т. е. способность быть бенефициаром эмиссии. Большая их часть идёт тем, у кого больше доходы. Неравномерность распределения эмиссионных денег приводит к избытку денег (инфляции) среди высших классов и острой нехватке денег (дефляции) среди низших классов. В среднем, экономика как бы не изменилась. Она также делает, скажем, триллион ВВП в год. Но если раньше этот триллион делали 300 миллионов человек, а затем 30 миллионов, то теперь, после очередной эмиссии, его делают 3 миллиона человек. Остальные оказываются вне экономики. В результате следующего раунда эмиссии ВВП будут делать 300 тысяч человек, потом 30 тысяч. Неравномерная эмиссия — это также попытка выдать неравенство за равенство. В данном случае неравенство возможностей, а точнее, неравенство одной возможности — доступа к эмиссионным деньгам. Вроде капитализм для всех, но если у вас нет доступа к неограниченному кредиту, ищите работу.

Если до вырождения основных способов извлечения прибыли инфляция приводила к вспышке деловой активности, сейчас, поскольку неравномерная эмиссия является самым существенным способом извлечения прибыли, общество становится зависимым от эмиссии. В каком бы общественном классе ни происходила инфляция, после первоначального увеличения денежной массы нам очень скоро приходится увеличивать скорость увеличения денежной массы, ускорение увеличения денежной массы и даже скорость изменения ускорения увеличения денежной массы. Эта производная называется тряской. Общество не просто становится зависимым от каждого из этих деривативов, но с появлением более высоких, более низкие вырождаются в качестве инструментов регулирования монетарной политики. В обществе, где низшие производные эмиссии вырождены и существует зависимость от монетарной тряски, любое её замедление способно привести к коллапсу рынка и дефляционному шоку.

Лавинообразное увеличение денежной массы также приводит к потере производства, технологий, науки. Деньги на руках у населения становятся «горячими». Инфляция заставляет быстро от них избавляться. Малефициары (а это уже не самые бедные классы вообще, но самые бедные из тех, кому доступен кредит) перестают смотреть на качество товара и просто покупают, чтобы избавиться от денег. Если люди покупают всё и в огромных количествах, смысла производить качественные и принципиально новые товары нет.

В результате эмиссии многие активы и деривативы, которые раньше служили способом извлечения прибыли, сначала с трудом защищают от инфляции, а затем, когда их доходность становится пренебрежимо мала, по сравнению с ценой и по сравнению с инфляцией, перестают быть активами в принципе. Под них нельзя больше занять, их нельзя больше продать как средство извлечение прибыли. Если такие активы способны удовлетворять обычные потребности, их цены падают до уровня цен предметов потребления, в зависимости от целевого класса. Если актив был чисто инвестиционным инструментом, его цена падает до нуля. В пределе эмиссия становится единственным средством получения дохода, а единственными активами, способными приносить доход, становятся те, которые центробанк выкупает на вновь напечатанные деньги. Вся остальная экономика перестаёт существовать.

Если эмиссия равномерна, деньги распределяются среди беднейших слоёв населения, но затем, после прибыльных трансакций, всё равно стекаются к бенефициарам прибыли. В чистом виде такого эксперимента в истории человечества пока не было. Был подобный эксперимент с рейганомикой, когда огромному числу людей раздали кредитные карты. Сегодняшняя вырожденность кредитования как способа стимулирования рынка, является прямым следствием того шага, но тогда, в начале 1980-х, мир получил длительный рост деловой активности и рынков.

Без запрета на частную собственность на прибыль, что равномерная, что неравномерная эмиссия приводят к тому, что все деньги в итоге стекаются в карманы бенефициаров прибыли. Мы оказываемся в точно таком же обществе, только с гораздо большим уровнем неравенства, гораздо большим количеством вырожденных деривативов, неспособных приносить прибыль и гораздо большим количеством обесцененных денег. В случае равномерной эмиссии этот процесс более растянут во времени, а в случае неравномерной неравенство и вырождение деривативов происходят практически сразу.

4.14. Подмена государственной политики.

По мере вырождения других деривативов, государство, лоббируемое бенефициарами прибыли, начинает вмешиваться в процессы обмена с целью продления капитализма и увеличения прибыльности трансакций. Вмешательство государства может выглядеть как вмешательство на стороне бенефициаров и как вмешательство на стороне малефициаров. Важно понимать, что в обществе прибыли такое вмешательство всегда на стороне бенефициаров, как бы оно ни выглядело.

Любые меры по приватизации государственных активов, по снижению налогов на богатых, по уменьшению пособий, медицинских страховок, по отказу от социальных программ — всё это прямые вмешательства на стороне бенефициаров. Они ведут к ускорению вырождения деривативов. Любые меры по увеличению налогов на богатых, национализации, введению гарантированных минимальных зарплат, пособий, медицинских страховок, всё это выглядит как вмешательство на стороне малефициаров, но в реальности служит увеличению денежной массы на руках у малефициаров и возможности отъёма этой денежной массы бенефициарами. Такие меры замедляют вырождение деривативов, но не прекращают его. До тех пор, пока в обществе есть частная собственность на прибыль, любые меры в итоге ведут к вырождению деривативов, расслоению общества и невозможности извлечения прибыли.

Список перечисленных здесь видов подмены не исчерпывающий. Читатель вполне сможет добавить в этот список что-то своё. Справедливости ради следует отметить, что всё искусство, вся литература, весь кинематограф — это также подмены. Подмены реальности картиной, текстом или кино. Если это настоящее искусство, целью таких подмен является самовыражение и творчество. Впрочем, если целью таких подмен является прибыль, это уже не искусство, а бизнес — подмена творчества заработком. Истинные ценители искусства легко определяют такую подмену. Остальные становятся малефициарами.

5. Среднесрочная перспектива. Вырождение.

В обществе, где прибыль является основной причиной взаимодействия его членов, подмена с целью извлечения прибыли становится наиболее частым способом взаимодействия. Это приводит к появлению серий подмен, которые пронизывают всё общество. Происходит вырождение способов извлечения прибыли, общественных институтов, общественных отношений, общественных процессов и явлений.

Скорость вырождения способов извлечения прибыли зависит от прироста количества вновь напечатанных денег. Ускоряющаяся эмиссия, с одной стороны, ускоряет вырождение более низких деривативов, с другой стороны, она позволяет ещё какое-то время существовать более высоким.

В среднесрочной перспективе обществу предстоит ответить на вопрос, запускаем ли мы безоглядную эмиссию или останавливаем печатный станок. Второй вариант классом бенефициаров не рассматривается, поскольку он означает немедленный дефляционный шок, кризис и обрушение всей современной экономической системы без какой-либо возможности выйти, до тех пор пока эмиссия не будет запущена снова. Соответственно, нам следует готовиться к нарастающей эмиссии на следующие 15-20 лет. Как мы уже говорили, возможно два способа распределения эмиссионных денег. Способ распределения денег снизу предполагает раздачу денег самым низшим слоям общества. Последствия этого способа описаны выше. Это инфляция, полное вырождение денег в качестве эквивалента, а с ними и всех инструментов извлечения прибыли. При том, что дискуссия об этом способе постоянно ведётся, мы не ожидаем, что такой способ будет применён. Максимизация прибыли предполагает, что прибыль получается наикратчайшим путём. В ситуации, когда можно сразу перераспределить эмиссионные деньги в пользу высших классов, нет никакого смысла сначала пропускать их через низшие классы, а затем производить что-то для низших классов, чтобы получить эмиссионные деньги обратно. Это похоже на бесплатное обслуживание рабов господами.

Эмиссия, в сочетании с ускорением расслоения общества на классы, будет менять структуру общества, активов, производства, потребления и цен.

5.1. Вырождение потребления.

С сегрегацией общества происходит сегрегация потребления. Всё, что пользуется спросом высших классов, будет производиться, потребляться и расти в цене: дорогая недвижимость, коллекционные предметы, картины, вина, автомобили, оружие, дорогие украшения. Возможно появление новой моды на какие-то фишки и штучки только для богатых, в которые также будут идти баснословные деньги. Поскольку элита также вырождается, фишки и штучки не будут отличаться вкусом, но лишь ценой. Нужно понимать, что возникает разница между оплатой крупной суммы представителю высшего класса и оплатой такой же суммы и за тот же товар или услугу представителю низшего класса. Цена как бы определяется не товаром и не услугой, а классовой принадлежностью продавца и покупателя. Это значит, что у производства товаров для богатых непременно должен быть бенефициар из высшего класса. Представители низших классов не могут предоставлять услуги высшим непосредственно.

Потребление в высших классах становятся всё более извращённым. Появляется большое количество маргиналов с асоциальными потребностями. Причём не только в высших классах. Маргинализация потребления проникает и в низшие классы. Общество пытается легализовывать маргинальные потребности, но поскольку скорость вырождения растёт экспоненциально, легализация маргинальных потребностей не успевает за маргинализацией потребностей.

Поскольку реальность уже не удовлетворяет потребности, общество погружается в мифы и фантазии. Способом удовлетворения высших потребностей становятся компьютерные и настольные игры, которые по своему сюжету максимально далеки от реальности.

Основная потребность — это потребность в прибыли, поскольку только прибыль способна удовлетворять любые потребности.

Нижние классы ждёт сильное сокращение потребления, дефляция, стагнация и потеря целых сегментов экономики, таких как производство дешёвой электроники, строительство дешёвого жилья, производство дешёвых продуктов питания, одежды, обуви, предметов быта. Низшие классы беднеют и быстро расстаются со способностью что-либо покупать.

Здесь нам могут возразить, что людям всё равно нужно где-то жить, что-то есть, во что-то одеваться. Это действительно так, но это уже никого не волнует. Высшие классы заняты освоением эмиссионных денег, а если у представителя низшего класса нет денег, никто не станет удовлетворять его потребности бесплатно. Людям всё это нужно, но получить они это не могут. Классы рабочих и крестьян — людей, которые что-то могли произвести и обменять, безнадёжно утеряны. Современные нищие, прекариат, военные и специалисты ничего реального делать не умеют. Да если бы и умели. Все ещё не выродившиеся способы извлечения прибыли всё равно монополизированы. Нового портного или пекаря непременно обвинят в нарушении правил лицензирования, санитарных норм или чего-нибудь ещё, а соблюдение всех существующих норм означает такие расходы, которые приводят к отсутствию прибыли.

Сокращение потребление и значительное увеличение класса выпавших из экономики бедных приводит к тому, что резко сужающийся спрос вырождается как прибыльный товар. Его всё меньше можно продать рекламодателям, поскольку рекламодатели не получают прибыль на вложения в рекламу. Это ставит под удар многочисленные интернет-ресурсы и телевизионные программы, такие как Гугл, Ютуб, электронная почта, социальные сети, да и сам интернет, сериалы, спортивные, новостные и развлекательные программы. У этих способов подмены остаётся выбор их трёх. В лучшем случае, их владельцы смогут договориться с государством о выкупе актива, индивидуально или в результате всеобщего выкупа центробанком активов с рынков. В худшем, актив просто перестанет существовать. Промежуточный вариант предполагает взимание платы с конечных потребителей контента, но если у населения нет денег, выжать их всё равно не получится. Для большинства населения это будет означать откат в эпоху до интернета. Впрочем, в этом случае большинству населения будет не до интернета и не до телевидения.

5.2. Вырождение производства.

Производитель оказывается в ловушке прибыльности между растущей себестоимостью и падающей ценой товара. Производство вырождается как способ извлечения прибыли. Товары начинают программировать на поломки по истечение гарантийного срока, изготавливать их из самых дешёвых материалов, с помощью самых дешёвых технологий. Появляется огромное количество товаров, которые предназначены не для удовлетворения потребностей, а или для усиления потребностей (телевидение, продукты питания, напитки), или для превращения потребности малефициара в товар для дальнейшей перепродажи (поисковые системы, социальные сети, электронная почта). По сути, это попытка переориентации источников прибыли с более низких на более высокие классы, но поскольку заинтересованность высших классов в низших вырождается, такая переориентация теряет смысл. Высшие классы не готовы больше оплачивать часть прибыли производителя в надежде получить доступ к базе данных нищего класса или его вниманию.

Вырождение производства приводит к вырождению технологий. Большинство из того, что мы называем высокими технологиями стали возможны только благодаря их массовому потреблению. В процессе вырождения труда, низшие классы сначала массово покупают использованные вещи, а затем и вовсе перестают покупать. Если начать производить смартфоны для сотни тысяч человек, а не для миллиардов, они будут стоить миллионы долларов за штуку, поскольку стоимость всей научной работы, технической разработки и производства будет делиться на сто тысяч человек, а не на миллиарды.

К слову, попытки Трампа возродить производство в США также не приведут к экономическому возрождению капитализма, но скорее к кратковременному всплеску деловой активности и дальнейшему вырождению деривативов. Проблема американской экономики не в отсутствии производств. Если бы рыночная экономика не выродилась, США могли бы развернуть своё производство, а затем вытеснить его лучшим качеством и ценами. Попытка убить китайское производство тарифами только подтверждает вырождение рыночных механизмов. Именно в этом заключается проблема американской, да и всей мировой экономики — в вырождении способов извлечения прибыли.

Привлечение в страну вырожденных способов извлечения прибыли проблему не решит. Это очередная подмена эффективной политики прибыльной. Продукция такого производства будет гораздо дороже китайский, поскольку и зарплаты, и аппетиты бенефициаров в США выше. У малефициаров в США денег от переноса производства больше не станет. Зато их станет существенно меньше в Китае, Европе и других странах, которые экспортировали в США и теперь окажутся отрезанными от американского рынка, Если США надеются продавать свою продукцию в эти страны, им придётся принимать в качестве оплаты свеженапечатанные и ничего не стоящие юани и евро. В США также можно напечатать дополнительные деньги. К чему это приводит, мы уже описывали.

По сути, Трамп пытается импортировать обратно экспортированные когда-то способы подмены, связанные с производством. Теперь малефициарами этих подмен будет не Китай, а граждане США. Бенефициарами же, вместо банковской элиты, станет производственная, которая и привела Трампа к власти. Приём, осуществляемый Трампом, в данном тексте называется подменой бенефициара. Кратковременное увеличение деловой активности в США приведёт к падению деловой активности в Китае, Европе, да и во всём мире. Впрочем, есть основания полагать, что желающих переключиться с более высоких деривативов на более низкие не найдётся и попытки Трампа сделать из США индустриальную страну просто не состоятся.

5.3. Вырождение активов.

Самыми прибыльными становятся те активы, которые предполагают принадлежность владельца к высшему классу: высокие государственные должности, инсайдерская информация, полезные знакомства в высших классах, покровительство высокопоставленных людей, доступ к эмиссионным деньгам, торгуемая на бирже компания, элитная недвижимость, производство товаров для богатых — это всё активы ближайшего будущего. Самыми токсичными становятся активы, нацеленные на широкого потребителя: производственные мощности для производства товаров широкого потребления, сельскохозяйственные земли, дешёвая инвестиционная недвижимость, рассчитанная на работающего арендатора, работа по найму, образование, потребительский кредит.

Недвижимость может быть активом лишь до тех пор, пока арендатор имеет доход. Если в обществе вырождаются целые классы арендаторов, недвижимость вырождается как средство извлечения прибыли. Пока владельцы мелких бизнесов и прекариат беднеют и переходят в класс нищих, ещё остаётся возможность извлекать прибыль из дешёвой недвижимости и сдачи комнат. Впрочем, дешёвая недвижимость также быстро вырождается. Образуется масса лишней недвижимости, которая пустует и разрушается. Кроме того, сегодняшняя цена недвижимости является результатом длительной серии подмен, в каждой из которых цена росла. Также как когда-то владелец недвижимости становился бенефициаром роста цен, сейчас он становится малефициаром отъёма приросшей цены. Когда вследствие вырождения экономики начинает снижаться прибыльность бенефициаров, государство начинает облагать недвижимость, всё большими налогами и сборами. Эти деньги затем идут на оплату работы особо приближённых подрядчиков, то есть бенефициарам прибыли.

Вырождение производства и потребления приводит к снижению уровня кредитования этих отраслей, что способствует вырождению кредита как способа извлечения прибыли. Вырождение кредита приводит к вырождению депозита, то есть к вырождению денег как актива.

Сейчас многие считают, что владение активом гарантирует доход. Это не так. В современном обществе гарантированы только расходы, поскольку они поступают в высшие классы в виде их прибыли. К таким расходам относятся платежи по кредитам, коммерческая аренда, налоги и сборы. Падение учётной ставки, снижение аренды и налогов распространяется на высшие классы, но не на низшие. Для средних классов государство придумывает всё новые налоги и штрафы, криминализирует деяния, которые ещё недавно считались обычными, вводит дополнительные сборы. Всё это делается с целью пополнения казны. Казна же пополняется для того, чтобы осуществлять государственные расходы, то есть нанимать подрядчиков из числа высших классов и перераспределять в их пользу прибыль. Банки начинают поднимать ставку по кредитам, вводить оплату за хранение денег на депозите, требовать дополнительные страховки. Арендодатели, принадлежащие к высшему классу, начинают поднимать аренду. Доходность токсичных активов падает ниже расходной части. Они перестают приносить прибыль и становятся обузой, за которую приходится платить, но избавиться от которой не представляется возможным.

5.4. Вырождение эквивалента.

Вырождение производства и потребления приводит к вырождению труда и делает ненужным наёмного работника, который теряет работу, доход и выпадает из экономики, т. е. переходит в класс нищих.

Среди экономистов принято считать, что увеличение количества денег в высших классах приводит к повышению инвестиций в реальный сектор, увеличению занятости, доходов и уровня жизни низших классов. Так было до тех пор, пока низший класс являлся способом извлечения прибыли путём использования его для производства и потребления. Сейчас, когда производство и потребление вырождены, а прибыль в основном делается на высших деривативах, высшему классу совершенно ненужен низший для извлечения прибыли. Сколько денег ни давай высшему классу, они все пойдут в высшие деривативы.

Поскольку производство и потребление товаров и услуг вырождаются как способы извлечения прибыли, основная прибыль делается на высших деривативах, т. е. на финансовых рынках, которые подогреваются эмиссией. Вводятся законодательные меры по ограничению участия средних классов в торговле деривативами. Под предлогом защиты населения от излишних рисков, правительства будут запрещать ФОРЕКС, маржинальную торговлю, опционы, вводить лицензирование участников рынка, ужесточать требования к источникам средств, опыту, месту проживания, наличию иждивенцев. Ещё одним оставшимся источником прибыли является государственный подряд. Впрочем, от него желающие из среднего класса отсекаются на этапе выбора подрядчика.

Вырождение труда приводит к вырождению мелкого бизнеса. Те, кто занимался производством и продажей товаров для выпавшего из экономики класса, какое-то время ожесточённо борются за оставшихся потребителей из более высоких классов, но в итоге также отправляются в класс нищих, поскольку более высокие классы сильно малочисленнее, а предметы потребления у них иные и требуются в несравнимо меньших количествах.

Денег требуется всё больше, при этом высшим классам они достаются всё легче, а низшим — всё труднее. Деньги вырождаются в принципе. Для высших классов их стоимость постоянно падает и стремится к нулю. Для низших классов деньги перестают решать проблемы. На те деньги, которые достаются низшему классу, нельзя купить дом или прибыльный актив, выучить детей или отложить на старость. Деньги с трудом позволяют питаться, чтобы дожить до понедельника и выйти на работу. Те, кто не имеет дохода, научаются жить без денег.

Вырождение труда и средних классов приводит к вырождению их доходов. Вырождение доходов приводит к падению потребления, падение потребления приводит к новому витку вырождения производства товаров и услуг. Возникает вырождение экономики с положительной обратной связью. Вырождение экономики подпитывает само себя.

5.5. Вырождение общества.

Общество ускоренно расслаивается на классы. Всё больше владельцев мелкого бизнеса и представителей прекариата оказывается за чертой бедности и без доходов. Среди бывших представителей мелкого бизнеса и среди прекариата разворачивается жестокая конкуренция за возможность попасть в классы специалистов и военных. Это способствует вырождению классов специалистов и военных до прекариата, которому теперь можно меньше платить и с лёгкостью заменять отдельными талантливыми представителями низших классов. Военные и специалисты теряют уверенность в завтрашнем дне. Предложение таких профессий устойчиво превышает спрос, что ведёт к снижению зарплат и отмене привилегий.

Многие профессии, которые сейчас являются высокооплачиваемыми и уважаемыми: профессора, адвокаты, врачи, бухгалтеры, теряют свой статус и уровень оплаты. С вырождением мелкого бизнеса отпадает нужда в большом количестве бухгалтеров. Как только государство отказывается от оплаты медицинских услуг, обнищавшее население теряет возможность ими пользоваться. Образование становится прерогативой высших классов. Низшие классы просто не могут его оплачивать, а высшим классам сегодняшнее количество учителей и профессоров ни к чему. Многочисленные юристы также были нужны лишь среднему классу. Высший класс стоит вне закона, а низший просто не сможет себе позволить гонорар юриста.

Поскольку представители низших классов всё ещё закредитованы, стоит ожидать увеличения количества банкротств частных лиц. Это во многих странах может привести к отмене законов о банкротствах и введению противоположных законов, скажем, о переходе долгов по наследству, о долговых тюрьмах или трудовых лагерях для должников.

Одновременно следует ожидать отказа государств от социальных программ. Те государства, которые частично или полностью оплачивают гражданам пенсии, пособия, медицинские услуги, обучение, будут сокращать расходы на эти программы с целью отказаться от них полностью. Где-то, возможно, гражданам будет предложен безусловный доход взамен бесплатных услуг, только лишь с тем, чтобы обесценить этот безусловный доход в результате инфляции. Естественно, в разных странах процессы будут происходить по-разному. Где-то быстрее, где-то медленнее, где-то одним способом, где-то другим. Мы описываем лишь вектор развития общества.

5.6. Вырождение образования и науки.

В обществе прибыли вырождается образование. Поскольку большая часть населения выпадает из экономики, всеобщее бесплатное образование становится экономически нерентабельным. Зачем учить людей, если на них потом нельзя сделать прибыль. Переход на платное образование делает его доступным только высшим классам.

Качественное образование возможно лишь в том случае, если оно массовое. Между тем, гении не рождаются по классовому принципу. Чем ниже класс, тем он многочисленнее. Чем класс многочисленнее, тем больше из него выходит гениев. В высших классах гении практически не появляются. Соответственно, чтобы получить одного гениального инженера, биолога, физика, химика, философа, необходимо выучить десятки тысяч посредственных. Если у этих десятков тысяч нет денег на образование, они не выучатся, и общество не получит одного гениального.

Наука за деньги вместо поиска истины или хотя бы вариантов решения проблем, стоящих перед человечеством, занимается написанием статей и выбиванием грантов. Такая вырожденная наука будет делать те «открытия», которые закажет грантодатель, даже если они будут откровенно противоречить реальности. Грантодатель же, естественно, закажет такие исследования, на которых можно быстро сделать прибыль. С точки зрения извлечения немедленной прибыли, финансировать фундаментальную науку и долгосрочные исследования не имеет смысла. Мы ужу описывали часть причин, по которым общество отходит от изучения реальности и погружается в мифологию. Подмена науки и образования бизнесом — ещё один фактор. Такой бизнес начинает плодить мифы для низших классов, за которые платят высшие классы. Стоит ожидать появления классовой идеологии, которая будет закреплять принадлежность к классу и объяснять невозможность перехода из класса в класс.

5.7. Вырождение искусства.

Деньги как универсальный спрос стали основной мотивацией общества. Попытки сделать бизнес из таких сфер как наука, искусство, образование, спорт, политика, приводят к появлению нового бизнеса, но вырождению науки, искусства, образования, спорта, политики. Творчество за деньги — это уже не творчество, а бизнес.

Наглядным примером искусства за деньги является проданный недавно за 120 тысяч долларов банан, приклеенный к стене скотчем. Такое «искусство» не требует ни тонкого видения Каналетто, ни мастерства Артуро Риччи, ни способности Ван Гога приводить статический имидж в движение. Основным критерием художественной ценности становится цена, а самыми тонкими ценителями — обладатели денег.

Искусство для низших классов — это развлекательные и юмористические передачи, сериалы и викторины, обильно перемежающиеся рекламой, которая тоже без всяких хитростей и художественных приёмов чётко и внятно говорит, что, когда и где нужно купить. Впрочем, реклама для низших классов вырождается. Поскольку если они выпадают из экономики, то перестают потреблять, а значит тратить ресурсы на создание для них рекламы нецелесообразно. Вместе с вырождением рекламы для низших классов, вырождается и развлечения для них.

За деньги нельзя построить собор Саграда Фамилия в Барселоне или Собор Святого Петра в Ватикане. За деньги вообще нельзя сделать гениальное произведение искусства. Гениальное произведение искусства — это всегда плод самоотверженного творчества гениального человека. За деньги можно сделать коммерческий продукт. А дальше уже работа системы образования и общественного мнения, чтобы этот коммерческий продукт начал признаваться произведением искусства.

5.8. Вырождение государственной службы.

Государственная должность становится средством извлечения прибыли. Современная политика пришла к тому, что любой политик должен посвящать борьбе за власть всё своё время без остатка. Стоит ему отвлечься на выполнение каких-то реальных задач по улучшению общества, как его тут же подсидят и выкинут с поста более ретивые кандидаты без комплексов и предрассудков. Общество давно уже не удивляется тому, что политик говорит одно, а делает другое. Общество спокойно относится к тому, что политик идёт во власть достигать свои материальные цели. Это считается нормой. Никто же не обязан работать бесплатно. Вот только есть разница между служением обществу за назначенную оплату и преследованием своих личных интересов и интересов своей группировки на государственной должности за общественный счёт. Вырождение государственной службы приводит к тому, что государство становится проводником интересов высшего класса за счёт низших классов.

5.9. Вырождение пенсионного обеспечения.

Институт пенсионного обеспечения является сравнительно молодым институтом, но сама идея является блестящей. Она позволяет человеку трудиться, не задумываясь о том, что до пенсии ему нужно нахапать, чтобы обеспечить себе старость. Тем не менее, в обществе прибыли деньги являются основным мотиватором. Если позволить человеку накопить денег для безбедной жизни, его уже нельзя больше замотивировать деньгами. Он получает свободу. В его отношении нельзя осуществить подмену оплаты труда зарплатой, поскольку ему не нужно работать, или подмену наличных денег кредитными, поскольку ему не нужен кредит. Они никуда не торопится, а значит уверения рекламы в том, что распродажа скоро закончится, на него не будут действовать. Такой человек получает самую неудобную для бенефициаров прибыли возможность — возможность критического осмысления предлагаемых ему подмен и избежания роли малефициара. Именно поэтому в обществе прибыли накопление достаточного количества денег невозможно.

Во времена рабовладения мотивацией служила плётка. Предполагалось, что отдохнуть от плётки можно лишь усердно работая. Такая мотивация оказалась крайне неэффективной, поскольку не было никаких оснований проводить так всю жизнь. Во времена феодализма мотивацией служила религия. Предполагалось, что человек работает всю жизнь, а в качестве награды после смерти получает благодать. Выяснилось, что благодати после смерти нет, а такое предложение изначально было подменой. В СССР предполагалось, что все сегодня ударно работают, а уже через 30 лет общество будет жить при коммунизме. Тоже не получилось. Идеология капитализма предполагает, что человек всю жизнь работает, а на пенсии наслаждаемся заработанным. К сожалению, и это тоже обман. Заработанное так или иначе должно сгореть. Даже если одному поколению удалось реализовать капиталистическую мечту, следующее поколение обязательно должно всё потерять в результате инфляции, краха рынка, банкротства банков, смены экономической модели, увеличения пенсионного возраста. Если несколько поколений смогут накапливать богатства и передавать их по наследству, в результате не останется никого, кто согласится вступать в жизнь в качестве малефициара. Накопление богатств из поколения в поколение — это удел высшего класса бенефициаров прибыли. Остальные должны расставаться со своими накоплениями. Впрочем, всевозможные пенсионные программы тоже уже вырождаются. Молодёжь не верит в то, что сможет накопить на пенсию и не пытается копить.

В итоге получается, что любая из когда-либо существовавших идеологий и общественных формаций преследовали лишь одну цель — укрепить позиции высшего класса в качестве бенефициаров прибыли и позиции низших классов в качестве малефициаров.

Если вы всё ещё надеетесь, что в результате тяжёлого труда обзаведётесь парой домов, которые сможете сдавать на пенсии, пакетом акций хороших компаний, просто счётом в банке, не обольщайтесь. Процентная ставка уже во многих странах ниже нуля, недвижимость приносит отрицательный доход, а рынок акций готовится к эпическому краху. Если вам даже в результате этих изменений пока ещё хватает, готовьтесь к более существенным изменениям. Бенефициары прибыли не могут вам позволить перестать быль малефициаром.

5.10. Вырождение института семьи.

В обществе прибыли вырождается семья. Появляется огромное количество людей, которые или не хотят создавать семью вообще, или не могут себе позволить создать семью, или создают бездетную семью. Экономический смысл таких изменений прост. Если человек не имеет наследников и не успел составить завещание, накопленное за его жизнь состояние остаётся бенефициарам прибыли.

5.11. Вырождение правосудия.

В обществе прибыли вырождается правосудие. Высшим классам правосудие не нужно, поскольку они и есть правосудие. Для низших классов правосудия также не существует, поскольку у них нет денег на правосудие. Правосудие было нужно в обществе с преобладающим средним классом для решения хозяйственных споров и защиты права собственности, но такое общество вырождается.

6. Долгосрочная перспектива.

В долгосрочной перспективе обществу предстоит ответить на два главных вопроса:

6.1. Частная собственность на прибыль.

Оставляем ли мы частную собственность на прибыль, тем самым давая гарантии бенефициарам прибыли?

6.2. Безусловное право на удовлетворение потребностей.

Признаём ли мы безусловное право каждого на удовлетворение базовых потребностей, тем самым давая гарантии малефициарам?

В зависимости от ответов на эти вопросы возможно четыре варианта устройства общества.

6.3. Условный Феодализм.

Это тот путь, который общество выбрало сейчас — оставить право частной собственности без права удовлетворения базовых потребностей. В этом случае дальнейшее извлечение прибыли приводит к тому, что класс владельцев сужается условно до двадцати семей, класс управленцев до двух тысяч, класс специалистов до двухсот тысяч, класс военных до двух миллионов и класс прислуги до двухсот миллионов. Остальное население мира выпадает из экономики и перестаёт быть как потребителями, так и производителями. Судьба остального населения никого не интересует, у него нет права на удовлетворение своих потребностей, как и каких-либо иных прав. Оно может или умереть, или жить как сможет, если сможет, не нарушая идиллии высших классов. Бенефициары прибыли ограждают себя стеной, которая охраняется армией и боевыми роботами.

Кроме очевидных последствий, таких как сокращение населения, потеря производства, технологий, образования, науки, поскольку прибыль всё равно продолжает извлекаться, бенефициары начинают плести интриги друг против друга, убирая более слабых и пожирая их активы. В пределе остаётся один бенефициар, который уже ничего не может извлечь, поскольку вся прибыль уже его, а больше из общества ничего извлечь нельзя. Правда, этот предел никогда не наступит, поскольку общество перестанет существовать задолго до его наступления. Такое развитие событий по сути означает погружение мира в тёмные века. В дальнейшем неизбежна революция и смена бенефициаров, но если общество не отказывается от прибыли, новые бенефициары быстро приводят мир в такое же состояние.

6.4. Условный Капитализм.

Это попытка сохранить всё лучшее от капитализма — оставить право частной собственности на прибыль и дать всем безусловную гарантию удовлетворения базовых потребностей. С каких это пор, спросит читатель, капитализм гарантирует всем подряд безусловное право на удовлетворение потребностей? К сожалению ли, к счастью ли, но это единственный способ для будущего общества какое-то время оставаться хотя бы отдалённо похожим на современный капитализм, с его инновациями, предпринимательством, рынками, технологиями и прочими достижениями. Если такой гарантии не будет, общество неуклонно будет становиться феодальным и терять все достижения современного капитализма. Сохранить образование, науку, технологии, спорт, искусство, демократические процессы, а также производство и потребление можно только в том случае, если всем гражданам будет гарантирован безусловный доход. Сегодня, с учётом автоматизации и роботизации, для обеспечения всего общества всем необходимым, в качестве рабочей силы требуется не более 15% населения. Все остальные в экономике не нужны. Если мы хотим, чтобы в потреблении участвовали все 100% населения, доход нужен всем, вне зависимости, зарабатывают они его или нет. Если мы отказываемся от идеи всеобщего потребления, мы отказываемся от идеи научно-технического и любого другого прогресса. Высокотехнологичное производство для 15% населения не рентабельно, как и качественное образование, наука, культура и всё остальное.

Безусловный доход может быть как прямой, когда каждому гражданину на счёт ежемесячно падает гарантированная сумма, вне зависимости от чего бы то ни было, так и опосредованный.

Безусловный доход может быть опосредован зарплатой. В этом случае обществу придётся учреждать бесполезные занятия и должности, только чтобы занять ненужных в экономике людей. Увеличение количества рабочих мест было так или иначе использовано во время Великой Депрессии в США, Германии, СССР и в других странах, через вмешательство государства. В этих странах государство финансировало национальные проекты, и таким образом предоставляло населению работу и доход. Этот способ описан ниже и назван социализмом, будь то национал-социализм или интернационал-социализм. Как только основное строительство было закончено, к гражданам социалистического общества пришло осознание бессмысленности бесполезного труда, что в итоге стало одной из причин падения социализма.

Безусловный доход может быть опосредован кредитом, как это было сделано в 1980-х с помощью рейганомики. Правда, тогда население не было закредитовано до отказа и реальный уровень занятости и доходов был гораздо выше. Сейчас кредитов на руках в разы больше, а реальные доходы неизменно снижаются. Раздать кредиты на сегодняшних условиях не получается. Необходимо понижать критерии кредитоспособности до их полного отсутствия и не ожидать, что заёмщики станут рассчитываться по кредитам. По сути, из кредита придётся сделать способ распределения эмиссионных денег.

Безусловный доход может быть опосредован фондовым рынком (или каким-то иным пузырём), когда все граждане покупают акции, а рынок постоянно растёт, благодаря вновь напечатанным деньгам.

Вполне возможно придумать какие-то ещё способы опосредования безусловного дохода, но в любом случае такой доход должен быть всеобщим, а не только для избранных. Как только мы дискриминируем какие-то более или менее широкие группы населения в их праве доступа к безусловному доходу, у нас снижается потребление и возникают все связанные с этим проблемы.

Если мы, опосредованно или нет, обеспечиваем безусловный доход, нам нужна эмиссия. Проблемы эмиссии описаны детально описаны выше. Первоначально члены общества тратят вновь напечатанные деньги, что приводит к всплеску деловой активности, потребления, производства и к росту цен. Затем все новые деньги постепенно, но неуклонно стекаются в старые карманы, для чего всё, собственно, и делалось. В итоге мы получаем точно такое же общество, как и до эмиссии, но с гораздо большим количеством денег, а значит с гораздо большим уровнем неравенства и гораздо сильнее вырожденными способами извлечения прибыли. Эмиссия замедляет вырождение капитализма, но не отменяет его.

6.5. Условный Социализм.

Запрет на частную собственность на прибыль, отсутствие гарантии удовлетворения базовых потребностей. Опять наш читатель попытается возразить, что в СССР при социализме как раз были гарантии. Гарантии, конечно, были, но не для всех. Гарантии были для трудящихся. Для тунеядцев была только одна гарантия — принудительный труд. Также в СССР вполне была прибыль и некоторые даже сильно преуспевали в её извлечении. В СССР была подмена эквивалента товаром, т. е. прибыль измерялась не в деньгах, а в привилегиях, которые точно также удовлетворяли потребности, как деньги в капиталистическом обществе. В итоге образовывалось такое же неравенство и такие же противоречия, как и в капиталистическом обществе. В маловероятном случае перехода общества к социализму вводится полный запрет частной собственности на прибыль. Вся генерируемая в обществе прибыль принадлежит обществу. При этом, если человек хочет иметь доход, он должен работать на благо общества. Работать не за прибыль, а за оплату, эквивалентную его квалификации и труду. Вопреки расхожему мнению, нам этот вариант представляется вполне рабочим и реализуемым. Особенно если трудовая повинность будет составлять 4-5 часов в неделю. У социализма есть ряд существенных преимуществ перед капитализмом. В частности, если нет прибыли, то эмиссия не приводит к росту цен. Деньги можно эмитировать свободно в любых количествах, которые нужны для реализации национальных и даже интернациональных проектов. Исчезает смысл в перепроизводстве, что благоприятно сказывается на экологии и климате. Преимущества бесприбыльного общества подробно описаны в следующем тексте.

Запрет на прибыль означает запрет на любые подмены с целью извлечения прибыли. Мы оказываемся в обществе, где у прибыли нет малефициаров, но всё общество является её бенефициаром. У социализма есть один существенный недостаток. Для его реализации требуется обширная, тщательно продуманная и методически воплощённая идеологическая база. За столетия капитализма люди отвыкли творить. Они привыкли работать за деньги и расслабляться через удовлетворение базовых потребностей. Им придётся объяснять, что такое работа для общества и почему они не могут оставлять себе прибыль. Их также придётся учить получать удовольствие от удовлетворения высших потребностей. Такую идеологическую базу вполне возможно создать, но её создание и воплощение является крайне сложной и объёмной задачей. Тем не менее, социализм и электронная плановая экономика вполне могут придать обществу стабильность и избавить его от кризисов и войн.

6.6. Эвдемонизм + Панархия.

Условное общество стабильного развития, электронного планирования и всеобщего управления.

Слово эвдемонизм происходит от древнегреческого εὐδαιμονία — процветание, блаженство, счастье. Под оригинальным словом эвдемония подразумевалось не любое счастье, а счастье от удовлетворения высших потребностей — творчества, познания, спокойствия, уверенности. Слово эвдемонизм не используется в данном и последующем тексте в его современном значении как этическое философское учение, считающее стремление к счастью основой поведения. В настоящем и последующих текстах эвдемонизм — это общественная идеология, которая предполагает, что базовые потребности общества удовлетворены, и общество занимается удовлетворением высших потребностей.

Слово панархия происходит от сочетания древнегреческих слов παν — все и ἀρχή — власть. В настоящем и последующих текстах слово панархия используется в значении власть всех. Как именно может быть реализована власть всех вместо представительской демократии, которая наиболее популярна сегодня, будет рассказано в следующем тексте.

Такое общество предполагает запрет на частную собственность на прибыль и гарантию полного и безусловного удовлетворения всех базовых потребностей всех людей. Сейчас попытки описания такого общества могут показаться утопией, поскольку современное общество только недавно перевалило пик развития капитализма и ещё не прочувствовало на себе в полной мере «прелести» его умирания. Человеческое сознание — это продукт предыдущих двадцати лет, а не будущих. Людям всё ещё кажется, что старыми методами извлечения прибыли можно добиться финансового благополучия. Владельцам активов, будь то дом, бизнес, акции или деньги, кажется, что актив — это гарантия дохода. Тем, кто ходит на работу и получает зарплату, как и владельцам мелких бизнесов, кажется, что их знания, навыки, связи являются гарантией дохода. Тем, кто получает пенсии и пособия, кажется, что государство является гарантией их дохода.

Люди пока ещё не понимают, что все без исключения способы извлечения прибыли вырождаются. В обществе прибыли ничто не в состоянии гарантировать прибыль. Но человеку невыносимо жить в ситуации неопределённости, и он держится за свой актив как за спасительную соломинку, верит, что актив всегда будет приносить прибыль.

Нет, ни активы, ни навыки никуда не денутся. Они просто выродятся как способы извлечения прибыли. Теоретически вроде все понимают, как расходы на бизнес или дом могут превышать доходы, как падают акции, как становятся отрицательными процентные ставки, как можно ходить на работу, получать зарплату и не иметь возможности с помощью этих денег решать хоть какие-либо материальные проблемы, кроме скудного питания, или как можно остаться без работы, вместе с миллионами носителей таких же и даже лучших знаний и навыков. Теоретически это понятно всем, но вот применить такой сценарий к своей жизни настолько страшно, что люди просто об этом не думают. Будет день — будет пища. Правительство что-нибудь придумает. Но ведь в правительство попадают представители элитных группировок, которые отстаивают интересы этих элитных группировок. Им не до нас. Они заняты извлечением прибыли из своих должностей для себя и своих элитных группировок. Они хорошо понимают, куда всё идёт, и пытаются сегодня урвать максимум, пока это ещё возможно.

Людям также кажется, что вот стоит город, горят огни, работают магазины, ходит транспорт. Это определённость, и так будет всегда. Но попробуйте рассказать это в Аргентине, в России или в Афганистане. Там точно знают, как такая определённость может исчезнуть за один электоральный цикл, а на её место приходит многолетний кризис, который не получается ни закончить, ни пережить.

Мы уже перешагнули рубеж. Капитализм уже неуклонно катится под гору, но пока есть ещё пусть не постоянная, но работа, пока у бизнеса есть хоть какие-то клиенты, пока акции не потеряли свою цену, а банки платят мизерные проценты, мы ещё не свалились к подножию горы. Вот только держится всё уже на одном единственном инструменте — эмиссии. Если сейчас перестать печатать деньги, мир захлестнёт жесточайшая дефляция, намного хуже той, что была в 1930-х годах. Общество потеряло способность остановиться и не печатать деньги. Через пару лет нам придётся увеличивать скорость печатного станка, затем ускорение. Эмиссия позволит капитализму продержаться ещё пару десятилетий. Далее эмиссию придётся купировать, а денежную массу связывать. Это всё равно приведёт к дефляции и острому кризису, из которого останется только один выход без введения запрета на прибыль — феодализм.

Вот тогда-то и возникнет вопрос, что делать дальше и какое общество строить. К тому времени общество уже прочувствует на себе, что такое умирающий капитализм и, возможно, будет готово отказаться от прибыли.

Сейчас же возникает другой резонный вопрос. Мы знаем, что процесс извлечения прибыли вырождается и в какой-то момент прибыль нельзя будет извлекать в принципе. Мы знаем, что процесс извлечения прибыли обязательно имеет малефициара, то есть это процесс аморального ограбления одними других. Мы знаем, что процесс извлечения прибыли ведёт к расслоению общества, нищете, голоду, войнам, бедствиям и страданиям огромного количества людей. Есть ли смысл дожидаться конца капитализма? Другими словами, есть ли смысл дожидаться доказательств того, что и так уже очевидно? Именно поэтому мы считаем необходимым уже сейчас разрабатывать концепцию бесприбыльного общества, описанию которой будет посвящён следующий текст.

Здесь нам снова могут возразить: «Да кто будет работать без прибыли?!» «Да всё развитие происходит за счёт прибыли!» «Да весь рост экономики за последние 300 лет произошёл только благодаря частой собственности на прибыль» «Да прибыль обеспечила едой, одеждой и кровом огромное количество людей за последние 50 лет!»

Как же сильны навязанные нам идеологией мифы! Вообще-то подавляющее большинство населения Земли работает без прибыли. Зарплата — это не прибыль. Для любого бизнеса зарплата — это расход. Правильно рассчитанная оплата труда — это вполне адекватный эквивалент его стоимости. Президенты, премьер-министры, министры иностранных дел и обороны всех стран получают зарплату, а не прибыль. И ничего, как-то живут и решают задачи государственного масштаба. Что касается мотивации, то почему мотивацией всего человечества должен быть обман и ограбление? Это всё равно что предоставить особо успешным бизнесменам право на изнасилование раз в месяц. А поскольку малефициарами прибыли становятся вопреки желанию, извлечение прибыли является узаконенным изнасилованием малефициара.

Развитие в принципе не может происходить за счёт прибыли. Расходы на развитие — это расходы. Прибыль — это то, что остаётся после расходов, в том числе и после расходов на зарплату, и после расходов на развитие.

Рост экономики за последние 300 лет происходил потому, что способы подмены ещё не были вырождены в той степени, в которой он вырождены сейчас. Феодализм тоже когда-то был прогрессивной общественной формацией, когда пришёл на смену рабовладению. Рано или поздно наступает такой момент, когда новое и прогрессивное становится старым и реакционным. Сейчас это случилось с капитализмом. Когда-то капитализм был спасением для Европы, страдающей от чумы, войн и голода. Все занялись производством и продажей чего-то полезного, и мир вышел из тёмных веков. Буржуазные революции случались под лозунгами свободы, равенства и братства. В итоге процесс вырождения способов подмены и расслоение общества привели к тому, что капитализм стал источником регресса, обнищания, хаоса и беспорядков. Никто уже особо не думает о том, чтобы товары и услуги были качественными. Они должны быть прибыльными, то есть дёшево обходиться капиталисту, но дорого продаваться. Соответственно, вы обращаетесь к юристу, бухгалтеру, врачу, а оказывается, вы обратились к капиталисту, чья задача — сделать на вас прибыль. Как вам понравится врач, делающий на вас прибыль? Разве может он позволить вам выздороветь? Нет, он будет вас оперировать, пока позволяет ваше состояние.

Тезис о том, что прибыль обеспечила людей едой, одеждой и кровом тоже очень коварный. Мы уже говорили, что обеспечение людей товарами — это не цель капитализма. Цель — прибыль. Соответственно, до тех пор, пока человек является частью экономики, т. е. что-то производит, что-то зарабатывает и что-то потребляет, он может улучшать своё материальное положение. Но вот человек выпал из экономики. Его труд заменили машиной, зарплаты у него нет, соответственно, потреблять он не может, а значит не может зарабатывать прибыль капиталисту. Кто в таком случае станет этого человека чем-то обеспечивать? Через него переступают и идут дальше искать возможности выдать неравенство за равенство.

Продолжение следует…

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки