Неприятный объект: ящик Пандоры Луиз Буржуа

Sasha Plotnikova
22:21, 26 августа 20157242
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Скульптор Луиз Буржуа. Фотография Энни Лейбовиц, 1997 г

Скульптор Луиз Буржуа. Фотография Энни Лейбовиц, 1997 г

В сентябре в Музее современного искусства «Гараж» откроется выставка Луиз Буржуа, одного из самых влиятельных скульпторов XX века. Готовясь к этому событию, мы публикуем отрывок из книги Олеси Туркиной «Луиз Буржуа: Ящик Пандоры». Монография выйдет при сотрудничестве музея с издательством Ad Marginem в следующем месяце. Кстати, из описанных ниже работ «Девчушка» выставляться не будет, зато мы увидим «Цветущий Янус».

Многие работы Буржуа, в том числе и знаменитая «Девчушка» (1968), отсылают к травматическому переживанию обретения пола. В одном из своих интервью художница говорит, что «Девчушка», достаточно натуралистично выполненный из латекса и пластика фаллический объект, — это «маленькая Луиз». Эта скульптура неизбежно вызывает вопрос об эротике в ее произведениях: «Мне говорили, что мои работы достаточно эротичны. Конечно, это так, поскольку я постоянно интересовалась человеческим телом. Но сама я не чувствую этой эротики».

Луиз Буржуа «Девчушка», 1968 г.

Луиз Буржуа «Девчушка», 1968 г.

Чтобы понять своеобразие скульптурного воображения Луиз Буржуа, сравним ее «Девчушку» с «Неприятным объектом» (1931) Альберто Джакометти. Обе скульптуры представляют фаллос, но проблема половой идентификации решается по-разному. «Неприятный объект» непосредственно ассоциируется с мужской агрессией и с шокирующим буржуазное общество ироническим переосмыслением патриархальной агрессивности. Фаллический объект «неприятен» не только потому, что способен вызывать беспокойство, но и в силу того, что сексуальные проблемы репрессированы в буржуазном обществе. «Неприятный объект» Джакометти не просто воспроизводит особенности человеческой анатомии, но становится символом того, что скрыто, подавлено даже в качестве объекта размышления. В отличие от «Неприятного объекта», само название работы Буржуа «Девчушка» должно вызывать нежность и желание защищать. Неслучайно на известной фотографии Роберта Мэйплторпа, сделанной в 1982 году, Луиз Буржуа бережно держит свое произведение под мышкой, проявляя, как жена и мать трех сыновей, скорее материнский инстинкт и чувство юмора, чем эротическое чувство. Хотя это отнюдь не означает, что утрачивается страх перед агрессивностью фаллоса. Несмотря на то что выполненная из латекса и пластика «Девчушка» отличается большим натурализмом, чем гипсовый «Неприятный объект», скульптуру Буржуа нельзя назвать реалистической. «Девчушка», будучи портативной скульптурой, скульптурой без постамента, производит эффект фантазма. Подвешенная к потолку, «Девчушка» вызывает ощущение отсутствия устойчивой позиции. Той же неопределенностью, заданной положением скульптуры в пространстве, отличается и ее метафорическая образность. Эта скульптура, как и другие работы Буржуа, не просто телесна — она является частичным объектом, представляя анатомию расщепленного я. Фрагментированный образ человека, связанный с разрушением единой картины мира, с невозможностью воссоздать свой цельный образ, становится проявлением распространенных нарциссических расстройств, пришедших сегодня, по мнению Элизабет Рудинеско, на смену сексуальным расстройствам начала ХХ века. Интерес к детали, к частям тела непосредственно связан у Буржуа с ее личным опытом. Художница выросла среди старинных гобеленов, в которых необходимо было восстановить утраченные детали (в основном ноги персонажей) или, наоборот, убрать определенные части тела, смущавшие пуританских потребителей в начале ХХ века. Луиз Буржуа вспоминает, как ее мать аккуратно вырезала гениталии у путти, чтобы заменить их в гобеленах, предназначавшихся для американских покупателей, цветами. В «Девчушке» часть тела замещает целое, обретая самодостаточность, так же как и в сексуальных влечениях, где такая подмена объекта страсти деталью оборачивается фетишизмом.

Альберто Джакометти «Неприятный объект», 1931 г.

Альберто Джакометти «Неприятный объект», 1931 г.

Созданная Буржуа одновременно с «Девчушкой» бронзовая скульптура «Цветущий Янус» демонстрирует ту же двойственность. Художница говорит, что эта работа совмещает в себе будущее и прошлое, представляя квазигеометрическую форму. Эта скульптура «симметрична, подобно человеческому телу, которое она, возможно, напоминает: двойная маска лица, две груди, два колена». Подвешенный на уровне глаз, «Цветущий Янус» может раскачиваться и поворачиваться за счет заниженного центра тяжести.

Луиз Буржуа «Цветущий Янус», 1968 г.

Луиз Буржуа «Цветущий Янус», 1968 г.

По замыслу Буржуа, «подвешенная позиция означает пассивность, но ее смещенный вниз центр тяжести выражает сопротивление и длительность». Как и в случае с «Девчушкой», художница называет эту работу автопортретом. Анализируя такие работы, как «Цветущий Янус» и «Девчушка», критики говорят о бисексуальности воображения Луиз Буржуа, считая, что именно двойственная позиция по отношению к проблеме половой идентификации делает творчество художницы столь важным для ее современников и последователей в искусстве и столь враждебным для активистского направления в феминизме. Вместо однозначного разделения мира на мужское и женское, активное и пассивное, авторитарное и подчиненное, она представляет в своих скульптурах и перформансах не завершенный дуализм, а сам процесс конфронтации между мужским и женским. Буржуа критикует общество, разделенное на мужчин и женщин. Но, как и во всем, она и на сей раз занимает особую позицию. Художница не отождествляет себя ни с одним из враждующих станов, ее интересует не борьба полов, а размывание противопоставления мужского и женского, соединение в одном человеке и мужского, и женского.

В скульптуре «Изучение природы» (1984–1994) Буржуа объединяет не только мужское и женское начало, но и животное и человеческое. Выполненная из розового мрамора скульптура, как и высеченная из черного мрамора «Лисица» (1985), представляет тело животного. На первый взгляд это самка, обладающая множеством грудей. Однако их форма, напоминающая женскую грудь, и наличие фаллоса придает скульптуре андрогинный характер, а тело животного и поза напоминают о сфинксе. Но, в отличие от сфинкса, в этом загадочном существе представлены не только двойственность человеческой и животной природы, но и мерцание «пола». Скульптура возвращает нас к классицизирующему периоду в творчестве Буржуа, когда на рубеже 1960–1970-х годов она начала работать с мрамором, регулярно на протяжении двадцати лет посещая Пьетрасанту и Каррару. Сопротивление мрамора, по словам скульптора, больше соответствовало агрессивной стороне ее характера, чем мягкость и податливость дерева.

Луиз Буржуа и скульптура «Сон II»

Луиз Буржуа и скульптура «Сон II»

К этому периоду относятся такие произведения, как «Сон II» (1967). В неоклассических образах 1980-х годов можно увидеть не только обращение Буржуа к истории скульптуры, но и своеобразную отсылку к популярной практике культуризма, формирующей и деформирующей человеческое тело. Если один из истоков культуризма лежит в увлечении классической формой, желании придать телу скульптурную четкость за счет наращивания мускулатуры, то можно вообразить постепенное перемещение внимания с мускулов на определенные части тела.

Подпишитесь на нашу страницу в VK, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе событий, которые мы проводим.
Добавить в закладки