АТМО-СФЕРА

DEZO SPACE
11:05, 18 сентября 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

«Хоть сейчас — и как-то грубо и нелепо, подобное сводилось к тому, что ей хочется идти отдыхать (на что отведено полтора часа днем каждому служащему), это я говорю про обязательный отдых, — что называется отдых по расписанию.»

Стр. 40

Перед тобой новый текст материала: «РУССКАЯ КУХНЯ ВИПАССАНЫ».

В качестве ознакомительного элемента, сейчас и дальше, будет выступать отрывок, выхваченный с соблюдением последовательности нахождения в основном тексте. Всё излагаемое открыто через смысловой ключ DEDERNIZM. И относится к новой творческой (социально-нравственной) смысловой системе «Чистого творчества», пришедшей на смену значению «искусство», как институции. Сформированной, как бы возвышенной, но ложной «идеалистско-художественной» основой. Всё ниже изложенное, уже формируется самой системой «ЧТ», через неё и формулируется, в системе выводов и определений.

Image

Саму же деструктирующую явлением, описываемого выше этой части текста, понять было не сложно, просто нужно было почувствовать разницу в присутствии или отсутствии того, кто её порождал. Так настроившись на волну восприятия пониманием данного субъекта, и ты уже видишь, в данном случае её как субъекта, в дни его отсутствия, чувствовался прилив кислорода в помещение, некое оживление сил. А значит это, теперь, пространство разряжалось более улыбающимися, синхронно двигающимися сотоварищами вокруг, не мешающих никому: ни речью, ни походкой, ни судьбой; всё начинало радовать не только внешне, но и внутренне самой атмосферой, положительно довлеющей самоконтролем и спокойствием. Но сегодня другой день, именно тот день, явившийся деструктирующей кульминацией для данного субъекта, обнажившего себя полностью: вдруг, ни с того ни с сего, опираясь на внутреннее расписание центра, совершенно бестактно заявившись к нам на мойку, объявляет нам, что мы должны немедленно свернуть свою деятельность и покинуть помещение, по причине, показавшейся лично мне, не вполне обоснованной. Да и подача была так себе, при которой любое, даже самое адекватное обоснование той или иной причины, по какому бы то ни было делу, таким заявлением, будет отвергнуто, будет принято, а вернее сказать, расценено, за оскорбление и грубость. Но это только в том мире, куда мы должны вскоре будем вернуться, но не тут, — тут всё будет по-другому. Хоть сейчас — и как-то грубо и нелепо, подобное сводилось к тому, что ей хочется идти отдыхать (на что отведено полтора часа днем каждому служащему), это я говорю про обязательный отдых, — что называется отдых по расписанию. Да, и не так-то мы и уставали, чтобы в нас успело развиться такое жгучее нетерпение — поскорее удалиться на отдых. Да и что могут решить 5 минут оставшегося времени, отведённого нам на циферблате, для завершения работы? Если даже и вдруг, мы превысим свой временной лимит на такой-же ничтожный хвостик, выйдя за рамки, отведенные нам расписанием? Чего, к слову, пока ещё не случалось. — «Это же не тюрьма», натурально и улыбаясь, произнес Миид. В тот момент, когда усилившееся негативное эмоцией ханжеского обращения в нашу с Миидом сторону, приведенной особы, уже сильно напомнило именно обращение тюремщика к повинным заключением, из документального эпизода какого-нибудь научно-экспериментального фильма. Смотрю на нее. Пытаюсь понять в чем дело, да и ясно всё, такое словно выдает обжигающее пламя горящей ненависти внутри, в таких, именно ненависти, той, от зарождающейся любовь к жизни, потому как пока не понимает, как нужно и, что именно нужно ощущать. Ведомые, неведомым страданием, находясь в вечном голоде её. Такая вот, неудержимая жажда общения, -заблокированная духовной леностью, как эта попытка, сказать нам что-то. И вот, совершенно вдруг, и всё равно, так или иначе, не увидев в нас сотоварищей или друзей; или хотя бы, тех, с кем каждый день находишься тут, зная процесс, вместо этого решив посчитать нас за своих подчиненных. И теперь, вдруг, решить показать нам кто тут мать. Таким вот требованием в нелепейшей попытке что-то себе доказать. — И что же это, как не попытка заговорить с вами, бррр, с нами, -так обратив на себя внимание? — Очевидно. -очень даже может быть. На мой взгляд, такие проявления характерны именно для давно страдающей от душевного одиночества психики, слабого субъекта, несчастного, покинутого, так и оставшегося со своими болячками, за всю жизнь превратившиеся в коросты. — Снизившие чувственность даже к элементарному приветствию. — Забившие способность мыслить чутко. Мне стало немного будто страшно от всей этой созданной её нелепостью неловкости. Снова выходящая боль, из этого положения, указывающего на небрежность, остро кольнула меня. — Это-то, во взгляде на современную духовность? — «Жаль её», а ещё жаль, я не сказал этого Мииду тогда. Говорю ему сейчас, пока пишу это тебе: и вот ворвавшись со своим процессом в жизни, «вышибая дверь», врывается эта особа, очень настойчивая, ведет себя непреклонно, и даже если и по-простому, то напористо и совершенно нагло. И чем больше ты будешь указывать ей на то, что нам осталось чуть-чуть, пытаясь её укоротить, а потом уже и подыгрывая, как будто стараясь упросить её подождать, тем обстановка становилась не благоприятнее: — «кстати, прости, это что, теперь даже Миид активизировался»? — Хоть и нехотя, но встал на одну со мной сторону, и тогда наше с ним уже известное, молчаливое недоумение переросло в некое подобие прощально-поучительного манифеста. Которым мы, обозначили предыдущее следующим, выражавшимся для нас с её стороны отношением в таком проявлении, как элементарное неуважение. Да и не к нам в общем-то, но, а в целом к нашему труду. Что решают 5 минут во вселенной — ничего, но там, где есть непомерный характер, проявляющийся в отношении субъекта с окружением требованием несведущего, — многое. Тем более, — «посмотри, мы почти закончили, и на часах пока без пяти…». Так или иначе, под несгибаемым напором «инициативного цербера», выработавшего, видимо, свой стиль поведения за годы своей жизни, нам пришлось свернуть работу, бросив на мойке беспорядок и ретироваться. Где теперь, всё это напоминало уже эпизод другого фильма: например, про терпящих бедствие, про молниеносно оставляющих свое место обитания, бросающих своё в одночасье и покидающих свои пространства, в момент мгновенно настигшего стихийного бедствия или эпидемии. — Интересно, как быстро любая игра в роли переходит в фарс, -а потом и фарс переходит в жизнь.

— Ни тогда ли, когда, сам субъект есть пародия на деятеля, раз придумывает себе правила и обязанности, безотносительно своей действительной роли в жизни? Хотя бы ради некой вполне эквивалентной материальному карьеры. — Эти механизмы и разработаны для него. Так помогая синхронизироваться с каким-то общим, пусть сегодня следуя и не вымышленному предписанию, но, всё же, соблюдение которого таким образом тут никто и не требует. — Любовь? Двойственность её? Захваченная ложным. Любовь способна нести разрушение? — И тут ответственность, за такое искажение божественного образа любви лежит на каждом отдельно и лично. А что до меня, то я считаю, именно такую ответственность ипостасью прозрения, прозревая в ней и нужно считать основой личности приходящего времени.

DEZO.SPACE2021

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File