ДОГМА о спасении сидя:

DEZO SPACE
17:11, 14 июля 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

… «не трудно теперь понять, что именно влечет субъект в познание таких практик, даже в теории: не вера, не основа её чуда, нет, — но искусство рекламы: она разнообразна, и чаще дурна своей апологией с вымыслом, своим легкомысленным пафосом увлеченных — вначале, увлекая слабых, покорных эгоистическим проявлением пойти туда, откуда возможно уже нельзя будет вернуться без определенного ущерба, нанесённого сознанию собственным существом. Выглядит же такая теория тут, как догма о спасении сидя»…


Перед тобой новый текст материала: «РУССКАЯ КУХНЯ ВИПАССАНЫ». В качестве ознакомительного элемента, сейчас и дальше, будет выступать отрывок, выхваченный с соблюдением последовательности нахождения в основном тексте. Всё излагаемое открыто через смысловой ключ DEDERNIZM. И относится к новой творческой (социально-нравственной) смысловой системе «Чистого творчества», пришедшей на смену значению «искусство», как институции. Сформированной, как бы возвышенной, но ложной «идеалистско-художественной» основой. Всё ниже изложенное, уже формируется самой системой «ЧТ», через неё и формулируется, в системе выводов и определений.

Image

… И ведь, не трудно теперь понять, что именно влечет субъект в познание таких практик, даже в теории: не вера, не основа её чуда, нет, — но искусство рекламы: она разнообразна, и чаще дурна своей апологией с вымыслом, своим легкомысленным пафосом увлеченных — вначале, увлекая слабых, покорных эгоистическим проявлением пойти туда, откуда возможно уже нельзя будет вернуться без определенного ущерба, нанесённого сознанию собственным существом. Выглядит же такая теория тут, как догма о спасении сидя. — И что же, на деле способна лишь к расширению эгоистического чувства субъекта? — Я думаю так, приковывая себя прилагаемым к авторитету, как успеха, закрепленного в истории его искусством, являющегося на деле не чудом или смыслом достижения, а закономерностью, свидетельствующим о подлинности им духовного пути, не остаётся ничего, как всего лишь пытаться скопировать его искусство, опираясь в своем стремлении на желание поскорее испытать тоже самое достижение. А если быть точным и более правдивым, то скорее, желание подобно тому практиков, сводится лишь к умыслу просто достичь данного на примере ниже собирательных феноменов, или хоть чего угодно, феноменального, что лишь сопутствует главному в таком его — авторитета творчестве. Чтобы поскорее стать особенным, не таким как все, выделится, обзавестись паствой, управлять ею. Став назидающим некоего укоряющего самолюбия других таких же своим свечением, или способностью летать. «Как бы поскорее научиться ходить по воде», чтобы всех удивлять этим, за дивиденды конечно. Вот основная идея, и отправляющий смысл таких начинаний. Желать невозможного, даже не попытавшись вначале своим собственным существенным действием «привлечь к себе любовь пространства», начинаешь прозябать в невежестве, а сейчас и ещё меньше, лишь прикрываясь несуществующем в самом тебе, представляя в себе сотворённого идола. Как этот, или тот, пока несозревший для чего-то большего, кроме несуществующей теории; тот или этот — Я, не стремящейся к просветлению, неготовый обеспечить себя осознанностью, в осознании конкретики времени и конкретики места, т. е. действительности жизни, за счет элементарного воспитания, став идущим к образованию! Говорю это, как чувствуя, зная повальное увлечение нынешнего времени разными изотерическими направлениями в добывании чудес безверием. Так вменять себе какую-либо задачу в жизнь, оказавшись на месте своего друга, я не хотел, тем более, осознать на себе то, что выразил дальше, в тот момент, когда он мне сказал, что служил где-то в центре, какой-то практики с непонятным названием; я совершенно точно помню, как обрек его в коснувшегося секты. Но все стало меняться, когда он каждый раз, по возвращении отсюда, из центра, оставался у меня, а, уезжая оставлял мне что-то, что проявлялось после его отбытия незримой переменой в ощущениях пространства. — Думою, пора сказать о твоём друге, нет? — Да, конечно, можно и сказать пару слов, чтобы составить образ проводника и показать, раскрыв устройство последовательных шагов вселенной, передающей информацию для каждого, по запросу и готовности каждому, для приятия и принятия готовому пробудиться. И так, мой друг — его зовут Аский, давний и хороший товарищ. Ещё в незапамятные времена поражал меня тем, как в чаде обычной рутины субкультуры тусующихся, пока не встроенных в жизнь субъектов, вызывал во мне не поддельный внутренний диалог. Например, хотя бы тем, что одним из первых отказался засорять свой организм: но также, и первый, в приведённом окружении персонаж, заговоривший о чем-то высоком своим существом. Например, отказавшись от употребления мяса: он, в тот период общего погружения во морок всепоглощающим эгоистическим существом, увлекаемых гедонизмом и им же разлагаемых, но, бесконечно исполненных надежд на возможность занять место человека достойного в рядах таких же, вызывал во мне какое-то стыдливое ощущение, как будто он бессловесно упрекал меня в чем-то. Это было первое откровение положившее начало моему личному стремлению к трансформе собственного существа на физическом уровне. Без чего, как ты понимаешь, начать духовное пробуждение просто невозможно. Может, разве что, только в редких примерах — свершения каким-то чудом, второго над первым.

«Какой вздор!»,

подумал я однажды, когда хотел его угостить вкусным ужином, случайно содержавшего куриное мясо.

Думаю, многим знакомо, то чувство принижения, не из–за старания, отвергнутого, а от того, что ты остался на другой ступени развития, пытаясь угостить кого-то тем, что потребляешь сам, не понимая до конца, чем питаешься на самом деле, — но идея мне понравилась, она была потрясающая, как гром, в прямом смысле, — прогремело! Что касается отказа от мяса. Действительно, сработало, на уровне очевидного, но пока лишь состоящего в подсознании. Помнится, именно с тех пор, личные стремления стали направляться к старанию отказаться от употребления в пищу продуктов, содержащих следы животного происхождения. Да и вообще от многого, теперь, ставшего известного мне, того, что мы считаем приемлемым, только и ждущего помешать началу нашего духовного становления. Содержащегося сегодня в мире, как совершенно конкретные элементы извращения мышления, призванных действовать через плоть, уводящих от поиска истины. Так, все, что он давал и проявлял тогда, этот мной упомянутый друг, вызывало во мне желание наблюдать. А его личность, я чувствовал, очень резонировала на правильной чистоте с моим существом, даже находящегося в том состоянии. Я понимал его, но не умом, не как-то вербально, а принимал верность данного пути развития неким чутьём, через нотки приходящего от него нового настроения. Несмотря и на то, что он меня младше, не сильно, но младше. Да и какая разница, каким бы он ни был бы авторитетом, пусть даже старше меня на 100 лет, вряд ли смог бы по другому до нести хоть какую-то информацию, пустившись в домогательства ею меня. Поскольку конечно и думать о чем-то подобном, находясь ещё даже не в начале пути метода высвобождения, а пока ещё просто болтаясь где-то в пространстве бессознательного, словно будучи подвешенный к верху ногами, самостоятельно и обстоятельно, всерьез, тогда, я не мог ещё себе позволить. Слишком был занят мой разум, я бы сказал захвачен ложным. А такое его, своего друга, поведение, вместе с тем, относил к блаже, тогда только набирающих моду в своей массе выпендрежам на вегетарианство, считая подобное временным явлением, — «дескать, -пройдет». Тем не менее, информация, приходящая от него при каждой встрече, тогда, оставляла следы в моём подсознании и не выветривалась даже жуткими событиями. Вследствие общения, лишь укоренялась через него, до той поры, пока я сам не создал пример себя. Сегодня же, каждый раз стремлюсь не соступить ниже того, чей пример теперь и сам содержу в себе самом. Если начинаю возвышаться ложным, опускаясь вниз, теряя связь с своим примером себя лучшего. На который всегда ссылаюсь сам, если начинаю спускаться ниже возведенного в себе духовно-нравственного уровня. Но, а теперь, так же, как и тогда, в этом новом деле, я снова, только опираюсь на конкретный пример, обретенный личностью, задолго до первого моего посещения данного центра. И вот теперь, по обыкновению, обыденно и безмолвно, рассказывая о практике, своим существующим в нём, передающемся мне, каждый раз по прибытии в Москву из центра Аский, обусловил сразу одну важную вещь, не говорить о практике совсем; так, любые попытки расспросить его, а его ответить более конкретно на расспросы, быстро заняли бы практический характер. Иначе говоря, это означает, начать её преподавать, а это неправильно с позиции недостатка компетенции, кем бы ты себя вдруг не заподозрил. А в содержании краткого, небезразличных теперь и мне, тех бесед, о центре, из содержания которых каждый бы пытался понять, что же это за место, будет совершенно ясно, что оно вполне безопасное. Особенно, учитывая очень важный момент на старте, касающийся так называемой, финансовой стороны вопроса, ибо, сегодня понятно каждому, и я точно знаю: никакая истина не может быть обилечена собственностью, а попытка назначить ей единую стоимость для каждого, как и стоимость в принципе, просто девальвирует её. А проще сказать, закроет доступ к ней в правде каждому купившему билет за стоимость. Так, коснувшись устройства центра т.е. его системы жизнеобеспечения, каждый искатель, уже будет приятно поражен …

ЧИТАТЬ СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ (Стр. №17)

DEZO.SPACE2021


Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File