«ИСПОВЕДЬ ЗАЙЦА»

DEZO SPACE
14:15, 25 июля 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Image

«Я перестаю замечать людей, входящих и игнорирующих оплату, точнее я больше не заостряю на этом внимание, появилась какая-то легкость в самом отношении к такому явлению, как будто, так и должно быть, больше естественности что ли, — в самом отношении с общим…»

Говоря о саморазвитии; — когда кто-то говорит о саморазвитии, что обычно он понимает под этим? — Что имеет в виду? — А что ты понимаешь под этим? — Не знаю. На верное все тоже что и все. Стать лучше, наверное. — Стать лучше в чем? — Ладно, что ты хочешь сказать?

Вот, смотри, сейчас мы с тобой сядем в автобус, все равно нам нужно, и тогда я попробую тебе объяснить, что я имею в виду под этим понятием — саморазвитие. Точнее какое свойство я закладываю сегодня в эту историю. На данном примере.

— Только давай так, мы выберем средне заполненный автобус. Ждать не придется! Зайдем, так чтобы нас все видели, через центральную дверь, там, где площадка большая, широкая, а мы будем, как бы в центре всеобщего наблюдения. — Хорошо! — И только при одном условии, ни ты — не я, мы не будем платить за проезд. А просто войдем и займем наиболее удобное место, где нам не будут мешать и продолжим беседу. — Странно, все это? Я лично не езжу так, но, я понял. — Хорошо, я согласен.

— Что ты чувствуешь? — Я чувствую смущение и взгляды, на нас смотрят, и мне как будто стыдно, неловко от того, что я не оплатил проезд, тогда, когда все, наверное, оплатили. Чувствую дискомфорт, и давление. Окружающие, как будто стали враждебнее или важнее, серьезнее, выше меня. Я не могу посмотреть им в глаза, я честно сказать вообще не хочу смотреть в чью либо сторону. Был бы один, скорее всего, уткнулся бы в свой телефон. Мне стыдно что ли. Но все гораздо проще, потому, что я не один, а с тобой. Если бы я был один, я бы конечно поступил бы иначе, в самом начале; хотя, пока со мной такого не происходило, — ведь это же ты попросил меня не платить за проезд. — Да, конечно! Еще какие ощущения? — Еще? Все, кто едут сейчас со мной в этом автобусе, они мне какие-то родные что ли, я как будто прошу прощения у них, стал зависим от них. И прошу понять меня. Умоляю не высаживать меня. Мне не комфортно от этого ощущения, но и волнительно. Я пытаюсь оправдаться внутренне. Я как будто краду что-то или украл. Мне главное, чтобы он ехал, этот автобус. В нем комфортно, а мне не хочется идти по улице. Это хороший автобус, и я рад, что могу так запросто поехать в нем, если вдруг у меня не окажется денег. — Ну, ну, ты что-то расхлябился. Смотри, на нас все еще поглядывают. Мы явно интересуем публику. — Это потому, что, тут совершенно ясно, — мы и про них разговариваем. — Или удивляем своей развязанной уверенностью в том, что делаем? — А! вот, теперь! — ощущения принижения сменяются чувством, которое пытается оправдать моё действие. Теперь я, Всех вокруг, как будто начинаю призирать, за невозможность их понять, что именно сподвигло меня к этому поступку. Это новое ощущение, которое получаю, пытаясь анализировать мысли, крадя вниманием с украдкой действия, сидящих вокруг, поглядывающих в мою сторону. — Еще есть какие-то ощущения или мысли? — Да, теперь, появляется злость. Почему они осуждают меня? Они же на знают реального положения вещей. Вон тот, средних лет — Явно недоволен тем что мы тут едем, да еще и так нагло расположились, на глазах у всех. Нет чтобы спрятаться, где-то сзади, и тихо исполнить свой займ. Интересно, он сам-то заплатил за проезд? Или он владелец автобуса? Или отец водителя? Теперь я начинаю капаться в каждом, начинаю придираться к их внешности, и ко всему вообще. Я чувствую, что появляется гнев, а именно, состояние неудовлетворения. И это больше чем просто в пространстве тут, я начинаю гневаться на жизнь. Мне хочется теперь всегда не платить, чтобы что-то доказать. — Почему? Потому, что ищу оправдание себе. И не могу найти. Как будто пытаюсь переврать самого себя. Бред какой-то. А вместе с тем, злюсь на окружающих! — Как? — в этом есть их вина? Но в чем они могут быть виноваты? — Мне хочется выйти из автобуса. Давай выйдем? — Хорошо! Но сядем в следующий. И теперь оплатим проезд! Посмотрим, что меняется, когда ты оплатишь проезд? — В сравнении с тем, что я испытал сейчас? –Да! — Первое, что могу отметить: это то, что мне все равно, нет ощущений вообще никаких; я просто оплатил и еду. Мне неинтересны те, кто вокруг. Я оплатил, и я еду. Но, в тоже время, теперь всегда предъявляю какую-то претензию относительно качества проезда. Пробки, качество автобуса, качество вождения, количество проведенных минут на остановке и так далее, я начинаю вести себя как обыкновенный потребитель. Иногда мне противен общественный транспорт из–за того, что там много людей. Получается я заплатил деньги чтобы с кем-то рядом стоять? Или качество публики вокруг меня не устраивает. Я никому ничего не должен. Может это грубо, но первое, что я вижу сейчас в разнице ощущений, это именно то что мне все равно, и я бы сейчас предпочел, чтобы автобус был пуст. Чтобы тут вообще никого не было, мне часто противны люди вокруг, потому что они совершают странные действия, они невнимательны, погружены в себя, и им так же плевать, на меня, пока я плачу… Сейчас, я спокойно могу смотреть на них, вглядываясь нагло в каждого. Могу выказывать презрение лицом, выражать брезгливость жестом. Я всегда осуждаю тех, кто заходит не оплатив проезд. Они мне кажутся наглыми халявщиками, считающими, что кто-то должен платить за них. Всегда приятно смотреть, как кого-то сцапают церберы ощупают и ощиплют. Я не такой. Я честный. А они халявщики. Мне позволяет властвовать тут мой проездной. Но ощущения — плоские; они совсем другие, чем те, которые я испытал прежде, только что, в другом автобусе. Когда я был в какой-то зависимости от этих людей и был очень рад ехать вместе с ними. Это был всплеск доверия. Когда они меня, возможно осуждали, но тогда они были мне роднее, чем сейчас. Я благодарил их, а сейчас, не знаю, все по-другому.

— Вот, давай-ка остановимся на всем, что мы произвели в тебе только что, поподробнее. Ощущения того и другого. Это очень интересные моменты. Для этого я скажу тебе одну вещь, — «Я не плачу за проезд уже год, я пользуюсь надземным транспортом не платя за него». Осознанно! Я решил провести личностный эксперимент, направленный, как раз, к саморазвитию. — Ты удивлен? — ДА! Не думал, что все это может как-то быть связано с тем от чего мы оттолкнулись. — Эксперимент лишь прелюдия к такому выводу.

— Итак?!

Я готов к твоей исповеди, заяц!

Тогда начну с ощущения, ощущения, когда я осуждал в уме, ментально или явно того, кто проникал в автобус и ехал не оплатив, в тот момент, когда и я находился в транспорте, оплатив проезд. В самом начале своего транспортного путешествия. Такое постоянно происходит. Есть категория граждан, не платящая за проезд, но в этой категории не все одинаковы. И тут есть разница в позиции и отношении того, о ком идет речь, и открывающихся свойств в безбилетнике, а также того, кто оплатил проезд. Это основа того, о чем хочется поговорить, многогранность мира, в его отражении через качества сознания каждого, несущего качественно-количественный аспект развития общества. Проецирующего отношение любви или ненависти в зависимости от уровня развития того или иного субъекта в том или другом направлении. Сейчас мы говорим о платформе развития эмпатии, доброты, сострадания, понимания через знания по средством выбора действия. И так. Оплаченный проездной, для субъекта, пользующегося транспортом, это большое достижение, на этапе самостоятельности и честности. На этапе понимания ответственности, на этапе необходимости требующей от него затрат. И тут не может быть сделок с совестью; сделка с совестью платить и быть со всеми или страдать ища оправдания? Если не можешь ответить почему ты не платишь на уровне работы с пространством, тогда лучше всего оставить первый вариант. — А если не так, будешь в любом случае обвинять кого-то в том, что делаешь? — Вплоть до правительства, общества и Бога. На мой взгляд, в этом и есть основа конфликта во вселенной, который ведет к возмездию и к нравственным нарушениям в обществе вообще. Именно на этот вопрос я и хотел ответить, своим экспериментом. Куда будут двигаться мои мысли, какие вопросы мне придется разрешить, а главное это возмездие. Я не говорю про церберов, я говорю, про большее, про возмездие за лож при искажении истинности мира, заключенной в малодушие прельщённого возможностью халявы. И конечно, не о каком комфорте в дальнейшей судьбе, при таком раскладе, быть не может. Это как одна из корост, мешающих развитию субъекта, пока не обездвижешься духовно. Да и комфорт от такой поездки, он всегда будет нарушен обещаниями быть оштрафованным, если зайдут церберы в случае такой лжи; Состояние полностью отражающее жизнь в таком отношении к ней. — Но и акт покупки проездного: оплата проезда, — акт щедрости, тем же малодушием, возведение памятника гордости за наличие совести? — Горделивый момент, возвышающий гражданина, создающий его, собственно это и есть тот момент, позволяющий в полной мере насладиться этим состоянием, состоянием гражданина. Стать официальным присутствующим в городе. — Полноценным его представителем? — Да. Покупка проездного, как бы легализует тебя, делает видимым и защищенным, полноценным с общим правилом. А, это шаг воспитывающий первичный общественный стимул к честности, что ли?

И вот, такой полноценный заходит в транспорт, гордо прикладывая проездной к валидатору, оглядываясь ища место по удобнее, совершенно точно осознавая, что он сейчас сделал, какой акт произвел своим существом. Он оплатил проезд, а мог бы и нет оплатить, и все видят это. Но заплатил, и даже прошел к самому неудобному валидатору, долго искал карточку и оплатил, хоть и не с первого раза получилось. Это момент свободы, любви и соития с пространством в честной попытке доказать себе, да и всем заодно какой ты есть. Билет в клуб. Игра, в которой большую роль играет настроение или страх, не желание ощущать неловкость или быть изгоем. Хуже, если на глазах у всех тебя застукают с неоплаченным проездом и тогда, а что тогда?

А вот что: Наблюдая такую картину, когда некоего субъекта удостаивают роли подсудимого, того, кого на глазах у всех поймали, раскусили и требуют воздействия; рождает особый взгляд на происходящее в обществе, в обществе взрослых людей, способных создать автобус, создать дорогу по которой он едет, да и город в котором все это происходит, создать систему электронной оплаты проезда, но не способных решить вопрос состоящий в унижении одного другим, публичном возмездии за мелкую провинность. Есть тут герой; кто жертва, кто судья? Кто прав, и кто виноват? Ситуация, когда кого-то обнаруживают в транспорте без билета. Та ситуация, в которой возникает два ощущения от происходящего. Оба исходят от образа того, кто был облечен. Иногда это желание как-то помочь выпутаться попавшему в беду или же наблюдать с позиции превосходства в своей непримиримости, в зависимости от ситуации и поведения субъекта, да и от собственного настроения многое зависит, какой вердикт ты сам вынесешь (настроение — это отдельная тема в саморазвитии). В такой момент что-то одно ищет похвалы, за то, что ты принимаешь сторону потерпевшего, пытаясь аргументировать его безбилетный проезд внутри себя, своими же причинами, а другое, второе, глумиться над происходящим. В зависимости от настроения ты можешь склоняться к одному или другому. Но Русское понимание происходящего, всегда займет сторону того, кто стоит напротив цербера. Если тот о ком идет речь, сможет сохранить достоинство. Хотя такое понимание и кардинально отличается по смыслу от калибровки государственным законом. Есть еще одна позиция, это позиция стаи, наблюдающей за тем как кого-то штрафуют за то, что он сел в автобус без билета, попытавшись обмануть всех едущих. Справедливость восторжествовала, лож была наказана. С позиции гуманности — это вообще страшная вещь, какая энергия возникает на ровном месте, в общественном месте. Сколько мыслей порождает такая ситуация. Как она обличает в нас первобытное общество, в котором всегда есть тот, кого нужно сожрать или скормить. В полной тишине возгласив каждый свою мантру. Вовремя украдких взглядов на происходящее. Равнодушие или порядок — в угоду рукотворного замысла возмездием? Мы не знаем, чего хотим! На каждое благо мы придумываем противодействие не осмеливаясь это благо распространить на всех. Мелочность или справедливость? Оплата в транспорте — это цивилизационный момент, стимулирующий достоинство или же инструмент деления на тех, кто может и тех, кто не может им пользоваться в угоду примитивной состоятельности? Момент, определяющий невежество и неспособность иметь общее принадлежащее всем, тем, кто едет с тобой в этом транспорте. Тому большинству, которое способно показать брату меньшему, что не в оплате дело, а в отношении к делу общества. А значит определить что-то важное существующее в обществе без оплаты, но скрытое в отношениях.

Разве только при оплате, и только так, можно определить нечто стоящее для всех?

— Нам нужно стоящее или оплаченное?

— Вот он, старается занять место где его не будет видно; все расходиться от него. Он скрывает своё лицо грязной газетой, делая вид что что-то читает там, я сижу, напротив. Это бомж точнее, это девушка бродяга, я езжу на этой линии и часто её вижу, на разах остановках. Конечно, неприятно встречать такого персонажа, а еще не приятнее и более отвратительно ехать с таким персонажем, все с той же надменностью гражданина, оплатившего проезд. Это все было до, до того, как я перестал платить за проезд в наземном транспорте с позволения тех, кто отменил турникеты. Теперь я терплю, я не ухожу. Не убегаю от нее, я стараюсь не принюхиваться. Но пытаюсь рассмотреть её, пытаюсь понять ощущения с которыми она едет среди вот этих чистых, опрятных людей. Пытающихся отстранится, но ничего не говорящих. Вообще этот чисто русский, на мой взгляд, подход терпения, мне кажется гуманным и очень показательным. Учитывая то, что у всех тут права на комфортный проезд, купленные за 50 рублей, между прочим. Никто не будет ничего говорить, пока это терпимо. Терпимо, пока все видят источаемую этим субъектом неловкость, и ту же благодарность, тот же страх, туже совестливую черту которой наполнил ты себя недавно, зайдя в автобус не оплатив проезд. Автобус не полный, место много. Она не так уж и плоха по шкале вонючести. И поэтому едет. Но понимает, что она тут чужая, я вижу, как она имитирует чтение, не уверен, что она умеет читать. Но это и не важно. Я наблюдаю за людьми которые, с горяча заходят в автобус и не сразу её замечают, пытаясь сесть на свободное рядом с ней место, потом как будто очнувшись от страшного ведения, отскакивают и долго еще что-то выражают взглядом, проходя к другому месту. Забавная картина. И ужасающий контраст. Но ведь, ни она, ни я, не оплачивали проезд. В чем же разница тогда для ситуации??? Просто в том, что я не выгляжу как бродяга, ничем не пахну? Или просто я скрыл все это? И моя внутренняя потребность врать, может проявляться только пока никто не видит, тогда, это уже сегодня предтеча того же состояния, в котором находится эта городская девушка-бродяга? Чем я рискую? Рискую ли я вообще своим намерением такого обмана окружающих? Есть ли правда определяющая моё снисходительное отношение к ней, к её несостоятельности заплатить при нужде, в которую она попала в этой жизни? Что определяет мое снисхождение к ней? Или всему виной моя позиция относительно того, что я тоже не оплатил проезд? Да и не факт, что она не платила, я этого не видел, я сел сам напротив нее, внезапно очнувшись, но не сменив места. Что есть что; и не заигрываюсь ли я с совестью в такой благодетельной игре, теребящей эго? Какое оправдание я себе готов найти только лишь бы удовлетворить своё ложное, не терпящее компромиссов относительно правильности поступка. Варианты на сей счет могут быть различные, в моем случае это были разные попытки понять, просто понять, почему я хочу платить за порез, но не так. Все та же скупость, малодушие, злость, обида, недоверие, слабость, нехватка средств или что-то еще? Что-то еще?! да! есть еще одна практическая вещь. А именно, что мне нравится быть свободным от этой рутины, я люблю прыгать из одного автобуса в другой, покидать его, просто так, не почему, пересаживаться. Чтобы сохранять текучесть момента, следование «прибитое» оплаченным проездом от точки А до точки Б как в задаче, совершено нелогично для свойств комфортного следования жизни. Поскольку транспорт перестает быть гибким средством передвижения. Это же не ракета. В этом смысле очень отличается Московский метрополитен. Зайдя в него, ты свободен, да, оплата есть, но дальше, ты растворяешься, свободен для перемещения, как угодно, сколько угодно, в любые стороны. Этого нет в наземном транспорте. Одна из утилитарных причин, с которой я столкнулся вначале. Это очень важный момент, с точки зрения расслабленного состояния, не заостренного на таких мелочах: а сколько у меня денег с собой, а хватит ли мне еще на одну пересадку, а не много ли я отдал за проезд?! И так далее. Мне нравится ощущать единство пространства улицы с автобусом, между которыми нет препятствий. Я всегда так езжу: На одной линии я могу два или более раз выйти. Иногда это необходимо чтобы достичь цели быстрее, в большом городе это важно, поэтому повторяющаяся оплата проезда для одного трансфера, становится какой-то извращенной щедростью. Ты как бы снова начинаешь зарываться в сомнения, где стоимость проезда становиться определенно высокой. Но, — это не оправдание. Я просто пытаюсь, привести все имеющиеся аргументы и свойства ситуаций. Так как, все это, все равно, отражалось в диссонансе правды перед ложью, как настроение с которым проживешь день. Заставляло страдать. Было ощущение, что пытаюсь обмануть сам себя. Чтобы я не придумывал. Нужен был выход.

Я долго искал компромисс с тем недоумением, которое меня настигало, каждый раз в такой ситуации: Конечно, я пытался винить кого-то, конечно я натягивал все это на тот аспект, которым заражены многие сегодня, а именно культивирование мести им, тем, кого мы зовем они, власти, показному воровству, коррупции. Аргументируя все это известным способом. Но ничего из опробованного не давало мне возможности успокоиться, ПОБЕДИТЬ, шепот совести, нутра которое я сам взращиваю в себе, в с воем саморазвитии. Того, что, и есть Я сегодня. Тогда нашелся компромисс, на первое время меня заинтересовавший. Как бы сделав меня равным с ситуацией. Либо я, либо меня. Я решил отдаться моменту в правде, и, главным катализатором стал невидимый предиктор, сообщающий тебе из динамика правила пользования наземным транспортом, во время того как ты находишься в салоне автобуса. Он предупредит вас о том, что на линии есть возмездие за такие вольности, и оно наступит рано или поздно. А именно, штраф за данное проявление свободы. А точнее за обман. Мне 40 лет, и должно быть стыдно обманывать, думал я всегда слушая это предупреждение. И еще больше страдал не находя объяснения своей политике в отношении платы за проезд. И тут, так как, я езжу на надземном транспорте, в сезон, каждый день, я заметил экономическую тенденцию: оплатив месячный проездной, сумма которого естественно выше суммы обещанного единичного штрафа, не говоря уже о той сумме, которую необходимо выдать за сезон. Я заметил, что сталкиваюсь с контролем на линии не более чем раз в сезон моего пользования транспортом. Без всяких условностей, бессознательно. Как бы параллельно. А так же я заметил вот еще что. Порядок вовлечения меня в какие-то неприятности или нестандартные ситуации разного толка, как, то: финансовые потери, просто из неоткуда взявшиеся, конфликт; или что угодно, приносящее дискомфорт и боль находится в самом определении момента. Это совершенный факт действием гораздо ранее, и к реальности не имеет никакого отношения. Как пример: пару дней назад, от того времени, как я заговорил с тобой; меня обогнал какой-то чудак, на тротуаре в парке, с едва отведенном лицом от экрана, освещавшим его существо, возбужденное чем-то, от которого что-то неприятное влетело в мой адрес. Так мне привиделась вся ситуация. Кто виноват — что произошло? На этот вопрос не существует ответа в человеческой логике, поэтому и заострять на этом внимания нет смысла. Кроме одного. Что могло привести к этому? На мой взгляд, в этом и состоит основа саморазвития, в таком вопросе.

Соответственно, продолжая тему общения: экономически мне выгодно оплатить штраф, один раз в сезон, а это все зимние месяцы, плюс ранняя весна и поздняя осень, около 5-6 месяцев, чем тратить 5-7 тысяч за все эти месяцы проездным, штраф же за однократное нарушение проездного режима одна тысяча рублей. И так, вот тут самое основное и наступило для меня. Это то, о чем я и хочу сказать тебе. — Ты — когда ни будь, задумывался о правосудии на котором держится вселенская система правды, а точнее нравственная система определяющее настоящее общество? В котором реально возможен бесплатный транспорт? — Например… — Нет? Я тебе расскажу. И вот я вошел, сам не зная того, в этот эксперимент, а точнее нашел правильное решение, полностью сопрягающегося с тем временем в котором я определяю себя, как субъекта, живущего по законам пространства или микрокосма, в котором возмездие за лож существует как деградация развитием, однозначно выражающаяся в том, как ты проживаешь момент. И не важно, как оно проявится и какого уровня лож. Воздействие наступит, я это уже знаю наверняка, если я не прав, то смысла вообще затевать данный разговор нет. — Ну в общем-то да. Хотя и громкое заявление. — Не волнуйся, я абсолютно спокоен. Так вот, катализатором правды выступает Знание, необратимости наказания. Где наказание, — есть философское значение, способное использовать тебя как строительный материал для укрепления морали. Поэтому, понимаю Русское правосудие прощением через раскаяние, при котором современное судилище, абсолютно комично в своей попытке назначить плату за какое-то преступление, определив степень вины логически исходя из набора обычных фактов. Такое мероприятие возможно только в рамках бездуховного сообщества. Точнее в обществе в котором не активирована душа еще, на уровне самого общества. Дело в безграмотности и извращенности субъекта, из которого слагается, так называемое общество, сегодня. Эта именно та деталь, которую в нас выкорчёвывают уже лет так… «2020»

К тому времени, когда я начал пытаться обойти систему оплаты в наземном транспорте, я уже понимал некоторые аспекты данного правосудия, воздействующие на меня лично в результате совершенных не правдивых действий относительно истины. И именно этот момент меня и останавливал стать преступником, обманщиком, наглым лицемером или лжецом, позволив себе то, что не имею права позволить, имея возможность платить за проезд, так как это делают мои дорогие сограждане. — Но ты же приступил? — И, да и нет, все зависит от суждения! Я просто сменил систему оплаты! Предложил свою. И она пока работает. И будет работать, до тех пор, пока я не лгу. — Мы же говорим о развитии?! — Верно. А такой подход — не есть ли следствие развития? — Отчасти, как его следствие, я думаю. — Но! Ты спрашиваешь: «не состоит ли он из того, что я возомнил о себе что-то?» Придя к какому-то заключению, что я выше общества, а стало быть могу себе это позволить, предлагать, менять, не платить за билет? — Еще раз, нет, конечно нет; так думать было бы очень рисково, и вряд ли бы вылилось в эти строки, кому интересен наглый обманщик, с раздутым эго? Правда, возможно, я и не смогу развенчать позиции, зарождающейся в тебе подозрительности, на сей счет, но на этот вопрос ты мне дашь ответ, когда мы выйдем на нужной остановке. Хорошо? — Обещаю! — Благодарю!

Засим, я продолжу: Такой самоуверенный оборот исходит из позиции; где есть кто-то, кто старается сделать так, чтобы этот транспорт вообще был, и чтобы в нем было комфортно, чтобы я сам мог решать в какую мне дверь войти и из какой выйти. Чтобы не стоял на остановке более чем 5 минут, чтобы, в моем случае, автобус был чистым и светлым и «не убитым». Более того — современным, движимый от электричества. Теплым. Кто за это должен платить? И кто платит за это? МЫ? Своим билетом? Или это делают какие-то они? Для чего нужен билет в общественном транспорте? Для того чтобы строить новые автобусы или же для чего-то еще? Этот вопрос меня давно мучает, не с экономической точки зрения, поскольку с экономической точки зрения, платный проезд в ОБЩЕСТВЕННОМ автобусе — это абсурд; для общества, создающего эти автобусы. Экономически транспорт всегда будет невыгоден, если его феномен не объяснять общественным запросом к самому себе, поскольку стоимость не будет экономически выгодна, тем более в капиталистическом аспекте, это понятно всем я думаю, в данном случае я плачу гораздо меньше чем стоит данный автобус. И могу им пользоваться, когда захочу и сколько хочу, хоть и сам не влияю на стоимость проезда, отдавая это решать некой внутренней экономике. А так же могу выбрать альтернативный вид транспорта, как-то, велосипед, в летний период. Но автобус, тем временем, продолжит следовать по маршруту и без меня. Тогда в чем же дело? Кто эти они? Кто делает все это возможным, и кто я тогда? — неужели просто неблагодарный житель прекрасного города?

Оправдание: Почему общественный транспорт не может быть бесплатным? Во-первых, общественный транспорт для общества, на нем должно ездить общество, которое создаёт этот транспорт для себя. Транспорт есть потому что есть я, тот, кто на нем ездит, вместе с тем определяя его необходимость. Система выстроена так, что если я им пользуюсь, то значит я нахожусь во влиянии экономики города. Я живу тут, я пользуюсь всем или многим, а одним словом — существую в ритме городской экономики. Потребляя и вкладывая личные ресурсы в город и его поддержание, как житель. Где главное: моральные качества субъекта? Или способность платить?

Но, кто есть — некто они, те и там, где-то, которые решают, что транспорт должен быть платным, причем проезд должен индексироваться, дефицитом средств, получаемых от оплаты, а значит цена на проезд растет. И так, они, это эквивалент я — только в масштабе микро экономики? Или я это МЫ, кто платит за проезд, но еще не они. В масштабе вселенной. Почему общество в общественном не может существовать в рамках данного примера, как целое, как равное, как разумное? Где каждый — это недостающее звено этой большой и дружной системы. Общественное не есть бесплатное, так как создается для удобства всеми, каждый платит за этот транспорт своим трудом. Каким трудом? Вот вопрос. Чтобы ездить бесплатно, на автобусе, я должен быть сотрудником завода? Так я могу оплатить заранее свой проезд, вменив себе порядок создателя человеко-часами? А разве сотрудник завода не ест кашу по утрам, на обед — что душа велит, не пьет чай или кофе с бутербродом из сыра масла и огурца? Конечно, и, он заплатил за этот обед из своей зарплаты, так же, как и за проезд, возвращаясь с завода, где он собирает автобусы, один из тех на котором мы сейчас едем. ¬– Как и я должен был заплатить за проезд из своей? Но почему, например, рабочий завода не может получить бесплатный обед? — Если не захочет платить? — По той же причине, потому что, он не создает то, что ест? — Но при этом создает то, что ты используешь бесплатно? А для того чтобы ему съесть «бесплатный» сыр, ему нужно его украсть либо создать! Ровно, как и мне. Но и это не будет бесплатно. У рабочего мало вариантов, съесть бесплатный сыр, так как сыр это личный выбор вкусом, надстройка желания, привычки; но и у меня, и у него есть равные шансы, там, где выбор обусловлен обществом — САМОРАЗВИТИЕ. Кто мне предоставил такую возможность, рабочий? Они или я сам? Проблема в том, что мы создаем повод для правды, поступая честно. Создаем не в материальном плане, для чего нам эти блага цивилизации, если они не делают нас лучше? А уж тем более не гарантируют счастья, хотя бы даже в прозрении. Пусть и фатальном. Что есть то, чем пользуется другой? Соответственно, можем ли дать возможность, тому, кто создает, например, автобус, все что нужно ему для жизни, давая возможность развиваться в качественном плане, а не только требуя от него качества продукции за свои деньги и неумолимого подчинения выстроенной системе? Вопрос, кто определяет то что нужно для жизни рабочему? Он сам? Или мы все? Как ты определяешь необходимое для себя? — Умением довольствоваться! — Да, но в этом мы деградируем? — Безусловно, тем более, качество материального содержания среды, уже выше чем помещенный в нее субъект. Вспомни, истории с вандализмом над каршеринговыми авто. Что можно в себе развить, условно, что даст возможность ездить каждому, для жизни каждого, едущего в этом автобусе? И что главное тут, оплата или внутреннее состояние тех, кто едет в этом автобусе? В чем смысл их труда? Только лишь в том, чтобы заработать денег для оплаты общественного транспорта? А в чем смысл оплаты, если я еду с бомжом? А если я еду с бомжом, значит это действительно общественный транспорт. Ведь бомж — это часть общества, неотъемлемая часть. Характерная. И почему в столь развитом обществе вообще есть бомжи? И так, в этом автобусе будут ездить те, кто дают все то что нужно тем, кто едет в автобусе для их жизни, ¬– и тогда возможность бесплатного проезда реальна, а бомж нет? — Если это вопрос ко мне, — то я считаю точно так же. Я согласен! Вопрос: Это как бы бесплатно? Но где гарантия что нас не обманут? Что, сыр будет вкусным, масло свежим, хлеб мягким? И мы не будем превращаться в бомжей. Для этого ОНИ решили назначить стоимость проезду, как гарантия того, что каждый сам может выбрать лучший сыр для себя, хлеб и так далее, образуя правду своей потребностью; поскольку, конечно никакой гарантии в качестве условного сыра нет. Человек это тот, кто должен иметь выбор, и уметь выбирать, если умеет себя контролировать, и только для необходимого, для решения задач жизни. В этом, как мне кажется, и состоит одно из свойств её качеств. — Это и есть проблема? Мне кажется да! Парадокс! — Не объясняющий ничего с позиции земной логики, но с позиции вселенского образовывающего разума, как раз все объяснится очень хорошо.

— «Это новая форма для горожанина сегодня»?

Да! Но кто я тогда в этой цепочке? Я не могу дать сыра, хлеба, масла этому человеку создающего автобусы, работнику завода. Я не произвожу ничего материального, ничего из того что ему нужно. Хотя, конечно, возможно это я так решил, а он думает иначе, все же я чем-то занимаюсь, работая на одном из многочисленный новостных ресурсов Москвы — новостном канале. Пусть будет так. Я принимаю участие в том, что мы называем новости. Вечером, усталый, Он включит свой телевизор и посмотрит новостной выпуск, в создании которого я принял метафизическое и физическое участие. А завтра я сяду в автобус, доеду до места и снова приму участие в создании нового новостного выпуска; и продолжу жить, как и каждый живой организм который снова посмотрит новости вечером, а утром отправиться делать дела. Вопрос только какие новости его ждут! А это основа нашего взаимодействия. С какой головой можно отправится делать автобусы? В безнадежном состоянии духа, в полной зависимости от зародившейся дыры безысходности или же с полным ощущением того, что ты делаешь важную работу, для нас всех, для себя, для своих родных и близких, и именно он, способствует тому чтобы мой день прошел в благодарности к нему и наоборот. — Вот в чем дело, — это полное олицетворения нашего отношения к самим себе. Никто не захочет никому ничего сделать доброго, после такого выпуска новостей. Кроме одного? Я хочу платить за проезд по-другому. И почему тот, кто делает автобусы платит за него, двигаясь на работу в собственном творении? Я думаю, тут можно будет вернуться к правосудию, точнее к тому тонкому аспекту вселенского развития в духовности каждого, с позиции которой можно определить справедливость для той или иной позиции, стороны, или же морали. В которой, и я, и работник завода, все еще находимся в синергии и позволяем друг другу двигаться в развитии дальше, даже если находимся на разных стадиях, но, все же одного опыта.

Платный общественный транспорт, как антиутопия, действительность, образуемая какими-то, ИМИ. Но при этом, видно и можно утвердить одно, что эти они, развиваются в навыках, качественных навыков. Они становятся более ответственными, более бдительными к пониманию качества и эстетики, в своем отношении к общественному. Они теперь проявляются в свете тех, кто старается двигаться в направлении и осознании себя в этом качестве, в качестве поставщика общественных благ, того чем я пользуюсь каждый день. Именно так я и начинаю проявляться в этом качестве: на уровне поребрика или новой дороги, больницы, лавочки в парке или самого парка!!! Сегодня все дается для продуктивного социального опыта или чего угодно, в материально-социальном плане, в социальной среде. — Они это еще не мы? Но они, это можем быть и мы, если будем понимать ответственность перед общественным находясь со своим в контексте социума. Не для того чтобы присвоить, а для того чтобы сберечь и приумножить, развить и развиться. — Нужно научиться тому, чтобы, то, что делают они — считать своим? Я думаю — да! Своим, именно, но у же в формате МЫ. В самом интимном аспекте, как личная вещь. Которую ты лелеешь и дорожишь ей. Представь, что завтра утром, ты лишишься всего этого. По своей глупости. Поссорившись с собой. Так как все, что создается вокруг нас делаем мы! — Или все же пока они? — Я думаю пока ОНИ! Видишь, все же есть некоторый воспитатель, есть какой-то развивающий разум, некий дух, высшего порядка. В самом местоимении, в этой метафоре, существующей, реально существующей. Никто не говорит глядя на новую дорогу, будучи просто прохожим горожанином — «вот посмотри, мы сделали дорогу, мы сделали парк, мы построили больницу, детский сад»; потому как, у нас нет ответственности, мы говорим они, если что-то случается, мы говорим они если что-то происходит не так как нам хотелось бы, мы не говорим мы. Мы создали ОНИ — Их. Тех, кого не существует. Так как, ОНИ — это мы, пока никто не видит! Соответственно, мы пока не можем позволить себе многое, в том числе пока не можем позволить выбирать, зная ответственность перед общественным здоровьем, так как слабы, и вынуждены сами пользоваться общественным, как не истинные владельцы, поскольку не понимаем, что это наше и именно мы создаем это. — Понимаешь в чем суть моего прозрения? — Ты пока продолжай. Главное. Что это интересно. Это главное сейчас. — Благодарю. В какой-то момент я захотел прикоснуться к этим они, к этому невидимому образователю или разуму, стать его частью, достойным того чтобы считать все что делают они своим. Я хочу быть достойным того, что создают они и ездить на общественном транспорте, как часть того что создает его для себя, живя и работая над собой, чтобы обеспечить себя той возможностью, которую я открыл для себя сегодня, быть честным во всем и всегда. Поскольку, сегодня, качество они, уже есть мое качество, запечатленное в том или ином объекте, действии, как реакция на моё развитие. Конечно, вначале есть только культурный запрос, он и есть они, запрос, позволяющий отыскать след разумного в мутном неразумном времени. В этом сила культуры, которая, должен сказать, начинает проявляться, вновь, после спячки. Я именно это и чувствую.

Но, — вернемся пока к оплате, и её функции. Как перейти к мышлению не отталкиваясь от обид, и на все раздражаясь, увлекаясь протестом, а привнести своим добром в себя нечто, то, что позволит самому быть на равных с этим они теперь. Ибо качество они, создающее все вокруг, сегодня, в осознанности, становится выше рядовой осознанности, платящей за проезд, не имеющей пока возможности владеть тем за что платит безусловно. В чем проблема? Проблема на уровне осознания себя в принадлежности к культуре без вмешательства эго. Т.е. в реальной статистики развитости и развития. И оплата за проезд есть часть такого развития.

Оплата, есть нивелир, уравнитель эго сограждан, делающий нас равными на момент проезда, только при условии оплаты. То. Что позволяет почувствовать, что у всего этого есть некий хозяин, есть кто-то кто владеет этой вещью, позволяя за плату, пользоваться ей. Но что привносит такое отношение в пространство, какая цель у оплаты? Какие плюсы и в чем они; как выглядят минусы? О минусах, я могу сказать однозначно и прямо, добавив, возможно, что-то к озвученному выше, но с позиции низшего уровня. Почему МЫ не готовы к такому шагу: Однажды увидев, как действует социальное послабление на неокрепшие умы граждан; и почему проезд пока должен оставаться платным, -я хочу рассмотреть на одном примере. Однажды метрополитен Москвы в новогоднюю ночь работал совершенно бесплатно. Такой некий ИХ подарок, младшим собратьям по разуму. В том числе, возможно, нес в себе некоторый элемент эксперимента, с ИХ стороны. Я лично, воспринял такой жест щедрости, как эксперимент, в наблюдении. Все это было очень показательно и современно, как говориться в ногу со временем; особенно для того, о чем я думаю, о чем говорю с тобой. И так, уже какое-то время: традиционно примерно через десять дней после зимнего солнцестояния, в России, празднуется так называемый новый год. Всем, весело всем хорошо. Такое возникло впервые, на моей памяти, — «хотя, я тут и недавно». Итак, в этот день на 2020 год, в новогоднюю ночь, решено было сделать проезд в городском транспорте бесплатным. Я не мог упустить шанса и прокатится в эту ночь в «подземке», для того чтобы пронаблюдать действие на поведение отменой билета. То, что я увидел, вполне соотносится с тем выводом, что общество не готово воспринимать общее как своё, у этого общего должен быть хозяин. По крайней мере, пока. Вывод не нужно было как-то додумывать, он лежал на поверхности. Да и я сам, чувствовал какой-то азарт, какой-то детский восторг, от того что метро бесплатное и даже не только поэтому, мне очень понравилось ощущение единого пространства, метро улица — улица метро. Восторг, один восторг, но реакция на этот восторг разная. Перед тем как обличать нас в неспособности контролировать эмоции, я расскажу, что сам почувствовал. Вход в метро. Совершенно идеальные эмоции, чего-то единого, чего-то другого и свободного. Как бы это описать? Это действительно интересные чувства. Та самая благодарность, тот восторг и положительные эмоции, которые сопоставимы с каким-то открытием, которое произошло прямо вот сейчас. Таким простым жестом. Это как рухнувшая берлинская стена, как воссоединение всех и вся. Наконец-то граница улицы и пространства метро размыта, а на секундочку метрополитен — это транспортное сердце города сегодня. И теперь все стало одним целым. — Представляешь? Теперь это одно целое. Официально, на одну только ночь. Восторг, я испытал восторг. Восторг от доверия мне, восторг от того что я и сам этого желал всегда. Это в первую секунду, затем я стал наблюдать за окружающими. Спускаясь вниз на первом же эскалаторе, публика бесновалась, кричала, прыгала, вела себя по-идиотски, как те русские в универмаге Европы в девяностые, и это не только алкоголь, катализатором явилась эйфория от праздника, но суть всей ситуации, чувствовалось во-всем. Доступность и отсутствие цербера. Сравнялась граница улица-метро. Многие не понимали, что уже находятся в метро, воспринимая этот подарок, как поблажку для возможности разнести тут все. Реванш? Внутри все было еще хуже, в основе своей это были одурманенные выпивкой субъекты, приезжего типа, по крайней мере подавляющее большинство, так считается думать, когда видишь соответствующей наружности субъекта. Скопище компаний внутри, четко определив холлы метрополитена за падики, нелепые тусовки, блевотина, мусор. Куча субъектов, которые сюда бы не попали сегодня, если бы не отмененная плата за вход в этот день. В общем ощущение угрозы, и нахлынувшего чада меня не покидало до самого конца путешествия. Вагоны наполнил непонятный запах, очень много мусора. Подземка стала походить на Нью-Йоркскую. Еще чуть-чуть и будут тэгать везде, еще один такой день, и тут будет вообще невыносимо. Должен заметить, что я проехался по центральным станциям в ту ночь. Не знаю, что творилось на периферии??? Должно быть ссали везде или еще чего похуже. — Чтобы успеть оторваться раз в году за все обиды? — Похоже, что так! А вообще все это похоже на приступ радости и вседозволенности подростков, чьи родители уехали на дачу, оставив в распоряжение квартиру. Все помнят этот восторг и беснование от вольности? Как правило с последствиями в виде определенного опыта. Это просто опыт, юношества. Тогда как тут, совсем другое дело. Взрослые дяди и тети, вели себя, точнее выглядели неадекватно. Судя по состоянию холлов и вагонов метро. Такой эксплуатации оно понятно не выдержит долго. Возможно, эксперимент не совсем чистый, поскольку этот день, он вообще отдан сатане. Люди пьют, блюют и так далее. Странная традиция, -дикая.

Это то, что, я хотел привести из минусов, возникающих при отсутствии платы за проезд для всех и сразу. Который точно показывает, что не все психически и психологически готовы к такому нововведению. Учитывая тот факт, где только что мы научились мыть руки, хотя бы не менее 3-5 раз в день. -так мы узнали о правилах гигиены. Состояние, которое, -естественно, нивелирует тот самый проезд, заряжая определением чего-то достойного в субъекте, не позволяющим вести себя по-зверски. Уточню еще один момент: после обеда того же дня, я ехал снова в метро, и все уже было по-прежнему хорошо. Все были достойны своих 50 рублей, проезд снова стал платным, и как по волшебству, все стали нормальными. — Как в сказке про тыкву? — Да, да! Именно!

Этот пример, я больше, как феномен привел, просто чтобы раскрыть тебе, некоторую фальшивость того убеждения, что транспорт может стать в одночасье свободным для доступа без оплаты. Как самая простая и первая системная вещь осознанности и выросшего уровня культуры. Чтобы дать понять какой уровень тут нужен, и, что сегодняшнего уровня развития граждан и горожан пока еще не достает в возможности осуществить такое. Собственно, произойдя это, мы окажемся истинно у порога нового социального источника возможностей. Этот билетик сегодня и есть маркер нашей отсталости перед обликом человека и общества на его основе. Вот с этим я как раз и начал спор с собой. Это-то меня и начало тревожить. Мне хочется перепрыгнуть, а точнее впрыгнуть в новый мир, я хочу соответствовать типу жителя города, который может и хочет пользоваться этим видом социального блага, на правах владельца экономики, в которой развиваюсь и которую развиваю.

Билет — это механизм взращивания в субъекте человека, силой общественного воспитания. И я считаю, тут дело как раз в тонкой ментально-нравственной игре. Где победой является вопрос к себе: «Готов ли или не готов ты к чему-то большему?» ответом послужил тот, кто смотрит на меня и на кого я смотрю. Тот, смотрящий кто оплатил проезд на того, кто этого не сделал и наоборот? Наверняка и ты тоже наблюдал в себе какие-то острые уколы чувства несправедливости, относительно персонажа, нагло неоплатившего проезд. Что ты думал в тот момент? Вспомни. Например, такое: ты всматривался в него, осуждал его, пытался найти изъяны в его наружности, обвинял его в несостоятельности, в ущербности, в отсталости, особенно если такой субъект еще и впрямь обладал какими-то сверх того повадками, не разумными или вычурными, наглыми, как тебе казалось, в общем выпускал пар, запускал процесс обвинения и оценки и так далее… Происходит какой-то шквал негативных эмоций, клокот негодования. И даже желание чтобы его сейчас же оштрафовали. Все это выдает то малодушие, которое удерживает в нас возможность, поступать честно всегда, во чтобы то ни стало. Мы или прячемся, от взглядов делая что-то такое, пытаясь оправдаться той же ненавистью или обидой, либо обвиняем кого-то кто сделал не так как сделали сами. Навешивая ярлыки, обвиняя оппонента в уме или на Яву, в невежестве и безответственности, а на самом деле просто источаем злость. Злость, — вот что я должен победить в себе, прежде чем пройти в общественный транспорт, принадлежащий всем.

Ну вот, теперь, можно перейти на сторону, того, кто не заплатил за проезд. Тот, кого ты увидел. И на кого обрушил свой гнев. Ты только что сел. И обозреваешь все с удобной позиции. — Смотри! Заходит персонаж. Ты видишь, как этот персонаж просто заходит, игнорируя валидатор, уверенно становится на средней площадке, лицом к салону, не долго помыслив, поднимает голову и обозревает всех, смотря в глаза тому чей взгляд смог уловить. Он смотрит, на всех, приветливо, выглядит нормально, не пахнет, в чистой одежде. В принципе, если присмотреться, внушает позитив. Но почему он не заплатил, спросил ты себя, пряча свой взгляд, от его непротивления уловить твой взгляд, не желая пересекаться с ним таким образом, уж больно он уверен в себе в этот момент. Что может быть тут не так? Теперь, оставим взгляд со стороны, и перенесемся в мою голову. Вот я захожу, я не всегда так заходил, и не всегда понимал, что я делаю. Это из того времени, когда я не мог найти компромисса, в желании соответствовать тому горожанину который мог бы позволить себе ездить платя за проезд как-то еще. — Я говорил тебе про некоторую сделку, в экономическом аспекте? — Да я помню, ты заключил сделку относительно принятия штрафа, не оспаривая его, в случае если будешь остановлен в транспорте цербером? Я так понял? — Да, именно. Но это еще не все. — Что именно дает мне уверенность, что я справлюсь в момент возникновения такой ситуации, буду ли я морально готов к ней. Да и вообще. Как можно было к этому прийти? Ведь попадаться на их глаза можно постоянно?! Никто не знает, как это происходит?! Когда они появятся, а когда нет? И, снова, эта публичная экзекуция?! — Действительно! — зачем гоношить простор почем зря? — Тут важен сам подход! Как будто ходить по воде. Вера в правду. Плата за проезд уже есть, и она ежесекундная ежедневная не зависящая от того, где и с кем я нахожусь, что делаю.

— Плата в правде.

В честном отношении. — Не попахивает ли абсурдом? — Чувствую ли я себя комфортно, когда еду без билета? Не сразу. Позволь, все же перейду к сути. А суть вот в чем. Данное мероприятие, я смог осуществить, без наложения воздействия правосудия, именно за это, по факту, осознав свою роль в обществе, оставив компромисс перед обществом в виде возможности получить штраф не отрицая его, как одно из правил данной игры, наложив на себя сам такую ответственность. Как возмездие не за неоплаченный проезд, а за то, что я в принципе сбился в жизни, в какой-то момент, позволив считать себе так, как не должен, по правде. Оставив возможность оштрафовать себя по причине утери контроля над моралью в принципах. — Так-так? — Правосудие, оно всецело, обусловлено ежедневным стремлением жить честно, относясь ко всему серьезно. Поскольку, если бы я не хотел платить за общественных транспорт, которым пользуюсь каждый день, исходя из выгоды, дурацкой экономии или из какого-то меркантильного побуждения, в конечном итоге, мне бы пришлось нести финансовые потери гораздо высшего порядка, чем штраф. И быстро бы все это прекратилось, либо я превратился бы в озлобленного чурбана, непонимающего причину своих потерь и невзгод. И это только по одному. Этому. Маленькому аспекту. Что говорить о более серьезных вещах.

— А ведь — это чистая эмпирика? — Да, да, да! Развитие микрокосма и участие в жизни макрокосма, как элемента, вредящего ему или же сопутствующего или вдохновляющего его на развитие. Плохого элемента тут нет, или испорченного, есть развивающееся или увядающее, не доросшее, не созревшее, умирающее. Но не плохой, или никчёмный, по сути, любой элемент — это благо в то или иное время. Но, не каждый элемент, может понять в чем именно его функция. Считая жизнь просто временем. А когда понимает процесс осуществления возмездия, не делает зла. И данное моё отношение к оплате билета, это и есть возможность, которая открывается через ответственность. Эта возможность предоставлена ИМИ, теми, кто сделал первый шаг в этом направлении. Та критическая масса осознанного элемента, в виде, того безбилетника, о котором мы говорили, тот, кто всех оглядел, улыбнулся и поблагодарил в уме каждого, кто оплатил проезд, не сделав себе хуже. Не сделал никому хуже.

— По существу, я в общем-то, все, что хотел, выразил.

— В заключении, если хочешь, расскажу, кратко дополнив тебе выше изложенное, тем, что я переживал в момент трансформаций, ставших предлогом к общению, о которых сообщаю тут.

— Кажется нам скоро выходить! Но время еще есть.

— Когда я стал проявлять осознанность пользуясь общественным транспортом, да и всем вообще, я стал по-другому смотреть на многие вещи, переживая разные штуки. Эго. Например, в начале, когда стал только экспериментировать, я боялся чтобы кто-то так же не ездил бы бесплатно, а то нас будет слишком много и тогда все вскроется. Я осуждал того, кто так же входил и не платил. Но уже как-то по-другому, не надменно, через неприязнь, а с интересом, почему он это делает, чем мотивирует? Тот, не заплативший, он призирает общество, это его протест, или все то неизменное, что ведет к краху любого блага или что-то еще? «Ущербное или что-то высшее, новое, сакральное, что это, почему, ведь есть закон, закон един, знает он его или нет». Внешность говорит сама за себя. Конечно, не на все 100%, но многое сообщает. Тут можно чувствовать сопротивление или любовь, недалекость суждений или же безалаберность и так далее. Этот слой едущих мне стал тоже интересен, ибо оплата, она лишает тебя возможности такого анализа. Нет смысла анализировать субъекта глазами, уплатившего проезд, с этой точки зрения. Так же: Перемены с надменностью! Оказавшись по ту сторону оплаты, тебе, по мере установления нового образа восприятия, становится родным тот, кто тоже не оплатил. Но в идее сострадания, равенства по существу, а не по предмету неспособности оплатить проезд. Это было грандиозно, спала какая-то уравнивающая фибра и за ней оголилась правда, правда отношений.

Гораздо глубже переживаешь сущность в обращении с мыслями о том, почему тот или иной не оплатил, если его образ не искажен извращением нравственности. И чем понятнее образ, чем больше в нем того что отвечает на вопрос, чтобы делать что-то подобное, необходимо соответствовать принципам мироздания, а не эго, тогда и пример не будет вредным, а наоборот, станет целеобразующим.

Отмена оплаты, по твердому убеждению, в нравственном самоопределении, сближает на уровне идеи принадлежности к процессу создания этого автобуса и заботы о каждом, каждом, находящемся с тобой в транспорте. Особенно, когда видишь, как улучшается все вокруг, становится лучше и красивее, как и сам начинаешь соответствовать тому что видишь.

Поэтому — это, не бесплатный транспорт, а свободный и общий. В этом мораль самоопределения.

Такая позиция ровна тренажеру нравственности, освобождаясь от условности покупки порождающей претензии. Но наслаждающихся забронированной привилегией. Так, без оплаты, любая поездка будет путешествием к самому себе, так она стала для меня именно путешествием к себе: любая реакция, любое нестандартное проявление из вне, обуславливает что-либо в моей личности для самой личности. Штраф, это будет условность в которой где-то настал момент коррелировать ошибки, и в ряд ли сегодня я буду отнекиваться, или винить кого-то в том, что происходит со мной. Поездка в общественном транспорте в таком режиме, сделала бы нас на миг равными, в этом могло бы проявиться еще одно величие нового духа Русского.

Мой сегодняшний «безбилетный» трансфер, есть ничто иное, как контроль состояния моего внутреннего качества и связи с пространством, в котором я тот, кто честно пользуется транспортом с полноценной уверенностью в том, что плачу ежедневно за проезд совестью, тем что держу гармонию в себе, не впадаю в ересь и не прошу меня ублажать, стараюсь отдавать каждую секунду все чем владею сам. Если не смогу этого себе позволить, начну снова оплачивать проезд деньгами. И последнее: Потом — на будущее, тест на брезгливость. Место, которое занимал в транспорте тот, кого ты не узнаешь, сядь на его место, почувствуй его тепло. Попробуй этот контакт с пространством!

Выходим! Наша остановка!

 — Ну что, готов удивить меня своими выводами?

 — Да, — Пожалуй!

— Но, на входе оплатил проезд.

— Мне иногда нравится делать так!


DEZO.SPACE2020
«ЧИСТОЕ ТВОРЧЕСТВО»

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File