ЖИЗНЬ или КЕЧИНЕЗ

DEZO SPACE
11:25, 11 февраля 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию


Image

За день до.

Снова эта странная субстанция обволакивающая разум. Сбивающая внимание, отвлекающая, упорно навязывающая свое присутствие. Замечается тревога, постоянное желание чего-то. Чего хочется, не пойму. Периодически начинает запускаться воображаемый каталог, с поиском искомого. С каждым новым периодом дня, состояние меняется, нарастает внутреннее вопрошание, как бы пытаюсь найти компенсаторов ощущения какому-то неудовлетворению, в постоянной отсылке к необходимости что-то предпринять чтобы погасить его. Нарастающая тревожная пульсация обычно спокойно текущего дня, резкая смена настроения в поиске какого-то варианта разрешения, содержавшего меня ощущения неудовлетворения в этот день.

Выражается все это постоянным перескоком от одной дряни к другой, в возникшем, уже до боли знакомом, развороте с разной дрянью, предстающий в моём воображении, в такие уже чуждые моему сознанию дни; какие-то банки с колой, бургеры, шоколадки, чипсы, безумная снедь, начинающая свое химическое воздействие еще в сознании, вызывая настоящую протестную реакцию внутри, уже не зависящую от меня, внутри меня кто-то сильно против. Как только гаснут одни развороты с такими «явствами», находя достаточно аргументов для их отвержения сразу возникает новый разворот; уже как чистая неудовлетворённость, передавая мне раздражительность по отношению к миру, скачки и перемена настроения, захотелось кофе.

Так проходит этот день, с наступлением вечера состояние становится еще тревожнее, это безумное — ХОЧЕТСЯ, начинает мешать жить, просто думать о чем-то невозможно, при попытках отвлечься сразу повисает знак вопроса и снова этот каталог с дрянью. Пытаюсь перевести свое внимание на какие-то разумные вещи, заменив дрянь чем-то полезным; фантазирую на предмет; — а что вообще бывает, и что люди едят, например; сразу выяснятся, то, как о яблоке, к слову, подумать просто невыносимо, происходит отторжение этой мысли по умолчанию, спесивой силой антагониста-тирана требующего своего от любителя яблок. Новый ПРЕДИКТОР, кто он? Откуда он взялся? На что указывает?

Завтра, нужно завтра, подумалось; «ведь утро вечера мудренее»?! Наступит еще один день странных колебаний или будет все хорошо?

Утро отличное, полон сил и энергии, очень доволен, что не позволил овладеть собой вчерашним наваждением. Уже некоторое время я использую метод, «а что потом»? Что дальше если сделать-то или это, что будет? И картина видна, если допустим, в «кристаллическом сознании» пойти за наваждением и опуститься на уровень желаемого; до какой-то ЭГРЕГОРИАЛЬНОЙ еды, например, происходит, то что и должно произойти: ВОЗНИКАЕТ новое желание и начинает развиваться цепочка; куда она выведет если не прекратить её, не остановить этот развод, совершенно ясно; движение осуществляется от допустимого к изощрению и извращённому. Это их последовательность — последовательность желаний. Но и мой метод работает только в изученной и осознанной области последствий, «значит сегодня день познаний» подумал я, произнеся это вслух…

Прошло утро, но проблема не ушла, не растворилась. Стараясь найти режим и постепенно войти в день; теперь скажу точно, и знаю наверняка: «мне это знакомо, я знаю, что это, но не знаю, что на этот раз начало расшатывать сознание». Явно я это не сам делаю сейчас, но точно знаю, что сам сделал это когда-то, позволяя себе многое, не догадываясь о последствиях. Проблема такого состояния в том, что, если не найти предмет наваждения правильно, угадав причину воздействия 100% такая активность не пройдет. И потом, даже если объект известен, обхитрить подменой не получиться, в свою очередь сам предмет — это всего лишь брешь для новых наваждений, порождаемые более сильные вожделения. Предмет, способный возбуждать такое состояние все равно тебя достанет, но в тот период пока ты его не определил уровень самообладания угасает со страшной силой. Как и сегодня, совсем по-другому, все началось гораздо раньше, и с какой-то новой стратегией. Почему-то захотелось мяса, все более ущербные способы решения проблемы насыщением чем-либо патогенным достают меня уже сейчас.

Это игра в кошки-мышки, где мышь это ты сам и кошка тоже ты сам! Настроение, зависящее от каких-то искусственных обстоятельств навязанной игры в догонялки— это НЕСВОБОДА. В этом вся сложность нынешнего состояния моего субъекта, ему необходим допинг для того чтобы чувствовать, а чувствовать он обязан постоянно, так как разучился ЧУВСТВОВАТЬ. Возникшее желание уязвить себя — уже есть попытка патогенеза восстановить влечение к искусственным ощущениям в жизни, от которых столько лет отрываю себя с таким трудом. Когда-то уже сделав первый шаг, заключающийся в намерении решить задачу: стать свободным от чуждых желаний начиналась игра, которую одной партией выиграть, даже имея в запасе достаточно комбинаций, не представляется возможным!

Один из способов — это игнорировать, но с этим, понимаю, я только отодвигаю это скрытое желание, и все меньше сил остается чтобы отодвигать его, но, когда умею находить силы отодвинуть, наступает ощущение победы и любви. Уже идя по улице, двигаясь как будто с закрытыми глазами, стараясь отвлечься от вывесок с кулинарией, бургерных даже обычные надписи — продукты — меня начинали тревожить: «еде еда…плотское сознание. Еще один из бесовских фокусов — «КУЛЬТ современности», делающий РАБОВ настроения, но сегодня мне явно не сюда». Ааап! Вот оно! Внутри я воскликнул и огорчился, увидев эту несчастную вывеску, со словом которое уже и перестал замечать вовсе. И так, я снова понял что это! Это оно, вернулось — желание! И мой кристалл воззрения стал угасать, уже при этой догадке, я понял, что сегодня проиграю.

По-видимому, нужно пробовать воплощать больше практических знаний и качеств воли. Но не знаю, давлением это не решить, я пробовал. Значит нужно налагать накопленные знания о последствиях, угощая себя этим поступком. Так я могу сказать: «после того как акт был совершён, я почувствовал провал — унижение, моя совесть опустила меня ментально на грусть и рассеянность, я потерял отзывчивость к пространству, в голове и душе настал хаос», ещё больше немощи, чем в той развевающейся тревоге этих предшествующих дней. Не скажу, что не было сопротивления, но этот недуг — это что-то совсем другое, то, что является компенсатором неуверенности в себе или острым углом, врезающего в меня дурное-искусственное, замещая натуральное-живое, оставляя только воспоминание обо мне лучшем. Давно ставший механизмом возможности позволить, точнее порождающим во мне некоторые побуждения возвысится над самим собой в качестве непосредственности, когда-то явилась эта привычка, вбивающая каждый раз меня в землю теперь. Хотя и стала зависимостью, только после осознания того, что это не естественно для человека, как такового, да это и не мой выбор вовсе.

Курил я сигарету с полным сосредоточением и осознанностью, вопреки здравому смыслу, стараясь уловить все изменения в себе, от самого начала действия. Возбуждающие состояние первых секунд, сменилось ощутимым позывом к панике, как будто срочно захотелось все остановить и вернуть назад, когда невозможно, настал момент принятия решения. Дикая идея отказаться, и постараться забыть, такая знакомая из прошлого, сегодня не сработает, так как не работает в принципе. Что забыть? А главное можно ли не вспомнить? Этой практической мыслью, взятой из личного опыта, остановил развитие наивных идей; снова погрузился умом в анализ состояния, прямо так сидя на скамейке, держа сигарету, набитую дорогим табаком, в руках, пряча её от прохожих, опускаясь все ниже и ниже, с каждой новой затяжкой. Не в силах выпустить её из рук, не в силах остановить этот процесс. Но теперь знаю и в силах понять, как поступить в эту минуту. Мерно и качественно следя за каждым движением руки, не упуская даже то, как пепел рассыпается об краешек серебристого обруча рядом стоящей уличной пепельницы; приставленный ко мне странный помощник, следящий чтобы я все сделал натурально в этот раз, делая выводы, вдыхая ароматный — стирающий меня до — оставляющий меня после дым. Сначала тупое растекание каркаса по сидению, вызванное нехваткой кислорода, что-то на подобие расслабления, пролетела мысль, — «неужели это все что я могу получить от этого, это все что мне было нужно», — «так это жалко», — «столько трепета ради угасающей бодрости сейчас». Как вывод на будущее!

Появляется привкус горечи, вот, пошли и сожалеющие мысли: мысли, их качественный диапазон снизился, почему-то стараюсь вспомнить как было до сигареты, не помню, помню было лучше, точнее было хорошо. Точно могу сказать; возрастает давление уже совести, появляется желание убежать вперед, в завтра, а лучше в следующий месяц, чтобы забыть этот день; «все таже малодушная мысль». Наблюдаю небольшое облегчение, от того что никто никогда не узнает, что я курил, начинаю оглядываться, не видит ли, не идет ли кто-то из знакомых около меня сидящего тут. Какая глупость?! Это уже совсем за гранью, стыдно мне, да, да — это просто стыд, это хороший признак, значит я откатился близко к началу утверждения намерением решить привязанность, значит на верном пути, значит это не привычка уже, раз есть стыд, значит я не вижу себя курящим, и тем более не поощряю это тем, кто может увидеть меня.

И все же, они получили моё сознание — МЫ, я проиграл с позиции воли — Я. Еще идя сюда Я БЫЛ со всеми вокруг, теперь я один; а она, торопит меня иссекаясь в пепел, струясь серебром из терпкого аромата. Да, она поглотила меня, заставила думать о ней, задавая вопросы: нужна ли мне еще одна или этой достаточно? И что я буду делать потом? Образовался вопрос, т.е. до нее я все понимал и все ровно шло, а сейчас, пока она еще не окончена; что я буду делать и что делать, когда она иссякнет? Вопрос порождающий некоторую безысходность. Стало страшно неуютно. Она растворяется, я вдыхаю дым. Прячу её, снова прохожие, не хочу показывать им кто я сейчас, зачем, да с ними еще и дети, я попался: «Господи прости!» Им не нужно знать! Я сейчас — мой личный вопрос! Никому не нужно знать об этом, потому что это низко, ниже человека. Но я против них, вот что им нужно знать! Ребенок все видит, он чувствует, от него не скрыть того что прячу от других. «Прости», — твердит ему моя совесть!

В голове шум, зрение стало тусклым, зрения стали глохнуть. Слух притупился. Обоняние полностью отдалось содержанию дыма, и вот что-то резкое, как вибрация гудящего колокола; что и в будущем я проиграю если не справлюсь сегодня и так будет всегда, это не терапия от какой-то внешней среды — это метка того, кто не способен на чистое восприятие мира, тот кто никогда не вспомнит его в полноте, приняв себя таким. Это орудие против воли, это программа моего отчуждения от сущности чистого мира, к которому я стремлюсь телом и духом, мой народ со мной, но я только что предал его. Привычка, привязывающая к слабости и желанию, без контроля волей ЧЕЛОВЕКА. Ничего кроме негатива я не вынес из ситуации выкурив сигарету. А тот, кто скажет, что ему хорошо и он знает толк в курении: предал свой народ — свой организм осознанно! Да, и я придаю, еще раз затягиваясь! Вечное прости! Разнесу все, уничтожу, к чертовой матери, и построю заново; чем я лучше Нерона, все в топку искусственных желаний, ретивого безумца и тирана?! Жаль! Нет, я не хочу себя знать таким! Я могу быть лучше, честнее, умнее, добрее в конце-концов, так как стараюсь подключать практику опережения и контроля разумом подобных желаний в практике сегодняшнего наблюдения, накладывая четкое воспоминание негативного влияния такого воздействия на организм, меняю судьбу своего субъекта, совершающего иллюзию контроля будущего без воли; без этой практики осознания контроля привычки в настоящем, следующий ход нереален, иллюзия вседозволенности и ее развитие, как некий триггер новой точки испытаний, состояния до и состояния после. Не врать себе?! Да, хорошо, я знаю какой я могу быть до… До — я настоящий, да — да, именно до. Сейчас настоящий? Страдаю ли я? Получаю ли я что-то? Облегчение? Я чувству себя негативно? Дай, Господи, сил справится в следующий раз! -Кто сказал, что он должен наступить? -Ты сам это сказал: «В следующий раз»! Нет никакого в следующий раз! Есть только катастрофа сейчас и катастрофа потом!

Чтобы этого не допустить снова, возбужденно, но четко продумываю план действий, рассуждаю; «Необходимо реорганизовать подход к факту, если он уже зародился, не искать окон для ухода от его удовлетворения, необходим способ реорганизации в отношении с этим недугом». Это я знаю сейчас, но, когда зарождался этот новый удар эгрегора, начавший копить силу за долго до свершённого сегодня, еще не мыслил об этом. И вот о чем идет речь: мое сегодняшнее преклонение перед госпожой привычкой было предопределено и свершилось как будто бы во сне, как давно это было: за приятной беседой, находясь далеко от этого места где я сейчас нахожусь, совсем в другом городе, в другое время года, и был ли это этот год или это был другой, уже не знаю. Но ясно вспомнил тот момент; сидя на скамейке, приходя в себя от происходящего сегодня, я вспоминаю его: бывши в гостях, кто-то курил табак, крутя сигаретки выпуская приятно пахнущий дым. Дым именно дым и его запах снова возбудили интерес к действию, это настроение, желание, обрамленного тысячей причин за и против. Я интересуюсь, что курит собеседник, делая вид что мне просто любопытно (тогда я уже считал себя не курящим) точнее я хотел быть им всегда. На что эстетствующий, наслаждаясь своим действом, привлекал меня, раздражая рецепторы неги, чеканя нужное об эффекте, воздействуя рассказами о качестве и выделке продукта, заражая проекциями — я фантазировал; «а что, если бы я курил сейчас, я бы тоже курил такой табак и почему я не курил табак, когда курил; ну до ладно». Я же не курю, — зачем мне это? Тогда мне почему-то представилось вдохнуть этот дым, но абсолютно небело никакой тяги или позыва чтобы совершить нечто подобное в действительности. Но сам факт, триггер состоялся, и реперная точка была поставлена. Момент приглашения к церемонии был совершен и был упущен, а в подсознании запущен процесс сожаления от упущенного. И именно тогда я потерял контроль, запретив, отказав себе и посчитав себя некурящим. Соврав себе, показав силу, надругавшись над собственной волей в моменте сегодня. И вот снова эта привычка, давно терзающая меня, на этой скамейке, как будто бы ничего не менялось, изучая этот процесс наблюдая за ним, я сижу молча и наблюдаю себя в нем. Устремив взгляд в небо, откинувшись на спинку деревянной, удобной скамейки, передав помощнику пепел, едва коснувшись его о краешек, чтобы дать себе время выдумать следующее: «процесс зарождения желания, происходит от того что игнорируешь, а не контролируешь; то с чем имел уже дело, в особенности требует такого контроля, ибо только оно и существует в качестве катализатора развития ситуации для желаний»…

Допустим, в данной ситуации, которую я описал, наименьшим сопротивлением и наилучшим решением избежать загрузки подсознания было бы спрогнозировать, уже имея опыт самообмана, используя закрытую обстановку, принять лишь на время культуру курения, позволив себе именно слабость, в отношении компромисса с привычкой и так получить небольшую выгоду для сегодняшнего дня. Основой было бы общение, а сейчас получаю какой-то дурацкий, детский срыв! И одной аккуратной сигаретки хватило бы, чтобы максимально красиво обойти этот острый угол. Тем самым эстетично решив проблему снизив фактор побега и страдания. Чем добился бы создания некоего церемониала, оставшегося далеко, вне досягаемости, повторить по первой прихоти который было бы невозможно, а размениваться на меньшее значит еще больше не уважать себя. Да и пообещать я могу с этой позиции что угодно этому зловредному эгрегору, отправив ему туда сообщение, например, такого характера: «конечно покурю, но только не сейчас, потом, когда встречусь с ситуацией, которая полностью удовлетворит поставленный вопрос, как в той эталонной ситуации, которую выбрал для проявления слабости».

Сам факт идеи силен тем, что, обосновав метод, я не бегу от привычки я перевожу её в слабость, а слабость обрамляю методом сдерживающего фактора церемонии, в некоторой уместности действия! Но не ритуал, церемония — это не ритуал! Сигарета в принципе для многих представляет из себя череду ритуалов. Ритуал — это механическое рутинное действие, привязывающееся к какой-то создаваемой действительности под влиянием привычки; пагубное действие — неверие в собственные ощущения, грубая сила воздействия на мораль веры — в целостность натурального момента. Повышение качества церемонии, а точнее нахождение более серьезной причины и обстановки для такого вандализма над собой, обрамляя все эталонной, ситуативной концепцией некоего, но вполне конкретного жертвоприношения, в угоду чего-то высшего, выводя его за рамки обыденности, в которой ты не являешься прогнозирующим элементом, где только сама среда может все устроить, как природное затмение заставляющее туземцев принести в жертву последнюю овцу, чтобы солнце вернулось, и оно помогало, солнце возвращалось, как и у них, у меня нет таких знаний сейчас, позволяющих подождать окончания затмения без жертвоприношения, эти знания теперь нужны и мне; ты можешь только искать или идеализировать настоящий момент, но не прогнозировать: есть верный шаг для того чтобы повысить качество в отношении с этим мнимым самостоятельным выбором; привычкой курить — что и есть определение, собственно, культуры. Так как подобные церемонии действительно начнут выкристаллизовываться в идеальные и чем они идеальнее, тем они реже будут происходить, поскольку появятся знания способные объяснить явление. Тем меньше я будут раздражать окружающих своим невежеством подобно воплю туземца на затмение, пуская дым в лицо обществу лишь бы оправдать необходимость ритуала, считая это естественным состоянием умного человека. Тем меньше буду примером повторять за мной другим. Заострить на таких действиях внимание — значит начать решать эту проблему с умом, а не только желанием. Унять беСсознательное курение, явить себя лучшим, встав перед худшим себя; развивая ответственность до того, кто не употребляет это в своей жизни, есть цель церемонии. Так как привычка, в особенности курение, это сложная энергоинформационная концепция, выйти из–под влияния которой, не приобретя новых дурных качеств подменяя понятия очень сложно. Выйти целым просто невозможно. Потери будут в любом случае, какими они будут никто не может этого знать — например: во времени погружения в забытие курением. Это дружба с дьяволом, а заведя с ним дружбу, его необходимо уважать. Поэтому церемония — это один из факторов уважения и возможных диалогов с привычкой, именно так можно пытаться добиться понимания и снизить риски воздействия и жить в кристалле уважая себя и окружающий мир, не становясь проводником зла ввергая примером все новых и новых участников бесовской ритуал. И даже получить пользу от такой выгоды, тем что привычка станет слабостью, а слабость — это уже крайне редкое воплощение сильного существа. В церемонии можно любить, и любовью даже к негативному можно включить механизм извлечения себя из эгрегора курения, все дело кроется в отношении к действию.

Курение 100% программная фигня, это загруженная привычка искусственно.

Сигарета не даёт проснуться!

Зачем все делить на до и после? Создать себе проблему, а потом с ней бороться, чтобы потом чувствовать себя лучше, а точнее так же как до создания проблемы, так выходит? И это трезвое мышление?

Как меняется мера восприятия: закурив я создал себе новости на день или более из шелухи и грусти, зачем, эгрегор деструкции, мое делание над собой абсурда есть действие эгрегора, теперь он мой хозяин — биоэнергетическая система стирающая память. Курильщики и создают свой деструктивный эгрегор с определённой функцией действия, не осознавая того, напитывают его новыми приверженцами демонстрируя власть над ними, требуя прав к себе изменив свою память. Но все же; Мера истины исполнилась во мне, я больше не могу забывать себя, я должен вспомнить кто я. Курение — есть жизнь без целеполагания; жизнь течет, но позволить ей быть уже не можешь. Последняя ли это сигарета, не знаю, но точно понимаю, об этом никто не узнает, мой грех моя совесть, стыд, мой стыд перед вами, пусть Он спасет меня!

И снова на скамейке: вдыхая, сидя у края, нагревая пальцы; голова перестала работать окончательно, рассеянность, это как окунуть себя во что-то мрачное. Негатив, откат назад, во всем что знал, чувствовал, понимал, ощущал, чему был рад. В моём царстве бедствие, ему плохо, в лёгких тяжесть, кровь загустела, сосуды сжались. Я произвёл какой-то катаклизм в себе! Вызвал стихийное бедствие, произвел катастрофу, что у них там происходит? Цунами снесший пару деревень с лица земли? Пожар спаливший целый населенный пункт дотла? Эпидемия? Думай, думай, чувствуй! Закурив сигарету, я принес несчастье, не себе, кому тогда? Я это кто? Значит не себе, а кому? В первую очередь я доказал, что не умею любить никого, не хочу никому добра, и желаю, чтобы больше стало курильщиков, своим действием я питаю этот эгрегор, все сказанное мной о благе теперь лож, и я не люблю свой организм — своё царство. То — которое любит меня! Там все живое, множество процессов, строго выстроенных, старающихся клеточек чтобы мое настроение было хорошим, и у них есть Царь, чтобы Он мог жить и радоваться. Я? Это уже кто-то другой, Я был до! А точнее это были МЫ, а теперь Я никто!

Что дал я себе этим: вырождение настроения, желание продолжать явствовать, неудовлетворённость состоянием, плохое самочувствие, жалость, эмоциональный трепет, потеря устойчивости мышления, сомнение в качествах собственного существа.

В седеющею минуту пришла мысль: Так же это макание в негатив можно трактовать как перезагрузку; типа шаг назад, но что это за шаг??? Это и есть оно УДОвольствие порождающее неадекватность моего положения, как сущности слабой и падкой в поиске решений ликвидации эмоциональных проблем внутри себя, свою слабость отыгрываешь на «народе» (жизни внутри меня), как название и проклятье плохого царя — слабого, злого. Возникает проблема с этикой. Я не честен, я лжец. Подлец! Ведь я не хочу болеть, я хочу хорошо себя чувствовать, я клянусь, что никого не обижаю, я добрый? Но для кого все это? Кому я буду это доказывать после содеянного? Я только что обманул все живое в себе!

А в конце концов — это значение свободы, той свободы, которую нельзя достичь просто существуя, качаясь из стороны в сторону. Это вопрос того, как ты живешь в каком свете, раб или ты свободен. Кому служишь. Как ты хочешь жить потом; здоровым и здравым, сохраняя нравственность для потомков и высекая себя в мудрости? Или больным и нищим? О чем может толковать прокуренный старик? Он может только сожалеть! Область размышления оного может быть далека, да и то только назад, так как будет распространяться лишь по поверхности пройдённой жизни, но не будет глубока, не обольщайся. В природе есть свои законы; никто из вредящих себе не сможет постичь глубину их. Именно в этом разница светлого человека от смерда, в силе его мышления на упреждении в жизни в получении результатов в ней, от закладываемых им действий прямо и сейчас настраивая результат в будущем. Этот концепт основа мудрости осуществления счастья. Это сила в качестве познания.

Поднимаясь со скамейки: спокойно отдав ЕЁ в центр овала серебряного круга моему помощнику, прощаясь с которым, возвел свою мысль в практику Абсолюта сегодняшнего дня. Продолжаю двигаться по направлению мысли, сознаю: она воздействует на понятие и понимание любви, без страха отпускаю ЕЁ взглядом — привычку. Эффект продолжается, исчезают фибры восприятия остаётся механика. Пространство становится вязким, «кристаллический звон» исчез, все вокруг сузилось в цветовом спектре, сереет, появляется какое-то эхо. Не хочется смотреть на идущих вокруг, взгляд опускается вниз. Вопрос: что делать дальше? Выбираю, принимать все происходящее, как есть, решил записать;

«Наблюдение: в процессе осознания этих проб элементов борьбы с зависимостью наступает освобождение ума, наступает некоторое прояснение и желание учиться быть над проблемой, а не внутри неё».

— «Прихоти увеличивают клубок сделок с совестью, делают его плотнее и совесть угасает»; можно с первого раза встать на путь самопоощрения за все, перескочив на разность желаний; отказался от этого, но тогда взять это или то, и такая чехарда вечный круговорот прихотей, не отпускающих сознание для свободного самоопределения в знаниях о совести.

Нельзя перескакивать с одного на другое. Когда что-то убрал или что-то произошло нельзя затыкать дыры поглощением в момент нахождения себя в дискомфорте, это просто усилит действие момента и сблизит с тем от чего хотелось уйти, но уже с большими потерями. Если уйти от объекта, не перескакивая, например: осознанно сосредотачиваясь на пространство внутри головы, упираясь вниманием в пространство области затылка; не сравнивая визуализацией того чего хотелось бы взамен от объекта, не говоря уже о представлении в действии с собой самого объекта, можно добиться растворения механизма подмены и удалить объект из сознания, а в практике из подсознания. Поскольку само колебание не всегда стимулируется именно желанием, чаще это просто ситуативная вещь, которая длиться какое-то непродолжительное время и вызвана моментом — катализатором стресса. И тут может помочь намерение, распознать привычку, — создавая намерение — принять решение узнать её, и определить ей место и время. Ведь так и проявляется ответственность по отношению друг к другу в выборе лучшего и безопасного, а не худшего, ради самого «лучшего» для себя. Даже если сам подвержен худшему.

«О выборе лучшего или худшего: курильщик, говорящий о том, что всегда ищет — выбирает для себя лучшее нагло лжет… Тогда как в компании где не курят он выберет в пользу себя и всегда задаст вопрос: «А ГДЕ ТУТ КУРЯТ?», не понимая, что выбор лучшего ему предоставлен в лице того, кто не курит, и он не считается с этим лучшим, подвергая это лучшее испытанию худшим, а не наоборот. Это повсеместная лож в самом факте; действие — истина — это всегда выбор. Его действительность такова, что она целиком посвящена этому ритуалу, как мера принятия реальности компенсацией недостатка чувствительности собственной действительностью вызванного курением, что приводит к искаженному восприятию реальности. (ЗАМКНУТЫЙ КРУГ) Так курильщик никогда не выбирает лучшее для себя и окружающих, неспособен, так как зависим от худшего. Худший образ жизни, а не лучший, — удел курильщика!»

Идя грустно озираясь, почему-то сразу после свершившегося, ранее не заметив, а наоборот воспринимая день погожим, ощутил серость и промозглость его, явив еще одно доказательство полной подмены восприятия вызванным эффектом хаоса внутри, я как бы перешел из полноценного состояния в автономный режим. Становишься не ПОЛНО ЦЕННЫМ. От чего я подумал, и мысль это вот о чем: бросить курить невозможно, беда в том, что, вредная привычка, если познал её, остается с тобой на всю оставшуюся жизнь в том или ином виде или даже способна перейти в другую, приумножив себя, если развил её и потерял всякий контроль над ней, решив, что это ты так решил, чтобы она была. Т.е. смысл состоит не в отказе, а контроле над привычкой если попался. Я принимаю тот факт, в котором любая привычка — это способ управления мной, теми кто эту привычку создает и мне прививает. Мешая самостоятельно начать применять критерий своего места в бытии как курильщик, и тем более, как не привязанного к этому субъекта, НЕ ПРИВЯЗАННОГО!!! Поскольку курящий субъект не тоже самое что не курящий, и не тоже самое, что способный контролировать привычку. У них разные критерии оценки качества творчества, у первого их вообще нет, у второго они постоянно развиваются, так как он не тратит время в пустую и на лишнее, например: то как бросить курить, со всеми вытекающими последствиями теряя энергию и время (концептуальные потери отвлекающие от жизни — цель эгрегора); для третьего, например, уже есть творчество в таком анализе и попытке разрешить данную ситуацию в пользу организма. Хотя конечно такое творчество носит характер искусственного. Но и оно действенно! Поскольку идет борьба не с курением, а с ЭГРЕГОРОМ, а это практика, помогающая перестать курить самому и помешать закурить другим. Просто контролировать, думая, что контролируешь, когда попался, невозможно, поскольку теперь все зависит не только от желания или же не желания курить или от понимания того; что это вредно или надменного Я БРОСИЛ, а от ситуации, в которой это будет возможным, естественным, так как во многом стыд был утрачен. Факторов способных вызвать ситуацию, в которой не закурить будет сложно, становится гораздо больше, после первой в жизни сигареты. Теперь вообще все подчинено только ситуации. Подчинив ситуацию церемонии, создав тем самым новую основу зависимости, как подношение своей слабости, можно начать диалог с ней изнутри. Для этого необходимо уметь предугадывать такие ситуации снаружи, имея в запасе любовь к себе истинному. Теперь придется гармонизировать целую кучу вещей вокруг себя чтобы не закурить, чтобы получать радость без осознания тяги к акту саморазрушения в повседневности. Это связано в первую очередь с отношением к своему царству — гармонии внутри организма, царем которого является всякий. Гармония внутри организма разрушаемая сигаретой приводит к потере действительности личного мира — автономный режим находясь в котором не замечаешь свершение жизни. Постоянное курение лишает право участвовать в глобальных вопросах, а точнее делает из меня субъекта, противника всех натуральных добрых процессов вообще. Ты становишься антагонистом культуры природы добра на тонком плане, остаешься на грубом, где жизнь не сахар, и приходится усугублять чтобы убежать от порождаемого самим же хаоса внутри себя, начинается бег от действительности снаружи. Курение нарушает натуральные процессы среды частного переходя к общему; переходя от вибраций, порождаемых курением зависимого, так то: негатив от неудовлетворения потребности равен негативу от получения желаемого, просто с разным критерием воздействия на среду общего. На самом деле происходит аннигиляция сознания, происходит потеря контроля над чувствами, достижение желаемого в вере становится невозможным. Стирается память о свободе, (не физическая память, и не о физической свободе речь, хотя и это тоже) ощущения свойств свободы от чистой радости, тупеешь. Теряется уважение к тебе. Равняя по себе, не уважая себя самим действом, пропадает истинное уважение к другим. Переходишь в такие банальности, которые достойны только субъекта. И ни о каком осуществлении лучшего речь идти не может. Сам смысл курения становится пропагандой курения. А это уже открытое вредительство здравому смыслу и обществу — искажение нового! БОЛЬШОЙ ГРЕХ!

P. S. Тогда, когда не знал, закурив, я посчитал это новым, не ценя своё чистое восприятие, не знав о нем, теперь забыв о нем совсем, я сравниваю его с этим новым, дорожу «старым», ужасаясь своей детской небрежности, пытаясь узреть многое в этом теперь по истине новом, находясь в этом прекрасном восприятии вещей сегодня, дарованных мне Господом и которые я теперь не поменяю ни на что. «Найдя правду не возвращайся к обману»,- сказал я себе сегодня!



Текст ПРИШЕЛ: Крестьянин.
НАХАМ НЕ. 104
даТ1102


ВАЖНОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File