Donate


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Cinema
Music
Books
Art
Psychology
Philosophy
Society
Poetry
Prose
Theatre
Architecture
Technology
Notes
Self-organization
Map
e-flux
Tashkent-Tbilisi
more...
Notes

парадокс феномена социальной деградации:

DEZO SPACE10/10/21 08:20

… «А состоит эта идея всего лишь в том, чтобы каждый внимательно относился к тому, что делает и, следовательно, понимал с чем соотносится. В том, что делает, заботясь о другом. Исходя из простой и верной идиомы, такой, как и сам может быть на его месте. «Учтивость к порядку и осознанность в деле, главный феномен для трудовой дружбы»»…

Стр. 45

Перед тобой новый текст материала: «РУССКАЯ КУХНЯ ВИПАССАНЫ».

В качестве ознакомительного элемента, сейчас и дальше, будет выступать отрывок, выхваченный с соблюдением последовательности нахождения в основном тексте. Всё излагаемое открыто через смысловой ключ DEDERNIZM. И относится к новой творческой (социально-нравственной) смысловой системе «Чистого творчества», пришедшей на смену значению «искусство», как институции. Сформированной, как бы возвышенной, но ложной «идеалистско-художественной» основой. Всё ниже изложенное, уже формируется самой системой «ЧТ», через неё и формулируется, в системе выводов и определений.



— Пробуй! Делай! Отвечай!

— Но, как работает восприятие сегодня? — для того чтобы донести даже такую, как в нашем с Миидом случае, простую идею с этой грязной посудой, на практике, равному, требуется больше дней чем выделено курсом? В силу ли, неподготовленности окружающих? — Каким свойством должно обладать явление, и как может выглядеть подготовка к явлению, позволяющее сместить сам субъект, обремененный ложным самоопределением, в сторону решения задачи молниеносно? Можно ли представить? — Для этого нужно представить знакомую до боли схему, прибегнув к такой характеристике обособленного от мы субъекта, употребив следующее значение для представления того, кого зовут ОНИ. Характеристика — они — проста, закреплена во множестве натуральных выражений, и обладает содержанием, следующим из употребляемого многими оборота, которым сообщается, утрированно, примерно такое: не мы придумывали то-то и то-то, это сделали они, мы пришли — а уже так было, значит так нужно, ничего не изменить, не исправить, пусть они решают; это конечно же условно, утрированно, но и как-то озвученное натурально кем-то, к проблеме: «вот когда у них все тарелки перебьются со стаканами и пить и есть будет не из чего, тогда они придут, и мы им скажем»… Именно введя аспект они, для ситуации, излагаемой тут сейчас, получаем тот важный взгляд, обличающий наше истинное состояние, которое с грустью озвучиваю перед Миидом: — «Да, Миид, стало быть, снова необходим третий субъект в аспекте они, чтобы исправить приведенную ситуацию и наладить процесс, сведя его воедино с необходимостью предмету комфортного сосуществования, таким образом делегируя новую идею всем?» Доношу я ему. А состоит эта идея всего лишь в том, чтобы каждый внимательно относился к тому, что делает и, следовательно, понимал с чем соотносится. В том, что делает, заботясь о другом. Исходя из простой и верной идиомы, такой, как и сам может быть на его месте. «Учтивость к порядку и осознанность в деле, главный феномен для трудовой дружбы». Что касается именно нас, я видел, как мойщики, после того, как вымоют все предметы, протирают их, и относят на место, где их будет удобно найти и достать повару, да и вообще любому, кому может потребоваться, та или иная штука, вещь, предмет; но я не видел, чтобы кто-то после мытья сваливал всё это в такую же кучу, создавая абсурд чистотой. Для тех, кто не понял, о чем идет речь: так вот, однажды, как-то вполне натурально прозвучала идея, от одного из служащих с кухни (если и не от повара), создать, пусть уже из чистой посуды, но туже кучу. Чтобы нивелировать подобным в значении справедливости творящееся на мойке. Предложенное поваром, я бы хотел озвучить, для того лишь снова и снова, чтобы показать сам момент возникновения такой идеи, сформированный той самой метафизикой отсутствия в присутствии, как возникший из её сферы вариант решения проблемы. Привожу его для наглядности в наблюдении, и, в том формате, в котором он был доступен для данного коллектива, -стараюсь не упускать детали. Чисто определивший отношение ко всему субъекта, не желающего действовать, готового идти на любые уловки лишь бы не решать проблему однозначно. Вместо того, чтобы лучше обнаружить и понять, необходимость и степень вовлеченности в конкретные процессы. Каждого участвующего в процессе. Так определив всех видящих его, участвующих в нём и зависящих от него. Итак, данное предложение о создании новой кучи, прозвучало на полном серьезе, уже на следующий день, после моего собственного осознанного рассуждения, с полным погружением в поиск альтернативных и возможных подходов в решении задачи. Но и не взирая, на все предыдущие и провалившиеся попытки, я снова был на пороге заявления. И накануне весь день и вечером перебирал возможные подходы к коллективу. Оказавшись теперь в том времени, где мне стало уже дико интересно, а значит находился уже там, где теперь, мне больше всего интересно понять, видит ли хоть ещё кто-то, то, что вижу я? И совершенно вдруг, совсем неожиданно, как упомянул, на следующий день, пока я взвешивал возможность негативных последствий в отношении себя и своей практики, так уравновешивая всё с основным, все же, смыслом своего нахождения тут, продолжая всматриваться в то, что видел, как мне казалось один, к нам с Миидом из с кухни на мойку, зашел самостоятельно наречённый, повар Шас. И буквально сразил всех своим проектом. Предложив видом старшего инженера, нашего НИИ кухни, идею, которую я озвучивал тебе, чуть выше, так направляя наше внимание, указывая руками, расставленными по ширине плеч, вытянутыми перед собой и повернутыми внутрь ладонями, точно так, как перед вылетом самолета делают стюардессы. Указывая пассажирам направление к аварийному выходу. Стой лишь разницей, что теперь это был повар Шас. И находился он в помещении для мытья посуды. Таким образом обращаясь в сторону, последнего места, на котором никогда не скапливалась посуда, как на предполагаемое место расположения нового абсурдного развития.

В тот самый момент, как он закончил озвучивать свою поразительную мысль, когда обсуждалось и интересующее меня, относящееся к этой части, опрокинув так все свои доводы, в защиту им придуманного, находясь в присутствии не только лишь нас двоих с Миидом, стоя у мойки, я поймал себя на мысли: «Мне снова кажется или это тот самый парадокс феномена социальной деградации?»

— «Берите, друзья, берите, -посуда чистая»: добавил я, как бы в шутку, по заключении сказанного Шасом.

«Иди, достань, пожалуйста, половник со дна той кучи, только прошу, не перепутай его с шумовкой на ощупь, да, и снова не разбей пары стаканов, да, — и ещё, не испачкай об пол чистые ложки».

И так, там где говорили о времени, говоря об искоренении оскорбительного положения, для того чтобы произнести тираду, посвящённую улучшению, с целью улучшения прежде всего самочувствия, а значит и уровня качества труда, через наращивание осознанности во взаимоотношениях, не доводя все до абсурда оказалось мало просто времени. — Все же, пока необходим третий субъект? — Как уже говорилось: представитель ИХ — ОНИ! Который всех соберёт, представится начальником, а лучше, чтобы его представили, так точно будет двойной эффект, и он то что-то объявит, то, что и все сами давно, естественно, знали: такой дурак… И тогдаааа всё заработает, если он, к тому же, не сразу покинет нас, а все же проконтролирует на эффективность усвоенного нами. — «Так, Миид, получается?» Миид морщится и никак не хочет согласиться. Что-то ему мешает. — Что не известно? -но не куча, нет? Что-то другое? — Да, тут явно есть что-то другое.

«Ведь это не о высоком да? Кому скажешь какие задачи решал на практике випассаны, засмеют, ведь бред же, уехать от Москвы за 100 км. мыть посуду». Читалось в его глазах и на удивление, даже во всем его существе. Конечно, лучше поддержать разговоры публики, не касаясь бреда о посуде: рассуждать о возможности стать над миром при помощи каких-то могуществ или же подняться по лестнице иерархий в лоно многих могучих просветленных на земле, — вот только за счёт их, каких могуществ? И могучих в чём? Что это вообще значит — просветленный? О котором так много говорится в лекциях, в конце каждого дня практики? Обычный сектантский бред? Обещающий бонусы только тому, кто больше всех просидит, не двигаясь? Такая вот основа восприятия, вроде всё той же мысли, стала навязываться моему сознанию. — А если бы ты её развил или тупо последовал бы за ней? — Думаю, текст этот писать не пришлось бы. Но! Если только не одно, то, с чем спорить и опровергать нет смысла: техника действительно работает, по крайней мере, её положительное влияние на себе я ощущаю прямо сейчас. Как она работает, можно говорить только основываясь на частном опыте из него выходящим и в него уходящим суждением, не распространяясь в догматике. Мне же она помогла нивелировать негативно выраженное состояние в отношении общего, идущее от заблокированного страданиями в непонимании отношения к желаемому. Через личное представление о себе через обращающееся ко мне со стороны. Таким образом многое проявив и закрепив, в самом моём отношении к негативному, помогла открыть в чём именно состоит, само отношение. Заключив проявленное, как характеристику собственной претенциозности в отношении с зарождающимся социумом в себе. Нивелировать — значит восстанавливаться после каждого соприкосновения с действительностью, в тот момент ещё неудовлетворяющей, условно, моих взглядов на самого себя. С помощью данной техники, я вывел себя из состояния отношений собственной амбицией с окружающим миром. К сожалению-ли, или к счастью, но, это действительность: техника, на мой взгляд, так придумана, чтобы воздействовать на предмет, без определения предварительным смыслом, воздействуя на сущность самой действительности. Так как она выражается только в цели нахождения субъекта в собственной реальности. Она безличностна в сути, не требует ничего от практикующего. Но и не выправляет основных проблем в образовании на уровне образования личности. Как в воспитании правдивого субъективного отношения к общим вещам, синтезируемых пониманием явления «зеркала», например. Да, там есть теория о некотором направлении человеколюбия, но лишь, на уровне практики некоего, подобно этому, пионерского служения. Только лишь говорящими о любви. Но как такая любовь должна достигаться, доставляться, как рождается, как выражается, за счет чего проявляется, и где черпает своё начало, -не сообщается. Смысл же, позволяющий соотносить интерес на прозрение с вовлекающимися, исходит от повышающегося опыта в практике, которым можно достичь состояния ниббаны, и тут нет никаких если, кроме того, что нужно больше медитировать. Для непосвященных, ниббана — это состояние растворения на физическом уровне ощущений или ощущение необусловленной реальность за пределами ума. — Показатель того, что ты стал просветленным? — С позиции застывшего времени для данной школы, -видимо да. С позиции первого трансцендентного опыта касательно переживаемого во время практики, -тоже да. — Но, а больше? — На мой взгляд, это всё же: практическая модель осознания души в приближении понимания её назначения. — Тогда, может ли такая техника быть ущербна своим назиданием практикой, буквально запирающей в бессмысленности действительности — оставляя без практики саму душу? — Да, как и всё, что сводится к ритуалу, становясь просто, такой бессмысленной привычкой. — Словно ещё одна инъекция для эго. — Так, какой бы благой цели не служила бы, та или иная изначальная идея, всегда подвержена искажению и извращению подвижниками и фанатиками. Начав безусловно трактовать действие, но не истинный смысл его назначения, действуя лишь на словах. Конечно, всё это не обошло стороной и данную технику. На мой взгляд, фактически выражаясь аспектом, в рамках которого мы и общаемся тут с тобой! — Если только не предположить о том, что это только часть некой общей системы? — Да, в чём собственно и закрепился мой интерес к ней. И останется она такой, если не начать естественным образом сочетать её сегодня с творческой практикой самой жизни, участвуя в жизни, беря практику лишь в виде инструмента — но не как смысл спасения от бытия. Или же, как уже было выше, например, начав почитать её за сам смысл бытия, основываясь лишь на высших критериях какого-нибудь брахмана в отношении обыденности. Не объединяясь в деле жизни, рискуешь выйти из творческого круга. Или не попасть в него вовсе. А значит останешься ни с чем, так и не научившись стоять в жизни, один на один с ней, на уровне творчества в сотворчестве будучи творцом её. Ну, а если осознанно расширяешь знания в смысле, используя приведенную традицию, практикуя — медитируешь, наконец-то позволяешь себе правильно отвечать на некоторые вопросы. Исходя из ситуации, взирая на какую-то конкретику. И ведь действительно сможешь находиться в том смысле собственных привилегий, с обретаемым тут новым качеством. — Так получаешь возможность создавать жизни? — Творить её. Так вовремя придя к ней. Значит ощутить, что уже и сам вышел за пределы плоского понимания смысла такой практики. Питая свой интерес уже не к ней, или через неё к самой жизни, а устремляешься в жизнь с ней. Заполучив новый инструмент выправления тех искажений, которыми наделяет тебя практика жизни в социуме. Значит уже действуешь, а не ожидаешь наступления ниббаны, или хотя бы тех же, прекрасных, некогда пережитых ощущений, ошибочно пологая так избавиться от боли, приходящей с соприкосновением истины, навсегда. Ошибочно рассчитывая на истину, считая невозможное истиной, пологая за истину то, что практика в одиночку способна на исцеление, так проявляя себя с ней, без собственного участия в жизни других. А значит, проживая так; как находясь уже в таком истинном заблуждении, живя, практикуешь лишь экзистенциальный ритуал. Уже не живя даже, а практикуя, требуя счесться только для себя одного любимого, уже не от практики, а в жизни. — Пережив по правде нечто истинное, почему-то теперь посчитав себя достойнее, потому, как стал светлее? — Но, едва ли меняешься на самом деле. А попросту, продолжаешь проживать, порождать боль своим таким присутствием отсутствующего. Укореняешься в той реакции, которой и порождаешь, во всём и у всего дотрагивающегося и касающегося тебя, как и сам подобно касанию, ту боль.


ЧИТАТЬ СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ (Стр. 46)

DEZO.SPACE2021

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About