radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
12Крайностей

Рассказы на время: «Фурункул», «Повар», «О ху»

Serafima Skibuk 🔥
+1


ФУРУНКУЛ
, читать в полдень

Фурункулу на Павле Антоновиче было жарко; на солнце он сох и готовился к смерти.

Внезапно на него упала тень; обрадованный надеждой выжить, фурункул прослезился, стал оранжевым и взял баре на гитаре. «Вы не могли бы окончить концерт? — вдруг заговорила тень. — Я пытаюсь сосредоточиться». Фурункул отложил гитару, весь защекотался так, что Павлу Антоновичу зачесалось, и тот дернул головой. Этого было достаточно, чтобы фурункул разглядел сидящего на насесте аиста.

Аист строго посмотрел на фурункул поверх очков. «Так-то лучше, — сказал Аист. — Мне надо закончить роман о том, как я полетел на Венеру. Читатели ждут от меня всю правду!»

Тут только Фурункул понял, кто перед ним. Аист был очень популярным писателем. Еще бы, он выпускал по книге о своих путешествиях каждые полгода. Он был очень плодовитым, — пожалуй, даже чересчур: поначалу он, по крайней мере, рассказывал о своих приключениях в пределах нашей планеты…

Заметив, что Фурункул не выказывает интереса к его персоне, аист пустился в длинные разглагольствования о визе и о местной валюте, о тёплых пляжах и виде на жительство… Но Фурункул не слушал.

Он с замиранием сердца представлял, как Павел Антонович закончит писать, сядет в свои старенькие «Жигули» и отправится в порт, откуда отчалит Корабль, и они с Павлом Антоновичем отправятся к берегам Антарктиды.

«At the dive» by Serafima Skibuk

«At the dive» by Serafima Skibuk

ПОВАР, читать с 17:00 до 19:00

1. Повар прожил плохую жизнь. Он работал поваром с 15 лет, а умер в 16. Его сбил другой повар. А вернее, товарняк на станции Поварской. А ведь был бы жив и счастлив, если б в машинисты пошел!

2. Первую и последнюю в моей жизни шаурму я попробовал в 8 лет у ж/д вокзала в Симферополе. Был пасмурный день, мы с бабушкой прикатили к вокзалу на лихом крымском водиле, объезжавшем серпантин, как пломбир, к которому прилипали колёса такси, и только этим объяснялось, почему мы прибыли к месту назначения живыми. Я был очень голоден, до отбытия поезда оставалось десять минут, поэтому шаурма из киоска была самым лучшим решением. В лаваш положили морковь, капусту, лук и кусочки неизвестного горячего мяса, и полили его соусом, что вместе с жирным соком стекал мне на ладони и обжигал рот. Так вот, повара, который слепил шаурму и работал на придорожной станции, я совершенно не помню.


О ХУ, читать после 21:00

1. Я знаю, вроде, много художников лично. Знаю Серёжу, Ксению, Анатолия, Алёну, еще одну Ксению. Только их никто не знает. Google на запросы их имен выдает редкие ссылки на упоминания в ЖЖ их же коллегами. Серёжу мне не жалко, Ксению, Анатолия, Алёну и вторую Ксению не жалко тоже. Почему, не знаю. Жалко только Миронова, и то потому что он уже очень дряхлый и руки дрожат. Был бы он моложе, не жалко было бы тоже.

2. Незавидна судьба артиста. В понедельник утром похмелье, днём мухи, водочка, маринованный помидор, разговоры об искусстве, кругом бездарности, звонит Настя из киностудии и просит немедленно обновить анкету, а то на последней вам 35, и режиссер на кастинге рекламы не узнал и, не глядя, попросил: отнесите стулья в угол, пожалуйста. Сейчас-то мне 36, но третью неделю с утра похмелье, потому что вчера спектакль, Людочка Нежданова ушла и оставила букетик цветов, не дождалась — ну и подумаешь, кошелёк все равно дырявый, а тут и Витька; пойдём со мной, — я не могу, — да нет пойдём: и вот уже летит в рот помидор, хлеб с солью, Рубен Борисович звонит насчет долга за квартиру, на следующий день сразу наступает четверг, в транспорте кто-то наступает на ногу, а дома нежданный гость сидит и уже несколько раз соврал, но пришел с вином и многообещающим проектом, который, не верю, не выгорит, — иди, проходимец, подобру-поздорову; в пятницу свадьба, в субботу похороны чужого друга, бутерброд с сёмгой, забылся сном. В воскресенье сон до двух часов, опять проспал утренник, Женя Решетилов играет за тебя волка, теперь точно всё — трах рукой по столу, заноза, вдохновение, тошнит, скука, сон.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma
+1

Author