Написать текст
12Крайностей

«Щель», Ильмир Рогожа

Serafima Skibuk

Жил-был один господин, он ходил в очках и улыбался, а в зубах его зияла здоровая щ… За эту щ… все мужики его уважали, а бабы боялись. В щ… мужик заливал пиво, ею открывал бутылку, из нее метко плевал официанту на нос, чтобы тот нес еще пива. Цокая языком о щ…, мужик облизывал жирные от курицы пальцы и, щипая пальцами в воздухе конус, говорил, что женщин он удовлетворяет орально, и это всегда их самый лучший оргазм, но на пике своем он обрывается и сменяется на острую боль, потому что мужик засасывает в щ. и отрывает бабам клитор. Все слушатели хлопали себя по животу и с досадой признавали, что завидуют господину с щ… Все свободные женщины в городе ходили печальные, и поэтому мужики были уверены, что это из–за Щ…, и теперь ни у одной из этих женщин нет клитора, а все хорошенькие тут же грустнеют через годик-другой после начала молодости, — и мужикам казалось, что Щ… лишает их клитора одну за другой, и что, наверное, этот гражданин с щ. — большой ловелас и пользуется успехом у женщин. Все женщины знали про господина и вслух говорили, что это он, конечно, хорохорится, потому что, ясное дело, никого он клитора не лишал, потому что никто не говорил про себя, а другие молчали про соседку, даже если что-то знали. Так было негласно признано, что никто с Щ… в постели не был, но втайне каждая думала на соседку, что эта-то блядь, конечно, и отдалась господину с щ…, и на всякий случай сторонились его.

В действительности у каждой второй не было секса, и это делало их несчастными, а если они видели, как человек с щ. указывает в сторону баб, и все остальные мужики смеются и не подходят, то еще более приунывали и комплексовали. Однажды мужик с большой щ. сидел у себя дома на диване и по привычке подтачивал карандаши HB через щ… между зубами. Что бы кто ни говорил, это было любимое занятие мужика, когда он оставался наедине с самим собой. В рот иногда помещалось два твердых карандаша «Конструктор» или один графитный Koh-I-Noor. Тут мужик подумал: было бы здорово, если б можно было поточить побольше вещей за раз. Он разломал вдоль напополам деревянную ножку столика и острой, более тонкой стороной, засунул его через щ… в рот. Доска заострилась, и посыпалась стружка. У мужика немного встал, и он, медленно-медленно затачивая дощечку, стал продавливать ее глубже в рот.

Среди женщин третью ночь не утихали стоны отчаяния. Каждая из них стонала вполголоса, и на вопросы соседней стонущей отвечала: «Нет-нет, все в порядке». И жила среди них одна, на других не похожая ни нравом, ни наружностью, — а вернее, внутренностью, потому что женщина эта между двух своих ног имела здоровую щ… «Я не могу больше терпеть, — думала она. — Я должна вновь узнать, что такое любовь, и готова отправиться к тому мужику, чтобы получить лучший в мире оргазм, пускай и придется лишиться клитора, и ходить до конца своих дней с печальным лицом, как все другие женщины».

И она надела свое лучшее платье и побрила ноги и пошла в жилище к тому мужику. Распахнув мощным толчком деревянную дверь и впустив в дом прохладный ночной воздух, она ступила за порог. Мужик, сжимая в правой руке красный член, а в левой сжимая красный карандаш, замер. Его щ…, заточенная Koh-I-Noor’ом, за последние часы увеличилась вдвое. Женщина захлопнула и заперла за собой дверь, тяжело ступая, приблизилась к мужику и приподняла юбки, под которыми мужик не увидел ничего, кроме кудрявых волос, за которыми зияла бездонная щ… Мужик окрыл рот, разжал руки и сразу выронил хуй и карандаш. Карандаш упал и, заточенный до предела, больно вонзился бабе в голую пухлую ногу. Баба завизжала, уронила убку, накрыв мужика, мужик от неожиданности пошатнулся и с чмоком по самую шею вошео в огромную щ… головой.

В щ… было просторно, сладко пахло и лежало много карандашей. Целые связки карандашей с ластиками на одном конце и, самое главное, совершенно тупые с другой. И, поскольку щ… у мужика разрослась, а хуй не упал, то мужик схватил в правую руку член, в левой зажал связку Koh-I-Noor’a и, закатывая глаза, принялся точить о свою щ… карандаши.

Тем временем, возвышаясь над мужиком и над платьем, схватив себя за пухлую белую грудь, от яростного удовольствия и оргазма стонала женщина с необъятной щ… между ног. Весь город замолчал. Всходило солнце. Мужчины и женщины, кутаясь в одеяла в своих одиноких постелях, понимали, что сегодня в этом городе стало на одну несчастную бабу больше.

список магазинов, где можно приобрести журнал, по ссылке

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Serafima Skibuk
Serafima Skibuk
Подписаться