Написать текст
Реч#порт

Хорошо забытое старое

Сергей Шуба

В этом году, с 1 февраля до 23 апреля в городе Новосибирске прошëл Поэтический турнир им. В. Брюсова. Формат турнира, в отличие от большинства современных поэтических состязаний, предлагал поэтам-участникам сосредоточиться не на авторском прочтении заготовленных заранее стихотворений, а на написании новых текстов в рамках предложенных организаторами условий. Турнир проходил в семь туров, шесть из которых заняли заочный этап, по неделе на тур, и лишь последний — седьмой — этап свëл пятерых лучших участников лицом к лицу. Но и здесь в течение трёх часов поэты соревновались в отдельных аспектах поэтического искусства, таких как: поиски рифм, метафор, образов, сочинение экспромтов. Об этом турнире мы поговорим с его идейным вдохновителем и организатором — главным редактором альманаха современной поэзии «Между» — Полежаевым Олегом.

Финал Поэтического турнира им. В. Брюсова в читальном зале №7, ГПНТБ. Фото: Ирина Кузнецова

Финал Поэтического турнира им. В. Брюсова в читальном зале №7, ГПНТБ. Фото: Ирина Кузнецова


(задание: сонет\рондо\триолет)

In vino gaudium

Жить упоительно и чутко,

И безоглядно, и легко,

Рутину превращая в шутку,

Жить упоительно и чутко,

Ловя капризную минутку,

О, научи, «Вдова Клико»,

Жить упоительно и чутко,

И безоглядно, и легко!

Улья Брэнгви


Как появилась идея создания конкурса?

Идея появилась очень просто: ходил я, смотрел на все эти поэбаттлы, слэмы и т.п., в каких-то участвовал и вдруг понял, что хочу свое поэтическое соревнование с «блэк джеком и шлюхами». То есть, понятно, что одно дело — соревноваться в выходе на сцену и эффектной подаче давно написанного удачного текста, другое — написать стих, будучи ограниченным одинаковыми условиями со всеми прочими участниками.

Из краткого положения: в турнире могут принимать участие поэты, достигшие 18 лет… Между тем стоит вспомнить что Лермонтов своего «Ангела» написал уже в пятнадцатилетнем возрасте, а Рембо к девятнадцати годам бросил писать, создав весь свой корпус замечательных стихотворений. Может быть, стоило снизить планку?

Не думаю. Лермонтов и Рембо находились в абсолютно иных условиях, нежели современные подростки. Фактически, в 19-м веке 15-летние спокойно уже могли командовать полками в реальном сражении, они и обществом воспринимались как полноправные мужчины/женщины, члены общества. В наше время известен феномен затянувшегося инфантилизма, когда и в 30 лет человек ещë считается молодым. В те времена 30-летний уже практически воспринимался в качестве «пожилого», чуть ли не глубокого старика. Но дело даже не в разнице социальной психологии. Современная поэзия сама по себе намного сложней. Чтобы найти свое звучание, сейчас требуется гораздо больше времени, нежели раньше. Поэзия — это не только талант, это ещë и жизненный опыт. А возраст влияет ещë и на восприятие критики. Нынешнему подростку легко обидеться или «зазвездеть» необоснованно, в зависимости от отзывов жюри. А более взрослый человек более объективно, по идее, будет смотреть на мнение авторитетов.

Впрочем, мне подкинули идею, что стоило бы и школьников вовлекать в подобные соревнования, но это, очевидно, должно быть отдельное мероприятие или отдельная номинация. Посмотрим, может быть, в следующем году и опробуем подобный формат.

Члены жюри и задания финалистов. Фото: Ирина Кузнецова

Члены жюри и задания финалистов. Фото: Ирина Кузнецова


(задание: тавтограмма)

Ташкент, таксист, турист.

Тент топчет таксист.

Тает тавот, течёт термостат.

Твист танцует турист,

Тушит триацетат.

Темнеет томат тут.

Тлеют: транспорт, тент.

Термит точит трут.

Температурит Ташкент.

Александр Евдокимов


Как ты выбирал жюри?

По принципу «кумовства» (смеëтся). Ну, то есть изначально я был нацелен, что жюри должно состоять из поэтов и филологов — людей, наиболее профессионально занимающихся поэзией. А дальше — искал среди своего круга знакомых, стараясь сбалансировать, чтобы были представлены различные точки зрения на поэзию, различные вкусы. И, мне кажется, более-менее это удалось. На самом деле порой оценки одного и того же текста диаметрально расходились. В итоге выходило что-то приближенное к объективной ценности текста. Были и такие тексты, которые единодушно всеми членами жюри оценивались положительно, и это особенно радовало, так как, на мой взгляд, это явный признак того, что в поэзии есть какой-то общий для всех критерий.

По какому принципу ты выбирал задания?

Во главу угла было поставлено моë личное представление о поэзии, согласно которому поэт должен владеть всем спектром поэтических средств. Он может иметь склонности, какие-то предпочтения к тому или иному жанру, способу высказываться, но обязан более-менее владеть классическими и современными способами высказывания. Это даëт свободу. В то же время, в моем понимании, поэзия рождается тогда, когда автор ставит себе определенные ограничения (в форме, ещë каких-то способах выражения), и пытается выразить свою мысль в этих рамках. В общем, в регламенте турнира я сформулировал это так: пробудить интерес к классическим поэтическим формам, которые сейчас активно вытесняются гетероморфным стихом или верлибром, в каком-то смысле более свободными от условностей рифм, ритма, иных традиционных требований. Новое — это хорошо забытое старое. Ну и Брюсов известен своими активными экспериментами в области именно форм поэтического высказывания.


(задание: хокку\верлибр)

Субботнее утро.

В солнечном свете греются

тюль,

«щучий хвост»,

босые ступни,

кошачья миска,

магнитики с надписями Kemer и Thailand.

Сковордка чадит — опять подгорели сырники,

в мультиварке булькает

пшëнка на молоке.

Престарелым Карлсоном

ползает по газону дворник с мотокосой.

А рядом, по неприбранной комнате

носится призрак мальчика,

и призрак девочки

возится с бантиком в волосах.

Ирина Рагозина


Давай о системе оценок. По какому принципу она сложилась? Почему не по десятибалльной или пятибалльной шкале?

Это был долгий процесс. Ещë года два или три назад я пытался найти способ объективной оценки поэтических текстов. Тогда я с одним товарищем, хорошим аналитиком, разработал довольно сложную систему оценки, где баллы начислялись и отнимались по примерно 15-20 параметрам, плюс всë это умножалось на определëнные коэффициенты. Мы старались учесть всевозможные нюансы. Пробные оценки по этой системе классических и случайно взятых любительских текстов показали хороший результат. Поэтому я для турнира решил взять ту систему в упрощëнном виде (смеëтся) чтобы не забивать головы уважаемым членам жюри. В итоге я остановился на тройной шкале: оценивались соблюдение заданной формы, раскрытие заданной темы и общее впечатление, без учëта технических нюансов. Просто «плохо-нейтрально-хорошо». Фактически на уровне «понравилось / не понравилось», с отдельными комментариями. С учëтом, что это мнения экспертного жюри — оказалось вполне достаточно.

Анастасия Голованова (слева) и Александра Магзянова (справа) пытаются сосредоточиться на задании. Фото: Ирина Кузнецова

Анастасия Голованова (слева) и Александра Магзянова (справа) пытаются сосредоточиться на задании. Фото: Ирина Кузнецова

Как тебе поведение участников? Чем они тебя поразили?

Меня поразило, что три четверти, если не больше, участников ни разу не поинтересовалось подробными оценками. У нас была система, что я выкладывал только общий итог, сумму всех баллов от всех членов жюри. Подробные оценки — расклад от каждого члена жюри — можно было получить по запросу к админу конкурса, то бишь, мне. За все шесть туров лишь пять-шесть человек из изначально двадцати с лишним участников, регулярно спрашивало подробные оценки. То есть это люди, которые имели явное желание развиваться, которые увидели в этом турнире возможность получить качественную обратную связь от экспертов, а не просто «поиграл, ну и ладно». Ну и вполне закономерно, что именно те немногие, кто интересовались обратной связью, вышли в финал. При том, что я фактически никак не мог повлиять на их «проталкивание»: анонимность текстов соблюдалась строго.


(задание: моностих)

А ямщика и след простыл.

Барва Олег


Как тебе жюри в процессе проведения конкурса?

Мне понравилось, что жюри вдохновилось идеями конкурса, и все члены жюри как-то комментировали практически все написанные тексты. Но озадачивал феномен очень широкого разброса одних и тех же параметров у одного и того же текста. В итоге, конечно, среднее арифметическое всë равно выводило хороший текст в лидеры, но тем не менее… Пожалуй, в следующий раз, я думаю, стоит провести несколько предварительных тренировочных забегов для жюри, чтобы все более-менее одинаково представляли себе, что именно должно оцениваться в конкретном параметре.

Есть желание продолжать это дело?

С одной стороны — да. С другой — жутко хочется, чтобы этим занялся кто-то другой, а я бы мог с удовольствием поучаствовать (смеëтся). В конце концов, это именно такой турнир, в котором я сам хотел бы проверить свои способности. Для того я его и придумал. Ну и на самом деле, я ленивый организатор. Моя стихия — это разработка идей, а вот воплощать их самостоятельно я не люблю. Хотя, если больше некому — куда деваться? Есть такие вещи, которые больше никому, кроме тебя, поначалу не интересны, или в них не видят перспектив, приходится самому засучивать рукава и приступать.

финальные буриме от Александры Магзяновой. Фото: Олег Полежаев

финальные буриме от Александры Магзяновой. Фото: Олег Полежаев


(задание: лимерик\рубаи)

1.

Жизнерадостный лучник из Энгельса

Хвастал меткостью, с кем бы ни встретился.

Попадëт в молоко —

Засмеëтся легко:

«Как прекрасно! Туда я и целился».

2.

Кого манят сокровища гордыни,

Тот распускает пëрышки павлиньи.

Стреле в полете нужно три пера —

Павлиньему не место рядом с ними.

Анастасия Голованова

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Сергей Шуба
Сергей Шуба
Подписаться