Риторика Дональда Трампа глазами политолога

Sergei Lebedeff
14:27, 15 июня 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

«Пришествие» Дональда Трампа в Белый Дом сопровождалось рядом медийных скандалов, которые часть публицистов поспешила окрестить «эрой постправды».

Image

Не вдаваясь в дискуссию относительно того, действительно ли текущий уровень развития медиадискурса следует называть «эпохой постправды», можно отметить, что Дональд Трамп действительно очень склонен к использованию манипулятивных приемов в политических коммуникациях, и иногда и откровенной лжи.

Штрихи к психологическому портрету

Можно предположить, что это связано не только с его личными психологическими особенностями, но и с большим опытом в бизнесе. Приказы собственника/генерального директора не оспариваются, а политика, напротив является постоянным опосредованным общением и согласованием интересов, что и приводит к тому, что Трамп вынужден прибегать к манипулятивным приемам.

Его неготовность к общению с журналистами особенно четко ощущалась в первые месяцы. Например, в январе 2017 года его спросили, планирует ли он опубликовать налоговую отчетность, чтобы показать отсутствие бизнес-интересов в России. Он сначала сильно смутился, а потом заявил, что простых американцев не интересует его налоговая отчетность, а интересует она только репортеров. Таким образом, он использовал классический манипулятивный прием социальное доказательство (social proof, апелляция к большинству), описанный Р. Чалдини. При этом данные социологических исследований показывали, что американцам в принципе была интересна налоговая отчетность Трампа. Также он попытался высмеять СМИ за их интерес к его деловым тайнам, хотя очевидно, что «делать тайное явным» — квинтэссенция задач, стоящих перед политическими масс-медиа в демократическом государстве.

Иными возможным объяснением склонности Трампа к манипуляциям является его почтенный возраст. Традиционно, считается, что к 60+ человек обретает некую «социальную мудрость» и начинает действовать в целом очень осторожно. Сложно сказать, корректно ли это для большинства людей, но точно некорректно для политических лидеров. Исследования по политической психологии отмечают, что чем старше политический лидер, тем более он склонен к различным геополитическим авантюрам, т.к. он осознает, что он не вечен и ему хочется как можно скорее вписать себя в историю. Его временной горизонт очень сильно сужен, поэтому проявляется склонность к авантюризму. К примеру, премьер-министр Израиля Менахем Бегин принял ряд крайне рискованных решений, находясь в больничной палате.

Можно предположить, что Трамп испытывает аналогичные опасения, поэтому склонен как крупномасштабным авантюрам (убийство иранского генерала, торговая война с КНР), так и к «мелким» (ложь и манипуляции, которые могут «вскрыться»).

Встреча Трампа с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном 

Встреча Трампа с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном 

Можно констатировать, что также Дональд Трамп не видит в политике ситуаций win-win и признает только наличие победителей и проигравших, что объясняет определенную макиавеллистичность в его политических коммуникациях. Однако можно отметить, что по мере набора политического опыта он начинает стремиться к большей кооперативности — в частности, на переговорах с Ким Чен Ыном он искал определённый консенсус.

В поведенческой экономике есть термин «гиперболическое дисконтирование» — склонность индивидов придавать большую значимость выгодам «здесь и сейчас», чем, скажем, большим выгодам через определенный временной промежуток. К примеру, склонностью к гиперболическому дисконтированию выражается в тратах с кредиток (занимаем и тратим сейчас, а отдавать когда-нибудь потом). Трамп очень склонен к гиперболическому дисконтированию, он предпринимает шаги, которые приносят ему краткосрочную выгоду, но несут репутационный вред долгосрочно. Трамп стал по-факту синонимом лжи и манипуляций в политике. Исследование, проведенное The Washington Post, показало, что 64% заявлений Трампа полностью лживо (издание меряло «лживость» заявлений в единицах «Пиноккио»).

Самые яркие примеры «передергивания фактов» и откровенной лжи

Среди наиболее одиозных заявлений Трампа можно привести следующие:

Не-американское происхождения Барака Обамы. Дональд Трамп долгое время возглавлял движение т.н. «рожденцев», которые утверждали, что Обама не гражданин США, а, следовательно, его президентство антиконституционно. Позже Трамп переменил точку зрения — под напором неумолимых фактов.

Трамп всегда был против вторжения в Ирак. На самом деле журналистам не удалось найти подтверждений того, чтобы Трамп активно осуждал вторжение в Ираке до начала кампании.

Трамп достиг всего сам. Трамп позиционирует себя как типичного представителя американской мечты — self-made бизнесмен, построивший бизнес-империю всего лишь на небольшой кредит от отца. Но расследование показывает, что он стал наследником $40 млн, а также активно использовал деловые и политические связи своего отца.

Демонизация мусульман и ислама. Дональд Трамп утверждал, что якобы «тысячи» мусульман отмечали разрушение башен Всемирного Торгового Центра в результате террористической атаки 11 сентября. Но никаких подтверждений этому факту найти не удалось. Очевидно, что это была очередная попытка Трампа разыграть «антиимигрантскую карту».

Мусульмане  осуждают исламофобию Трампа 

Мусульмане  осуждают исламофобию Трампа 

Колоссальные размеры безработицы в США. Дональд Трамп заявлял, что реальный уровень безработицы в США — 42% (в 8 раз больше официальной статистики на тот момент). Можно предположить, что он просто взял общее число неработающих американцев, в том числе родителей, находящихся в отпуске по уходу за детьми и т.п.

Соперник Трампа косвенно связано с убийством Джона Кеннеди. Речь идет не о Хиллари Клинтон, а о менее известном участнике президентской гонки — Теде Крузе. Он утверждал, что его отец был как-то связан с убийцей — Ли Харви Освальдом — заявление, которое было неоднократно опровергнуто.

В общем и целом, не должно удивлять, что с Трампом фактически ассоциируют модный и не очень операционализируемый с точки зрения социальных наук термин «постправда». Например, философ Кен Уилбер даже написал труд «Трамп и эпоха постправды».


Манипулятивный стиль Трампа

Теперь проведем анализ наиболее типичных манипулятивных приемов, которые использует Дональд Трамп.

Во-первых, это «торговля страхом» (термин В. Соловья) — то есть использование пугающих образов, чтобы внушить массовому сознанию, что единственный выход из сложившейся ситуации — «правильное решение» (то есть поддержка Дональда Трампа). Он неоднократно запугивал американцев «чужими» — террористами, мигрантами. В частности, он заявил, что эпизоды со Всемирным Торговым Центром (то есть теракт 11 сентября) будут повторяться, и часто. Таким образом, он продавливал поддержку своим антиимиграционным инициативам. Аналогично он высказывался о мигрантах из Мексики как о закоренелых преступниках, наркоторговцах и насильников. Интересно отметить, что при этом уровень преступлений, совершенных мигрантами в США, постепенно снижается. Но Трамп играет на привычных этностереотипах, связывающих миграцию и преступность.

Во-вторых, Дональд Трамп активно конструирует образ «чужих» (что близко к «торговле страхом) и канализирует на них общественный гнев и враждебность. Он утверждает, что «враги извне» (китайцы, мексиканцы, мигранты в целом» «забирают рабочие места», разоряют национальных производителей и в целом использует привычный «джентльменский набор» политика-популиста. При этом следует отметить, что он, судя по всему, очень упрощенно понимает многие экономические явления — или просто подстраивается под рядового избирателя и делает вид, что действительно понимает экономику только на таком примитивном уровне.

В-третьих, он, очевидно, завидует харизме Владимира Путина и ему хочется позиционировать себя как сильного лидера (strongman), отсюда его обещание «сделать Америку снова великой», соответствующий хэштег в Twitter (#MAGA). Надо признать, что Трамп не лишен определенного обаяния, но для него существует серьезный риск попасть в ловушку собственной воинственной харизмы. Они инициируют «маленькие победоносные войны», которые в итоге наносят серьезный ущерб благосостоянию граждан (например, торговую войну вряд ли можно называть «победоносной»), в результате чего теряют политические очки и вынуждены повторять «инъекцию легитимности» с помощью борьбы с внешними врагами, что в итоге формирует порочный круг.

В-четвертых, это грубый плоский юмор, который устраивает его электорат (в основном это низкоквалифицированные белые рабочие и жители Юга). Этот юмор позволяет ему сглаживать острые углы в политических коммуникациях и уходить от ответа. Например, ведущая Fox News спросила у него, действительно ли он считает своих оппоненток «жирными свиньями» и «отвратительными животными». Трамп прервал ее фразой: «Только Рози О`Доннел”. Необходимо уточнить, что Рози О`Доннел — американская феминистка и критик Трампа, развернувшая против него кампанию в соцсетях.

Рози О`Доннел

Рози О`Доннел

В-пятых, Трамп принижает своих оппонентов и использует «фрейм контроля над дискуссией». Например, когда политик Джеб Буш (брат экс-президента) задал ему неудобной вопрос, Трамп обратился к аудитории со словами: «Кто этот парень?». Таким образом, он одновременно обесценил вопрос противника, обесценив его личность, а также показал, что контролирует дискуссию.

В целом, представляется продуктивным рассмотреть конкретный ролик дебатов Дональда Трампа и Хиллари Клинтон и проанализировать его поведение.

Трамп уходит от ответа на вопрос про Ирак 

Ведущий задал ему вопрос относительно его позиции касательно войны в Ираке. Трамп оборвал его на полуслове и сказал, что это «ерунда, распространяемая ключевыми СМИ». Также он добавил, что эту информацию распространяет Хиллари Клинтон, которая находится в альянсе с ключевыми СМИ. Трамп девальвировал источник информации и обвинил его в предвзятости («ключевые СМИ работают в интересах Хиллари Клинтон), после чего попытался переключить внимание аудитории на избирательную кампанию Хилари Клинтон. Политтехнологи и медиатехнологи называют этот прием «копченой селедкой» (red herring, якобы гончую можно сбить со следа, проведя по нему копченой селедкой).

Но телеведущий не дал «сбить себя со следа» и сказал, что есть видеозапись, где Трамп поддерживает вторжение в Ирак. Трамп однако же предпочел фрейм доминирования и без обиняков заявил, что «пленка доказывает мою правоту», причем он повторил эту фразу несколько раз, как бы «вколачивая» ее в сознание аудитории.

Привычка Трампа прерывать собеседников — достаточно важный манипулятивный прием, связанный с понятиями «прайминга». Прайминг — это психологический эффект, когда первичная информация влияет на восприятие вторичной. Уверенное поведение Трампа (первичная информация) ведет к тому, что его дальнейшие действия считываются как признаки компетентности, интеллекта и т.п. Также можно попробовать объяснить эффективность этого поведения через призму фундаментальной ошибки атрибуции: склонности объяснять свое поведение «внешними факторами», а чужое — «личностными факторами». Условно, я ворую потому что меня жизнь заставила, а сосед пьет потому что он слабовольный. Видя уверенное поведение Трампа, аудитория совершает фундаментальную ошибку атрибуции и приписывает ему компетентность и силу, которой у него, возможно, и нет.

Трамп продолжил свою тираду и сказал, что у него было много частных бесед по поводу войны в Ираке с журналистом Шоном Хеннети. И тут же посетовал, что никто не хочет позвонить Шону Хеннети и узнать правду.

Здесь необходимо уточнить, кем является Шон Хеннети в рамках американского медиаполитического дискурса. Господин Хеннети — сторонник Трампа (некоторые называют его даже «рупором Трампа»), ведущий телеканала Fox News. Так как разговоры были частными, то их запись не велась, плюс очевидно, что Шон Хеннети подтвердит слова своего политического покровителя. Таким образом, Трамп делает заявления, которые невозможно опровергнуть, но при этом ссылка на источник (Шон Хеннети), делает эти заявления более достоверными.

После этого Трамп упомянул статью в авторитетном журнале Esquire, где он осуждает войну в Ираке. Такая статья действительно есть. По словам Трампа она была опубликована «вскоре после начала войны». Но на самом деле это «вскоре после начала войны» оказывается очень растяжимым, т.к. дата публикации статьи — август 2004 года. А в тот момент почти никто в США уже не сомневался, что война с Ираком — большая ошибка.

В целом можно констатировать, что Трамп — достаточно искусный манипулятор и оратор. Если бы я был не политологом, а психиатром, я имел бы право предположить наличие у него расстройство нарциссического спектра, но т.к. я не психиатр, то это просто догадка.


Автор благодарит за помощь в подборке материала выпускницу ФМП МГУ Анастасию Бевз, изучавшую манипулятивные приемы Трампа в рамках ВКР.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File