radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

Современная литература в школьной программе. Мечты и мысли.

Сорин Брут 🔥

За написание этой статьи я садился как за написание утопии. Этакий Томас Мор, ограниченный учебными часами и невозможностью вместить в них все стоящие и нужные тексты. Поэтому я стремлюсь обозначить, в первую очередь, общее направление, в котором, как мне кажется, стоит смотреть, изучая современную литературу. А уже затем буду говорить о конкретных стилях и авторах, которые вполне могут заменять в программе друг друга по воле преподавателя.

Сразу хочется обозначить то обстоятельство, что я не надеюсь на оживление в реальности всей той программы, о которой здесь пишу. Я почувствую удовлетворение, если хотя бы один пункт из нее будет реализован на уроке. Повторюсь, эта статья — утопия, но отдельные ее составляющие могут быть интересны и полезны. А моя задача — найти важное и ценное и представить на ваш суд.

При выборе произведений современных авторов, я исходил из следующих позиций– 1) значимое явление в культуре, обойденное школьным образованием; 2) ценная для литературы личность, так же не замеченная, 3) какая-никакая проверка временем (время — лучший судья, хотя и его нельзя назвать беспристрастным), 4) доступность для учеников старших классов, 5) отражение творческих исканий нашей эпохи.

Вопрос, который я хочу рассмотреть в первую очередь, общий и вместе с тем самый важный. Дело в том, что вся наша школьная программа ориентирована исключительно на литературу классическую или близкую к классической по форме. Это имеет определенный смысл, но однобокость такого подхода не может не огорчать. Особенно, учитывая тот факт, что авангардные течения, начиная с первых десятилетий XX века, играют огромную роль в отечественной культуре. В программе есть футурист Маяковский — вне всякого сомнения крупнейший авангардный поэт эпохи, но, если вдуматься, совсем не самый радикальный. Еще есть Северянин, есть Платонов, есть блистательный Венедикт Ерофеев, близкий кругу постмодернистов. Возможно даже кто-то показывает ученикам стихи Вознесенского, Евтушенко, Рождественского, но назвать их поэзию авангардом язык не повернется. Остается всего несколько авторов, из которых большая часть отличается либо компромиссностью, либо индивидуальным лицом. А получается в итоге, что огромный пласт отечественной культуры XX- XXI веков проходит мимо школы. Меня, как недавнего выпускника, это обстоятельство не может не расстраивать. В современной литературе, так или иначе, господствует постмодернизм. Это Пелевин, Сорокин, Толстая, Водолазкин и многие другие. Странно предполагать, что хотя бы первые двое минуют историю литературы. Благодаря школьной программе ученик должен понять, откуда такие явления берутся, должен осознать всю широту современной литературной мысли и формы. Нельзя сужать курс рамками «Ломоносов — Аксенов». Вывод , в общем –то, напрашивается. Существующая ныне программа не дает полного представления о русской литературе XX века.

Но будет ли старшеклассникам понятен и интересен постмодернизм? Нет никаких сомнений, что будет, если его правильно преподавать. Тему постмодернизма можно уместить всего в два урока. Таким образом, он не будет сильно теснить другие «программные» произведения. Теперь, набросав очертания ситуации в карандаше, можно взяться за краски, читай — перейти к конкретике.


Постмодернизм.

Начинать знакомство, как мне кажется, следует с лианозовского поэта Игоря Холина (с Лианозовской школы начинается история отечественного постмодернизма). Лично мне этот автор не более чем симпатичен, однако в нашем случае речь идет не о симпатиях и даже не об огромных талантах. Мы говорим о важном явлении, которое ученик спецкласса, да и просто хорошей школы обязан знать. Его отношение к теме — другой вопрос. Игорь Холин характерен для раннего постмодернизма. В подборке произведений, кроме личного взгляда, я буду отчасти опираться на программу межфакультетского курса филолога П.Е. Спиваковского, занятия которого я посещал в МГУ им. Ломоносова. Также ученикам необходимо ознакомиться с поэтическим наследием Дмитрия Александровича Пригова. Безусловно, для более подробного знакомства со стилем следует изучать и других поэтов (Кибиров, Рубинштейн и т.д.), однако для школьной программы 11 класса, на мой взгляд, вполне достаточно этих двух авторов.

Игорь Холин

1) «Дамба. Клумба. Облезлая липа…»

2) «Рыба. Икра. Вина.» (первые два текста, как мне кажется, нельзя назвать постмодернистскими. Однако для поэта они характерны. Это важное направление в его творчестве)

3) Камера инженера Крамера

4) Бокал вина

5) Мои учителя

6) Четверостишие, состоящее исключительно из точек (как бы цензура)

Дмитрий Пригов

1) «Вот дождь идет, мы с тараканом…»

2) Банальное рассуждение на тему свободы (аналогично первым двум текстам Холина)

3) «Когда я размышляю о поэзии, как ей дальше быть…»

4) «Когда здесь на посту стоит милицанер» (из цикла «Апофеоз милицанера»)

5) «Вот, говорят, милицанер убийцей был»

6) Из цикла «Некрологи» (некролог о Лермонтове, некролог о Пригове)

Что же касается прозы постмодерна, здесь было бы наиболее полезным изучение рассказа Владимира Сорокина «Аварон». Он не только достаточно показателен, как для авторской манеры, так и для стиля, но и великолепно написан, наполнен удивительными сочными и страшными метафорами, меткими отсылками и несет в себе внутреннее содержание целой эпохи. При желании можно заменить «Аварон» текстом «Настя» или более простым и даже по-своему лиричным рассказом «Волны». При удачном разборе малой прозы Сорокина на уроке учащийся сможет получить ключ к методу писателя и впоследствии успешно интерпретировать многие его произведения. Кроме того, благодаря изучению Холина, Пригова, Сорокина, у школьника сложится хотя бы примерное представление о методе и сущности такого явления как постмодернизм.


Отечественный верлибр второй половины XX века.

Если изучение постмодернизма в школе видится мне решительно необходимым, то остальные направления, явления и авторы, которых я собираюсь предложить, были бы просто полезны школьнику для видения более широкой и свободной картины литературного мира.

Почему нам важно такое явление, как верлибр? Ведь для России верлибр — очевидно второстепенный жанр. Поэтов Владимира Бурича, Арво Метса, Вячеслава Куприянова сейчас мало кто помнит. Да и вообще, традиция верлибра куда ближе западной литературе, чем отечественной. Гинзберг, Буковски, Бротиган — мастера верлибра, но их ученики способны освоить самостоятельно. Особенно учитывая своеобразие их роли в контексте мировой литературы.

На мой взгляд, как раз на сравнении подобном этому можно построить интересный урок по отечественному верлибру. И не только на этом. Например, начать с белых стихов первой половины XIX века, затем рассмотреть Кузмина и Блока и, наконец, перейти к Арво Метсу и Владимиру Буричу. Найти особенности авторской манеры каждого из них, посмотреть, как в том же жанре работали на западе Гинзберг и Бротиган… Есть и другие не менее любопытные сравнения. Например, созерцательные и тихие миниатюры Арво Метса, как мне кажется, перекликаются с японской поэзией. А экзистенциальные верлибры Бурича, напротив, тесно связаны с литературой и искусством послевоенного времени в Европе и подпольных мастерских советских художников (вспоминаем серию скульптур В. Сидура «Обожженные»). Почему бы не обсудить это? Стоит взглянуть также и на манифестационную статью Бурича «От чего свободен свободный стих». Это поможет ученикам разобраться в задачах верлибра, понять, какую модель взаимодействия между формой и содержанием выбирают поэты этого жанра.

Владимир Бурич

1) Я заглянул к себе ночью в окно…

2) Убежав с последнего урока…

3) Чего я жду от завтрашнего дня?…

4) Дуешь в волосы своего ребенка…

5) Путь гражданина

Арво Метс

1)В осенних лесах…

2) Еле слышный…

3)Дома, трамваи…

4)Мужчина со скрипкой

5)Безденежный человек

6) На тебе играет листва…


Поэзия русского рока.

Это смелое предложение с моей стороны. Однако мне кажется крайне важным обратить внимание и на это направление отечественной поэзии. Мне сложно назвать Цоя, Башлачева, Летова, даже Гребенщикова музыкантами. Они скорее исполняют стихи под аккомпанемент. Русский рок — это ,в первую очередь, текст, поэзия. Такова его специфика, отличие от западной музыки того же направления. Вместе с тем поэзия у отдельных авторов самобытна и сильна. В рамках курса литературы ученики обязательно должны о ней узнать, узнать ее настоящее, а не навязанное массовой культурой лицо. Иначе же это значимое для отечественной поэзии явление будет истолковано превратно, а многое хорошее, что в нем было, окажется незамеченным. Ходили одно время слухи о включении Александра Васильева (гр. Сплин) в школьную программу, но это как раз представляется мне преждевременным. Васильев весьма сильный поэт, но, во-первых, он еще не прошел свой путь до конца , и, соответственно, мы не можем анализировать его творчество в целом. Во-вторых, я бы еще раз напомнил о важности проверки временем, которую творчество Васильева еще не успело пройти. Разбирать стоит печального и мужественного романтика Виктора Цоя (и не избитую «Группу крови» или «Звезду по имени Солнце», а менее известные стихи), просветленного Гребенщикова и самобытного самородка Егора Летова, представляют литературный интерес отдельные тексты А. Башлачева, Ю. Шевчука, Вени Дркина. На краткое изучение поэзии русского рока уйдет 45 минут, однако это может дать ученикам повод для размышлений и переосмысления роли этого культурного явления. Более того, я уверен, что это расширит их понимание поэзии в целом.

Стихи, рекомендованные к изучению на уроке и вне класса.

Виктор Цой

1) Спокойная ночь*

2) Легенда

3) Сосны на морском берегу

4) Странная сказка

Борис Гребенщиков

5) Дубровский*

6) Навигатор

Веня Дркин

7) Нибелунг

8) Самолетик

9) Девочка с флейтой*

Александр Башлачев

10) Петербургская свадьба*

Юрий Шевчук

11) Летели облака…

Егор Летов

12) Снаружи всех измерений*

Эти стихи нуждаются в одновременном прочтении и прослушивании. Звездочкой помечены тексты, которые хорошо бы разобрать на уроке. Остальные же — для внеклассного изучения.


Леонид Георгиевич Губанов.

Если до этого мы говорили о направлениях, то теперь сосредоточимся на личностях. Мне хочется предложить для изучения в рамках курса современной литературы русского поэта 1960-80-х годов Леонида Губанова. Этот автор в наши дни известен разве что узкому кругу специалистов. Это заблуждение времени, его печальная несправедливость. В эпоху застоя поэта не печатали, замалчивали, кололи препаратами в психиатрической больнице им. Кащенко. В то же время многие слышали о Маяковских чтениях на Триумфальной площади, инициатором которых был Губанов, кое-кто знает и о существовании объединения СМОГ, из которого вырос, например, поэт Кублановский и лидером которого был Губанов. Однако творчество поэта накрепко забыто. Большой сборник стихов Губанова был издан тиражом в 3000 экземпляров, и это чуть ли не единственный источник для знакомства с его поэзией. Монография А. Журбина, посвященная Губанову, отпечатана всего лишь в 200 экземплярах. Вместе с тем дарование Л.Г. Губанова огромно. Это самобытный, имеющий свою особенную манеру автор. Его стихи разнообразны. От изысканно срифмованных, написанных со сменой ритма, насыщенных сложными метафорами, изобилующих аллитерациями (один из любимых приемов Губанова) и очень личными образами до чистых и ясных, предельно простых по форме, но текучих и внутренне сильных. И все–таки во всех этих стихотворениях чувствуется особенный губановский почерк, какой-то неуловимый порыв, крик отчаянного и благородного скитальца. В своем творчестве Губанов неповторимо переработал наследие Маяковского, Есенина, французских проклятых поэтов Рембо и Верлена и на их основе создал свой особенный стиль. Что же касается тематики его стихов, то, я бы сказал, что это в первую очередь свет, любовь, чувствуемая поэтом, которая должна звучать в каждом человеке, но звучит лишь в немногих. Это стихи отвергнутого Прометея. Его огонь необходим всем, но теряется в итоге в людях, в затвердевших панцирях полужизни. Стихи Губанова — это живое, вырвавшееся в мир пророчество, это восторг перед чудесным светом и печаль о людях, прячущихся от этого света, восторг перед вечностью и глубиной мироздания и печаль об эпохе. Губанов — Прометей загнанный, но с упорством Дон Кихота продолжающий нести свет.

Больших поэтов — множество. И очень многие из них забыты и выкинуты из истории литературы по прихоти эпохи или случая. И, конечно, мечтается оживить и вернуть голос им всем. Это, увы, невозможно. Однако Губанов выделяется среди всех, и даже среди многих прославленных поэтов, своей особенной речью и, в первую очередь, силой своего таланта. Проходить в школе Губанова так же необходимо, как изучать Мандельштама и Пастернака. Теряя его, русская литература теряет один из ярких оттенков, одну из сильных нот, восполнить которую невозможно. Необходимо показывать его стихи школьникам, чтобы они узнали об отечественной поэзии то, чего не услышали мои сверстники и ребята, учившиеся до нас.

Леонид Губанов

1) «Я слышу небо. Это конь…»

2) «Нерон Вероны»

3) «Над зареванной сосной»

4) «Все кончено, все кончено…»

5) «Я обвит чалмой океана…»

6) «По дорогам-зеркалам…»

7) «Римское рондо»

8) «Когда на душе, словно в келье, сожженной свечами столетий…»

9) «Твоя грудь, как две капли…»

10) «На мою ли на беду…»


Джон Максвелл Кутзее.


Если же касаться западной современной литературы, то ее наиболее интересным представителем выглядит романист Джон Максвелл Кутзее из ЮАР — лауреат Нобелевской премии (2003), дважды лауреат Букеровской премии (1983, 1999). Этот писатель-философ в своем творчестве развивает экзистенциальную традицию, его можно назвать последователем Достоевского (роман Кутзее «Осень в Петербурге» строится как раз на творчестве русского классика), Камю, Сартра. Кутзее замечателен как художественным мастерством, построением композиции произведений, психологизмом, глубокими метафорами, так и теми проблемами, которые он ставит в своих текстах. Он пишет о человеке, о его месте в мире, о взаимодействии с другими, попытке понять их, о нравственном выборе и одиночестве личности. Писатель всегда говорит о вневременных, общечеловеческих вопросах, говорит умно и чутко, выстраивая многие свои романы как размышление героя, монолог. Почему Кутзее важен и интересен нам — понятно. Но будет ли он интересен ученику? Скажу, как недавний выпускник: в хороших школах — будет. В 11-м классе ребята читают и Камю, и Сартра, и Кьеркегора с Кафкой, если, конечно, они не добрались до них раньше. Если так, то в любом случае возвращаются к их книгам как раз под конец школьного периода. Более того, для многих эти писатели играют важную роль в течение всей жизни. Все их суждения и размышления создают определенную платформу, на которой затем человек может строить свое свободное, личное мировоззрение. Эти книги поднимают важные вопросы, учат читателя широко мыслить. Кутзее, полагаю, можно поставить в этот же ряд, но вместе с тем он будет отличаться некоторой самобытностью. Для разбора на уроке хочется предложить на выбор преподавателя три романа. Любой из них поможет составить некоторое представление о творчестве Кутзее и наверняка поспособствует самостоятельному изучению этого писателя

Дж. М. Кутзее

1) «Мистер Фо, или любовь и смерть Робинзона Крузо», 1986

2) «Бесчестье», 1999

3) «Жизнь и время Михаэла К.», 1983


***

Завершая статью и не желая ни в чем повториться, мне хотелось бы развить мысль, проходящую через весь текст, но так и не обозначенную решительно. Таким образом я отвечу на вопрос, почему преподавание современной литературе нуждается в «авангардизации», почему нам нужно не только «читать и перечитывать классику», но и обращаться к новым, оригинальным направлениям, стилям, жанрам. Как мне кажется, главная задача литературы в годы школы и университета — научить молодого человека самостоятельно, широко и глубоко мыслить, а также показать ему возможную силу и глубину чувства, духа. И именно авангард, которым изобилует русская культура XX века, очень поможет выполнению этой задачи. С постмодернизмом можно спорить, с классикой — тяжелее. Можно назвать Игоря Холина, Владимира Сорокина или Виктора Цоя слабыми литераторами, Баратынского и Булгакова вряд ли получится. Относитесь к этому, как считаете правильным. И все равно необходимо читать и изучать постмодернистов, изучать поэзию русского рока и отечественный верлибр, просто потому что это раздвигает границы мышления, дает ученику иное, более широкое и свободное видение культуры. Таким образом, если школьная программа литературы XX века будет опираться равно на классику и авангард, то из одиннадцатых классов будут выходить люди с куда более глубоким пониманием предмета. Более того, в школах сейчас учатся будущие поэты, прозаики, критики. Все они уже примериваются к ручкам и блокнотам, делают наброски планов своих будущих книг, пишут немного наивные и чуть переусложненные — под Набокова — рассказы и пытаются рифмовать «по-Маяковски». Им нужно понимать и чувствовать равно и классику, и авангард. Вот тогда на стыке этих глобальных направлений, впитав в себя лучшее и переосмыслив его, может родиться новая русская литература. Утопия или нет? Не знаю, но думаю, что стоит попробовать.

(Статья была опубликована в журнале «Литература»)

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author