Место, в котором художники ищут себя: что такое «22» и как молодые авторы без поддержки делают выставки и заявляют о себе

Факультет современного искусства высшей школы «Среда обучения»
12:12, 19 мая 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Участники самоорганизации «22» и выпускники Факультета современного искусства рассказали о себе и своей практике — Роман Коновалов и Ирина Гулякина встретили нас в галерее в «Электрических мастерских», а Инна Гришечкина из Санкт-Петербурга присоединилась по Zoom.

Немного контекста: все здание в комплексе бывшего завода «Фазотрон» занято мастерскими художников, среди них и небольшое помещение из трех комнат, принадлежащее «22». Стены белые, экспозиция, которая сейчас проходит, минималистичная — несколько арт-объектов и фотографии вдоль стены у входа.

***

Image

— Привет! Расскажите для начала, что происходит здесь сейчас?

Ирина: Выставка «Захват территории». В ней участвуют три художницы: Анастасия Шабалина, Настя Азарцова и Светлана Шиланкова.

«Противостояние», Настя Азарцова. Фото предоставлено Романом Коноваловым

«Противостояние», Настя Азарцова. Фото предоставлено Романом Коноваловым

Мы всегда хотели, чтобы наши сообщники пробовали себя в разных медиумах и техниках, и эта выставка, мне кажется, как раз это показывает — Светлана использовала керамику, а Настя экспериментировала с материалами в течение двух–трех месяцев (работа «Противостояние» включает объекты из мыла, целлофана, скотча, синтетических волокон и воды — прим. ред.), чтобы создать что-то новое.

Роман: А еще это пример того, как мы ищем между нами связи, общие темы и вступаем в коллаборации.

— Как вы идентифицируете «22» — что определяет вас как группу? Есть ли список тем, направлений, с которыми вы работаете?

Ирина: Наша особенность — это то, что мы, как выпускники онлайн-школы, открыты для художников из регионов. У нас есть ребята из Санкт-Петербурга, Воронежа, Нижневартовска, Челябинска, Северодвинска…

Инна: Мне кажется, надо еще сказать, что мы стараемся поддерживать горизонтальность этой структуры. В нашем манифесте написана замечательная фраза «мы ризома» — то есть мы разрастаемся, у нас нет какого-то человека, мнение которого важнее мнений остальных участников. Конечно, это бывает при работе над определенными проектами, где есть куратор, но мы стараемся слышать каждого и работать сообща.

И еще важно сказать про политику антиэйджизма — у нас нет никаких возрастных ограничений. Есть молодые ребята около 20 лет и люди постарше, ближе к 40–45.

Ирина: Мы смотрим, на каком этапе находится художник в своей практике, а сколько ему лет, это неважно.

— Это все контекст, но проявляется ли этот подход в проектах «22»?

Ирина: Ну смотри, вообще мы хотели создать эту площадку для экспериментов. Так что можно сказать, что мы открыты для самых разных способов самовыражения художников. Кроме политически окрашенных — активизм и политика все–таки не про нас, потому что нас много, мы разные и взгляды у нас тоже отличаются.

«/Не/ мои волосы», Анастасия Шабалина. Фото предоставлено Романом Коноваловым

«/Не/ мои волосы», Анастасия Шабалина. Фото предоставлено Романом Коноваловым

Роман: Мы с самого начала стали задавать себе вопросы. Кто мы? Что мы хотим делать, какое искусство? Но нас действительно много, у нас разные медиумы и идеи, поэтому мы решили дать себе время на поиск ответов. Прошло уже восемь месяцев — наверное, нам пора сесть и проанализировать проведенные выставки, возможно, уже вырисовывается какая-то картина, понимание, какое искусство и какой контекст нас увлекает.

Инна: Мы все стоим на старте нашей карьеры. Мы молодые художники, переживающие момент неопределенности, мне кажется, это нормально.

— Мне все еще не очень понятно, как вы себя позиционируете. «22» — это организация, которая ищет себя, или, скорее, место, в котором художники ищут себя?

Ирина: Мне кажется, второе…

— Вы немного противоречите друг другу.

Ирина: Это нормально!

Роман: Скажем так, может, мы хотим быть чем-то понятным для сообщества, но нас много, а состав «22» периодически меняется, поэтому сейчас мы пробуем и только ставим перед собой эти вопросы. И ты хорошо сказал про место, в котором художники находят себя, мне кажется, мы можем взять это на вооружение.

Ирина: Возможно, со стороны это виднее.

Инна: И это тоже наша особенность. Художники часто объединяются по понятному признаку — схожим взглядам, какому-то общему искусству. У нас нет ни общего взгляда, ни общего искусства. Мы разные.

— Вы говорили про горизонтальную иерархию, но не возникает ли конфликта интересов при организации групповых выставок?

Ирина: Групповые выставки делать сложно, но интересно.

Роман: Сложно, потому что у нас нет кураторов, у нас эту роль берут на себя художники. И у каждой концепции есть автор — художник, который предлагает тему, с которой мы потом работаем. В спорных ситуациях последнее слово обычно за ним.

***

В этот момент в галерею заходит девушка, выясняется, что это Дарина Гурская — участница предстоящей выставки «Эстетика гибридных поверхностей», которая откроется 24 июня.

***

Роман: Это Дарина, участница выставки, пришла посмотреть площадку. Она не участница «22» — мы отобрали ее по результатам опен колла выставки «Эстетика гибридных поверхностей». Мы с Леной Шмаковой были инициаторами проекта — следовательно, мы его курируем, отбираем художников и продумываем, как и где все будет располагаться.

Image

— Насколько «22» включены в жизнь художественного сообщества? Общаетесь ли с другими арт-группами, какую поддерживаете связь с арт-индустрией вне галереи?

Роман: Ну вот, например, недавно одна художница обращалась к нам — мы предоставили ей площадку для инклюзивной выставки для незрячих людей.

Ирина: Еще недавно прошла персональная выставка участника «22» Константина Байдакова на «Электрозаводе», там мы тоже познакомились с ребятами, в частности куратором Яной Малиновской.

Роман: Яна предложила поработать с нами как сторонний куратор. У нас будет три лаборатории по ее темам и итоговая выставка. В общем, мы только за коллаборации.

— А есть ли амбиции заявить о себе на ярмарках искусства?

Ирина: Да, мы пробовали попасть на Blazar, и нами вроде даже заинтересовались, но мы не подошли по возрасту — многим художникам больше 35 лет.

Роман: Cosmoscow тоже интересует, но там есть вступительный взнос, который мы пока не можем себе позволить.

Ирина: Но если будет опен колл (они, кажется, такое организовывали), то мы обязательно поучаствуем.

— Насколько вы вовлечены в работу галереи — в каком соотношении занимаетесь чем-то в «22» и сайд-проектами, личной практикой?

Ирина: У меня 80% — это работа в галерее. Это трудозатратная история, нужно быть включенным в жизнь сообщества, участвовать в обсуждениях. Даже если я не участвую как художник в какой-то выставке, я все равно помогаю. Это одно из условий.

Роман: У нас расписаны роли: кто-то умеет фотографировать, кто-то красить стены, кто-то писать пресс-релизы. Но чем дальше, тем больше у нас и сторонних проектов — например, в июне у меня планируется выставка в Surface Lab Art. А потом снова здесь — делаем как раз с Ирой парную выставку.

«Сад», Светлана Шиланкова. Фото предоставлено Романом Коноваловым

«Сад», Светлана Шиланкова. Фото предоставлено Романом Коноваловым

Инна: Процент вовлеченности московских ребят намного выше. Они встречают гостей, проводят экскурсии. Мы в регионах очень удобно устроились — пока мальчишки и девчонки красят стены, мы поддерживаем их по Zoom, сидим, пьем чаек, наблюдаем. Но ребята не из Москвы тоже помогают как могут, например Олег из Челябинска ведет социальные сети, канал на ютубе.

— В биографии «22» был любопытный момент — посещение галереи Николаем Рындиным, ведущим блога «Арт-обстрел». Получилось забавно и довольно критически, критика была и в комментариях. Как вы восприняли этот опыт?

Ирина: Не как-то негативно. Мы читали комментарии, смеялись, нам не чужда самоирония.

Роман: Вероятно, многие из тех, кто негативно отозвался, поменял бы мнение, если бы пришел сюда, погрузился, послушал медиатора. Но реакция — это всегда хорошо. Не переживайте, никто с собой не покончил, все пережили критику спокойно.

Инна: Да, равнодушие и тишина хуже. Главное, что отзывы есть.

Image

— Вы приглашаете художников присоединиться к организации. Есть ли у вас какие-то особенные требования? И какой он, примерный портрет человека, которого вы ждете в «22»?

Ирина: Заранее требования сформулировать сложно. Но мы всегда предупреждаем заинтересовавшихся художников, что у участников есть финансовая, временная нагрузка, необходимо участвовать в обсуждениях и помогать делом. Уже на этом этапе кто-то оценивает свои силы и отказывается. Также мы просим портфолио — важно, чтобы работы автора входили в рамки современного искусства.

Роман: Преимуществом будет, если практика художника перекликается с тем, чем занимается кто-то из нас. Принимаем решения мы вместе — в голосовании должно участвовать более 50% участников организации.

Image

— То, что я не могу не спросить. Какую роль в вашей практике сыграло обучение на Факультете современного искусства?

Роман: Среда обучения — это все в нашей практике, мы же все знания оттуда получили.

Ирина: И продолжаем. Я сейчас учусь в мастерских Анастасии Потёмкиной и Алины Гуткиной.

Инна: Мы с Ромой прошли два года обучения в мастерской Арсения Жиляева и, как бы сказать… Ничего бы не было без этой мастерской. Не было бы понимания, чем мы хотим заниматься, не было бы «22». Арсений сразу настраивал нас, что нужно делать свое, с его подачи мы задумались о создании галереи.

Роман: А еще он недавно наконец-то приехал на нашу выставку!

Инна: Он следит за нашими судьбами, ставит лайки в инстаграме, пишет что-то каждому, поддерживает, интересуется.

Роман: Арсений говорил нам, что многое покажет время. У него было много выпускников, кто-то из них пытался что-то делать и исчезал спустя пару лет, а кто-то продолжает заниматься искусством до сих пор — последние в его глазах, наверное, и есть настоящие художники. А еще он сказал перекрасить нам черную дверь — это было верное решение.

***

Выставка «Захват территории» уже закончилась, но у «22» много планов — до 10 июня в галерее проходит выставка «Точка на карте», посвященная территории «Электрических мастерских», а 24 июня откроется «Эстетика гибридных поверхностей» — частично внешний проект с работами художников, отобранными по результатам опен колла.

***

Сайт самоорганизации «22» →

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки