Жить по следу: поэтические детективы Карины Лукьяновой

Станислава Могилева
12:40, 15 апреля 2019717
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию


Родилась в Нижнем Новгороде в 1992 году. Окончила филологический факультет ННГУ им. Лобачевского в 2014-м. Участник поэтических фестивалей «Центр весны», ГолосА, «СЛОWWWO», Стрелка. Участник Недели молодой поэзии (Москва, 2013). Лонг-лист премии «Дебют» в номинации «поэзия» (2014, 2015), лонг-лист премии Аркадия Драгомощенко (2016), лонг-лист премии Евгения Туренко (2016). В 2018 году вышла первая книга стихотворений «Преломление света».


Язык заперт, — поэзия начинает сегодня с этого факта. Стихотворение превращается в подпись — подпись к кинопленке, которая, пронизывая событие, все же хранит его где-то в себе. Подпись с обратной стороны, как в случае с фотографией, становится здесь чем-то невозможным. Дрожь движения, будто в фильме Филиппа Гранрийё «Озеро», дает себя узнать как материя, через которую можно обнаружить распределение сил. Это распределение служит указателем на событие, выступая не иконическим, а особым кинетическим знаком. Картина тел на фоне движения и момента фиксации выступает как свидетельство, принадлежащее расщепленной фигуре с неподходящим и неуместным зрением. Эта фигура никогда не является частью скрытого события, а лишь очерчивает его внешний контур. Взгляд становится трагедией, потому что за тысячи лет он так и не научился касаться целого. Фрагменты происходящего и детали, вспыхивающие во внимании, уравнены в своем бытии. «Как будто пространством для боли была мысль» (Морис Бланшо, «Ожидание забвение»). Стихотворения Карины Лукьяновой — детектив, микроохота, поиск возможности возврата к участию в картине, не имеющей обратной стороны, не имеющей входа и выхода.

Евгения Суслова

Иллюстрации Андрея Черкасова

Иллюстрации Андрея Черкасова

[23-20], [24]

[23]

Их тела протянуты вдоль земли

в схватке с движением — это то,
в чём вы можете их увидеть и различить контуры слов.

Перенести, перевеситься с места на местоимения,
не разрезая на кадры.

В натяжении от        скрытого глаза
до закрепления скотча на камере
он отказался снимать,
[- ́/-] животным с запертым языком.

Их штативы остались в земле. Их тела вдоль земли.

[22]

Зрение местность перерывает,
но это время не обязательно настоящее.
Озеро: это его отделённый фрагмент,
начинённый значением, был потерян.

«Это синекдоха», — говорят у него за спиной.
Или, может быть, растворённая красная глина,
что сейчас заполняет ладонь,
бывшую способом протяжения?

Где-то здесь этика никогда
не сработает как мембрана для тем.

Коже не стать опосре-
дованнее — ну же, куда.


[21]

Незадолго до этого кто-то,
Сообщения от (3).
Рассмотрев первым делом
не фотографии, надписи сзади.

После на заднем дворе,
если бы мог керосин обволочь
эту память, не поджигая,
он бы перевернул, вложил в капилляры.

[20]        кадр засвечен наполовину

И цвет надломился, и измеритель прошёл.


[24]

Скальпель назавтра завязнет в воздушном пунктире
и прекратит замещение речи.

Зеркало перелицует.

С отсветом тени сверив,
взгляд переходит в архив, к зрению подшивая
внутренней стороной листа.


Подпишитесь на нашу страницу в VK, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе событий, которые мы проводим.
Добавить в закладки