Donate
Society and Politics

Авторитаризм. Катализатор или результат свободного экономического рынка?

StasTibari04/08/23 10:45884

Взаимосвязь между авторитаризмом и свободным рынком является темой, которая остается актуальной для дискуссий как в научных кругах, так и в обществе. По этой причине я постараюсь углубиться в тему опираясь на собственные размышления.

Итак, для развития демократического государства, необходима система свободного рынка. Несмотря на то, что в мире существует множество бедных государств, в то же самое время не существует богатых не демократических режимов, за исключением петрократий и Сингапура, успех которого многие авторитарные лидеры грезят повторить, но на один Сингапур, получается 10 «Ираков». В свою очередь, свободный рынок основывается на четких, предсказуемых и понятных экономических институтах, которые позволяют экономическим субъектам и всем заинтересованным лицам осуществлять свою предпринимательскую деятельность в стране с перспективой долгосрочного планирования. Однако, природа свободного рынок, по сути, являет собой естественное поле битвы, естественного состояния, в духе Гоббса «войны всех против всех», между теми, что считаются экономическими субъектами рынка. Но какова роль авторитаризма в такой системе и является ли авторитаризм катализатором или результатом функционирования свободного рынка?

Для понимания свободного рынка, по-моему, необходимо понимать источники этой свободы. Она может быть порождаема как слабостью институтов власти, так и их частым и повсеместным присутствием в деятельности экономических агентов, в роли дирижеров рынка, устанавливающих четкие и понятные рамки деятельности и предсказуемого субъектного поведения на рынке. Поэтому, исходя из устоявшегося порядка вещей в политической и общественной ситуации, следует выделять необходимость или отсутствие таковой, в том или ином явлении свободного рынка. В рамках же слабого государственного управления и режима де-факто анократии, в государстве свободный рынок, по примеру 90х, может становиться прямым заменителем государства в обществе и привести к замене законов государственных, законами эконмическими (т.е. «государственные законы» в таких ситуациях принимаются и будут приниматься исключительно под диктовку крупных компаний/кланов/групп, для достижения своих целей или разрешения своих проблем), что, естественно, никоим положительным образом не отразиться на развитии государства. В таком случае, свободный рынок, начнет доминировать над государством. Однако, интересно тут и то, что даже в таких ситуациях, в таком квазигосударстве формируются свои «партии», влияющие на всю ситуацию страны, в стиле «ночного правительства». Именно такие партии и заинтересованы в том, чтобы государство не обладало какой-либо властью над уже сложившимся их благосостоянием, а настоящая власть от государства перепадает этим агентам. В такой ситуации, политика становится заложницей свободного рынка и ее апологетов, что не приносит никаких бенефиций ни обществу, ни государству, окромя лишь данных игроков.

Однако, существует и обратный процесс, когда государство, изначально выбирает свою экономически-философскую парадигму, которая далее и отражает принимаемые действия и законы политиками, для установления всех необходимых условий для воплощения философской парадигмы «верного» курса экономического рынка. В этом контексте, многие успешные экономически государства выработали в начале своего государственного становления предсказуемую, капитало-ориентированную систему организации рынка поощряющую сбалансированную индивидуальную меркантильность. Однако же, основные законы свободного рынка ратуют за то, чтобы не создавать барьеров и предложить компаниям развитие ситуцаии увеличения прибыли для всех уровней внутренней иерархии, а также, увеличения своей доли на уже существующем рынке, расширяясь и за пределы рынка, по возможности, без какого-нибудь вмешательства государственных институций. Но, занятие больших долей рынка, неизбежно, приводит к поглощению более малых компаний, что, в свою очередь приводит к монополизации секторов экономики. И такая стратегия развития, требует от компаний, которые по сути управляются абсолютно авторитарно, имея во главе создателя, определенную узкую заинтересованную в поддержании директора, более авторитарную модель внутреннего управления и внешнего поведения, как итог и его удержания у верхушки пирамиды группу людей и более обширную группу и обширную группу работников, одним из инструментов влияния которых является возможность покинуть место работы или организовать забастовочные мероприятия, что может простым образом обрушить компанию. В акционерных обществах также существует, и определенная доля плебисцитарности, располагающая к проведению голосования за выбор президента или управленца компании. Однако, демократичность этих выборов или устройства компании, было бы очень сложно переоценить, но важно понять, что именно такая строгая иерархия власти и управления в компаниях и позволяет им расширяться и приводить к определённым позитивным экономическим результатам как для работников компании, так и для государства, получающий повышенный налоговый сбор, конгруэнтно пропорциональный росту экономических показатели компании.

Авторитаризм, как форма управления в компаниях неизбежна, а как форма выживания на свободном рынке — необходима, следовательно, при разрастании и становлении компании крупным игроком на рынке, компания, неизбежно, будет переходить к еще более определенным лоббистским практикам и авторитарным методам борьбы на рынке, то есть внешнем повеедении и управления внутри компании, путем ограничения узкого круга людей на вершине компании, стараясь урезать его максимально и продвижением своих интересов в политических высших властных эшелонах управления государством.

В контексте расширения таких компаний и перетекания их в другие государства, создается необходимость установления также и определенного порядка вещей, чтобы обуздать компанейские мощности, как минимум, для начала, оптимизацией эффективных налоговых планов государства. Лишь создание легальных рамок для рынка, будет недостаточным решением для установления и разграничении его. Не стоит забывать факт того, что крупные компании, как упомянуто выше, рано или поздно, будут использовать свои экономические и трудовые мощности в политических целях, для достижения желаемого экономического результата, путем лоббизма, рабочих забастовок и спланированных медиа кампаний против той или иной политики государства. В этом контексте, происходит опаснейшая ситуация оспаривания авторитета государства в государственной системе. Так как главной целью политического истеблишмента является переизбрание и удержание у власти законными методами, государству, следовательно, придется или приходиться отвечать, а так как крупные компании обладают большим количеством работников, проявление слабости и податливости государства по отношению к требованиям, разрушит всякое доверие и уважение государства со стороны избирателей.

Как можно себе представить, мягкий и исключительно плебисцитарный характер такого ответа не будет иметь достаточно необходимого влияния на желаемый результат, следовательно, государство неизбежно будет нуждаться в использовании тех же авторитарных техник для преодоления сопротивления со стороны свободного рынка, а конкретнее, его главных монопольных апологетов. Следовательно, по моему мнению, сама природа отношений свободного рынка и неизбежная ее монополизация, как естественное положение дел, несмотря на т.н. антитрестовые законодательства, это является неизбежной итоговой результативной точкой столкновения свободного рынка и государства. Одна из двух сторон оспаривания власти в конце, будет вынуждена перейти к балансировке системы взаимоотношений между ними чтобы или выровнять систему или изменить баланс силы в свою пользу. Ключевым аспектом тут является тот факт, что авторитаризм такого типа, должен быть основан на идеях легальности, а не на идеях диктаторского мировоззрения, ведь главной идеей является остановка экономических экспансионистских действий на рынке и урегулирование существующего порядка с созданием четких красных линий для всех игроков, а не рейдерский захват мощностей. Как нам показывает опыт крупных государств, зависимость страны от нескольких крупных монополистов играет с ними злую шутку, а инвестиции, приходящие из–за рубежа делают страну зависимой не только лишь от финансовых акторов, но и от других государств, имеющих какую-либо связь с этим экономическими агентами находящихся в других государствах или же посредством своего влияния на них. Однако, излишний авторитаризм без легальности, также будет являться большой проблемой, так как создаст сложную ситуацию для компаний и будет вынуждать компании уходить с существующего рынка.

Следовательно, пытаясь ответить на изначальный вопрос, о том, является ли свободный рынок источником или результатом авторитаризма, по моему мнению, верным ответом будет — источником. Так как авторитарная система управления компаний, авторитарный концепт функционирования свободного рынка, рано или поздно пересекается с государственной системой в некоторых разногласиях и требует адекватного и корректного ответа от государства. Несмотря на то, что принципы свободного рынка должны превалировать, а рынок, по своей сути, должен являться дирижируемым законами, иначе же мы сталкиваемся с такими феноменами как кризис 2008 года. Во избежание таких печальных социо-экономических катастроф, требуется достаточно жесткий ответ, чтобы прочертить четкие границы дозволенного в диалоге между государством и компанией, а главное, этот ответ должен являться своевременным и постепенным, чтобы государственный авторитаризм не смог захватить одномоментно слишком много власти, а чтобы ассимилировал её постепенно, по мере роста рынка, удерживая эту власть и контроль на всем протяжении времени. Но стоит отметить, что данный авторитаризм на базе легальности, является феноменом происходящем ныне в крупных мировых экономиках, но также указывающий нам ясно на траекторию развития экономического рынка, что должно стать для нас определенной пищей для размышления в виду построения изначально корректной экономической структуры.

Author

1
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About