Манифест факультета свободных искусств и наук

проект Stenograme
11:51, 12 августа 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Эссе Рамиля Ниязова о культуре и искусстве малых народов, геополитике и «вине времён».

Image

Манифест факультета свободных искусств и наук независимой Ичкерии.

Сон разума рождает чудовищ. Утопия, по Жижеку, это делать то, что в данных символических координатах кажется невозможным. Взять на себя риск поменять сами координаты.

В Жаркенте, городе на границе между Казахстаном и Китаем, находится мечеть-пагода, построенная по проекту китайского архитектора Хона Пике в 1895 году. Она имеет (судя по фотографиям) черты буддийского храма и абсолютно дурацкое (в хорошем смысле) смешение стилей: ризоматическое, кажущееся не то богохульным, не то безвкусным, не то гениальным.

Согласно сайту Vlast.kz, мечеть (это именно что мечеть) была построена на пожертвования, по большей части, переселившихся из Кульджи уйгур. Народная легенда сообщает, что архитектора казнили по возвращению домой за то, что он не построил ни одного здания красивее этой мечети. Так или иначе она является единственной сохранившейся работой китайского архитектора. Китай давно атеистский и антиисламский, а мечети из мусульманских агор (в исламе не нужен посредник между человеком и Богом, а совместные намазы скорее ритуал поклонения, для которого почти ничего «особенного», кроме чистого пола/ковра, ограды по периметру и направления в сторону Мекки, не нужно) превратились в подобия храмов, но эта мечеть всё ещё стоит.

Манифест факультета свободных искусств и наук Восточного Туркестана.

Сон разума рождает чудовищ. В фильме Анны Немзер «Война и мирные» поэт из Чечни рассказывал, как он читал российскому солдату своё стихотворение. Услышав его, он сел на пень, обхватил голову руками и заплакал, сказав: «У вас, оказывается, есть поэты. Почему мы сюда пришли, зачем?».

Image

Манифест факультета свободных искусств и наук государства Палестины.

Сон разума рождает чудовищ. 19 октября 1941 года в блокадном Ленинграде в Эрмитаже состоялось торжественное заседание, посвящённое «800-летию со дня рождения великого Азербайджанского поэта Низами Ганджеви». В приглашении было сказано, что при входе в Эрмитаж обязательно «предъявление документов и настоящего билета». На мероприятие пускали всех.

Навои чествовали через два месяца, 10 декабря. «После небольшого, но содержательного доклада А. Болдырева о Навои и его эпохе зазвучала поэзия. Первым читал свои переводы Всеволод Рождественский. Читал нежную лирику человек в военной шинели с кобурой на боку, военкор, которому к ночи до 24.00 надо было отбыть обратно на фронт».

Манифест факультета свободных искусств и наук воображаемого квир-тариката имени Рабии аль-Адавия аль-Басри.

Сон разума рождает чудовищ. В одной из сцен у костра в конце документального фильма 2007 года «Joe Strummer: The Future Is Unwritten» друг из Гранады утверждает, что Страммер плакал, когда услышал, что фраза «Rock The Casbah» была написана на американской бомбе, которая должна была быть взорвана в Ираке во время войны в Персидском заливе 1991 года.

Манифест факультета свободных искусств и наук Сирийской Арабской Республики.

Сон разума рождает чудовищ. Это не стихотворение, это не манифест. Это не парадоксальные образы. Это утопия.

Манифест факультета свободных искусств и наук Республики Абхазия.

Сон разума рождает чудовищ. В народных национальных песнях есть что-то неявно надрывное. Наверное потому, что большие народы не так часто поют их. А когда поют, превращаются в малые. Потому что русские народные песни не про империю: они про деревни, речки, леса и любовь. «Война народы пожирала», — писал Державин.

Я думаю, в донельзя старой «русской» концепции слова «народ» есть сейчас что-то очень важное. Мы все граждане какой-то страны и мы все какой-то стране платим налоги. Почти никто не живёт без гражданства, а кто живёт — тот или зверь, или бог.

Image

Мы с подругой, Марией Ивановской, долго думали над двумя дилеммами. Первую она назвала «Дилемма иракского интеллектуала». Представьте: «За год до вторжения в Ирак ты поехал учиться в самый либеральный вуз Штатов. Нашёл друзей, красивого мальчика, о котором всю жизнь мечтал; и тут американские войска входят в Ирак. А там твоя глупая патриархальная и гомофобная семья; пацаны с аула, которые ничего о тебе не знали, но любили так, как могли. А дальше что?».

Вторую — «Дилемма иранского либерала». «Ты иранский либерал, долго и упорно аккуратно продвигаешь среди людей, которых искренне любишь, либеральные идеи, читаешь авангардную поэзию и современных квир-теоретикесс. А 3 января 2020 года в Багдаде в результате целенаправленного авиаудара ВВС США был убит Касем Сулеймени. Неважно, за кого ты. Даже если ты абсолютно против американской внешней политики, тебе ответят, что феминизм — это не персидское слово. А дальше что?».

Что с этим делать? Наверное, заниматься геополитикой. А если у тебя нет ничего, кроме «вина времён»?

У меня нет ответов, кроме песен малых народов.

В YouTube на канале «Uighur Beauty» есть видео с исполнением песни «Gulyarxan». Она на уйгурском, и я знаю её с детства: она играла в машине отца, из дедушкиного магнитофона, на свадьбах, на концертах в Государственном Республиканском уйгурском театре музыкальной комедии имени К. Кужамьярова. В описании есть её перевод на английском и текст тремя (из как минимум четырёх мне известных) способами: арабской вязью, латиницей и кириллицей. Это и есть утопия по-русски.

Фотографии Рустама Имамова.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File