Новый урбанизм в нестабильные времена. Взгляд из Швейцарии

Институт «Стрелка»
12:12, 10 июня 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

В процессе глобализации усиливается роль городов: в них концентрируются власть, деньги и возможности, вызывая приток жителей из других мест. Издательская программа Strelka Press выпустила эссе “Switzerland. Deep Urbanism for an Age of Disruption” архитектора Маркуса Шефера, в котором предлагается альтернативный метод проектирования современных городов. Ранее Шефер выступил в качестве спикера на «Стрелке» и рассказал, как умеренная критика урбанизма, институты контроля и инфраструктура могут влиять на город. Ниже краткий конспект этой лекции.

Многие страны состоят из мегаполисов, средних и малых городов, возможности которых, очевидно, неравны. Например, Москва сосредотачивает в себе огромную плотность населения, талантов, ноу-хау, экономического потенциала и рабочих мест, но за ее пределами картина существенно меняется. Подобная неравномерность легко прослеживается и в уровне жизни людей: подавляющее число бедных разбавляет незначительная прослойка миллиардеров и представителей среднего класса. Это естественная картина распределения благ, объясняемая законом пропорционального роста: тот, кто имеет много, будет получать еще больше. В современном мире бедных стало меньше, чем когда либо, но в целом, уровень их жизни улучшился незначительно, в то время как богатство обеспеченных людей возросло в тысячи раз. Аналогично развитие мегаполисов происходит гораздо проще и стремительнее, чем рост маленьких провинций. Города по сути являются организмами, которые генерируют различия в социальном статусе жителей.

The Alpstein and Säntis seen from north (из книги Switzerland)

The Alpstein and Säntis seen from north (из книги Switzerland)

Проследим историю развития этого неравенства в обратную сторону. Сейчас мы можем выделить ряд мегаполисов, которые достигли пика глобализации. Это, например, Нью-Йорк, Сан-Франциско, Лондон, Дубай, Сингапур, Гонконг, Шанхай, Пекин, Токио и другие. В 1900 году выделялись американские Филадельфия, Нью-Йорк и Чикаго. В Манчестере тогда началась индустриализация. Вена была особенно значима, так как являлась частью Австро-Венгерской империи. Санкт-Петербург был больше Москвы. На карте 1800 года можно заметить, что США и Латинская Америка населены, но незначительно. Индустриальные центры того времени — Лондон, Париж и Неаполь. Огромный и развитый Китай, находившийся на вершине цивилизации в Средние века, вот-вот будет повержен европейской колонизацией. В 10 веке крупными городами были Киото, Кайфа и Константинополь. В конце бронзового века выделялись Антиохия, Вавилон, Картаго, Рим и Афины. Три тысячи лет до Рождества Христова цивилизация зародилась на территории современного Ирака — в долине Месопотамии. Наконец, примерно за восемь тысяч лет до нашей эры первые поселения начали появляться в области сегодняшней Турции, которая тогда называлась Анатолией. Постепенно стало развиваться хозяйство: окультуривание фруктовых деревьев, пшеничное пивоварение и одомашнивание животных укрепили совместный быт. Появилась потребность в организации общего пространства, инструментом для возведения которого стала манипуляция природой: естественный ландшафт адаптировался под нужды общин. Так первые города стали постепенно выстраиваться вокруг храмов. Можно сказать, что религия легитимизировала возникновение первых поселений.

The three landscapes / The three train rings (из книги Switzerland)

The three landscapes / The three train rings (из книги Switzerland)

Дальнейшее развитие городов сформировало три его функциональные составляющие: взаимодействие, транзакцию и организацию. Взаимодействие позволяет нам генерировать социальное различие. Мы можем быть слушателями и выступающими, фотографами, барменами, танцорами. Разделение профессиональной деятельности создает характерные ценности, рынки, формирует экономику. Транзакция — это манипуляция материалами, товарами, едой, продуктами питания, энергией, то есть всем тем, что необходимо для поддержания привычного уровня жизни в материальном плане. Организация создает институции, которые позволяют нам сотрудничать в рамках некоей стабильности. Все эти элементы делают городскую систему неоднородной, неравномерной. Большой рынок в свою очередь приводит к неравенству: изобилие ресурсов сконцентрировано точечно.

Решение проблемы неравенства может предложить архитектура. Модель традиционного европейского города — маленького, имеющего четкую форму и окруженного стенами, — больше не актуальна. К тому же именно такое планирование создает города, производящие тотальное неравенство. Проектирование районов современного города должно основываться на разнообразии, отсчетной точкой которого является человек. Города становятся интересными, когда разные люди встречаются случайно, общаются, совместно работают над идеями. В этом смысле неудачным планированием можно назвать огромные заасфальтированные парковки, расположенные вокруг офисов-небоскребов. Помимо того, что такое пространство концентрирует в себе большое число людей примерно одинакового социального статуса, значительная часть городской территории выпадает из человеческого контекста, так как она предназначена для машин. Все это затрудняет возможность интересной и качественной коммуникации.

Важно создавать как открытые общественные пространства, так и частные, предназначенные для уединения. В качестве альтернативы универсальному городу, инфраструктура которого разрастается от исторического центра, Шефер предлагает гнездовой метод проектирования. Такая модель дифференцирует микропространства в рамках локального контекста: общественные и более частные пространства образуют единое целое. Урбанистическое разнообразие, то есть совмещение жилья, производства, небольших магазинов, офисов и парков в одной локации помогают обеспечить хороший уровень жизни для большого числа людей.

Strelka Press

Strelka Press

Гнездовой принцип проектирования не только вносит разнообразие в социальный конструктор. Внутри новых районов начинает меняться и управленческая, политическая система. Пространства становятся настолько самодостаточными, что административная власть теряет для них былую актуальность. Как следствие, под вопрос ставится и идея национального государства. Шефер предлагает подумать над новыми моделями, в которых, например, Москва будет независима от России, а Лондон будет единственным городом Великобритании, входящим в состав Евросоюза.

Мир меняется все более стремительно и непредсказуемо. Климатический кризис, перенаселенность и неравномерное распределение разного рода ресурсов — проблемы, решение которых откладывать уже нельзя. Согласно Шеферу, новый тип урбанистики должен основываться на науке, проектировании и конструктивном взаимодействии. А главными инструментами для создания комфортного будущего в условиях тотального неравенства должны стать эффективная коммуникация и доверие.

Полную запись лекции Маркуса Шефера «Неравенство и перенаселение города в эпоху глобализации» можно посмотреть здесь.

_________________________________

Маркус Шефер — сооснователь архитектурного швейцарского бюро Hosoya Schaefer Architects, специализирующегося на дизайне городской среды и исследованиях в сфере урбанистики и отменного несколькими международными наградами.

Шефер был первым директором AMO — аналитического центра и исследовательского отдела при архитектурном бюро OMA Рема Колхаса. В 2016–2017 годах он был приглашенным профессором и преподавателем магистратуры Advanced Urban Design, совместной программы НИУ ВШЭ и Института «Стрелка».

Шефер ведет персональный курс в Высшей школе дизайна Гарвардского университета в Кембридже, США. Имеет степень магистра архитектуры Гарвардского университета и магистра нейробиологии Цюрихского университета.


Автор текста: Катя Киселева

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки