Что ждет солнечную энергетику в России

редакция сигмы
13:42, 01 июня 2021🔥1
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Если еще десять лет назад возобновляемая энергетика казалась экономически неэффективной отраслью, то сегодня спрос на солнечную и другие виды возобновляемой энергии растет. Этот интерес вызван не только глобальным беспокойством о состоянии окружающей среды, но и возможностями для снижения энергетических издержек. Многие российские предприятия переходят на солнечную энергию без государственной поддержки и субсидирования. Кого привлекает солнечная энергетика? Препятствуют ли географические условия её развитию в России? Как исследования влияют на расширение рынков и развеивают мифы о целых экономических отраслях?

Мария Дышлюк поговорила с Татьяной Ланьшиной, старшим научным сотрудником Международной лаборатории исследования проблем устойчивого развития РАНХиГС и генеральным директором ассоциации участников рынков энергии «Цель номер семь», о развитии независимого рынка возобновляемой энергетики в России. Иллюстрации — Полина Шпак.

Текст подготовлен и опубликован для специального проекта сигмы и Фонда имени Генриха Бёлля, посвященного поиску нового знания о России. Манифест можно прочитать по ссылке. Мы открыты для любых предложений о сотрудничестве и совместном поиске: если вы хотите рассказать о своем исследовании или работе ваших подруг, друзей, знакомых и коллег, пишите на редакционную почту hi@syg.ma.

И не забывайте подписываться на наш инстаграм!

Image

Исследование: солнечная энергетика без субсидирования

Из всех источников энергии сейчас самыми перспективными считаются солнце и ветер. В этих индустриях постоянно совершенствуются технологии, улучшается эффективность и снижаются издержки. И поскольку солнечная и ветряная энергетика уже сейчас дешевле или сопоставимы по цене с традиционными источниками, эти отрасли очень быстро развиваются. И конечно, в мире к 2030 году их доля существенно увеличится по сравнению с нынешним показателем. Хотя она и сейчас немала: 10 процентов всей глобальной электроэнергии производится за счет солнца и ветра. На мировом рынке возобновляемой энергетики сегодня лидирует Китай: там построено множество солнечных электростанций, это основной производитель оборудования для солнечной энергетики в мире.

Россия сильно отстает в сфере возобновляемой энергетики вообще и в сфере солнечной энергетики в частности. В этом сегменте у нас очень мало компаний. Государство начало оказывать поддержку отрасли только в 2013 году, помощь доступна исключительно для крупных объектов вроде промышленных электростанций. В марте этого года вступил в силу закон о микрогенерации, благодаря которому у компаний и частных лиц, владеющих солнечными электростанциями, появилась возможность продавать энергию во внешнюю сеть.

Государственная политика заточена под поддержку традиционного сектора, то есть нефтегазового и угольного, а все остальное считается несерьезной энергетикой. Такое отношение государства к возобновляемой энергетике, конечно, мешает развитию отрасли. Это порождает мифы: например, сложно убедить фермеров или предпринимателей в том, что солнечные панели работают и действительно производят электроэнергию, — такие устройства кажутся людям забавами для богатых.

Солнечную энергетику можно использовать где угодно, хоть за полярным кругом

У нас далеко не все видели, как выглядят ветряки и солнечные панели, только 0,3 процента электроэнергии в России вырабатывается с помощью солнца или ветра. В то же время с экономической точки зрения солнечная и ветровая энергетика в мире конкурентоспособны и во многих случаях предоставляют самую дешевую энергию. Соответственно, наша страна серьезно отстает от мировой практики.

Несмотря на это, последние полтора года в России малые и средние предприятия проявляют интерес к возобновляемым источникам энергии и устанавливают микроСЭС — маленькие солнечные электростанции. Задачей нашего исследования было понять, как выглядит рынок солнечной энергетики в России сейчас, в условиях недостаточной государственной поддержки и информирования людей о его достоинствах.

Один из самых живучих мифов говорит о том, что России не повезло с географией для солнечной энергетики. Это, конечно, неправда. Солнечную энергетику можно использовать где угодно, хоть за полярным кругом. Все зависит от того, сколько электроэнергии вы хотите получить, хотите ли вы ее добывать круглый год и сколько вы готовы за это заплатить. Понятно, что чем меньше солнца, тем меньше электроэнергии вам даст панель и, соответственно, тем дороже будет эта электроэнергия. Но, опять же, если мы находимся за полярным кругом, там очень сложная транспортная доступность. То есть какие там могут быть альтернативы солнечной панели? Дизельная генерация, для которой нужно доставлять топливо, период навигации будет в лучшем случае два месяца — тоже много сложностей. Любые альтернативы солнечной энергетике будут очень дорогостоящими, и тут уже все зависит скорее не от экономики, а от технических возможностей и желаний. В таких условиях одной солнечной энергетики будет недостаточно, придется совмещать ее с дизельной генерацией, но в совокупности можно найти какой-то оптимальный вариант.

Image

Если говорить не о каких-то экстремальных случаях, не о Крайнем Севере, а о средней полосе России, то по уровню инсоляции — облучаемости пространства солнечным светом — Московская область сравнима с Германией и Великобританией, где солнечная энергетика очень развита. Получается, при сопоставимой инсоляции в одной стране отрасль получила развитие, а в другой нет, потому что государство этим особо не интересовалось.

В мире доля ветровой генерации выше, чем солнечной, но ветер подходит только для крупных проектов. Конечно, существуют маленькие ветряки для домохозяйств, но они, как правило, непопулярны: быстро ломаются, у них много разных технических недостатков. В более крупных хозяйствах, фермерских например, с ветром тоже возникают проблемы. Маленькие ветряки сложно эксплуатировать, и надежных производителей таких устройств мало. Для производства электроэнергии можно также использовать биогаз, но и это подходит только крупным хозяйствам. Какие-то более экзотичные виды возобновляемых источников энергии часто расположены в специфических зонах. Для домохозяйства у солнца, пожалуй, нет никаких альтернатив.

Солнечная энергетика очень легко масштабируется. Ее можно использовать как для дома, когда нужно несколько солнечных панелей, так и для огромных электростанций, где их нужны тысячи. И это будут одни и те же панели, которые друг от друга ничем не отличаются. Второе преимущество солнечной энергетики — в том, что там нечему ломаться. Если нет трекеров, которые следуют за солнцем и меняют угол наклона солнечной панели в зависимости от его положения, то у вас нет движущихся частей вообще. Без заводского брака солнечная панель совершенно точно проработает лет 30, если на нее не упадет, например, дерево. В отличие от ветряка, у которого могут отлететь лопасти или выйти из строя генератор.

Конечно, уже есть примеры успешного внедрения технологии. Интересно, что это не истории каких-то модных предпринимателей из Москвы, а случаи обычных региональных бизнесов

Сейчас технология производства солнечной энергии стала экономически доступной, она уже может самостоятельно развиваться, в частности на несубсидируемом рынке. Наше исследование было сосредоточено именно на этом рынке. В России на нем работает не много компаний — около 50. Это как производители оборудования, так и компании, которые его устанавливают. Например, «Хевел», которая уже восемь лет производит оборудование для солнечной энергетики в России. Они относятся к числу главных игроков в секторе возобновляемой энергетики в России вообще. Еще один производитель — «Neosun», компания производит оборудование в Китае и потом привозит в Россию. Сейчас появляется все больше желающих работать в этой области, потому что очевидно: рынок растет.

В некоторых случаях, малый и средний бизнес сейчас платит за электроэнергию до 10–11 рублей — кстати, больше всех в России, так как у этой категории самый невыгодный тарифный план. А за счет солнца на юге страны можно производить киловатт-час за 4–5 рублей. Выходит, что у бизнеса есть весомый стимул строить собственные солнечные микроэлектростанции. Конечно, уже есть примеры успешного внедрения технологии. Интересно, что это не истории каких-то модных предпринимателей из Москвы, а случаи обычных региональных бизнесов: автомагазин в Смоленской области, вдвое сокративший расходы на электроэнергию; небольшая сеть магазинов в Белгородской области, установившая солнечные панели и в магазинах, и на складе. То есть это самые обычные люди из провинции, которые хотят снизить свои затраты.

Image

Метод: интервью с участниками рынка солнечной энергии и экономический анализ эффективности

Как вообще можно оценить эффективность солнечной энергетики? Есть государственные статистические данные о стоимости такой энергии, производимой на крупных промышленных электростанциях, но это просто результаты конкурсов. Там стоимость проектов зашкаливает, потому что нужно использовать преимущественно российское оборудование, которое стоит дорого, так как производится недавно и в малых масштабах. Второй фактор — очень низкая конкуренция: всего две-три компании участвуют в конкурсе. Соответственно, у них нет стимула сильно снижать цену. Поэтому цена для несубсидируемого и субсидируемого рынка в России будет отличаться раза в три. Пожалуй, сейчас самый интересный из несубсидируемых рынков — именно солнечная энергетика, он очень маленький, но перспективный. Здесь видна очень сильная динамика, поэтому захотелось посмотреть поподробнее, что там происходит и какие могут быть перспективы. Наша ассоциация «Цель номер семь» занимается проблемами именно несубсидируемой возобновляемой энергетики. Мы ищем способы создать дополнительный спрос на ВИЭ помимо государственной поддержки, развивать корпоративный спрос. Для России это актуально, потому что у нас неэффективная государственная поддержка сферы возобновляемой энергетики, ее объемы очень малы и цели просто несопоставимы с целями в других странах. То, что мы планируем к 2025 году, за рубежом уже давно достигнуто.

Поэтому приходится самостоятельно придумывать, как стимулировать несубсидируемый рынок. Идея исследования отсюда и вытекла: если у нас что-то развивается само, давайте расскажем об этом миру. Чтобы люди прочитали, подумали: может, имеет смысл установить свою микроСЭС, позвонить в одну из компаний, которые участвовали в исследовании. У нас была цель донести информацию до предпринимателей, которым она может быть интересна и полезна, — до тех же фермеров, до владельцев каких-нибудь небольших сетей магазинов, производственных цехов. Для людей, которые платят по 11 рублей за киловатт-час, эта информация будет актуальной, и никаких государственных субсидий им не требуется. А также это будет интересно тем компаниям, у которых вообще есть какая-то экологическая повестка, интерес к устойчивому развитию: им может быть неважно, сэкономят они за счет внедрения СЭС или нет, но им может быть важен сам факт, что на крыше офиса можно поставить солнечные панели. Они получат информацию о преимуществах солнечной энергетики, опровержение мифов о ее неэффективности.

Некоторые компании, участвовавшие в интервью, теперь используют наше исследование для обучения новых сотрудников, чтобы лучше погрузить их в тему

У нас было два основных метода сбора данных. Первый заключался в интервьюировании участников рынка, то есть компаний, которые занимаются производством или монтажом оборудования в секторе солнечной энергетики, как раз для несубсидируемого рынка. Второй метод был расчетный, то есть мы посчитали стоимость производства одного киловатт-часа электроэнергии с помощью энергии солнца в стране. Мы взяли стоимость российского оборудования, точнее оборудования, которое доступно в России, посчитали также эксплуатационные издержки: они незначительные, потому что солнечные панели нетребовательны в обслуживании. В некоторых районах их иногда надо очищать, но во многих случаях никакого специального ухода за ними не нужно. И, естественно, мы взяли показатели, сколько электроэнергии можно произвести за счет солнца в разных районах. Потому что выработка сильно зависит от инсоляции, а на разных территориях она разная. У нас не по всем регионам была информация: выше 60-го градуса северной широты данных по инсоляции нет. Мы использовали одни и те же показатели стоимости оборудования и эксплуатационных затрат, выработка варьировалась в зависимости от региона.

Результаты исследования достаточно широко разошлись, был большой спрос со стороны СМИ — запрашивали комментарии и небольшие заметки об этой работе. О нас написало РИА «Новости», издание «+1», газета «Энергетика и промышленность России». Некоторые компании, участвовавшие в интервью, теперь используют наше исследование для обучения новых сотрудников, чтобы лучше погрузить их в тему.

Многие компании-участники предлагали публиковать такой даджест ежегодно, чтобы наблюдать за динамикой происходящего на рынке. Мы планируем дальше следить за всей малой солнечной энергетикой, потому что она сейчас развивается в России и это может теоретически привести к какому-то росту доли ВИЭ в стране. Поскольку с 2021 года заработает программа поддержки микрогенерации, идея повторить исследование приобретает новый смысл.

Image

Траектория: исследование как инструмент влияния на рынок

Я закончила факультет мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики. В 2005 году, когда я еще была студенткой, в университете проходил конкурс научных работ. Мне очень захотелось поучаствовать, но я не знала, с какой темой туда пойти. Начала читать самую разную литературу про всевозможные отрасли: и финансы, и традиционную энергетику — все это казалось не очень интересным. Когда я наткнулась на тему возобновляемых источников энергии, это меня захватило. Надо понимать, что тогда, 16 лет назад, возобновляемая энергетика стоила очень дорого: киловатт-час солнечной энергии был в 15 раз дороже, чем сейчас. Сектор развивался только в западных странах, которые были готовы субсидировать совершенствование технологии. Я в итоге написала работу о солнечных батареяхи заняла первое место! Это был очень вдохновляющий опыт, мне хотелось дальше продолжать двигаться в этом направлении, но в России тогда не было вообще никаких компаний, которые бы этим занимались. Поэтому я ушла в другие сферы, работала в журналистике, пиаре и параллельно писала диссертацию об инновационной системе США. В 2013 году я решила углубиться в исследование, стала работать в РАНХиГС и уже там узнала о Центре экономического моделирования энергетики и экологии. Здесь я как раз смогла реализовать свой интерес к возобновляемой энергетике, который раньше негде было применить, хотя тема меня всегда интересовала. Тем более что в 2013 году была принята система поддержки возобновляемой энергетики ДПМ-1 (договоры на поставку мощности). В стране постепенно началось движение в этой сфере, и на этой волне я присоединилась к центру. Сейчас я работаю в Международной лаборатории исследования проблем устойчивого развития РАНХиГС, где продолжаю заниматься вопросами экономики возобновляемой энергетики.

Кроме того, я являюсь соучредителем и генеральным директором ассоциации участников рынков энергии «Цель номер семь». В нее входят научно-исследовательские организации, компании, снижающие экологический ущерб от потребления энергии, и другие участники отрасли. Создание ассоциации в октябре 2018 года инициировал Андрей Кулаков, который раньше работал в структурах традиционной энергетики — РАО «ЕЭС России», «Бурятэнерго», «РусГидро», — но всегда интересовался инновациями, в том числе возобновляемой энергетикой. С Андреем мы познакомились на конференции в Ялте в 2013 году, с тех пор совместно писали статьи, обсуждали новости сектора. В какой-то момент он предложил создать организацию, которая имела бы влияние на рынок и помогала ему развиваться.

Image

К нам присоединился Сергей Попов, эксперт в области электросетевого хозяйства. Теперь в команде состоит также Софья Стрелкова, эколог и переводчица. Мы планировали заниматься развитием добровольного спроса на возобновляемую энергетику, в том числе среди небольших компаний: и производителей оборудования, и тех, кто хотел бы использовать свою солнечную электростанцию. У ассоциации сейчас два главных направления: первое — выдача «зеленых» сертификатов по международному стандарту I-REC, а второе — исследование и анализ рынка возобновляемой энергетики. Мы стараемся изучать ниши, которые обычно не затронуты вниманием, — как те же микроСЭС, где есть большое пространство для добровольного спроса при должном информировании.

Идея исследования возникла в ноябре 2019 года на фестивале «ВИЭ без государства», ориентированном как раз на сектор малых и средних предпринимателей — и со стороны спроса, и со стороны предложения. Исследование было проведено совместно с Фондом имени Генриха Бёлля, с которым мы уже реализовали несколько других проектов.

* * *

Image

Татьяна Ланьшина окончила факультет мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, в 2018 году защитила кандидатскую диссертацию по специальности «Мировая экономика». С 2013 года работает в Международной лаборатории исследования проблем устойчивого развития РАНХиГС, в настоящее время — в должности старшего научного сотрудника. Генеральный директор и соучредительница ассоциации «Цель номер семь».


Связаться с Татьяной можно в фейсбуке.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки