Контролируя алгоритмы. Интервью с Реником Беллом

syg ma
16:26, 30 ноября 2018852
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

1 декабря в рамках программы платформы TECHNE в ГЦСИ выступит Реник Белл — американский музыкант, программист и преподаватель, базирующийся в Токио, один из ключевых представителей «алгорейва» — так называется международное движение лайвкодеров, уверенных в том, что будущее электронной и танцевальной музыки лежит в плоскости алгоритмических операций. Евгений Былина обсудил с Реником зависимость современного общества от алгоритмов, новую цифровую этику и преимущества использования программного обеспечения с открытым кодом.

ЕБ: Начнем с главного вопроса — где ты достал такие крутые очки?

РБ: Хаха. В магазине в Токио. Они для зрения, если что.

ЕБ: Насколько я знаю, в штатах ты играл рок-музыку. А электронику начал записывать уже после переезда в Тайвань, и позже в Японии. Почему так произошло?

РБ: Вообще, электронной музыкой я начал заниматься давно, еще в то время, когда жил в Техасе. Тогда мы записывали музыку с Кевином Уиллером и Джейсоном Ландерсом в студии Стивена Пакстона в Техасском технологическом университете. Но действительно, я начал свой путь с того, что играл в матрок-группе. После переезда в Азию я остался наедине с самим собой, у меня не было друзей, с которыми я мог бы делать что-то совместное, и в итоге я начал заниматься музыкой в одиночку. Интересоваться звуком, который нельзя было получить, используя гитару. В то время я находился под большим влиянием драм-н-бейса и электроники середины 1990-х, и игра на гитаре окончательно перестала меня удовлетворять, так что я сосредоточился на синтезаторах и компьютере.

ЕБ: Можешь ли рассказать о своей академической карьере — она как-то влияет на твое творчество?

РБ: Я давно в академической среде, и учеба в аспирантуре, получение докторской степени — все это позволило мне сосредоточиться на программном обеспечении, которое я сейчас использую. Не думаю, что это как-то повлияло на мое творчество, скорее, заставило глубже задуматься о том, чем именно я занимаюсь. В данный момент я преподаю несколько предметов. Честно говоря, когда я что-то преподаю, я перестаю заниматься музыкой. Посмотрим, что будет в будущем. Но мне очень нравится читать лекции, и хотелось бы иметь больше возможностей для того, чтобы рассказывать людям об использовании программ и алгоритмов для занятия музыкой и искусством в целом.

ЕБ: Какого рода идеи преследуют участники алгорейв–сообщества?

РБ: Я думаю, что концепция свободного программного обеспечения, описанная в манифесте GNU — это одна из таких идей. Алгорейв — это просто тэг, который подхватили журналисты, но вообще у нашего сообщества есть определенный свод правил, которые можно почитать на сайте TOPLAP, «Terrestrial Organisation for the Promotion of Live Art Programming». Если вкратце, мы хотим быть открытым сообществом, вдохновлять других людей, предоставлять им возможность обучаться, экспериментировать и, конечно, получать от этого удовольствие. Еще одна наша система принципов — это PLUR («Peace, Love, Unity, Respect»), ей мы также стараемся следовать.

ЕБ: Сегодня лайвкодинг и генеративный дизайн стали важной частью не только музыки, но и всего современного искусства в целом. Почему кодинг так важен для тебя, что нового он может предложить художнику?

РБ: В выражении музыки с помощью символа, а не только жеста, заключена невероятная сила. Я постоянно удивляюсь тому, чего добиваюсь, когда использую абстракции — то есть символы. Тому, как эти символы объединяются в группы, которые я могу использовать для построения последующих абстракций. Я могу делать такую музыку, которую невозможно сочинить с помощью традиционных композиционных методов, гораздо быстрее, чем если бы я использовал DAW. И, самое главное, все это позволяет мне постоянно импровизировать во время живых выступлениях — с традиционными секвенсорами, программным обеспечением это невозможно.

ЕБ: Я воспринимаю твою открытую библиотеку Conductive не только как уникальный инструмент для музыканта, но и как самостоятельное произведение искусства, утилитарное по своей сути, благодаря которому остальные могут сочинять нечто новое. Чем именно для тебя является эта библиотека, и в чем ее отличие от другого популярного лайвкодинг инструмента, Tidal Cycles Алекса МакЛина?

РБ: У Tidal Cycles огромное сообщество, которое произвело на свет отличную документацию: инструкции, мануалы. Моя же библиотека нуждается в обновлении, ей нужна нормальная документация, обучающие материалы и еще много чего. Надеюсь, что когда-нибудь мне удастся приблизиться к успеху Алекса, но вынужден признать, что на данный момент в Tidal Cycles гораздо легче «въехать». Между нашими библиотеками множество различий — в основном в том, как они работают, несмотря на то, что обе написаны в среде Haskell. Tidal Cycles работает с идеей «циклов», тогда как Conductive фокусируется на использовании принципов параллельного программирования. Условно говоря, в TC ты занят бесконечной трансформацией паттернов, а в Conductive создаешь тысячи параллельных паттернов, а затем исследуешь каждый из них.

ЕБ: Алгорейв во многом, как мне кажется, следует авангардной и левоориентированной эстетике. Я прав?

РБ: Я бы постарался избегать обобщений. Внутри этого «движения» очень много самых разных сообществ, плюс я не думаю, что это авангардное течение. Его главная задача — создание и использование алгоритмов, производящих музыку, под которую люди смогут танцевать. Не думаю, что авангардисты начала прошлого века вообще об этом думали. «Левые» — еще одно клише, которого хотелось бы избежать. Я считаю, что нужно следовать принципам открытости, инклюзивности, взаимопонимания и взаимопомощи в целом — это имеет для меня гораздо большее значение, чем какие-то политические ярлыки.

Алгоритмы не нуждаются в непосредственном контроле, ответственными за их действия всегда являются люди.

ЕБ: Сегодня мы наблюдаем возрождение интереса к компьютерной музыке. Многие люди находят вдохновение в строчках кода, которые едва ли поддаются расшифровке. Почему музыкантам-лайвкодерам так важно транслировать процесс создания музыки на экран?

РБ: Это очень важный жест «открытости», как символически, так и, в принципе, практически. Даже если кто-то не в состоянии понять, что происходит на экране. Мне кажется, что это в каком-то смысле часть демистификации программирования в целом и алгоритмических процессов в частности. Что такой подход воодушевит людей на развитие собственных навыков программирования, чтения кода, развития «алгоритмической грамотности» в целом, если можно так выразиться. Само собой, только показать экран — этого недостаточно. Большинство процессов в любом случае будут скрыты от лишних глаз. Тем не менее, в любом случае это здорово. К тому же, публике всегда интересно видеть музыканта за работой — для электронных музыкантов с их ноутбуками это вообще чуть ли не единственный вариант: показать то, что происходит на мониторах их компьютеров.

ЕБ: Многие считают, что знание кода — такой же необходимый в жизни навык, как и знание иностранного языка. Согласен ли ты с этим?

РБ: Не уверен в том, что это действительно так необходимо, но лишним точно не будет. Сказал бы, что знание принципов программирования влияет на наше мышление — на то, как мы думаем, в той же мере, в какой на наше сознание влияет изучение иностранных языков. В общем, я бы порекомендовал каждому хотя бы попробовать!

ЕБ: Алгоритмы повсюду. Они оказывают влияние на нашу жизнь каждый раз, когда мы открываем свои странички в социальных сетях. На твой взгляд, должны ли мы противостоять алгоритмам, или человеческая субъективность просто должна принять другие формы? Должна ли существовать специфическая этика в нашем взаимоотношении с машинами?

РБ: Нашему обществу необходимо, чтобы алгоритмы стали открытыми и доступными. Только благодаря этому мы сможем понять, действительно ли они работают согласно нашим личным интересам. В этом смысле существует множество алгоритмов, которые делают ровно противоположные вещи. К примеру, лента Фейсбука скрывает от меня посты людей, которые важны для меня, предлагая вместо этого не особо актуальную информацию, заставляя меня платить деньги, чтобы посты были видны другим людям. Важно помнить, что настоящая проблема вряд ли заключается в самих алгоритмических процессах. Проблема в том, что алгоритмы используются недобросовестными людьми в их личных интересах. Алгоритмы не нуждаются в непосредственном контроле, ответственными за их действия всегда являются люди. Мое предложение — обратиться к открытым алгоритмам. По возможности выбирать программное обеспечение с открытым кодом, Linux вместо закрытых оперативных систем, поддерживать подобного рода проекты — FireFox, LibreOffice и так далее. В конце концов просто повышать собственную компьютерную грамотность. Человеческий субъект никогда не исчезнет.

ЕБ: В конце-концов, кто победит — Skynet или человечество? Агент Смит или Нео? Supercollider или MAX/MSP?

РБ: Гибридное сосуществование машины и человека — с открытым кодом и инструментами, которые сделают нас только сильнее. Что касается последнего, предпочитаю работать «в тексте».

TECHNE Live. Renick Bell. 1 декабря, 19:30 — Государственный центр современного искусства, ул. Зоологическая, 13/2.


Добавить в закладки