Мы кружим в ночи, и нас пожирает пламя

редакция сигмы
15:55, 11 июня 20191074
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

28 и 29 июня в SMART-библиотеке имени Анны Ахматовой состоятся показы спектакля «Мы кружим в ночи, и нас пожирает пламя» — части проекта фонда V-A-C «Основано на реальных событиях», который посвящен поиску и обмену знаниями, основанными на повседневном опыте. Это будет мюзикл, который ставит режиссер Андрей Стадников совместно с композитором Дмитрием Власиком и художницей Шифрой Каждан, а их соавторами и исполнителями являются жители района Крылатское. Основу либретто составляют тексты французского философа Ги Дебора и материалы неформальных разговоров и совместных прогулок с жителями. Мы рассказываем про контекст и публикуем комментарии создателей.

Текст подготовлен в партнерстве с фондом V-A-C.

Панорамный вид с Крылатских холмов

Панорамный вид с Крылатских холмов

Библиотека как место сообщества

«Основано на реальных событиях» — это часть программы «Расширение пространства. Из центра», в рамках которой различные проекты фонда реализуются в районах Москвы. Кураторы V-A-C и художники не просто внедряют свои работы в городскую среду, но выходят навстречу горожанам, чтобы научиться у них новым культурным и образовательным практикам. Локальные центры вроде районных библиотек и домов культуры и популярные форматы вроде детских кружков и музыкальных спектаклей, по мысли создателей, помогут начать диалог с жителями города, далекими от современного искусства.

Одним из важных референсов для программы стал «Университет локального знания» — долгосрочный проект американской художницы Сьюзан Лейси, созданный совместно с жителями одного из бристольских районов. Его идея заключалась в выявлении знания, полученного из личного повседневного опыта горожан. С ними записывали интервью, регулярно проводили встречи и обсуждения, беседовали эксперты из местного ВУЗа — таким образом создавалась инфраструктура неформального «университета», и полученное «локальное знание» делалось видимым и доступным. Подобные цели преследует и проект «Из центра» — как говорит куратор Варвара Ганичева, фонд «не стремится привнести культуру туда, где ее якобы нет, а скорее дать некоторый инструментарий, чтобы выявить и осознать то, что уже существует».

По словам куратора социально-культурных проектов фонда Ярослава Алешина, SMART-библиотека Анны Ахматовой была выбрана по нескольким причинам. В СССР библиотеки понимались как «узлы офлайновой сети знаний и культурных практик», но из–за кризиса 90-х и развития интернета эта концепция подверглась серьезному пересмотру. Что такое библиотека сегодня — технологический атавизм или база для формирования новых общественных отношений и коллективных практик? Можно ли на основе советского проекта локальных культурных центров выстроить новые способы для выявления и обмена знаниями между членами городских сообществ — как в случае неформального «университета» Сьюзан Лейси? Библиотека Ахматовой в Крылатском — один из примеров постсоветского переформатирования и подходящее поле для исследования подобных проблем.

Граффити «Никогда не работай» на стене университета в Нантерре. Март 1968 года

Граффити «Никогда не работай» на стене университета в Нантерре. Март 1968 года

Ситуационизм в Крылатском

Тексты Ги Дебора стали отправной точкой для создания спектакля — как в формальном, так и концептуальном плане. В либретто вошли фрагменты из ранних работ французского философа, а также цитаты из его последнего фильма «Мы кружим в ночи, и нас пожирает пламя» — очень личной киноленты 1978 года, в которой Дебор вспоминает Париж 1950-х, подводит итоги ситуационистского проекта и майской революции 1968 года, рассуждает о причинах их провала и своей собственной судьбе. Калейдоскоп этих вырванных из контекста фраз и мыслей прорабатывался вместе с жителями района, стимулировал обсуждения, спонтанные реакции и ассоциации.

Во время подготовки спектакля также пробовались ситуационистские практики — участники вместе дрейфовали по Крылатскому, пытаясь по-новому прожить свою среду и обнаружить неизвестные маршруты в привычном ландшафте. На регулярных встречах и обсуждениях много внимания уделялось проблемам района и повседневным занятиям его жителей, которые фиксировались и затем воспроизводились на сцене. Не все из этого вошло в конечный спектакль, но тем не менее стало важной частью со-творчества участников и диалога между ними.

По словам режиссера Андрея Стадникова, пораженческие тексты Дебора, которые он цитирует в комментарии ниже, и коммерческий жанр мюзикла были выбраны интуитивно — важен был личный резонанс и «парадоксальный стык» нескольких конфликтующих элементов. Таким образом, в одной точке сошлись критика капитализма и радикальные эксперименты ситуационистов, переизобретение практик обмена знаниями в пространстве библиотеки, нарочито спектакулярный жанр музыкальной постановки и повседневная жизнь одного из самых больших спальников Москвы.


Андрей Стадников, режиссер, лауреат «Золотой маски»

Кто такой Ги Дебор? Почему он сегодня?
Ги Дебор покончил с собой.
Ги Дебор философ.
Почему он сегодня? Не знаю.
Спектакль — это дурной сон лишенного свободы общества, которое в итоге выражает лишь свою волю ко сну.
Жизнь, за которую мы несем ответственность, встречает на своем пути как серьезные поводы к унынию, так и великое множество более или менее заурядных возможностей отвлечься и успокоиться.
Прежде всего, мы считаем, что нужно изменить мир.
Мы намерены сделать общество и жизнь свободными, раздвинуть рамки, в которые мы оказались загнаны.
Мы любим нашу эпоху, какой бы суровой она ни была. Мы любим ее за то, что из нее можно сделать.
Революция, с нашей точки зрения, может быть только всеобъемлющей.
Победа будет за теми, кто сумеет создавать беспорядок, не любя его.
Мы творим революцию в наши потерянные моменты.
Революция заключается не в том, чтобы показать жизнь людям, а в том, чтобы привлечь их к жизни.
То, что должно быть отменено, продолжается, и наше разрушение продолжается вместе с ним.
Годы проходят, а мы ничего не изменили.
Необходимо лучше понять тотальность происходившего, а не добавить еще одни руины в старый мир спектаклей и воспоминаний.
В какой момент мы опоздали с выбором? Какой шанс мы упустили? Мы не нашли нужного оружия. Мы оставили всё как есть.
Чем больше жизнь человека является его продуктом, тем больше он отчуждается от своей жизни.
То, что спектакль забрал у реальности, необходимо ей вернуть.
Мир, показываемый спектаклем — это мир товара, господствующий над всем живым опытом.
Даже разочарование превратилось в товар.
Под любым зрелищным противостоянием скрывается общая нищета.
Спектакль — лишь образ счастливого единения в окружении упадка и страха, в центре спокойствия среди несчастий.
Большой стиль эпохи всегда ориентируется на очевидную и тайную необходимость революции.
Для того чтобы разрушить это общество до основания, необходимо быть готовыми идти против него десятки раз подряд.
То, что было так плохо построено, следует разрушить как можно быстрее.
Революция — ясное небо.
Мы кружим в ночи, и нас пожирает пламя.

Фотография с репетиции

Фотография с репетиции

Евгений Андрачников, исполнитель спектакля, житель Крылатского

Я некоторое время жил в Германии, потом вернулся в Россию. Все это время работаю в компаниях, производящих инженерное оборудование. В Крылатском живу с 2005 года, а на проект попал случайно, увидев объявление в фейсбуке, в котором меня зацепили слова «спектакль» и «жители района». На первой встрече с ребятами мне показалось, что это инопланетяне — я чувствовал разрыв между нами и вник в происходящее не сразу.

Сразу скажу, что до нашей встречи Ги Дебора не читал и вообще о нем ничего не слышал. На тот момент я не очень понимал, чем мы вообще будем заниматься, но включился в эту игру. Когда мы начали с Андреем Стадниковым читать текст, многие из мыслей Дебора мне показались интересными, мы начали их обсуждать и применять к собственной жизни — и даже нашли какие-то параллели. Но только потом, в процессе работы над мюзиклом прочитав часть «Общества спектакля», я начал все понимать гораздо лучше. Наверное, самым важным личным открытием стало то, насколько актуальными по-прежнему являются его тексты — кажется, что с 1950-1960-х радикально ничего не изменилось.

Мне вообще нравится арт, и участие в проекте стало поводом более глубоко его изучить. Я ходил на спектакль Андрея «Родина», на «ГЭС-2 Оперу», на выставку, посвященную Ги Дебору, слушал лекцию его переводчика — все это расширяет горизонт, дает представление о том, что происходит в Москве в смысле современного и театрального искусства. Мне кажется очень интересным и правильным то, что делает фонд — для многих людей, живущих не в центре, очень важно иметь возможность участвовать в подобных проектах, раскрываться в самом районе со своими творческими историями.

Ольга Цветкова, куратор фонда V-A-C

На первую встречу режиссера спектакля Андрея Стадникова и композитора Дмитрия Власика с местными жителями района пришло около десяти человек, от фонда нас было шестеро. Мы очень затянули с представлением себя и своего понимания современного искусства. Немного трагично, но и вполне ожидаемо, что две женщины не выдержали и покинули помещение еще до того, как мы приступили к объяснению сути нашего проекта.

Сразу после режиссер предложил жителям почитать вслух текст Ги Дебора «Мы кружим в ночи и нас пожирает пламя». Воздух сгустился. Текст зазвучал и вдруг выбросил нас в оживленную дискуссию. Мужчина слева от меня начал цитировать библию. Женщина в фиолетовой велюровой кофте перешла на сторону ситуационистов и внезапно сформулировала саму суть: «Посмотрите на наш район, мы же заперты в этой повседневности, круговороте людей и вещей вот точь-в-точь, как он пишет. Это же правда так».

Еще десять минут разборок, и мы уже в самой гуще проблем района. Пришедшие жители делятся своими переживаниями: к ним приходят говорить только о хорошем, не допуская политических тем. Вектор разговора теперь указывает на живую проблематику: присутствующие высказались против застройки парка «Крылатские холмы» и участка земли по адресу Осенний бульвар д. 8а офисно-торговым центром с подземным паркингом. Всеобщим титаническим усилием мы вернули дискуссию к разбору текста Ги Дебора. Общие переживания, свободно высказанные друг другу, взяли верх над философским текстом, разбор которого, с другой стороны, отлично задавал векторы дискуссии и отмечал болевые точки района.

Ги Дебор говорит: «Мы любим нашу эпоху, какой бы суровой она ни была. Мы любим ее за то, что из нее можно сделать». Что мы делаем? Уезжаем из центра, начинаем диалог с местными жителями Крылатского, зовем современных художников, которые через погружение в повседневность, столкновение коммерческого жанра мюзикла с революционными текстами Ги Дебора пытаются раздвинуть рамки, в которые мы все давно загнаны. Зачем? Революция заключается не в том, чтобы показать жизнь людям, а в том, чтобы привлечь их к жизни.

Послушать комментарии создателей проекта также можно на «Радио Культура».

Добавить в закладки