Реза Негарестани. Циклонопедия

редакция сигмы
18:59, 06 ноября 2019908
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

В издательстве «Носорог» вышел долгожданный русский перевод культового экспериментального романа иранского философа Резы Негарестани. То, что принято называть родоначальником жанра theory-fiction, представляет собой сплав политического самиздата, спекулятивной теологии, оккультного трактата, детективного хоррора и криптоистории Ближнего Востока. Одной из главных фигур этого повествования является нефть — альфа и омега политико-экономических отношений в регионе и по всему миру.

Мы публикуем небольшой фрагмент из книги, где описываются разные сущности «черного золота» — как условия разворачивания и совершения всех событий, источника безумия и аватара самой смерти.

Перевод Полины Хановой под редакцией Йоэля Регева.

Заказать можно по ссылке — https://nosorog.media/book/cyclonopedia

Гиперверовательные Сущности Нефти. Нарративные аватары нефти предоставляют ей возможность участвовать в различных земных панорамах. Таксономическая диаграмма аватара нефти в различных наррациях дает более ясное представление о нефти как компоненте современных машин войны и Войны с Терроризмом.

Вот главные гиперверовательные сущности Древнего Врага, Нефти, как их описывал древний ближневосточный культ Сгустка, или Людей Нафта (нефти), которых часто называли нафтанитами (этот культ был возрожден после казни или исчезновения колдуна Ахта).

I. Нефть как смазывающий материал, или Теллурианская Смазка, благодаря которой все движется вперед, распространяясь плавно и неизбежно. События конфигурируются сверхпроводимостью нефти и глобальными петродинамическими потоками до такой степени, что нефть оказывается в большей степени влияющей на разворачивание и совершение событий, нежели время. Если нарративное развитие, развертывание событий в наррации, подразумевает последовательность хронологического времени, то для современных планетарных формаций история и ее развитие детерминированы притоком и оттоком нефти.

II. Охотник Мертвых Морей. В древнеарабских и персидских сказках и фольклоре Ghoul-e Naft, или Нефте-враг, бродит по пустынным равнинам Аравии. Страх перед нефте-врагом — культурный продукт фольклора некоторых обществ.

III. Нижний Сгусток. Неорганически синтезированный материал, который просачивается из первозданых межзвездных бактериальных колоний, живущих в недрах Земли (теория Глубокой Горячей Биосферы Томаса Голда). По Голду, нефть неорганически производится бактериями, существующими в недрах земли, поэтому нефтяные запасы в некоторой степени возобновляемы, а возможно, и неистощимы. А поскольку колонии этих нефтепроизводящих бактерий передвигаются, распределение нефти также непостоянно и будет смещаться. Возобновляемость, неистощимость и изменение текущих паттернов петрополитического распределения имеют огромное влияние на наши планетарные представления о политике, экономике и милитаризации. Продолжение нефтяных войн или их окончательное завершение приведут к великим откровениям и соответственным последствиям на всех уровнях жизни планеты. Через миф об ископаемом топливе, согласно которому углеводороды выступают источником происхождения нефти, классический пацифистский лозунг «Нет кровавой нефти» можно связать с петрополитикой порфирина. Согласно Томасу Голду, факт наличия порфирина в крови и в нефти был использован для искусственного завышения достоверности теории ископаемого топлива. Для защитников мифа об ископаемом топливе порфирин служит свидетельством общего происхождения из углеводородов. А приравнивание крови к нефти — предположение, что кровь составляет цену нефти, — может быть основано только на теории истощимости конечных запасов ископаемого топлива, то есть происхождения нефти из органической материи. Принятие мифа о порфирине (ископаемый традиционализм) позволяет нефтяным пацифистам поддерживать тоталитарную нищету нефти.

IV. Черный Труп Солнца. В поздних оккультурных, археологических и теоретических заметках Парсани подробно прослеживается абстрактная диаграмма нефти как расколотой звезды, разомкнутого десятиугольника с треугольниками по сторонам. Парсани настаивает на том, что нефть, или Теллурианский мор, которому поклонялись Ахт (на авестийском языке древней Персии это имя означает «мор», или «пропитанный ядом») и его культ, на экономическом плане может быть понята нумерически. Отдельные фрагменты формы мора могут быть различены и извлечены из котировок фондовых рынков, торговых сетей и экономических аномалий. «В планетарной сфере петрополитический трафик черного трупа солнца куда более творчески опасен, чем потворствующая своим желаниям потребительская гегемония Солнца», — утверждает Парсани в эссе 1989 года «Взлет и падение Солнечной Империи».

V. Автономное химическое оружие, принадлежащее земле как разумной сущности и событию. Нефть отравляет Капитал абсолютным безумием, планетарной чумой, которая кровоточит в экономиках, мобилизуемых технологическими сингулярностями передовых цивилизаций. С появлением нефти как автономного земного заговорщика капитализм оказывается уже не человеческим симптомом, а скорее планетарной неизбежностью. Другими словами, капитализм был здесь задолго до появления человечества и только ждал подходящего носителя.

VI. Углеводородная Трупная Жидкость. Постапокалиптическая сущность, которая состоит из органических трупов, сплющенных, наваленных и разжиженных в осадочных бассейнах (мегакладбищах). Геологи предполагают, что высокая скорость осаждения сохраняет органический материал, катастрофическая же скорость осаждения (Потоп) срывает с места, убивает и хоронит органический материал настолько быстро, что порфирин не успевает получить доступ к окислителям, который разрушили бы его в океанской воде. Нефть как продукция организмов post-mortem неразрывно связана со смертью. Поскольку ее этос — и происхождение, и конец — чисто телеологический, все, что ею вдохновляется, основано на смерти, на логике смерти и неизбежной завершаемости. Нефть как углеводородная трупная жидкость — сама по себе смертная сущность, которая была источником идеологий петромасонских орденов и их политик — от ОПЕК и агентов Войны с Терроризмом до левацкого постмодернизма. Это божество, связанное с тем, что Томас Голд называет «мифом об ископаемом топливе» или истощимости нефтяных полей. Она извлекается через телеологическую инструментализацию социополитического тела Земли. (ОПЕК также находится под подозрением в связях с другими сущностями Сгустка.) Патологические симптомы, вызываемые мифом об ископаемом топливе, можно кратко описать следующим образом.

1. Политика недоразработки и намеренного обеднения, привязанная к истощимости нефтяных полей: поскольку нефть умирает, мы должны использовать ее с умом и расчетливо (ошибка благородной бедности).

2. Сдерживание Избытка и встроенное подавление (связанное с морализацией земли, так называемое Зеленое Осуждение)

3. Социополитическое программирование планетарных систем, основаннное на истощении нефти. Все нефтяное произведено смертью и ведет к смерти.

4. Топливное обеспечение экономических систем на монотеистических платформах путем слияния с их веро-динамиками и апокалиптическими политиками: истощение Aqua Vitae Земли есть необходимое условие для Пришествия Царства. Бог может прийти (явить себя) только тогда, когда все возможности Земли истощились. Миф об ископаемом Топливе связан с институционализацией религиозных ожиданий в нефтяной индустрии: с каждой вещью, произведенной из нефти, мы становимся чуть ближе к Богу. Тайна потребления нефти или истощения энергии земли обретает завершение в подменном источнике энергии, абсолютной силе Божественного. К хронологическому времени, для которого предвосхищение — это не только преждевременный вывод, но и активный вклад в достижение ожидаемого, сценарии истощения запасов нефти могут быть привязаны либо через активность надежды, либо через пассивность отчаяния.

Подпишитесь на нашу страницу в VK, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе событий, которые мы проводим.
Добавить в закладки