О достижениях коинсидентологии в области архитектурной теории

ЗАПИСКИ ТАФУРИ
20:32, 29 июня 2019🔥
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

За отчётный период группой редакции журнала «Записки Тафури» был выполнен экспериментальный проект — «Город совпадений». Его презентация прошла в начале года в Музее Архитектуры им. Щусева в рамках выставки «НЭР: история будущего». На II съезд КИ выносится как сам проект, так и предваряющий его доклад, который должен прояснить международное положение в архитектурной теории и необходимость проекта «Города совпадений».

Эволюция способов изображения города и её интерпретация.

Джованни Баттиста Нолли. Новая Карта Рима. Фрагмент, 1748

Джованни Баттиста Нолли. Новая Карта Рима. Фрагмент, 1748

Первые карты городов, выполненные с помощью геодезических измерений, выявили «естественно-сложившуюся» структуру города. Именно геодезические карты в конкретный исторический период делают видимой работу ранее не регистрируемых сил, определяющих форму города. Так например, Новая карта Рима, выполненная в 1748 году Д. Б. Нолли и сегодня часто используется для иллюстрации взаимоотношений между частным и общественным, между территорией жилых кварталов (заштрихованы на плане чёрным цветом) и общественными зданиями (изображены со «вскрытыми» планами).

Но, кроме того, план Нолли позволяет увидеть разницу между логикой города и логикой архитектуры. С одной стороны, спонтанные экономические и социальные процессы, «оседающие» в неправильных формах городских кварталов, кривые улочки между ними и «живописные» площади, с другой — симметричные конструкции, главных зданий города, выполненных согласно тектонической логике стоечно-балочной системы, лежащей в основе архитектурного знания. И если в трактате Альберти «De re aedificatoria» (1452) между двумя этими логиками ещё не было разрыва: «Дом — маленький город, город — большой дом» как на картине неизвестного художника «Идеальный город» из музея Урбино, то к XVIII веку мы видим, как начинает формироваться то непримиримое противоречие между логикой города и логикой архитектуры, которое разрешается к середине XX века радикальным отделением одного от другого.

Архитектура освобождается от городского планирования при гарантии максимальной свободы для архитекторов в заранее определенных рамках городского плана. Примерно так звучит общепринятый сейчас консенсус с которым вряд ли кто-то станет спорить: науки о городе это одно, архитектура — совсем другое. Консенсус, который одновременно является кризисом архитектуры, как области знания. В конце 70-х годов было предпринято несколько попыток разрешить противоречие между городом и архитектурой. Тогда же Движением Нового Урбанизма (New Urbanism) была предложена одна из самых простых, а потому одна из самых популярных моделей объяснения устройства города.

Леон Крие. The True city, 1983

Леон Крие. The True city, 1983

Рисунок-схема Леона Крие «Настоящий город» (The True city, 1983) имеет формулу: Res Publica + Res Economica = Civitas. В ней представлен рецепт «Настоящего города» (The True city), где находит своё место и уникальные общественные здания — Res Publica, те что воспринимает турист, приезжая в новый город, следуя от памятника к памятнику от одного уникального сооружения к другому и естественно сложившаяся городская ткань — Res Economica, состоящая преимущественно из жилья, и основанная на принятых в обществе земельных и правовых отношениях, обычаях и укладах, структурированная стандартными улицами и площадями.

Две другие попытки разрешить противоречие между городом и архитектурой, можно вывести из этой схемы Крие. Первая — назовём её — стратегия «урбанизации архитектуры» представлена Ремом Колхасом и его проектом «Город пленённого земного шара». Вторая стратегия — «архитектуризации города» представлена деятельностью архитектора Альдо Росси и в частности его проектом «Аналогический город».

Рем Колхас. Город пленённого земного шара. 1972

Рем Колхас. Город пленённого земного шара. 1972

«Город пленённого земного шара» (1972) — первое интуитивное исследование архитектуры Манхэттена в дальнейшем оформленное в ретроактивный манифест «Нью Йорк вне себя» (Delirious New York, 1978). Город у Колхаса представляет собой набор разнообразных фигур на одинаковых постаментах, где каждая фигура манифестирует свою идеологию. Единство планировочного решения вмещает в себя всякое разнообразие. Если взять часть схемы Крие Res Economica и применить к ней взмахивающий жест, вздыбливающий городские кварталы неправильной формы в уникальные сооружения — мы получим модель города архипелага из множества «городов внутри города».

Image

Проект «Города пленённого земного шара» предоставляет границы для независимого сосуществования различных идей, концепций и… представлений о мире. Решётка, лоботомия и схизма гарантируют автономию для каждого отдельного квартала, здания, этажа. Но взамен, проект требует признать, что никакая идея не сможет объять весь земной шар (ни безостановочный монумент SUPERSTUDIO, ни сюрреализм, ни даже коммунизм) и потому сам земной шар оказывается в плену у возможности свободной реализации всех идей. Фактически актуальное состояние в архитектуре сегодня есть реализация программы, заложенной в этот проект Колхаса.

Социальные и экономические силы, воздействующие на форму города с помощью инструмента функционального программирования, «впрыскиваются» в саму архитектуру, разнуздывая архитектурную форму, объявляя её стёртой. Единственное что остаётся после этой процедуры это цепочки архитектурных и технических элементов (пол, стена, потолок, крыша, дверь, окно, фасад, балкон, коридор, камин, туалет, лестница, эскалатор, лифт, рампа — Fundamentals, 2014) — архитектурное воплощение акторно-сетевой теории.

Image

Стратегия «Архитектуризации города» также берёт своё начало в 70-х годах. Хотя главная книга этого направления — «Архитектура города» Альдо Росси вышла даже раньше в 1966 году и стала результатом длительных дебатов о перспективах планирования городов в Италии. Её основным тезисом можно назвать выделение той специфической роли архитектуры, которую она приобретает в развитии городов, становясь фактами города (fatti urbani).

Росси рассматривает город через архитектуру, где последняя понимается не только как видимый образ, но прежде всего как конструкция. Т.е. для него город прочитывается исходя из конструктивной логики архитектуры. Чтобы проиллюстрировать это с помощью схемы Крие, необходимо взять ту часть которая называется RES PUBLICA и иллюстрирует общественные здания и монументы без улиц и площадей и обратным жестом опрокинуть архитектурные конструкции в план, т.е. перевести в положение RES ECONOMICA.

Альдо Росси. Аналогический город. 1976

Альдо Росси. Аналогический город. 1976

Проект «Аналогического города» (1976) как раз работает с этим принципом, совмещая в одном изображении разные типы проекций: план, фасад и перспектива смешиваются и создают образ города, собранного из различных проектов. «Аналогический город» затрагивает фундаментальные вопросы архитектурного мышления и воображения. Со времен возрожденческих трактатов об архитектуре и после потерпевших поражение модернистских манифестов, Росси снова ставит вопрос о всеобщем методе проектирования.

Адольф Лоос. Проект здания Чикаго Трибьюн, 1922. Реконструкция в контексте города

Адольф Лоос. Проект здания Чикаго Трибьюн, 1922. Реконструкция в контексте города

Другой пример из истории архитектуры, переводящий архитектурную конструкцию в масштаб города — проект здания Чикаго Трибьюн Адольфа Лооса (1922). Проект представлял собой увеличенную до размеров небоскрёба, принявшую городской масштаб, дорическую колонну. Для автора манифеста «Орнамент и преступление» архитектурный элемент, являющийся эталоном всего орнаментального в архитектуре (ордер), переведенный в архитектурную форму перестаёт быть орнаментом, но становится просто «самым красивым зданием».

Проект «Аналогического города» интересен тем, что так должна была называться книга, которую Росси начал писать в конце 60-х сразу после «Архитектуры Города». В ней он хотел перенести принципы своей первой книги в разработку всеобщего метода проектирования, которым могли бы пользоваться все. Но книга так и осталась не написанной…

Вместо неё он написал другую — «Научная автобиография» (1981), которая строится на индивидуальной работе памяти. Две книги Альдо Росси — разделяют всю его биографию на две части, а проект «Аналогического города» является ключом к сшиванию двух теоретических подходов. Исторически-коллективного в «Архитектуре города» и индивидуального припоминания в «Научной автобиографии».

Таким образом, сшивание двух Альдо Росси — раннего и позднего становится актуальной задачей в архитектурной теории. И если стратегия «Урбанизации архитектуры» реализовалась и является отражением актуальной ситуации — своего рода прерванной революцией, то стратегия «архитектуризации города» требует дополнительных теоретических усилий для своего завершения.

Необходимо показать что Альдо Росси преодолел идеи своего поколения 68 года — о требовании невозможного, в то время как Колхас навсегда остался в нём. Альдо перевернул 68 став первым архитектором поколения после 89-го, для которого главным вопросом становится не требование невозможного, но прояснение механизма производства реального и через это изменение самой реальности.

Афиша фильма "Альдо и Альдо", 2018

Афиша фильма "Альдо и Альдо", 2018

Первую часть этой задачи решает фильм «Альдо и Альдо» (2018), вторую проект «Города совпадений» представленного в 2019 году. «Город совпадений» строится на совмещении двух проектов Альдо Росси — Кладбища в Модене (1971) и Кладбища в Родзано (1985). Выявление структурного подобия каждого из этих проектов определенной части Кампо Марцио Д. Б. Пиранези (1762) и сведение их вместе логикой построения самого этого плана, реконструирующего воображаемый план Древнего Рима, выявляет навязчивую силу в работе как самого Росси, так и в истории архитектуры. Проектируя в Родзано, Росси ретроспективно пересоздаёт свой самый знаменитый проект — Кладбище в Модене, создавая два проекта на месте одного. Дальнейшие дополнения в проекте «Города совпадений» включают другие примеры по тому же принципу. Но любой объект может быть заменён на другой соответствующий конкретному месту, так как «Город совпадений» это город на месте другого города.

Записки Тафури. Город Совпадений, 2018

Записки Тафури. Город Совпадений, 2018

С 70-ых годов прошлого века сама сердцевина архитектурного знания оказалась выхолощена в изнурительной борьбе с науками о городе. Сегодня необходимо противопоставить экономическому детерминизму развития городов обновлённую архитектурную дисциплину, которая не снимает с себя ответственность за форму города. Ту роль которую для урбанистики играет экономическая наука, в архитектурной теории должна выполнять наука о совпадениях. Знание об удерживании-вместе-разделенного конкретизирует и уточняет намеченное в «Аналогическом городе» представление о городе. Именно коинсидентальный метод оказывается способен разрешить одну из ключевых проблем в области архитектурной теории — реабилитацию стратегии архитектуризации города.

Записки Тафури 22.06.2019

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

Empty userpic