radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

Сказочка с сюрпризом

Tata Boeva

Что можно представить, услышав о балете на известный сказочный литературный сюжет? Старинный замок или стилизованный лес в качестве декорации, наверняка, танцующие животные или хотя бы растения, конечно же, не обойтись без влюблённых королевской крови. Всё это с избытком присутствует в «Алисе в стране чудес» (оригинальное название «Alice’s Adventures in Wonderland») лондонского «Королевского балета», ныне со сцены перекочевавшей на кино-экраны и DVD.

Внешне это вполне традиционная постановка, все ожидаемые компоненты от волшебности разной степени (среди постановщиков отдельно упомянут консультант по фокусам Пол Киве (Magic Concultant Paul Kieve) до классической лексики в танце и узнаваемых мотивов «из тех самых спектаклей» в музыке композитора Джоби Талбота (Joby Talbot) хороши и искренни. К «ручной магии» прибавляется оформление Боба Кроули (Bob Crowly), придумавшем показать бо’льшую часть красивостей Страны Чудес как мультимедийную проекцию, так что на сцене и впрямь появляются нора, меняющие размеры двери, леса, ожившие колоды карт. Да и по части сюжета авторы не пытаются зло иронизировать, разрушать представления, делая, к примеру, Алису наркоманкой или сумасшедшей. Здесь она, как и положено, мечтательная девочка викторианской эпохи, внешне похожая на диснеевскую принцессу, разве что несколько не в меру любопытная и самостоятельная. За время существования балета (премьера состоялась в 2011 году) главную партию танцевали несколько исполнительниц, в официальном DVD-издании это Лорен Катбертсон, балерина Королевского балета (Lauren Cuthbertson, Principal of The Royal Ballet). Её движения хочется назвать звенящими, ноги напоминают полупрозрачные стеклянные палочки, вторящие лёгкими касаниями пуантов ксилофону, части музыкальной теме героини. Катбертсон радостна и шаловлива, настоящий ребёнок, познающий незнакомый мир, но и не боится быть не очень красивой, когда того требует сюжет, например, в сцене с изменением роста. Принца — Джека и Червонного валета — танцует Сергей Полунин. Его персонаж, в отличие от живой, непосредственной Алисы, сделан как традиционный «привлекательный юноша», и менее интересен, хотя свою партию Полунин исполняет блестяще.

Лирические герои у нас есть, а что же с не менее необходимыми злодеями и теми, кого встречает девочка в Стране чудес? Здесь-то и обнаруживается — нет, не подвох — сюрприз, проявление чувства юмора хореографа Кристофера Уилдона (Christopher Wheeldon — он же ассоциированный арт-директор Королевского балета, постановщик, часто работающий с академической музыкой XX века, придумавший в 2007 году для Большого театра одноактовку «Милосердные» (Misericordes), положенную на Третью симфонию Арво Пярта, и чей абстрактный «DGV/Danse á grand vitesse» летом 2014 года привозился в Москву в рамках гастролей «Ковент-гарден»). В его представлении мир Кэролла обрёл четкое деление — на реальность и фантастику, второму, в обозначение странности досталась искажённая лексика. Ни один из обителей Страны чудес не танцует как надо, как того требуют правила классического танца на кончиках пальцев. Конечно, сложно требовать нормативности от лягушек, карт и ежей, населяющих мир за дверкой-кроличьей норой. Но и условно человекообразная Кухарка сочетает пуанты и огромный топор для рубки мяса. Однако своей целью хореограф называл воплощение всех персонажей в танце — и это достигнуто. Гипертрофированные классические па появляются как иллюстрация к абсурду Кэролла. Писатель позволял себе вста-вить в сказку для дочери своего декана шутки из области математики и лингвистики, так почему бы в балете не поэкспериментировать с рисунком танца и его классическим наследием? «Рекордсменами» стали главная злодейка и «главный сумасшедший». Зенаида Яновски (Zenaida Yanowsky) в качестве Матери-Червонной Королевы исполняет придуманную Уилдоном пародию на Розовое адажио из «Спящей». Вялые кавалеры-карты дремлют или пытаются спастись бегством, не передавая, а роняя оскалившуюся «красавицу», в итоге та оканчивает вариацию в самой невыгодной и нелепой позе — лежа на животе в шпагате, спиной к зрительному залу. Если партия Дамы представляет собой отражённый в кривом зеркале танец, то Безумный Шляпник (его танцует премьер Стивен МакРай (Steven McRae), нарушая правила, и вовсе бьёт чечётку.

Интересно, что волшебство оказывается заключено в чёткую круговую структуру действия, ясную лишь в финале. История начинается с «реального» пролога в викторианском доме, который можно назвать кратким пересказом второго акта в карточным королевстве и представлением всех персонажей вместе с их музыкальными темами (именно из–за этого хода в программке появляются двойные имена героев, настоящее и сказочное), и заканчивается сценой в том же дворике, но уже нашего времени. Мы сразу же видим па-де-де «исторических» Алисы и Джека, в точности повторяющееся в финале. Перемещение пары во времени нужно для одно-временного закольцовывания истории и превращения её в цикл — вновь встреченный современный «Кэролл» может стать Кроликом уже для другой девушки, и сказка повторится.


Февраль 2015 года

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author