Написать текст
Архитектура и города

Звартноц

Tatlin Publishers 🔥

О славном советском архитектурном прошлом из книги «Артур Тарханян, Спартак Хачикян, Грачья Погосян».

В 1971–1972 годах прошли два тура конкурса на проект здания аэровокзала Звартноц в Ереване. Два варианта, представленных А. Тарханяном, С. Хачикяном, Ж. Шехляном и Л. Черкезяном, были решены в виде вытянутых объемов по так называемой «линейной» схеме (такой аэропорт был построен в 1980 году в Таллинне). Звартноц также был построен в 1980 году. Но это был круглый в плане аэропорт. Он получил форму двух усеченных конусов — большого (зона отлета), в одной части «разорванного» двухуровневой системой автодорог, и малого (зона прилета), запрятанного в большом. Из малого конуса выступает башня, завершающаяся круглым объемом, где расположены ресторан и диспетчерская служба.

© Карен Бальян

© Карен Бальян

Пространство между большим и малым конусами на различных уровнях заполнено кольцами подводящих и уводящих автодорог. Все объемы комплекса, как и «положено» круглым плановым решениям, строго симметричны и центричны. Круглая форма плана позволила получить ряд технологических и функциональных преимуществ, например, децентрализовать вылет и, наоборот, централизовать прилет и обслуживание.

Внешний, большой конус зоны отлета разделен на семь микровокзалов, обслуживающих в течение часа по 300 пассажиров. Технология движения в зоне вылета проста: автобус или автомобиль по верхнему кольцу подъезжает к нужной секции (ее номер может быть обозначен на билете). Пассажиры, пройдя через автоматически открывающиеся двери, попадают в здание — в «большой конус», — и буквально через несколько шагов (если быть точным — 13,5 метров) оказываются у регистрационной стойки. Примерно столько же метров через зону контроля и телескопический трап — до салона самолета.

Внутреннее пространство большого конуса целостно и непрерывно, деление на микровокзалы организовано ритмичным расположением технологического оборудования, цветовым чередованием мраморной облицовки различных тонов, выступающими наклоненными плоскостями лестниц, ведущих на галерею ожидания, и, конечно, информационной системой, которая является составной частью архитектуры современных аэровокзалов.

Малый, внутренний конус — зона прилета — решен в нескольких уровнях. К нему из самолета через те же телескопические трапы пассажиры проходят по галереям, висящим под плоскостью большого конуса. Галереи завершаются эскалаторами, опускающими пассажиров в небольшой круглый зал прибытия. У многих ереванцев существует традиция встречать приезжающих, и здесь это удобно, поскольку пассажиров, как на трапе самолета поочередно «выплывающих» на эскалаторе, легко увидеть.

На более низких отметках (средняя, сердцевидная часть аэровокзала устроена значительно ниже нулевого уровня) организовано движение транспорта, расположена зона выдачи багажа. К секциям вплотную подъезжают такси и автобусы. Несколько дальше и выше, под прикрытием плоскости кольца большого конуса — паркинг легковых автомобилей. Прилетевшим пассажирам уехать с вещами из аэропорта несложно, впрочем так же, как и отлетающим оформить свой вылет.

© Карен Бальян

© Карен Бальян

Пассажиры, вылет которых задерживается, из каждого из семи микровокзалов по висячим галереям могут перейти в малый конус, в зал ожидания. Над залом ожидания находятся кафе, другие службы сервиса, отсюда же по отводу шахты лифты поднимают в ресторан.

Композиционное решение архитектуры аэровокзала построено на оппозиционной взаимосвязи внешнего и внутреннего пространств. Разрыв, образованный в большом конусе лентами автодорог, как бы выявляет его внутреннюю структуру — расставленные по кругу треугольные рамы, составляющие основу несущей конструкции (здание аэровокзала сооружено целиком из сборного железобетона). Обращенные друг к другу торцы — «фронтоны» несут характеристику внутреннего пространства, в то же время являются как бы пропилеями, внешним элементом, ведущим в «кратер» большого конуса, интерьерное пространство которого организовано формами внешней архитектуры: малый конус решен в том же композиционном ключе, что и большой, круговые ленты автодорог — также элемент внешней архитектуры, наконец, отсюда вырастает башня — внешняя вертикальная доминанта всей композиции.

© Карен Бальян

© Карен Бальян

Двенадцать основных пространственных уровней взаимосвязаны по вертикали и раскрываются один в другой, свободно проникая вовне и внутрь аэровокзала. Одна из важных линий оппозиции «внешнее — внутреннее» раскрывается в многократном решении системы одномаршевых лестниц. Важный элемент решения композиции — обнаженно выступающая внешняя конструктивная система во внутреннем пространстве.

«Интерьерность» вообще сведена до минимума, внутреннеe пространство решено просто, без нарочитого оформления: железобетон оштукатурен или облицован камнем. Идущее «от пространства» рациональное решение «доведено» в формах: «открытая» конструкция, грамотное использование материала, функциональная композиция. В сложном организме современного аэропорта технологические связи оказываются жестче строительных и в значительной степени диктуют архитектурное решение, и добиться удобной рационально-логической простоты, к которой стремились в Звартноце, далеко не просто.

Звартноц был замыслен как футуристическое сооружение, однако для реализации этого образа ему недоставало отточенности: изысков изделий из металла, стекла, качества отделки. Когда архитекторы создавали Звартноц, они, несомненно, видели его в пространстве Араратской равнины и в контексте своего времени.

При этом они не обозначили формальных связей с историей, не стали создавать «узнаваемую визитную карточку» в традиционном стилe. Возможно, оставив в окончательном решении место для размышлений, архитекторы на этот банальный ход не пошли. Связь современности с историей в Звартноце иная, опосредованная. Расчерчивая в пространстве силуэт конуса аэровокзала в контексте с вечными вершинами Арарата, архитекторы как бы расчерчивали его во времени. Развалины близлежащего, сохранившего только свой круглый план древнего Звартноца — вечные свидетели немеркнувшего гения народа — легли отблеском времени на круглый план технологической схемы воздушной гавани столицы.

Но традиция духа не только в названии и в форме контура. Народ, соорудивший у подножия Арарата «Новый Звартноц», сделал это с проявлением присущей ему культурной традиции и созидаемой им культуры новой. В 1985 году Звартноц был отмечен Государственной премией Армении.

Звартноц перед Араратом должен был оставаться пространственным и образным знаком. Но проблемой современных аэропортов остается вопрос их расширения — авиация стремительно развивается. Звартноц не имел потенциала реконструироваться. Его жесткая скульптурная композиция собрана вокруг внутреннего стержня, она неизменна. В перспективе Звартноц должен был быть скопирован — рядом предполагалось построить второй, похожий. Это всегда казалось несколько странным. И в результате — Звартноц распался функционально: когда Армения стала суверенной страной, появились новые необходимые функции, связанные с границей государства. Этого в Звартноце предусмотрено не было. В результате построен новый терминал — обычный и банально стеклянный. И почему-то очень близко к круглому Звартноцу, создав несимметричную, неравновесную ситуацию.

текст © Карен Бальян © Tatlin Архитектура советского модернизма / Мастер / Артур Тарханян, Спартак Хачикян, Грачья Погосян


Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Tatlin Publishers
Tatlin Publishers
Подписаться