radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Music and Sound

IC3PEAK: «Мы плакали, когда она горела…»

Проект Цивил 🔥

О себе, современной электронной сцене, сожженной машине за 15 тысяч рублей и коллаборации с Moby рассказывают аудиовизуальные артисты из Москвы — группа IC3PEAK.

Какими вы были, когда IC3PEAK только начинался?

Ник: Почти такими же. Мы были, конечно же, другими людьми, но со схожими идеями.

Настя: Мы хотели заниматься искусством, на нас очень сильно влияло все, что происходило в стране, в мире. Мне было интересно ломать какие-то структуры в звуке и картинке. Этим мы занимались. И до сих пор занимаемся.

До этого у Ника был проект Oceania?

Ник: Да. В какой-то момент к проекту присоединилась Настя. Мы вместе выпустили два релиза на японском лейбле. Было прикольно. Потом всю эту музыку на 140 BPM очень сильно испортили, и как-то все мгновенно стало пошлым. Контекст влияет на восприятие.

Настя: И надоело просто, потому что это было что-то аккуратное, выверенное. Появилось желание все сломать, изменить. Со временем все превращается в традицию и рамки, за которые хочется выйти.

Ник: Да, так работает культура.

Настя: Мне кажется, что мы выработали свой музыкальный язык, на котором стараемся общаться друг с другом и со слушателем.

Первые работы IC3PEAK сильно отличаются от того, что есть сейчас. Кажется, что все стало мягче. Это так?

Настя: Ты, наверно, больше говоришь про продакшн. Он не такой нойзовый и агрессивный сейчас. Стало гораздо больше текста с семантическим весом. В первых треках вокал был инструментом. Фонетика, а не смысл. Теперь я намного больше работают над текстом. Надеюсь, что получается делать какой-то месседж.

Изменения происходят по вашей инициативе или после реакции людей?

Ник: Изменения происходят периодами. Мне хочется верить, что каждый наш релиз максимально отличается от предыдущего не только по звуку, но и по текстам, просто по вайбу. Мнение людей на это не влияет, но имеет свое значение.

Настя: Чем больше они бесятся, тем приятнее. В этом смысле, наверное, да.

Ник: Мне не хочется бесить никого, хочется выбивать и зоны комфорта.

Настя: Именно это я и имела в виду. Выводить из привычного комфортного состояния. Обычно первая реакция — отторжение, а потом ты вдруг принимаешь.

Как изнутри устроен проект IC3PEAK? Каждый отвечает за что-то свое?

Ник: С треками полное разделение, потому что я занимаюсь исключительно музыкой, а Настя текстами, вокалами. А, например, видео — это коллаборация. Мы вместе продумываем от начала до конца, вместе снимаем, вместе монтируем.

Настя: У нас все коллаборативно. Мы практически все вместе делаем, то есть я слышу, как Коля создает трек с нуля. Он может мне сказать, что вот тут круто крикнуть, я могу тоже что-то посоветовать. Да, я не говорю Коле как делать музыку, а он не говорит мне как петь и что петь. Мы все обсуждаем, свое мнение высказываем свободно. С видео точно так же, но с видео все более живо. В музыке мы стараемся разойтись по комнатам.

Ник: Я вообще стараюсь уезжать.

Настя: Да, я прошу покинуть помещение, когда пою.

Ник: Поэтому у меня бывают дни, когда вообще ничего не делаю. Это от того, что мы очень интровертные люди, нам довольно сложно в чьем-то присутствии глубоко погружаться в то, чем мы занимаемся.

У вас есть какая-то модель поведения на сцене или все интуитивно?

Ник: Нет, по-разному бывает. Мы иногда разговариваем с публикой. Ну, Настя разговаривает, потому что у меня нет микрофона. Я иногда машу. Иногда поливаю водой, если жарко. Зависит от публики, от места, от нашего настроения тоже.

Настя: От треков, которые играем.

Ник: У нас разные сеты под разные вечеринки. Например, на «Скотобойнях» и на других рейвах с мощным звуком, куда приходит много людей, мы обычно делаем специальный сет с ремиксами треков.

Настя: Есть только один важный момент. Мы стараемся сделать так, чтобы нас обоих было хорошо видно. Мы еще в самом начале решили, что никто не будет лицом. Все максимально равноправно. Хотя часто бывает, что именно мне пишут насчет интервью, фотосессий или еще чего. А насчет музыки обращаются к Коле. В нашем обществе принято думать, что все делает парень, а я просто свое лицо выставляю. Но это не так, мы всем всегда напоминаем, что нас двое.

Ник: Это вообще большая проблема, что со стороны Насти, что с моей. Роль продюсера в музыке, особенно в хип-хопе, дико недооценена. Много рэперов вылезли исключительно на минусах.

Расскажите о своем самом необычном выступлении.

Ник: Самое странное выступление было, когда мы разогревали Tricky в Yota Space. До этого мы никогда не играли перед толпой людей, которые вообще не понимают, что происходит. Все стояли и ничего не делали. Потом в instagram мы видели, как люди ругаются в наш адрес. Было очень смешно. А самые крутые выступления проходят на «Скотобойнях» и рейвах, которые делают эти организаторы.

Настя: По энергетике там действительно круто, да. А технически бывает очень сложно выступать, особенно в плане вокала или какой-то перформативности. Этого мы там лишены, как правило. Но все остальное тянет на себе общая атмосфера и визуализация. Из странных могу вспомнить выступление с ментом.

Ник: IC3PEAK feat мент. Мы играли в очень тесном клубе, в котором сто человек — уже очень круто. На самых громких треках я почувствовал на своем плече руку. Повернулся, а там стоит мент. Он сказал выключить музыку, но я отказался. Тогда тот попросил убавить громкость. Как только мент сошел со сцены, мы вывели звук на всю мощность и доиграли еще несколько треков. Было весело.

Насчет ругательств в вашу сторону, что самое необычное говорят об IC3PEAK?

Ник: Очень часто говорят, что похожи на Grimes, не знаю почему. Постоянно говорят, что это вичушка, но нет…

Настя: С животными разными сравнивали.

Ник: Сравнивали с FKA Twigs, с дельфинами, чайками, скрежетом. Есть очень классный видос, называется «IC3PEAK записывают новый трек», там сцена из дельфинария. И правда похоже на нашу первую композицию.

Как раз о новых треках, насколько понимаю, вы готовите альбом…

Ник: Это не так. Мы просто пишем новую музыку и будем снимать новые видосы. А выйдет ли из этого альбом — пока не знаем. Нет единого концепта.

Настя: Мы сосредоточились на создании видеоконтента. Нам это сейчас особенно интересно. Хотим делать делать видео так, чтобы понятно было не только нам. Не доступнее, а именно выработать язык, на котором мы можем говорить со слушателем и зрителем.

Ник: Короче, мы хотим делать как обычно странную хрень, только понятнее.

Настя: Мне больше нравится понятие разработки своего языка.

Сколько уходит времени на производство видео?

Настя: Мы стараемся как можно быстрее, но не всегда получается.

Ник: У нас не очень поставлено дело на поток, потому что мы не можем все контролировать одновременно.

Настя: Мы реально контрол-фрики. Хотим все контролировать.

Ник: И физически не можем в такой короткий период времени за всем уследить, поэтому приходится кучу всего переснимать. Кроме того, мы сами придумываем все концепты видео, режиссируем и полностью занимаемся постпродакшеном.

Настя: И стилизацией видео. Все на нас, и в то же время мы должны быть в кадре. Это очень сложно.

Ник: Обычно мы работаем с оператором Костей Мордвиновым. Он очень талантливый чувак и один из немногих, с кем мы можем действительно что-то вместе делать.

Настя: Честно говоря, с ним что-то не в порядке. Костя каждый раз соглашается с нами работать. Хотя уже понятно, что ни денег, ни суперславы пока его не ждет. Но он каждый раз с нами.

У вас есть бюджет или все на добровольных началах?

Ник: Обычно бюджета нет.

Настя: Вот самое дорогое в прошлом видео — тачка, которую мы сожгли.

Ник: Но мы купили ее за копейки, пятнадцать тысяч рублей. Она была на ходу, и мы везли ее из Домодедово. Ну, то есть я не умею водить, со мной поехал знакомый, Саша, спасибо ему за его помощь. Мы везли эту тачку шестьдесят километров до места съемок.

Настя: Мы вложились в эту машину не только материально. Еще всю ее разрисовали.

Ник: И эмоционально. Мы плакали, когда она горела.

Настя: Да. К сожалению, этого не видно в видео. Но было здорово. Во время съемок всегда одновременно весело и сложно, очень много нервов уходит. Но мы уже без съемок просто не можем.

Ник: Проходит недели две и хочется снимать снова. В общем, да, мы зависимы от этого стали. Нас больше ничего не интересует, только музыка и видео.

А какое самое сложное видео было? Kawaii Warrior или Go with the flow?

Настя: Клип Kawaii Warrior был самым сложным.

Ник: Первый раз, когда мы работали с командой и большим количеством людей. Очень тогда устали. И были непростые условия — несколько дней, разные локации. И сценарий пришлось вытягивать. Нам не очень нравится этот клип.

Ник: Мне нравится последнее видео. Если выбирать из всех, то первое и последнее.

Настя: Первое мне тоже нравится. Самое легкое в плане создания, и в то же время мне оно нравится с художественной точки зрения, как все совпадает с треком. Хотя многие говорят, что ужасно скучно, все одно и то же. Ну и последнее видео работает как видео и со своей задачей справляется.

Что насчет Go with the flow?

Настя: При съемках Go with the flow нам очень повезло с организатором вечеринки, который нас и привез в Сан-Паулу.

Ник: Он сработал как продюсер, собрал всех людей и все организовал. Повезло с очень талантливыми людьми там. И сам Сан-Паулу — это безумно красивый город, поэтому мы нашли споты просто за один день во время прогулки.

Настя: Была крутая поездка, нам там очень понравилось. Необычайная энергетика. Возвращаясь к вопросу о выступлениях, по отдаче публики это одно из наших лучших выступлений. Много людей пели наши песни во время выступления.

Вы следите за своей популярность на Западе, у вас есть какая-то статистика?

Ник: Никакой статистики нет. Просто смотрим, куда нас зовут. В Штаты часто приглашают, а сейчас едем в Европу.

Настя: Сначала в Польшу, потом в Швецию, Латвию. У нас нет плана турить, потому что мы очень много турили в прошлом году, прям все время ездили и вообще почти ничего не делали кроме этого. Да, выпустили альбом, но получился очень растянутый процесс.

Ник: Мы сейчас просто выбираемся иногда на выходные, а потом возвращаемся в работу. Не хотим прерывать процесс турами. Хотя турить реально круто. Особенно по местам, где ты не был. По России тоже прикольно, но мы много где уже были.

Настя: После первого тура по России у нас было что-то вроде депрессии. Мы решили вообще закрыть проект.

Ник: Причем ничего ужасного с нами не произошло. Просто мы до этого выступали только в Москве, Питере, во Франции и, по-моему, еще в Риге. И поехали сразу в Тольятти. Это была ранняя весна, когда все только растаяло, еще нет зелени, очень холодно и везде грязно.

Настя: Да и общая атмосфера во всех тех местах очень давящая. Самое грустное, что мы встречали очень классных, талантливых и свободно мыслящих людей. Но они забиты своей средой в условия, в которых совершенно не могут развиваться, и некоторые не планируют ничего с этим делать. Это как-то очень расстраивало. И мы сделали перерыв на три или четыре месяца. Не занимались проектом, даже мало общались. А потом поняли, что надо продолжать.

Ник: Всего один раз была такая мысль. IC3PEAK — это наша жизнь. Мы просыпаемся с мыслями о проекте. Ложимся, думая о проекте.

Как будет развиваться IC3PEAK в дальнейшем? У вас уже есть какие-то задумки новых клипов, композиций?

Ник: Да, мы все сейчас в этом. Скоро будем снимать еще один клип. У нас очень много новой музыки, в том числе на русском. Она стала еще безумнее. Не будем сильно вдаваться в подробности.

Настя: Все достаточно непредсказуемо. Или наоборот. Пока не проверим, не поймем.

Ник: Могу сказать что скоро будет много нового материала.

Летом?

Ник: Летом тоже будет.

Настя: Посмотрим. Не нужно загадывать ничего.

Все последние работы вы выпускаете без лейблов. Так и будет в дальнейшем?

Ник: Мы выпускали один трек пробно на американском лейбле Manimal Vinyl. Было интересно поработать с такой индустрией. Очень классные ребята. Ничего плохого про опыт нельзя сказать, просто это не наше. Нам нравится все контролировать, а когда кто-то говорит, что надо подождать еще месяц, то это дико бесит. Но было прикольно. Нам, например, Moby предложил коллаб.

Настя: Ремикс.

Ник: Он предложил ремикс, а недавно Пол написал, что Moby хочет коллаб. Они сейчас обсуждают.

Если бы я дал каждому из вас по миллиону долларов, на что бы вы их потратили?

Ник: Очень простой вопрос. Мы бы вложились в видео. В проект. Деньги — это же свобода. У нас есть, например, идея с говорящим животным, которое поет наш трек, и за деньги мы ее воплощаем.

Настя: Можно было бы много крутого сделать для проекта. Арендовать оперный театр и устроить там сольник. Или заапгрейдить как-то свое тело в духе трансгуманизма. Очень жду, когда гаджеты в теле станут в широком доступе. Надеюсь, мы доживем до этого момента.

Если бы вы с самого начала знали все. Вы бы что-нибудь изменили в проекте IC3PEAK?

Ник: Нет, вряд ли.

Настя: Я думала об этом. Возможно, мы торопились с некоторыми вещами. Хотели быстрее их сделать и показать людям. Не исключаю, что я бы сделала это медленнее. Не внутри проекта, в самом проекте я бы двигалась в таком же темпе, да даже быстрее. А вот на публику бы выносила более выборочно.

Ник: Мне кажется, в любом случае в начале все совершают какие-то ошибки. И если ты сам их не совершишь, то ничему не научишься. Только с опытом это понимаешь.

Настя: Да и столько еще предстоит сделать, чтобы проект перерос в то, что мы хотим видеть.

Ник: Это просто бесконечный процесс. Вот и все.


Интервью подготовили Ярослав Макаров и Саша Монтаг.

ЦИВИЛ в сети: ВК, FB, Telegram, YouTube, Сайт

IC3PEAK: https://vk.com/ic3peak



Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author