БЕСПРИЗОРНАЯ АГРЕССИЯ ИЛИ ЖЕНЩИНА КАК ТОВАР

Teymur Daimi
00:36, 14 февраля 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Современность любит тренды. В том числе и социокультурные. Тренды как темы для бесконечных разговоров, сплетен и даже научных дискуссий. Вот навскидку некоторые из актуальных тем, которые у всех на слуху: гендер, эмиграция, права всевозможных меньшинств, право на выбор не только вероисповедания, но и половой идентификации; скажем, если вас угораздило родиться мужчиной или женщиной, и вас это очень расстраивает, то совсем необязательно терпеть эту кармическую несправедливость всю жизнь, — сделал (а) себе операцию и будь счастлив (а) всю оставшуюся жизнь.

Image

Сейчас модна тема гендерного насилия. Не просто убийств, а насилия в самом широком смысле — от прямых физических побоев в быту, до тонких сексуальных игр, правила которых навязываются «насильником». Обычно это — брутальный мужчина, но попадаются и очаровательные «насильницы», например, молоденькие преподавательницы школ, склоняющих к сексу невинных мальчиков. Но это встречается гораздо реже и эти пикантные случаи почти не принимаются во внимания на фоне куда как более громких и эффектных скандалов в светской хронике, связанных с мужчинами. Самым громким таким скандалом стала эпопея культурного и морального «опускания», унижения и ментального уничтожения одного из акул Голливуда, некогда всемогущего и влиятельного продюсера Харви Вайштейна, который оказался неосторожным сексуальным чемпионом, склонявшего к постели уйму сексапильных дам из числа голливудских актрис-красавиц. Его публично обвинили, погнали со всех постов, опозорили. От него ушла жена, его компания разорилась, а сам он подвергся уголовному преследованию. И дело не в том, насколько виноват незадачливый и самоуверенный продюсер, а в том, что домогательство, по-умолчанию, это преступление — и точка. Без разницы, добровольно ли спали с ним актрисы, ради своих корыстных, карьерных интересов, чтобы получить выгодную роль в крупно бюджетном фильме, или на самом деле было применено давление со стороны этого мужчины. Главное — это обвинение в самом домогательстве, от которого не так-то легко отмыться, тем более, если тебя обвиняют не одна или две, а целый ряд известных актрис, а потом к ним подключаются ещё и другие проснувшиеся красавицы, вдруг «неожиданно» и хищно вспомнившие, что и они, оказывается (надо же!), когда-то переспали с этой сладострастной свиньей.

Социальный эффект от темы Вайштейна был ошеломляющим. Родилось массовое движение “MeTo” (перевод — «меня тоже», в смысле — унизительно поимели), когда огромное число женщин — жертв насилия, стали обвинять разных публичных и влиятельных мужчин в домогательстве. Это движение, по-сути, напоминало самую обычную травлю. Многие виновники изрядно пострадали — они вынуждены были прекратить публичную деятельность, покинуть свои посты, провалиться сквозь землю, короче, исчезнуть из медиального поля, что для многих из них было равнозначно гибели, ибо современность убедило почти всех, что если вы не находитесь в луче внимания СМИ, то вас попросту не существует.

Примечательно то, что эти факты и само это движение родились именно в США, в стране, которая слывёт своим избыточным пуританством, внешне строгими нравами и моральным кодексом. Помню, как ещё в нулевые, один мой знакомый, несколько лет проработавший в штатах, дружески меня предупреждал перед моей первой поездкой в Америку: «Старайся не оказываться наедине с незнакомой женщиной, — например в лифте — а то, чего доброго, обвинит ещё в приставаниях, фиг отмоешься…».

А вот, например, во Франции, в сперматической стране безудержных страстей, галантных донжуанов, виртуозных куртизанок и пикантных любовных историй, это движение забуксовало: сто известных французских женщин во главе с мудрой Катрин Денев назвали #MeToo «новым пуританством» и потребовали не лишать мужчин права на флирт. И вот это очень интересно! Ведь и на самом деле, самый обыкновенный флирт, с элементами игрового психологического давления может запросто сойти за недопустимое домогательство и стоить человеку головы.

Но, допустим, что это всё происходит в «цивилизованных странах» золотого миллиарда. А что у нас, в странах третьего мира? Разумеется, у нас не устраиваются таких контр-фаллических, или, если угодно, фаллоненавистнеческих шоу движений. Зато время от времени всплывают факты прямого физического насилия на гендерной почве. Одним словом, в центре несчастных и нелицеприятных событий почти всегда оказывается женщина. Увы, это правда. Женщина как жертва насилия. И местные феминистки и сочувствующие им люди обоих полов периодически поднимают эти правозащитные темы. Темы недопустимых «правил игры» в ещё глубоко отсталом, патриархальном обществе, недостаточной свободе и смелости женщин в борьбе за свои права и т. д. Но не в этом дело. Мне сейчас меньше всего хотелось бы заниматься сравнительным анализом относительно того, как это происходит у «них» и у «нас». Потому что на фоне глобальной СОВРЕМЕННОСТИ никакого «у них» и «у нас» не существует. Как и не существует стран первого, второго и третьего миров. Современность поглотила всех в своей всеобъемлющей секулярной парадигме. Это — главное. А все тонкости различий в контексте данной статьи — несущественны. Так вот, в этой глобальной и универсальной современности наблюдается то, что можно назвать половой агрессией, которая буквально разлита во всей атмосфере современной цивилизации. Эта половая агрессия проявляет себя по-разному и на разных уровнях — от расстрела каким-нибудь маньяком несчастных детей в американских школах, в сексуальном насилии, в массовом убийстве 77-ти человек, совершённым норвежским националистом Андерсом Брейвиком, этнических чисток в локальных военных конфликтах, вплоть до легитимной культурной агрессии в постоянной демонстрации фильмов и телепередач с элементами открытой или скрытой агрессии в СМИ. Агрессия везде. Она — в самом воздухе современного мира. Я называю её беспризорной агрессией. Почему?

Мысль моя проста. Я рассматриваю агрессию как жесткий импульс к переступанию границ. Само слово, согласен, малоприятное. Не ласкает слух. Особенно слух образованного, интеллигентного обывателя. Но в смысле переступания границ, выхода за всевозможные пределы, это слово означает то же самое, что и слово «трансценденция» или «трансцендирование», т. е. выход за пределы статус кво. Это нечто крайне пассионарное, то, что движет духом, который всегда стремится к высвобождению от всех форм, включая самые тонкие и возвышенные. И это самое важное качество в живом, а, тем более, разумном мире — качество восхождения духа (= мысли) к самым высшим, не обусловленным никакими видимыми и предметными формами, абстрактным измерениям мира. И это восхождение, как правило, всегда травматично. Это очень важная и неискоренимая сила бытия, без которой не может быть никакой жизни. В низшем плотно-энергетическом измерении эта сила проявляет себя в сексуальной энергии, которая стремится, с одной стороны, к увеличению жизненного разнообразия — эрос — а, с другой стороны, к разрушению прежних форм и выходу за крайние пределы, что обычно определяют как стремление к смерти — танатос. Наиболее проницательные аналитики понимают, что здесь речь идёт об одном и том же. Ведь, скажем, половой контакт у людей далеко не всегда имеет целью биологическое размножение, в отличии от животных, которые спариваются исключительно для размножения. Продолжение жизни — это только одно из назначений сексуального контакта и не самое главное. В целом же, секс, в своём не-биологическом значении, будучи таинственным феноменом, через интенсификацию чувства неземного, почти мистического наслаждения, связан с трансгрессией, т. е. с тем же самым порывом за пределы обычной действительности, импульсом преодоления, пере-ступания, одним словом, с пафосом метафизического ПРЕ-СТУПЛЕНИЯ. Агрессивная сила и является топливом секса. Если мужчина вожделеет женщину — это норма. Если женщина жаждет отдаться мужчине — это норма. Неспроста говорят — «мужчина овладел женщиной». В этом нет ни капли унижения. Наоборот, в этом есть нечто от ритуального священного насилия, жертвоприношения, некого обоюдного ментального самоубийства, который нужно понимать в качестве акта самоосвобождения от пут тотальной тривиальности…

Но этот ритуал трансгрессивного соития хорош, когда ему выделена его специфическая, незаметная, скрытая от лишних глаз ниша в общественной жизни. Когда секс является не общественным, а частным явлением, интимное не выносится на суд любопытных зевак, а тонкость и нежность приватного пространства не поглощается грубой социальной средой. Но соблюдены ли эти простые условия в современном мире?

Давайте-ка глянем на то, что происходит в этом мире. И что мы видим?

Мир не просто пронизан эротикой, он буквально забрызган спермой, оглушён эротическими воплями, воем, цветами, полутонами… — секс во всевозможных формах и со всевозможными приправами лезет из всех щелей социума. Медиальное пространство — это одна сплошная кричащая эротика. Ни одна реклама, включая рекламу какого-нибудь сверхсовременного пылесоса или продвинутого утюга не обходится без улыбающейся и до невозможности сексапильной красоткой, иногда полуголой, хотя это вовсе необязательно, так как вся тональность рекламного ролика пропитана сексуальными парами. И яркий, глянцевый визуальный ряд ролика призван возбудить потребителя (под которым по-умолчанию подразумевается мужчина), заворожить его на подсознательном уровне, чтобы у него непременно случилась эрекция на эти рекламируемые предметы быта. Далее — мода, работающая на подчёркивание соблазнительных женских форм, кино, обожающее пикантные темы, порноиндустрия на любой лад и вкус, лихо освоившая Интернет и проникшая в штаны подростков, убеждая несмышлёнышей в том, что мастурбировать гораздо креативнее и круче, чем делать всем осточертевшие и скучнейшие домашние задания. Одним словом, эротика везде и всюду.

Но обратите внимание — эта вездесущая сексуальность дана нам, в основном, только в образе женщины. За редчайшим исключением, везде — одни только обнажённые или полуобнажённые красотки. От неизвестных и случайных героинь сверхбыстрых рекламных роликов, до жаждущих покорить публику своими силиконовыми прелестями известных актрис современной киноиндустрии — в качестве доказательства этого факта, обратите внимание на торжественные церемонии ведущих теле/кинофестивалей и прочих медиа форумов, где популярные медиа звёзды прекрасного пола изощряются в демонстрации своих эксклюзивных и чрезвычайно откровенных нарядов.

Что это означает? Это означает довольно простую и банальную вещь — современное общество предъявляет нам женщину как товар. Точнее, женское тело как товар, как объект вожделения и сексуального потребления. Если так, то какие тут могут быть ещё претензии, жалобы, недовольства и возмущения со стороны общественности, если покупатель, клиент, потребитель пользуется тем, что само же общество предоставляет ему в качестве товара? То есть налицо гнусное лицемерие общества: с одной стороны, оно всучивает потребителю сладострастный и нежный товар, а с другой стороны, стоит только потребителю прикоснуться к этому товару, это же самое общество бьет «бесстыдника» по рукам. Но дело даже не в этом. Мы несколько лирически отвлеклись. Главное совсем в другом.

Как говорили древние мудрецы, когда слишком много добра, оно переходит в зло. Так и здесь, когда слишком много секса, он переходит в своё отсутствие: если сексуальность разлита по всей современной ойкумене, то это значит её разложение, деформацию, патологию. Из сексологии известно, что, если человек постоянно находится в состоянии сексуального напряжения, то это приводит к нарушениям в работе его половой сферы. Очевидно, что современное общество держит в ненавязчивом, но непрекращающимся сексуальном напряжении всех и каждого. Думаю, логический вывод напрашивается сам собой. Мы наблюдаем ничто иное, как ментальную кастрацию современного человека — в основном, мужчин, но и женщин тоже. Отсюда — внушительная статистика половых дисфункций, импотенция, фригидность, и, в противовес этому — истерическое развитие фармакологической индустрии, направленной на устранение сексуальных неполадок (например, виагра и масса схожих препаратов стимулирования либидо и потенцию). С этой кастрацией и половым рассеянием связан факт сексуальной дезориентации современного человека и появление третьего пола. Мужчина теряет вирильность — мужской, онтологический статус и желает более не быть мужественным. Героика и пафос уже давно сданы в архив истории как пережитки наивного прошлого. Женщине тоже надоело быть милой и женственной, и она напяливает на себя маски амазонки, феминистки… Или другая крайность — она культивирует в себе товарный вид, превращаясь в актуальную или потенциальную проститутку. Реальный секс вытесняется виртуальным. Рождаемость в западном мире падает неимоверно. Тема сексуальных меньшинств и трансгендера крайне актуальна в современной культуре. Огонь живого полового сношения погашается холодом перверсивных виртуальных фантазмов. Но… И здесь мы, наконец, подошли к самому главному.

Дело в том, что ментальная кастрация мужчин посредством повальной и повсеместной сексуализации жизни в современном обществе приводит к тому, что агрессивная сексуальная энергия начинает пробивать себе дорогу иными путями, проявляясь в социуме самым неожиданным образом. В основном, она проявляет себя именно через немотивированное и спонтанное насилие, о котором мы говорили в начале статьи. Агрессия стала бесконтрольной и беспризорной. В этом своём качестве она беспощадна. Впереди у современного общества ещё много сюрпризов по части увеличения и изощрения насилия. Поэтому все усилия наивных интеллигентных людей, направленные на поиск средств для предотвращение насилия в обществе, напрасны и провальны. Никакие точечные корректировки не помогут. Косметический ремонт в доме, где прогнили канализационные трубы, в любой момент готовые лопнуть, смехотворны. Менять нужно сам корень современной парадигмы, основанный на принципе вседозволенности, который нарекают ласковым и коварным словом «демократия». А менять ведь никто не собирается. Вместо этого проводят демонстрации, акции протеста, петиции, панельные дискуссии, наукообразные конференции и прочие проекты по отмыванию денег. Поэтому впереди — закономерное продолжение насилия, кровь, разрушений, надругательств, убийств… «аристократическое» утончение жутких извращений, в том числе и, в первую очередь, половых… Извращения, которые будут изобретательно эстетизироваться писателями, художниками, режиссерами и прочими интеллектуалами, которым скучно…

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File