radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

Трактат о перцепт-онтологии

Teymur Daimi 🔥


— И правильно, — сказал Парменид, — но если желаешь поупражняться получше, то следует, кроме того, делать вот что: не только предполагая что-нибудь существующим, если оно существует, рассматривать выводы из этого предположения, но также предполагая то же самое несуществующим.

Платон. «Парменид»


Процесс мышления склонен, казалось бы, к стерильной абстрактности, объективности, минимализации мерцания субъективного в самом мыслящем. В своем логическом пределе он стремиться к изъятию самого субъекта мышления, так как субъект — живой мыслящий из плоти и крови — противится собственному умалению, как силе негатива, имеющую не-живую, почти дигитальную природу (искусственного интеллекта?). Тем самым мыслительный процесс, каким бы отрешенным и холодным он ни был, не может «избавиться» от живого субъекта мышления, которому присуща не только способность к мышлению, как комбинации имен, но и настроение (хайдеггеровский экзистенциал stimmung), чувственность, аффективность, склонность к «аналоговым» сбоям, ошибке…

Если правомерно вышеизложенное, то согласимся, что процесс мышления как сущность акта познания не может не быть предварен процессом (чувственного) восприятия, как первичного факта встречи-столкновения субъекта с реальностью. Само мышление обусловлено опытом касания органов восприятия с реальностью. Первичность восприятия в акте познания — факт, признанный всеми мыслителями, начиная с досократиков и до Канта, Гуссерля, Хайдегера. Но в акте чистого мышления акт восприятия часто невольно элиминируется или берется в скобки ради пресловутой чистоты мыслительных процедур.

Для нас же одно из рассматриваемых ниже понятий — Нечто — не является чисто умозрительным абстрактным конструктом, оно связано с проявленным миром, — миром проявляющего-предъявляющего себя (по нисходящей): через силовые импульсы, явления, феномены и объекты.


Не-дефинируемое… (Абсолютно Иное: ни единое, ни множественное)

0. Логическое рассуждение призвано начаться с самого абстрактного понятия, с «определения» последнего основания… Но принимая во внимание все знаковые труды по логике в истории философии, всё же скажем, — следуя этой интенции «начать с самого самого…» это рассуждение проваливается в бездну принципиально не-дефинируемого (Принципа)… Размышляя о (за)предельных логических понятиях, мы не можем обойти вниманием понятие абсолютно Иного (его так же называют «Абсолютной Реальностью», «Единой Субстанцией», «Подлинной Бесконечностью» и т. д. хотя все это не точно…), как того, что ускользает от любых мыслительных попыток его определения. Абсолютно Иное не есть и не не-есть. «Оно» парадоксально сверх-есть или/и сверх-(не)есть. Говорить о «Нём» никак невозможно — это за пределами всего и вся:

«А" = ≠… "А». (обозначения взяты в кавычки вследствие их не-проясненности, не-ясности…)

Это — не-фон и фон «одновременно»…

Всё рассматриваемое ниже будет с необходимостью «растворено», абсорбировано принципиально не-дефинируемым (Принципом).

И чтобы, хотя бы, начать размышлять, задействовать мышление, мы должны спуститься на ступень ниже — в то, что позволит нам оперировать понятиями «есть» и «нет». Итак…


Ничто-ноумен (Нон-актуальное: а) единоемножественное; b) единое и множественное)

1. Начнем с констатации неочевидной истины — допущения, что только Ничто-ноумен-небытие, а также СВИДЕТЕЛЬ, как «их» агент и точка духа в конечности Этого мира, “по-настоящему” — «ЕСТЬ» — обозначим это обязательное присутствие логическим символом (квантор существования). Почему мы ввели мета-эмпирическую фигуру свидетеля прямо сейчас, с самого начала? Потому что без него ничего не может быть начато как что-то, разворачивающееся в феноменологическом режиме схватываемого мышлением процесса. Другими словами, всё, что имеет место быть или не быть, имеет место… по отношению к инстанции взгляда-видения, свидетельствующей об этом; когда мы говорим о процессуальности — проявления, становления, перехода вещей из одного состояния в другое, — то не можем не предположить априорное наличие некоего органа (мета)оптического зрения, регистрирующего это; иначе (без свидетельствующей инстанции) — мрак.

2. Ничто-ноумен-сверх (не)бытие как и свидетель — это Нон-актуальное (в нашем понятийном контексте), как дверь в абсолютно Иное, в трансцендентность, в сверх-(не)есть, превосходящую формы всевозможного тождества, самотождества, включая и высшее тождество (всего со всем… см. пункт

А ≠ А.

Это — фон… В исламской теологии существуют оперативное понятие «ваджиб-аль-вуджуд», означающее «обязательно существующее», то есть то, что единственно только и «существует». Но, будучи фундаментально трансцендентным, для познающего субъекта оно представляет собой, наоборот, несуществующее, невидимое. Но не «обычно» невидимое, эквивалентами чего являются потенциальное, виртуальное, а абсолютно невидимое… Его основные, принципиальные свойства — подлинность, единственность.


Нечто-Сущее (Актуальное: множественноеединое; множественное)

3. Всё другое, являющимся Не-Ничто, а именно Нечто, т. е. пред-стоящее перед свидетелем (субъектом восприятия) абсолютно всё, что «есть» — объект, объективный мир, Этот мир — является преходящим, конечным, а значит его «нет» (не есть, не существует — ∄) и быть не может. Есть и может быть только то, что не исчезает через какое-то время; будучи сегодня реально существующим не может исчезнуть завтра; что подлинно в силу своей вечной, неизменной природы. При этом отметим, речь не идет о возможности проявления, как возможности выдвижения из непроявленного в проявленное; и исчезновении, как исчезновении во тьме потенциального…

Сравним и соотнесем между собой несколько выражений из разных историко-культурно-интеллектуальных контекстов:

а) Коран: "Всякая вещь гибнет, кроме Его лика» (28: 88).

б) Аль-Газали: «А кто познал Его, тот знает, что все сущее, помимо Него, — ложно, [не обладает подлинным бытием], и что всякое сущее тленно, кроме Него, — не потому, что оно погибнет по прошествии времени, нет, оно и сейчас ложно, если рассматривать его с точки зрения его сущности, — если только не рассматривать его бытие в том смысле, что оно существует благодаря Богу и Его силе, и тогда оно, при рассмотрении его как существующего благодаря Богу, обладает бытием, а при рассмотрении как существующего самостоятельно оно есть чистое небытие».

в) Основатель буддийской философии мадхъямики Нагарджуна: «Всё, что рождается — не может не умереть. Всё, состоящее из частей — раз¬рушается. Всё накопленное — тратится. Всё созданное — непостоянно.»

г) Марк Аврелий: "…все что ты видишь, подлежит изменению и вскоре исчезнет… Мир — изменение".

д) Ф. Гегель: «Конечное не просто молчит, как нечто оно вообще исчезает, и не просто в возможности, но его не было бы и как неисчезающего. Бытие конечного такого, что внутри себя оно уже содержит семя разложения: час рождения — это и час смерти конечного».

Опять же приведем параллель с понятийной системой исламского эзотеризма: наряду с уже упомянутом выше понятии «ваджиб-аль-вуджуд», в этой традиции существует понятие «мюмкюн-аль-вуджуд» — «возможно существующее», существование которого низведено к несуществованию. Этот аспект квази-существования того, что «существует» не существуя будет рассмотрен в пункте 9 и ниже.

4. Итак, всё, что «есть», которое в качестве актуальной данности выдвинута в спектр проявленного, представлена нашей способности восприятия — это кажимость, иллюзия, провиденциально допущенная и оправданная (провидением) галлюцинация, призрак. И. Гёте: «Всё преходящее есть только подобие».

5. Нечто — это Актуальное (в нашем понятийном контексте), как самотождественная или самоотождествляемая структура, имеющая тенденцию к завершению, закрытию, остановке любого процесса-динамики-скольжения к Иному:

А = А.

Гегелевское для-себя-бытие (с оговорками). Или, что то же самое — самобытие. Имманентный абсолют, не допускающий и мысли о существовании чего бы то ни было кроме самого себя; то есть Нечто претендует на то, что в метафизике обозначено как Единое, Универсальное, Абсолют… Это — (мета)форма, (мета)фигура, взятая в своей (поименованной) предметной конкретности и изъятости из фона. Но…

6. Но мы ведь сейчас не просто говорим о Нечто, как о теоретически выведенном абстрактном конструкте (имманентный абсолют как абсолютно всё, что есть и, что только и может быть в разных вариантах, формах, модуляциях [всевозможность], и, тем не менее, не признаваемый нами как подлинно существующее), но и чувственно (телом-нервной системой-органами чувств) воспринимаем это Нечто, видим, слышим, осязаем… Так значит оно каким-то образом всё же существует, раз соприкасается в точке восприятия с нашим чувственно-телесным присутствием? Оно тоже «есть»? И если да, то каким образом?

7. Да, оно «есть», но только как иллюзия, мираж, призрачное жиле, на правах того, что исчезнет, а значит, как бы «существуя», уже несёт в себе неотвратимость собственного небытия («внутри себя оно уже содержит семя разложения…» по Гегелю). Нечто — это феноменально воспринимаемое (= мыслимое, воображаемое…), и когда мы говорим «это есть», то это означает — «я воспринимаю это» или потенциально могу воспринять в случае, если «это» пока непроявлено и не пред-ставлено (здесь и сейчас) моему восприятию; то есть, если какой-то сегмент этого Нечто невидим, то он невидим вследствие нахождения в потенциальном, или невидимой части виртуального; но может стать видимым, выдвинувшись в проявленное (скажем так: Нечто/Актуальное = актуальное + потенциальное — актуальное в «спарринге» с потенциальным мы написали с маленькой буквы, чтобы отличить его от Актуального, как концептуальном синониме Нечто). Данный аспект отсылает нас к формуле Дж. Беркли «esse est percipi» — «существовать — значит быть воспринятым». Или, перекликающаяся с этим мысль Хайдеггера:«Мы уже слышали о присущей феномену возможности выдавать себя за… — о кажимости. Одновременно это имеет и позитивное значение: сколько кажимости — столько и бытия, т.е. всегда, когда что-либо выдает себя за то-то и то-то, существует возможность сделать его зримым и определить его в нем самом». Таким образом, имманентное Нечто представляет собой видимое. Его свойства — множественность, разделенность, не сводимость ни к целому, ни к сингулярному.

8. Итак, в данном вопросе мы имеем следующее перцепт-онтологическое равенство: «это есть» = «я воспринимаю это»; или, более редуцированно: «есть» = «воспринимаю». Такой подход сводит онтологию к онто-перцептологии или перцепт-онтологии, к мысленной работе не столько над «действительно» существующим, сколько над феноменальной структурой представляемого, воспринимаемого, видимого-визуального (или, если и невидимого «сейчас», то потенциально способного про-явиться)… «Ничем из того, что можно сказать о чем-то, что оно «является», оно не является». (А. Коржибский)

9. Значит, о воспринимаемом Нечто некорректно говорить как о подлинно существующем и, в данном случае, следует применить более корректную связку «есть-нет», — ∃ + ∄ — иначе говоря, «есть» как временно наблюдаемая нами (свидетелем) иллюзия, которая исчезнет, а значит никогда не бывшей. Более того, следует само слово «есть» в этой связке поставить в кавычки, аффицируя его условность и эфемерность: «есть»-нет". Можно сказать и так: «есть» в случае с Нечто-Актуального и «есть» относительно Ничто-Нон-актуального — это фундаментально разные «есть-ности». Отождествлять их нельзя!

10. Главное в этой связке «есть»-нет" является отрицающее «нет». Именно оно вводит в связку апофатический вектор, указывающий на призрачность, неподлинность утверждения «есть», нейтрализуя фиктивную «бытийственность» Нечто, как принципиально не-существующего, как пустотного в своей предельной инстанции. Применив буддийскую онтологическую терминологию, можно сказать: Нечто не есть, а возникает-исчезает, или даже — возникая (тут же) исчезает, не успев пре-быть (опять же вспомним гегелевское «час рождения — это и час смерти конечного»). Например, можем ли мы утверждать, что кинематографическая реальность, как игра света и тени, создающих движущиеся изображения на экране — существует на самом деле? И да, и нет: да, потому что мы видим это; нет, потому что все это только лишь светотеневая проекция на белой поверхности экрана; реально существует лишь экран, который не содержит в себе ничего, хотя, с другой стороны, потенциально содержит в себе абсолютно всё (почти гегелевское тождество чистого бытия и ничто). То же самое можно сказать и о сновидении, находясь в котором мы не сомневаемся в его подлинной природе, которая рассеивается с первыми секундами просыпания.

11. Очень важный аспект: Нечто следует понимать как возникновениеисчезновение (без дефиса, слитно, как нераздельный импульс гиперсинхронной волны-потока [волныпотока]). И тогда оно прозрачно и через него просвечивает свет ничто как абсолютно иного.

Реальность иллюзии?

11. Отняв у Нечто бытийственную легитимность, мы несколько «унизили» его. Теперь вступимся в защиту. Итак, вопрос: а нельзя ли решить рассмотренное выше логическое противоречие просто, сказав, что Нечто/сущее «нет», без всякого «есть»? Ответ: нельзя, ибо сделав это, мы упростим динамическую схему сверхбытийной Игры, устранив уровень относительной истины, согласно которой мы (как корпоральные тела-фигуры, а не только духовные существа) и всё сущее, как метафигура — существуем именно как иллюзорный сегмент на совершенно конкретном частотно-вибрационном уровне… Поэтому утверждения многих мастеров антропологической практики о том, что нет ни осознающего («я" или “тебя»), ни осознаваемого (Реальности), ни осознания — то есть вообще ничего нет, кроме пустоты или единой субстанции, или абсолютной Реальности… — всего лишь красивые фигуры речи; они не вполне корректны, ибо игнорируют своеобразную и специфическую реальность иллюзии, которая имеет право на существование в игре сил и потенций именно в качестве иллюзии, миража, галлюцинации, а не обязательно существующей инстанции. Поэтому всё абсолютно отрицаемое — «есть» и «нет» «одновременно». Скажем, говорить только, что «меня нет» или «я» не существует» всё равно, что сказать, что существует только левое полушарие мозга, а правое не существует, или наоборот. Или, точнее так: сказать, что «меня нет» — это только часть истины, которая станет целостной, когда мы скажем — «я есть»-«меня нет», во-первых, понимая «финальную приоритетность» выражения «меня нет» (акцент на апофатике, отсечении), во-вторых, отличая «я есть” («я", как изменчивую перцептивную структуру или персональное сознание-субъект) от "Я ЕСТЬ» (ноумен-сознание-сверхсубъект). Таким образом и иллюзия (варианты: симуляция, виртуальность, галлюцинация, воображаемое…) имеет право быть (относительно) реальной.


Нечто-Сущее как ложный абсолют, не-подлинная бесконечность

12. Есть одна тонкость, связанная с амбицией Нечто на абсолютность, о которой было упомянуто в пятом пункте. Несмотря на всё, сказанное выше, Нечто — очевидно и глобально. Оно давит на нашу перцепцию и заявляет о своей подлинности и вечной природе. И возникает определенного рода метафизическое сомнение: а что, если, рассуждая о его (Нечто) призрачности, иллюзорности, о становлении, появлении-исчезновении, свести все эти процессы к перманентно изменяющемуся содержимому Нечто, а не к нему самому как к «вместилищу» всего, происходящего в нём? То есть предположим, что Нечто есть реальный Абсолют, в котором имеет место игра превращений призрачных форм, но который в силу своей предполагаемой трансцендентности не затрагивается этой игрой, а только инспирирует взаимоуничтожение всевозможных форм в самом себе. Нечто в этом смысле не желает быть метафигурой, какой бы всеохватывающей она ни была, претендуя только на Фон, на Абсолют. Теории пантеизма (монизма) постулируют истинность именно такого порядка вещей: Нечто есть Всё.

Но, на самом ли деле, Нечто не есть Абсолют, оно не бесконечно. Почему? По одной единственной, но вполне достаточной причине — из–за присутствия живого свидетеля, разрушающего «амбициозные планы» Нечто на абсолютность (именно присутствия, а не наличия! Наличествовать может любой предмет, как частичка сущего. Но только живое свидетельствование, заряженное энергией Ничто-Нон-актуального может присутствовать). Ведь Абсолют предъявляет себя как гомогенная бесконечность, кроме которой никого и ничего нет — ровная бесконечная протяженность, пожирающая всё, что хоть как-то может потревожить стерильный покой её холодной и чистой гомогенности. Другими словами, такая гомогенная бесконечность не предполагает в себе никакой точки, которая уже одним своим наличием разрывала бы гомогенность абсолюта, ограничивала бы его (хваленную) бесконечность. Или так: точка в поле абсолютной протяженности есть ограничитель этой протяженности (ставящей ей предел) и уже только поэтому она в принципе невозможна. Но удивительным образом именно такой проблематичной и невозможной для Нечто (как абсолюта) точкой и является свидетель, воспринимающий все, что есть, ибо только при условии несовпадения этой точки со всем, что есть, будучи нетождественным с ним, она может воспринимать это всё (то есть воспринимать извне, с дистанции). Таким образом точка восприятия в свидетеле — это взрывная точка разоблачения Нечто, «претендующего» на абсолютность и, в то же время, точка прорыва-исхода в безусловно Иное. Следовательно, Нечто не может претендовать на абсолют и, в предельном смысле, представляет собой конечное, подлежащее ликвидации, точнее, уже ликвидированного фактом собственной фиктивности, неподлинности…

Резюме:

13. а) Итак, воспринимающий свидетель — а значит воспринимающее в свидетеле Нон-актуальное-Ноумен-Ничто-Сверхсубъект-Бог — «(СВЕРХ)ЕСТЬ».

Таким образом, подлинная, фундаментальная онтология — это перцепт-онтология воспринимающего ОКА-ДУХА-СВИДЕТЕЛЯ, в идеале восходящая к перцепт-теологии, ибо через (сквозь) воспринимающего Свидетеля зрит-конституирует этот мир Сверхсубъект-Бог (посредством чего он конституирует мир — это уже другой вопрос…). Воспринимаемого же Нечто, в предельной своей пустотной стадии — «НЕТ», не существует, но так как мы его чувственно воспринимаем, то оно «есть"-нет», как то, что появляется и тут же исчезает. Оно существует несуществуя, репрезентируя (относительную) реальность иллюзии. Оно дано нам как необходимый элемент Игры, как некая точка отчета, отталкиваясь от которой, как от видимого, интенции нашего внимания направляются к невидимому, неопределяемому, к последней тайне тайн Сверх (Не)бытия-Ноумена…

14. b) Ничто-Ноумен-Небытие-Нон-актуальное — «ЕСТЬ», тогда как Нечто-Феномен-Бытие-Актуальное — «есть»-нет" (в пределе — нет)


ИНВЕРСИЯ ВОСПРИЯТИЯ

15. Но в режиме Актуального (пребывание нас как наблюдателей в этом мире) всё наоборот: Нечто/бытие есть, а Ничто/небытия — нет. В том порядке вещей, в который мы заброшены ноумен не может быть… Он предан фундаментальному забвению.

16. Вопрос: когда же начинается системный метафизический сбой и в мировоззрении человека воцаряется формула Парменида «Бытие есть, Небытия нет»? Иначе говоря, утверждается полная противоположность вышеизложенному, когда воспринимаемое-проявленное Нечто прочно связывается со словом «есть», а ноуменальное, актуально не существующее Ничто — со словом «нет».

17. Ответ: это происходит «после» «(грехо)падения», после появления онто-генетического Дефекта Восприятия, когда (постепенно, «эволюционно») в перцептивной связке «есть-нет» выпадает апофатическое слово «нет» и остаётся лишь слово «есть». То есть феноменально воспринимаемому (видимому, слышимому…) придаётся онтологический статус подлинно существующего, а реальность принципиально невоспринимаемого и немыслимого (невозможного в формате Этого мира, но парадоксальным способом являющимся самим условием и источником восприятия) начисто отрицается — стенки перцептивного сосуда закупориваются, «пузырь восприятия» наглухо закрывается и субъект оказывается в концептуальной темнице собственного неведения. Производится «реификация», «творение» мира, ментально-виртуальная лепка «предметов» Этого мира как тотальной и гомогенной ПРЕГРАДЫ-ЗАВЕСЫ (точнее суммы преград-завес) при полном забвении истока и основного Игрока…

В такой онтологической ситуации уже нельзя использовать «есть» одновременно и к множественности образов сущего-Нечто, и к единственности ноумена, подчеркивая их тождественность. Поэтому, если сущее-Нечто-феноменальное «есть», то небытие-Ничто-ноуменального — «нет», и наоборот. Если в актуальном мире сказать, что небытие-Ничто-ноуменальное (Бог монотеизма) есть, то это значит совершить грубейшую концептуальную ошибку, так как в таком случае небытие-Ничто-ноуменальное сводится к множественности всего, что есть, то есть ставится знак равенства между, скажем, чашкой и Богом (и то, и то — есть). А это — пантеизм, идолопоклонничество, с точки зрения монотеизма, кощунство, недопустимый тип мышления.

НОН-АКТУАЛЬНОЕ

Понятие Нон-актуальное в контексте нашей работы имеет следующее значение: «Актуальное» равнозначно понятию «Нечто» как абсолютного всего, что есть (понятие «актуального» восходит к Аристотелю в его анализу актуальности как проявленной формы); отрицательная частица «нон» снимает «Нечто» и открывает путь в тайну «Ничто» (взлом-разрыв матричной ткани-иллюзии непрерывного и абсолютного всего, или, по Гегелю — "Дух достигает своей истины, лишь находя самого себя в абсолютном разрыве ")…

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author