«Я ХОЧУ СОЗДАТЬ БЕССМЕРТИЕ». РАЗГОВОР С МАРИАМ ДУДУЧАВА

Валерий Горюнов
20:26, 10 октября 2018311
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Мариам Дудучава — художник, постановщик перформансов, автор издания Art_pro_Collage by MMD, презентация которого состоится 6 ноября в Москве.

Валерий Горюнов — поэт, публицист.


В.Г.: Интересно, как у тебя проходит творческий процесс? Как ты определяешь, что каждая деталь картины или коллажа находится на своем месте?

MMD: Это происходит интуитивно. Появляется импульс рисовать графику — я рисую сегодня графику, несмотря на то, что для этого мне нужно ехать за холстами. Я поеду, куплю и нарисую. Аналогично с коллажами: я увижу образ какой-то, и мне захочется перенести всю страсть и настроение в коллаж. Деталь как бы встраивается в образ так, что глаза сами понимают, что там ей место. Глаза — это проектор души, а душа знает, как все должно выглядеть.

В.Г.: В поэзии, кстати, точно также. Каждое слово становится туда, куда нужно. Как будто стихотворение сплетается на каком-то над-уровне, а ты просто улавливаешь потоки.

MMD: Да, думаю, есть что-то сверх нас, которое направляет на создание какого-либо произведения искусства.

В.Г.: Когда я пытался выразить твою атмосферу, мне пришел в голову образ «души водопада», то есть чего-то абсолютно прозрачного и плавно перемещающегося. Но ты говоришь о страсти и динамичности. Получается, я ошибся?

MMD: Страсть — это одно из свойств моего дела. Я не могу остановить этот поток создания. Можно назвать это внутренней страстью созидать. И я не вижу противоречия с твоим образом, потому что в этой чувстве соединяется и плавность, и стремительность. У меня есть сочетание слов, которое отражает то, какой я вижу себя изнутри, к чему стремлюсь и что во мне неизменно. Эта фраза родилась сама по себе в 2013 году. А расшифровала я ее недавно.

Дыши — Твори

Душа — Чистота

Моя — Я в этом теле

В.Г.: Это сочетание слов мне очень нравится. Особенно, когда я представляю, что оно возникло спонтанно из твоего внутреннего богатства. Как ты относишься к случайностям?

MMD: Я верю, что случайности неслучайны. Если незапланированная капля попадет на картину, значит она должна остаться там.

В.Г.: Я как раз подумал: чтобы по-настоящему выразить суть чего-либо, нужно быть слегка неточным, не бояться случайностей.

MMD: Ты верно мыслишь: не контролировать что-то разумом, а дать чему-то самому произойти. Это еще и выход за пределы эго.

В.Г.: Выход и одновременное присутствие в эго. Нить, натянутая между противоположными состояниями. И, кстати, я именно о нитях и хотел поговорить. Меня интересуют вот эти твои работы:

Что-то в них я ощущаю, но пока не могу это выразить. Кажется, что эти линии отражают суть твоего творчества. В голове почему-то крутятся слова: сеть, энергетические сосуды. Ты изобразила что-то подобное?

MMD: Я называю их «линейные токи». Ты представь, что обнимаешь родного человека и в момент, когда концентрируешься на самом объятии, чувствуешь, что между вами проходят физические волны снаружи, а внутри — химические. Здесь и происходит стык науки и нечто высшего.

— Физика.

— Химия.

— Бог.

Именно это я пытаюсь выразить в образе линий.

В.Г.: Какие еще приемы, мотивы, образы ты считаешь для себя наиболее важными?

MMD: В абстракции мне нравится концентрироваться на молекулярных соединениях красок и дополнительных веществ, создавая свой мир атомных сочетаний. В перформансах и фото-проектах я изображаю взаимосвязь приходящих извне чувств с моим сознанием. А, вот, коллаж для меня — полная визуализация того, что есть в нашем материальном мире; различных проявлений чувств, желаний, настроений. Для этого я использую разные образы, начиная от атомов, заканчивая энергиями жизни.

В. Г.: А сейчас над чем работаешь?

MMD: Сейчас я продолжаю работать над серией «дети индиго» — рисую детей нового поколения, рожденных в 2000-х. В них чувствуется связь с космосом, новый код.

В.Г.: Может, поэтому мне эти работы и близки: я так себе представляю всеединство — как сплетение нитей. Связь с космосом, новый код — расскажи об этом подробнее.

MMD: Это просто мои личные наблюдения: я заметила, что дети, рожденные в 2000-е, быстрее развиваются. Они, возможно, отражения того, что находится в пределах космического масштаба. Возможно, именно с этого поколения начнется настоящее покорение других планет. Думаю, этих детей надо растить максимально правильно, так как они могут нас спасти или разрушить. Их мышление с учетом развития технологий ускоряется. Они совершенно другие — я вижу это в детях родственников и в своем младшем брате. Я брату рассказываю про йогу, душевные движения и циркуляцию энергий. И он понимает о чем я. Это удивительно!

В.Г.: В твоих высказываниях много аллюзий на восточные практики — это элемент стиля или искренняя убежденность?

MMD: Это близко моей душе. Я изучаю все через себя, т.е не ухожу в конкретную религию или практику. И слежу за тем, чтобы не попасть под влияние религиозных фанатиков.

В. Г.: Насчет детей я тебя прекрасно понимаю. У меня очень тесные связи с новым поколением — я работаю в школе. Каждую среду мы с 6-классниками собираем поэтический клуб. То, как они слету понимают написанное, меня поражает. Я читаю им Целана, Элюара, Пагиса, у которых произведения достаточно головоломные. Но за 45 минут у детей складывается точное представление об авторе или стихотворении, и они выражают саму суть.

MMD: Вот видишь, ты на собственном опыте знаешь, какие удивительные дети нас окружают. Нельзя новое поколение взращивать по принципам старой школы. Информации становится все больше. Я прошла то обучение, что соответствовала моему времени. А мой брат, должен проходить то, что актуально сейчас. Ты так не думаешь?!

В. Г.: Я с тобой полностью согласен. Должна быть скорость, стихийность, стремление в глубину. «Информации становится все больше» — это перестраивает мышление. Такое огромное количество информации как бы говорит о том, чтобы мы искали внутренние связи между явлениями, собирали разрозненное в целое. И это не интертексты, а нечто более тонкое.

У меня есть еще вопрос, связанный с твоим манифестом: «11. ХУДОЖНИК ДОЛЖЕН СОЗДАВАТЬ. Это значит делать что-то каждый день, оттачивая мастерство, принося новые образы в этот мир». «Новые» образы. Постмодернисты говорят, что новое невозможно. Однако твои работы выглядят очень свежими. Как у тебя это получается?

MMD: Я отталкиваюсь не от сознания, а от подсознания, и раскрываю его в своих работах, т.е. на практике. А делает другим — личный опыт.

В.Г. У меня сложилось впечатление, что ты черпаешь даже не из подсознания, а из всеобщей спаянности что ли. Наверное, это именно то ощущение, которое я никак не мог сформулировать. Ты как будто изображаешь свое видение того, что за границей, но ничего не меняешь для своей пользы. И я, кажется, нашел точное слово, в котором сочетается и твой интерес к противоположностям и то, что по факту ты формируешь нечто цельное и свежее. Ты — резонатор*!

*Резона́тор — колебательная система, в которой происходит накопление энергии колебаний за счет резонанса.

MMD: Очень интересно ты сказал. Да, я не хочу вселенную подстраивать под свое эго. Энергия циркулирует, переходит из одного состояния в другое — эти механизмы работают независимо от нашего «Я». Мне хочется показать эти порядки, которые есть внутри нашего организма и вокруг. Выразить смерть и рождение звезд, например. Показать связь между злом и черными дырами, добром и светом солнца. Это все присутствует в нашем мире не просто так — это части всеобщих закономерностей, которые мы пока не можем выявить.

Резонатор — да! Хорошее определение для художника!

В.Г.: Ты изображаешь законы вселенной, но одновременно «не изменяешь себе» (я видел эту фразу в описании к одной из твоих работ). Как это соотносится, что ты и личность (эго) и одновременно резонатор окружающего?

MMD: Я не изменяю свои принципам касательно морали и этики в отношениях с людьми.

А еще считаю, что не должна строить свой творческий путь на примере кого-то. Мне хочется найти свой путь и следовать ему. Я думаю, это будет некий язык, по которому я буду строить графику, перформанс, коллажи, кино…

В.Г.: Прекрасно! Именно новый язык и мы с моей женой-художницей ищем сейчас. Язык атмосфер, которым можно выразить самое главное, уловить неявное.

MMD: Вот, вот! Хочется, чтобы люди понимали все один этот язык и не учили слова для этого. Интуитивное объединение душ.

В.Г.: Да, именно так. Мы ведь уже его понимаем, просто пока нет навыка, не хватает практики его использования. И мне кажется, что не только мы одни к нему стремимся. В духе времени формируются новые люди, улавливающие самое неочевидное в мире; имеющие крепкий стержень уникальности, но сознательно стремящиеся к объединению.

У тебя есть работа, которая максимально точно бы выражала тот неуловимый язык, о котором ты говоришь?

MMD: Увы, такой нет, но я иду к этому. Я хочу создать бессмертие.

В. Г. мы недавно с женой заметили, что появляется все больше взрослых людей, у которых через край бьет энергия, но они никак не могут найти себя, потому что мир еще слишком негибкий и в нем пока не существует той сферы, где новые качества и способности могли бы раскрыться. Такое чувство, что образовалось переходное поколение, новые «лишние люди» (как в 19 веке). Интересно, у тебя есть такие знакомые? Замечала ли ты что-нибудь подобное в окружающих?

MMD: Я как раз наоборот думаю. Сегодня каждый может себя раскрыть при помощи разных инструментов. Музыканты сегодня занимаются саунд-дизайном, а художники — графическим. Я бы сказала, что сегодня всех во всем много, но нет какого-то индивидуума, который гениален в одном ремесле. Хотя, я думаю, мир становится еще глобальнее, и теперь иметь множество ярлыков — это нормально.

В.Г.: Гений, по твоему, это цельная личность, которая знает, чего хочет добиться?

MMD: Гений, мне кажется, — это завершенная фаза в совокупности с накопленным опытом в своем деле. Тот, кого нельзя повторить ни технически, ни по смыслу. Такой человек как раз и способен создать новый визуальный язык.

Добавить в закладки

Автор

File