Написать текст
Городские предприниматели

Марина Разбежкина про кино, реальность и предпринимателей

Vector by Strelka 🔥
+23

«И тогда возникает эта формула: реальность — это то, во что вы верите. То есть вы можете ее представить так, что она или исчезнет, или вы заставите своих интерпретаторов поверить в эту реальность. Это все на самом деле очень интересные вопросы, которые должен себе задавать, мне кажется, любой предприниматель».

Расшифровка выступления режиссера-документалиста Марины Разбежкиной 19 мая в DI Telegraph на презентации онлайн-школы Vector. Марина Разбежкина — один из преподавателей курса «Городские парадоксы: как исследовать повседневность», в котором студенты отправляются исследовать город с помощью фото, карт или видео.

Добрый вечер. Я понимаю, что в этом проекте я практически бабушка, и, наверное, меня пригласили как человека, который будет делиться своими нажитыми знаниями. На самом деле, я сидела, слушала ребят и подумала, что я тоже ведь успешный предприниматель. Потому что проект моей киношколы сделан полностью мною. Это частная киношкола, которая готовит режиссеров-документалистов. Мы делаем это без поддержки государства или каких-то предпринимателей.

Интересно, как идеи приходят в голову. Я режиссер-документалист, и у меня нет режиссерского образования. Я начала снимать, всё оказалось очень успешным, и это была моя жизнь, моя работа, которая мне очень нравилась. Через какое-то время я поняла, что мне не нравится, как готовят режиссеров-документалистов в наших крупных, базовых, известных вузах. И тут я самонадеянно решила открыть школу. Мы работаем 8 лет, и это одна из самых успешных школ в мире. Я читаю лекции по всему миру. Я не владею английским в той степени, чтобы читать лекции, поэтому я читаю все лекции на русском, а недавно я месяц работала в Китае и читала лекции китайским документалистам.

Почему я сейчас вспомнила о Китае? Если у вас есть хорошие идеи в голове или вам не нравится, как существует то или иное пространство, вы всегда можете придумать своё новое и добиваться осуществления своей мечты, идеи. Это вполне возможно, и в этом нет ничего сложного. Я к тому же еще не москвичка, я из Казани. Для меня Москва — не тот город, где я окружена знакомыми, друзьями, которые могли бы помочь. Наша школа документального кино и документального театра была сделана без всякой поддержки, и это один из самых успешных проектов в России.

Когда я была в Китае, я сняла фильм из окна. У меня не было времени снимать другое кино, но каждое утро я вставала в 5 утра и ставила на одно и то же место на подоконник камеру. И в течение четырех часов, до тех пор, пока за мной не приезжала машина, чтобы везти в институт, камера снимала всё окружающее пространство, что я видела из окна. Это было невероятное пространство. Сейчас у меня 60 часов китайского пространства. Смотреть это увлекательно, это затягивает. Но я понимаю, что, кроме меня, мало сумасшедших, которые хотели бы это видеть 60 часов подряд, и сейчас я делаю вменяемый по форме фильм из этого.

ФОТО: Чарли Колхас, в рамках проекта о Гуанчжоу, многомиллиннном городе и культурном и экономическом центре южного Китая.

ФОТО: Чарли Колхас, в рамках проекта о Гуанчжоу, многомиллиннном городе и культурном и экономическом центре южного Китая.

Чем было интересно это пространство? В нем очень любопытно существовали люди. Оно было многоплановое, чего практически не найдешь в городах и чего нет в европейских городах. Два дня назад я вернулась из Португалии, и там тоже многоплановое пространство, но только в бедных районах. И окно моего общежития смотрело на бедный квартал. И я поняла, что бедное пространство гораздо более изощренное, чем дорогое богатое пространство. Буквально рядом, справа в Китае стояли дорогие дома, и они были прямые, как солдаты Вермахта. А слева стояли бедные дома, в которых было много подстроек, надстроек, внешние лестницы, внутренние. И люди обживали это пространство по-своему, придавали этому новые функции.

Я люблю съемки из окна, и режиссеры любят. Во-первых, все ленивые, гораздо проще поставить камеру и смотреть из окна, это интересное занятие само по себе, и одновременно у тебя есть иллюзия, что ты работаешь. У нас первое задание в курсе (первый курс «Городские парадоксы: как исследовать повседневность») — заставить человека подойти к окну и попытаться исследовать с помощью видеокамеры пространство, которое он видит. Он обнаружит там очень много интересного.

Вообще, любая инициатива, любое дело начинается с изучения близкого пространства, когда вы его изучаете досконально, детально. Своим студентам я часто даю упражнение, когда они должны фиксировать глазом какие-то события, называется «неснятое кино». Поиграйте в это неснятое кино. Во-первых, это дешевое занятие — не снимать кино. И очень увлекательная игра. Допустим, я до сих пор, когда езжу в метро и даю это задание студентам, я рассматриваю людей и пытаюсь понять, кто этот мужчина, есть ли у него жена, что он ел на завтрак, кем он работает, сколько зарабатывает, чем он занимается вечером. Это невероятно интересное включение в историю незнакомого человека.

Однажды передо мной сидел мужчина, я начала его рассматривать, и вдруг обнаружила, что ничего про него не понимаю. Это меня очень задело. Я научилась понимать что-то о людях, только глядя на них, — в этом нет ничего фантастического. Если вы будете развивать свой глаз, вы этому тоже научитесь. А здесь ничего. Передо мной был человек, который не выдавал никакой информации: ни его лицо, ни одежда, ни руки не выдавали никакой информации. Это меня так задело, что я вышла вслед за ним не на своей станции. Мне надо было понять, куда он идет. Это было утро, было понятно, что он идет на работу. Это был центр, я шла за ним. Он вошел в дом, около которого стояла охрана, на доме не было вывесок. В дом меня не пустили. Значит, этот дом оказался тоже неразговорчивый.

Но дальше началось самое интересное. Я запомнила номер дома и улицу и полезла в интернет, когда пришла домой, чтобы посмотреть, что же здесь. Как вы считаете, что я нашла? Хорошо бы, если бы я нашла КГБ. Этого дома не было в интернете, его не существовало. Я столкнулась с человеком, которого нет, потому что он работает в доме, которого нет, и он занимается чем-то, что невозможно обнаружить. До сих пор он для меня некая тайна.

Вы же будете заниматься реальностью, и мы, кинематографисты-документалисты, тем более занимаемся реальностью. Сегодня есть такая интересная концепция реальности: реальность — это то, во что ты веришь. Реальности как таковой не существует, это то, во что ты поверил. Есть замечательная канадская актриса Сара Полли, и у неё есть фильм «История моей семьи», он есть в интернете, советую посмотреть. Это очень хорошее кино, и оно очень знаковое для сегодняшнего понимания реальности. Сара Полли рассказывает историю своей семьи, она длинная, запутанная. Сара Полли рассказывает о том, что мать её умерла, когда ей было 10 лет, и когда ей исполнилось 16 лет, ей сказали, что у неё другой отец, не тот, который у трех её братьев и сестер. И она начала искать отца.

Так как мама была знаменитой актрисой, то Сара Полли рассматривает много хроники, чтобы увидеть, кто из мужчин был приближен к ней, чтобы обнаружить таким образом отца. И это очень увлекательный рассказ, она ходит по этой хронике, рассматривает, как она похожа на кого-то или нет, где и когда познакомился этот мужчина с её мамой, может ли он быть её настоящим отцом? И вдруг мы видим всех людей, которые были в хронике и которые назывались «мама», «папа», мы их видим за столом в её актерском доме. Мы понимаем, что это было mocumentary. Это не имеет никакого отношения к рубленому топором mocumentary на телевизоре. Было сделано так, что она провела всех документалистов. Но самое интересное, что никто не хотел поверить, что это не документ, несмотря на то что она предъявила актеров.

И тогда возникает эта формула: реальность — это то, во что вы верите. То есть вы, разглядывая реальность, имея дело с реальностью, можете её представить так, что она или исчезнет, или вы заставите своих интерпретаторов поверить в эту реальность. Это всё на самом деле очень интересные вопросы, которые должен себе задавать, мне кажется, любой предприниматель. Пусть он сапоги тачает, это совершенно неважно. Мы же ведем речь о совершенно другом типе предпринимательства, который вырастает не просто из функции. Смысл не в том, чтобы заработать деньги, а в том, чтобы сделать проект, которого еще не было и который будет интересен вам по-человечески, с которым вы можете прожить какую-то часть жизни и заработать какие-то деньги, что тоже немаловажно.

Поэтому интерес к реальности, мне кажется, — один из самых главных интересов, который сегодня должен вести человека.

Пожалуй, всё. Я благодарна очень ребятам. Они мне подарили столько новых слов. Я, например, никогда не слышала слова «ачивки», теперь я знаю, что это. Так как я по первой профессии специалист по славянским языкам, то эти интерпретации английского, которые пришли в русский язык, мне кажутся совершенно восхитительными, и я их начала собирать. Ачивка — это что-то больше того, что она означает, потому что сама форма слова в русском языке приняла на себя еще какие-то другие смысловые обязательства. Я благодарна за абсолютно другой формат работы. Я с ним не сталкивалась, и мне было ужасно интересно с ребятами.


Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
+23

Автор

Vector by Strelka
Vector by Strelka
Подписаться