radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

ДИАЛОГ О СМЕРТИ

Алина Витухновская

В.: Смерть, описанная во многих литературных произведениях, окутана, на мой взгляд, излишним мистицизмом. В современном мире она носит скорее более технический характер, несмотря на то, что человек по-прежнему противится смерти как полному прекращению всего спектра своей прижизненной активности. Хотя сегодня цивилизованная смерть, например, стала практически безболезненной. В связи с чем, вопрос — насколько актуальна для вас смерть в разрезе прекращения вашей деятельности как персонажа? Будет ли это вас, скажем так, коробить?

А.В.: Смерть коробила меня не как атеиста, а ведь «стандартный» атеизм определяет человека через его отношение к религии и «богу». Для меня никогда не было такого понятия как «бог». Если бы я о нём не прочитала, то никогда бы не стала его анализировать. Я отождествляла себя через свою сверхцель, так же, как через жизнь, в которой ты такой амбициозный, предельный Гамлет. И вопрос мой был не в том классическом «быть или не быть», а в том, как избежать обоих состояний или же как сохранить при этом свою субъектность вне зависимости от навязываемых процессов. Жизнь и смерть казались мне совершенно одинаково навязанными данностями. И я полагаю, что смерть — это унижение для эго. Если жизнь нужна эго для удовлетворения своих амбиций, то и для жизни, а если она не нужна, то только для эго. Это вопрос предпочтений, целей и т.д. Это своего рода социальный невроз, когда человек понял, что он исчезает вместе со своим «я", которое уходит окончательно и бесповоротно. Нет никакой другой, "второй жизни», перевоплощения и прочего. Есть Пустота, Ничто, Абсолютный Ноль. Чтобы преодолеть этот экзистенциальный ужас, человек придумал религию, которая бы продвигала его эго по каким-то метафизическим ступенькам в какое-то «иное бытие». Но вместо того, чтобы преодолеть это как герой, он всегда делал это как трус. Поэтому религия — это полная ложь, ибо её всегда придумывают как оправдание своей неготовности к смерти.

В.: Я бы немного возразил на тему отсутствия той же (ре)инкарнации, ибо цикличные механизмы широко представлены в бытийственности и вместе являются одной из его основ. И скорее всего, потеря того, то, что люди именуют «душой», т.е. того самого интерфейса для общения с проявленной реальностью, является для них всё же куда более фатальным событием, чем просто физическое прекращение существования. Отсюда можно сделать вывод, что некая энергия (информация) всё же сохраняется, рециклируется и подаётся заново, но уже в полностью очищенном виде, по принципу «барабана». И осознание смерти души людей пугает ещё больше. Что вы думаете по этому поводу?

А.В.: Если мы говорим о некоей энергии (информации), то она, безусловно, существует. Субъект при жизни пребывает в навязанной парадигме «переселения душ» и прочего подобного. Он находится в некоей нелинейности — не совсем знаю, как это назвать точно на научно-правильном языке, то взаимодействие энергий в ней рождает сущности. Вокруг этих сущностей очень много всего понадумано. В некотором роде, т.н. проявленный мир, есть надуманность борьбы двух, трёх, пяти, десяти таких вот сущностей. В добытии я чувствовала себя таким вот субъектом. Он обладал энергетикой, волей, проекциями и декларациями, которые противоречили тому, что сейчас принято называть «богом» или миром или человеческой волей. Я бы тоже не стала вдаваться в эти подробности, в эту дешёвую человеческую дихотомию. Не хотелось бы при этом позиционироваться как «остервенелый враг бытия». Так получилось благодаря уже сложившимся, устоявшимся способам описания мироустройства. Только дураку для существования нужен враг. И потому, брать эти понятия на вооружения не имеет особого смысла. Скорее имеет значение говорить о проявленном мире как препятствии, которое пытается меня задавить, не допустить и т.д. И потому — я вполне бы обошлась без него — как в бытии, так и в небытии. В том добытии, о котором говорю я, не было жизни и не было смерти, ибо это такие условные определённости, являющиеся атрибутами исключительно навязанного субъекту пространства.

В.: То, что и как вы говорите о неприятии бинарных состояний, выдаёт в вас Кота Шрёдингера! Если бы тот самый кот умел говорить, он бы рассказал об всём именно вашими словами! Больше спасибо!

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author