Трезвенническое движение в России на примере деятельности Братца Иоанна Чурикова (Самарского)

Владимир Егоров
20:07, 02 августа 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Серьезной проблемой в России конца XIX начала XX веков, в условиях перехода от сельскохозяйственного состояния к индустриальному обществу, стало увеличение количества людей, злоупотреблявших алкоголем. Реакцией государства на эту проблему стали принимаемые меры на ее устранение — законодательные инициативы, которые способствовали созданию условий для сокращения потребления алкоголя. Стали появляться трезвеннические государственные и общественные организации, целью которых была борьба с этим и другими сопутствующими пороками, исправление сложившейся ситуации.

Одним из известных представителей трезвеннического движения был Иван Алексеевич Чуриков (Братец Иоанн), которому удалось в начале XX века создать одну из успешных трезвеннических общин в Санкт-Петербурге, деятельность которой продолжилась и после революции 1917 года, вплоть до ареста Братца Иоанна в 1930 году. После диссоциации Советского союза эта трезвенническая община вновь образовалась из числа последователей Братца Иоанна и продолжает существовать в настоящем.

Егоров Владимир Александрович, старший преподаватель кафедры философии, богословия и религиоведения Русской христианской гуманитарной академии, egorov1@mail.ru

Image

Переход России во второй половине XIX века от аграрной экономики к промышленной и крестьянская реформа императора Александра II, известная как«Манифест об отмене крепостного права» от 19 февраля (3 марта) 1861 года, и их последствия, в конечном счете, стали причиной мощнейших миграционных процессов внутри страны, приведшим к росту населения городов и поселков за счет освобожденного от прикрепления к земле крестьянства, а так же тех крестьян, которые были прикреплены к промышленным предприятиям и именовались фабрично-заводскими. Кроме этого, развитие судостроения и строительство танкеров, способных перевозить большее количество грузов в морских перевозках привело к удешевлению этого способа транспортировки. В результате в Европу стали экспортировать зерно из Америки и Австралии, сложившийся европейский рынок зерна рухнул. Сельским хозяйством заниматься стало не так выгодно, как ранее. Эти и иные факторы в совокупности привели к тому, что российское крестьянство стало покидать деревни и перебираться в города и промышленные поселки, в основном становясь работниками заводов и фабрик.

В новых экономических условиях за меньшее время, проведенное в работе на фабрике или заводе, можно было заработать больше, чем занимаясь сельским хозяйством. На смену сельскохозяйственному циклу жизни, зависимости от времени года, которая диктовала свой ритм жизни и ее включенности в общий природный цикл, пришел иной уклад — фабрично-заводской, урбанистический, к которой необходимо было привыкнуть, принять социально и индивидуально. Такая жизнь в новых условиях вне традиционной культуры вносила чувство утраты и отчуждения.

Изменение социальной среды привело к изменению поведения новых горожан. Отрыв от традиционной, привычной среды обитания, жизнь в новой, не типичной для крестьянства городской среде и трудности адаптации в ней, а также неумение «считывать» новые «коды поведение», увеличение доли свободного времени, отсутствие зависимости от времен года и связанными с ней сельскохозяйственной деятельностью, иной ритм жизни и другие причины привели к росту потребления алкогольной продукции и, как следствие, росту количества страдающих алкоголизмом граждан Российской империи. Проблемы в семье и на работе, потеря здоровья и преждевременная смерть — вот некоторые трагические последствия неумеренного употребления алкоголя.

Подъём, а затем и взрыв потребления спиртного вначале в городских поселениях и позднее в деревне среди части крестьянства произошел в период становления и развития капитализма и особенно проявился в конце XIX — начале XX вв. У значительной части населения характер потребления алкоголя изменился.

«Прежде потребление было редким и умеренным, опьянение — легким. Теперь потребление стало частым и обильным, опьянение — тяжёлым, оглушающим…» [2, c. 117].

Обер-прокурор Святейшего Синода К.П. Победоносцев отмечал важность этой проблемы и необходимость срочного ее решения. В апреле 1889 года он выдвинул в Синоде предложение о «…возможных со стороны духовного ведомства мерах в видах содействия правительству по искоренению в народе пьянства», а чуть позднее вышел указ от 10 августа 1889 года, в котором говорилось, что

«…возможных со стороны духовного ведомства мерах в видах содействия правительству по искоренению в народе пьянства»,

а чуть позднее вышел указ от 10 августа 1889 года, в котором говорилось, что

«…православное духовенство и само лично, и при помощи обществ трезвости, приходских попечительств, церковных советов, при непосредственном и деятельном вспомоществовании со стороны епархиальной власти, должно выступить на неустанную борьбу с пьянством и всеми силами содействовать искоренению пристрастия в народе к спиртным напиткам [Цит. по 8].

К концу XIX века в России стало развиваться движение трезвенничества в разных формах и видах, в основном внутри института православной церкви, но также и в среде городской и сельской интеллигенции, как результат понимания необходимости совместных усилий государства и других институтов для решения этой общей проблемы. К примеру, до 1900 года было открыто 461 церковное общество трезвости, а к 1910 году их было уже 1767.

«В 1912 г. насчитывалось более 2000 обществ трезвости. Среди них были городские, ведомственные и др., но церковно-приходских было абсолютное большинство» [4, с. 68].

В трезвенническом движении приняли участие многие известные религиозные и общественные деятели России того времени: Лев Николаевич Толстой, Иоанн Кронштадтский, пионер трезвеннического движения в России Сергей Александрович Рачинский, священник Александр Васильевич Рождественский,
которого называли «апостолом трезвости», Петр Иванович Поляков, Борис Ильич Гладков — основатель «Всероссийского трудового союза христиан-трезвенников» и многие другие.

О серъезных последствиях пьянства для личности и государства писал Л.Н. Толстой в статье 1888 года «Пора опомниться»:

«Вино губит телесное здоровье людей, губит умственные способности,губит благосостояние семей и, что всего ужаснее, губит их потомство, и, несмотря на это, с каждым годом все больше и больше распространяется употребление спиртных напитков и происходящее от него пьянство. Заразная болезнь захватывает все больше и больше людей: пьют уже женщины, девушки, дети [12].

Как профилактическую меру против пьянства Толстой в своем имении основал общество трезвости.

В Санкт-Петербурге с 28 декабря 1909 г. по 6 января 1910 г. проходил Первый Всероссийский съезд антиалкогольных деятелей, на котором присутствовало 543 человека [3]. В 1912 году в Москве 6–12 августа проходил Всероссийский съезд практических деятелей по борьбе с алкоголизмом, участниками которого стали 473 человека, в большинстве своем представляющие православную церковь и мирян [3].

Нередко, во главе таких движений стояли религиозные харизматичные лидеры. Главным в их проповедях было желание донести до масс мысль, что трезвенничество — это возможность здесь, в этой реальной, земной жизни, обрести
счастье, а само трезвление понималось не только и не столько как отказ от алкоголя, но также и от табака, сквернословия, неправедных поступков, мыслей и, самое главное, трезвление понималось как возвращение к христианским ценностям, провозглашенным во времена апостолов. При этом обрядовая часть могла и не играть большой роли в таких общинах.

Одним из таких лидеров и активным участником трезвеннического движения в России стал Иван Алексеевич Чуриков, которому в конце XIX века, в Санкт-Петербурге удалось создать устойчивую общину трезвенников, успешно действующую и после революции 1917 года, — вплоть до 1929 года, — когда
начавшиеся репрессии против религиозных образований, в том числе и против
сельскохозяйственных коммун состоящих из верующих, которой со временем
стало «Общество трезвенников» И.А. Чурикова, фактически привели к ее закрытию.

Иван Алексеевич Чуриков родился в 1860 или в 1861 году в деревне Передовой поселок, Самарской губернии. Со временем стал успешных предпринимателем, но пережив семейную трагедию (сумасшествие жены) и крах торговой деятельности, почувствовал внутреннее побуждение к подвижничеству, оставил свою работу и дом, и стал проповедником, сначала в Самаре, а с 1894 года в Санкт-Петербурге.

Вначале год прожил в Кронштадте, встречался с Иоанном Кронштадтским,
далее обосновался в Санкт-Петербурге, где и вскоре стал известен своими проповедями трезвенничества среди горожан, в основном на городских окраинах,
где проживали многочисленные работники фабрик и заводов. Сила его убеждения была столь высока, что по прошествии небольшого времени к нему на трезвеннические встречи стало приходить от нескольких сотен до нескольких тысяч человек.

Image

«…прошение об утверждении устава Всероссийского общества трезвости имени братца Иоанна Чурикова» [5, с. 33],

которое было отклонено министром внутренних дел на основании того, что частной организации нельзя брать имя какого-либо лица в название, если оно не зарекомендовал себя ранее в общественной или государственной деятельности.

«…весь рабочий Питер ходуном ходил от одного имени — имени “братца” Ивана Чурикова. О нем ничего не знала богоискательская интеллигенция, увлекавшаяся Булгаковым и Бердяевым, Андреем Белым и Блоком, Мережковским и Вячеславом Ивановым. Его имя без скрежета зубовного не могли произносить кондовые церковники. Зато в рабочих кварталах, среди простого люда, у питерских кухарок и прачек, сапожников и дворников, это имя было окружено любовью, лаской, глубоким почитанием» [7].

По мнению Краснова-Левитина в 1927 году последователей Чурикова насчитывалось более 10 тысяч человек и имелось 14 представительств в Ленинграде [7]. Чуть меньшее число последователей называет Н.И. Юдин, который пишет, что на момент закрытия коммуны в 1929 году количество «чуриковцев» составляло 6–7 тысяч человек на Ленинград и Ленинградскую область [13, с. 36].

Некоторые последователи Братца Иоанна Чурикова создавали общины трезвенников-чуриковцев в других городах. Наиболее крупная была организована
в Москве, в 1906 году, руководить которой стали И.Н. Колосков и Дм. Григорьев.
Со временем эта группа почти полностью утратила связь с основным течением
вырицких чуриковцев-трезвенников и стала автономной, исповедуя свободное
от православных богослужебных практик собрания, безобрядоверие.

Вот как об этом писал руководитель московской общины И.Н. Колосков:

«Мы называем себя “свободными христианами” потому, что исповедуем учение Христа свободно, то есть без насилия над нашим и чьим бы то ни было духом и телом… Поэтому мы отрицаем всякие догматы и авторитеты как насилие над нашим разумом … и свободно исследуем и критикуем всякую религию … руководствуясь при этом голосом, который мы считаем … откровением самого Бога. Потому у нас нет никаких духовных отцов и наставников… Мы отрицаем всякие обряды, как насилие над нашими чувствами, которые они искусственно вызывают и поглощают и тем самым мешают им свободно зарождаться и всецело служить Богу и людям… а религиозные наши собрания состоят из чтения религиозно-
нравственных писаний, пения духовных песен, объединение тех и других,
религиозно-нравственных бесед и тайных молитв» [Цит. по 6, с. 240].

В 1930 году Колосков был арестован, получил 3 года по 58 статье и в 1932 году
скончался в заключении, после того, как объявил голодовку, будучи не согласен с решением администрации о запрете свиданий и переписке с женой и сыновьями [11, с. 117].

В целом, к середине 1920 годов

«…общее число трезвенников в Петроградской губернии, Москве, Костроме, Ярославле, Иваново-Вознесенске, Белоруссии (Витебский округ), Омске по разным данным составляло от 40 до 100 тысяч человек. Омская и Костромская общины поддерживали самые тесные и непосредственные связи с Чуриковым…» [6, с. 243].

Image

Со временем советское государство поменяло свою политику в отношении
сельскохозяйственной коммуны «Братец Иоанн Чуриков» от поддержки в начале до ее критики и расформировании. Первые репрессии против коммуны «БИЧ» начались в 1927 году, когда была арестована часть коммунаров, но самого Ивана Алексеевича Чурикова не тронули. Но позднее, через два года, в период 19–21 апреля 1929 года была вновь арестована часть коммунаров, не избежал ареста и сам Братец Иоанн, которого сразу же перевезли в Москву, чтобы не допустить волнений, потому что его арест был негативно воспринят рабочими заводов и фабрик Ленинграда, когда более 1200 человек подписали петицию с просьбой освободить Братца Иоанна Чурикова [6, с. 250].

Image

«…я просил бы Вас, сообщите, пожалуйста, Степану Степановичу Дудыкину, как члену коммуны, пусть он сходит к И.М. Трегубову, у него есть… (записи)… моих воскресных бесед за три года последних (1926–1929), которые свидетельствуют в защиту Советской народной власти» [9, с. 18].

После того как община была расформирована, последователи Братца Иоанна Чурикова перешли в неинституциональную форму существования, стали
собираться по частным домам и квартирам своих единоверцев, продолжая исповедывать принципы трезвенничества данные И.А. Чуриковым, сохраняя те традиции, что транслировали чуриковцы старшего поколения.
По прошествии тридцати с лишним лет Н.И. Юдин в книге 1963 года «Чуриковщина (“Секта трезвенников”)», посвященной разоблачению тех, кто яв-
лялся последователем Чурикова и исповедывал принципы трезвеничества в 60-е
годы, приводит следующее предполагаемое число его последователей:

«Едва ли на трехмиллионный Ленинград и поселок Вырицу с его 19-ю тысячами населения можно насчитать 7–8 сотен чуриковцев» [11, с. 58].

Силами общины дом был восстановлен и в нем вновь, как и при Братце Иоанне, стали проводить воскресные собрания, на которых произносились проповеди о трезвости и следованию христианскому пути. Количество прихожан стало расти, появились последователи в других регионах России, ближнего и дальнего зарубежья. Небольшие общины есть в Белоруссии, Украине, Болгарии, США, Финляндии и других странах.

Современная обрядовая практика включает в себя воскресное богослужение, в которое входят молитвы, выступления членов общины с духовными темами и с примерами из реальной жизни современных трезвенников, цитируются Новый и Ветхий Завет, высказывания отцов Церкви, слов Братца Иоанна Чурикова из его бесед и писем, поются духовные стихи. По просьбе руководителей общины приглашаются к выступлению ее члены с рассказами о том, как через Братца Иоанна они смогли избавиться от алкоголизма, табакокурения, сквернословия, от болезней, встать на праведный путь, изменить свою жизнь.

В конце богослужения, перед иконостасом с Богоматерью, изображением Братца Иоанна сжигаются записки, в которых те, кто хочет избавиться от греха пьянства, дают в этом обещание. На этом служение заканчивается и члены общины могут пообщаться между собой, получить совет и поддержку, в случае необходимости духовное благословение от членов братского совета, которые возглавляют общину и являются духовными авторитетами.

Стоит отметить, что в общине немало бывших наркоманов, алкоголиков, лиц, ранее имевших проблемы с законом и которые вели асоциальную жизнь, а сейчас стали законопослушными гражданами, создали или вернули семьи, которые ранее покинули. В общине немало многодетных семей.

Руководит общиной Братский совет, во главе которого стоит председатель, он же глава Местной Религиозной организации (МРО). На своих собраниях Братский совет обсуждают различные вопросы, связанные как с духовным окормлением, так и с мирскими вопросами, такими как ремонт, поддержания здания и участка в надлежащем состоянии, выпуск духовной литературы и пр.
В духовной практике большое внимание уделяется личной и совместной
молитве, изучению текстов Братца Иоанна Чурикова, Библии, Ветхого и Нового Заветов. Совершаются обряды крещения, венчания, благословения жилища,
отпевания и пр.

В проповедях большое внимание уделяется, кроме трезвости, таким темам, как семья, уважение к членам семьи и ближним, любовь к Родине, поддержание здоровья, получение образования, честный труд. В произносимых молитвах на воскресной службе часто можно услышать просьбы о здоровье и мудром
управлении президента страны, членов правительства.

«Общество духовных Общество духовных христиан-трезвенников Братца
Иоанна Чурикова» открыто к общению, каждый может прийти на служение,
обратиться с вопросом или просьбой о помощи. Нередко общину посещают
журналисты, выходят материалы в СМИ (газеты, журналы, телевидение).
Участок, на котором расположен дом Братца Иоанна Чурикова содержится в образцовом порядке, на территории есть гостевой домик, в котором могут
останавливаться приезжающие трезвенники, последователи Братца Иоанна из других регионов страны. Кроме этого члены общины убирают и территорию
вокруг участка, особенно место захоронения и памятник В. Румянцеву, который
находится рядом с оградой дома.

Миссионерской деятельности в прямом смысле этого слова члены общины не ведут, считается, что сама жизнь в трезвости говорит больше, чем слова.

Как мы видим, созданное еще в конце XIX века трезвенническое движение Братца Иоанна Чурикова выдержало испытание временем, сохранило традицию в непростые годы советского периода в истории России, смогло сохранить и поддержать те духовные устремления в трезвении народа, что заложил в свое время Братец Иоанн.

Image

ЛИТЕРАТУРА

1. Антиалкогольная периодическая печать в России начала XX века. URL:
http://alkogolunet.ru/load/dorevoljucionnaja_literatura/antialkogolnaja_periodicheskaja_
pechat_v_rossii_nachala_xx_veka/4–1–0–178 (Дата обращения 13.09.2019)
2. Афанасьев А.Л. Трезвенное движение в России в период мирного развития: 1907–1914 годы. Опыт оздоровления общества. — Томск, 2007. — 196 с. URL: http://ecsocman.hse.ru/data/753/928/1219/014.AFANASIEV_1.pdf (Дата доступа 10.10.2019).
3. Афанасьев А.Л. Всероссийские съезды по борьбе с пьянством, III Государственная дума и трезвенное движение в Сибири и на Дальнем востоке в 1910–1912 гг. // Вестник Томского государственного университета № 335, июнь 2010. — С. 63–66.
4. Гусев Г.В. Общества трезвости как учреждения внешкольного дополнительного образования (конец XIX — начало ХX в.) // Вестник ПСТГУ IV: Педагогика. Психология. 2010. Вып. 1 (16). — С. 63–76.
5. Зарембо Н.Г. Духовные власти Санкт-Петербурга и народное трезвенническое движение чуриковцев (1907–1914 гг.) // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2010. № 126. — С. 30–35.
6. Крапивин М. Ю., Лейкин А. Я., Далгатов А. В., Судьбы христианского
сектантства в Советской России (1917 — конец 1930-х годов). — СПб.: Изд-во
С.-Петерб. ун-та, 2003. — 308 с.
7. Краснов-Левитин А. Лихие годы 1925–1941. Воспоминания. URL: https://
www.rulit.me/books/lihie-gody-1925–1941-vospominaniya-read-546024–67.html
(Дата доступа 28.09.2019).
8. Кропоткина Анна. Общества трезвости рубежа XIX–XX веков: возникновение, устройство, уставы. Электронный ресурс. URL: https://pravoslavie.ru/59515.html#_ft nref8/ (Дата доступа 18.10.2019).
9. Паламодов С.Ю. Имя мое грешное помяните… — СПб., 2011. — 211 с.
10. Редькина О.Ю. Сельскохозяйственные религиозные трудовые коллективы в 1917-м — 1930-е годы: на материалах европейской части РСФСР. — Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2004. — 708 с.
11. Савин А. И. «Рим горит, а христиане виноваты»: жизнь и судьба трезвенника Ивана Колосова // Исторический курьер. 2018. № 1. — С. 103–118.
12. Толстой Лев. Пора опомниться. URL: http://tolstoy-lit.ru/tolstoy/
publicistika/pora-opomnitsya.htm (Дата обращения 23.08.2019).
13. Юдин Н.И. Чуриков (Секта «трезвенников»). — Ленинград. Общество
«Знание» РСФСР, Ленинградское отделение, 1963. — 62 с.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File