Create post

Шоры

Владимир Матинов 


Последнее время меня беспокоят шторы. Они у меня самые простые классические на петлях хлопковые цвета фисташек с зеленью и коралловыми цветками. Цветки завитые барочные складчатые и зелень завитая в ритм со складками штор, но они не мои, эти шторы, вот в чём проблема. Мне их дали на время взамен моих изумрудных с ламбрекеном, которые я отдал подшивать, но мне их так и не вернули, а прошёл уже год, может быть, даже два, я сбился во времени, потерялся в нём, будучи тут. Неважно. Второе. Те, с ламбрекеном, тоже были не вполне мои шторы, мне их всучили в подарок, не очень-то я их любил. Честно сказать, лично я предпочел бы римские шторы, ну да ладно, не в этом же суть, но шторы меня беспокоят серьёзно. Я, в общем, люблю, когда каждая вещь занимает своё, только ей отведённое место. Я, например, не люблю, когда чашка с недопитым чаем стоит на правой колонке, когда её место на левой, пускай я сам это определил, но в соответствии со своим внутренним ритмом. Иной раз меня спрашивают: отчего, дескать, я, всегда оставлявший на треть недопитую чашку на левой колонке, вдруг, вроде бы вовсе внезапно, поставил её на пол и допил? Это значит, что внутренний ритм поменялся, это значит, на самом деле, значительно многое. И все мы такие. Человек не курил или бросил давно это дело, но, вдруг, видишь его с сигаретой, беспокоишься, очевидно, поскольку человек с сигаретой совсем не то, что без. Я сам, признаться, когда восемь лет назад бросил курить, не думал, как всё вдруг изменится в мире, в малом мире вокруг меня, в личной вселенной, а оно поменялось: стремглав рассыпались прежние связи, завязались иные, будто сигарета в уголке рта служила антенной, и, вдруг, перестала транслировать прежний сигнал. Что же шторы? Что с ними не так? Я не знаю. Может быть, дело вовсе не в них, может быть, шторы — хороший повод для начала рассказа, но рассказа о чём? Уж точно не о том, как вещи становятся больше, сильнее людей, как зажимают последних в кольцо, порабощая, это история была бы слишком простой. С другой стороны, я всегда рассказываю только простые истории. Но не эту. Другие простые. Вот что интересно: если человека заботят шторы, можно ли думать, что с человеком что-то не так? Впрочем, и это не то. Я думаю, это будет рассказ об оптике. Раньше писал о фонарном свете, а сегодня решил пару слов сказать и о том, что его обрамляет, ведь когда в окно ввечеру ринулся лунный свет, шторы, сойдясь, словно ноги модели, перекрывают дорогу, не очень-то, впрочем, надёжно, это хилые щуплые шторы, свет-то они пропускают, а вот всё то, на что падает свет за окном — уже нет. И часто я вечером перед сном раздвигаю их и ложусь с голым окном. Утром свет слишком ярок, он-то меня и разбудит. И это здорово. Но зачем-то же нужны эти шторы?

Понял, похоже, про что этот текст, который снаружи про шторы. Он про взаимодействие ритма внутреннего и ритма внешнего, про наложение ритмов. Поэтому, кстати, так сложно бывает жить человеку с другим: вещи организовывать гораздо проще, нежели организмы. Впрочем, и вещи влияют на нас, и мы влияем на вещи. Это как джаз. Музыкант свингует, заражаясь от слушателя, идёт обмен энергиями, эротический акт (Пир, Платон). То же с вещами: с занавесками этими, с чашкой, с фонарями, со снегом, с луной. А потом появляются дети. Но, впрочем, это я не стану развивать. Это, действительно, очевидная simple тема. Я и так слишком явно её обозначил. Странно, но факт: писанина похожа на джаз. Впрочем, это совсем уже simple. Если явно обозначить главную тему, слишком упиться ею, это выйдет уже mainstream (знатоки и ценители шмыгают носом), я же тут, вроде задаром и добровольно выпускал на свободу (чуть не сказал: мистера Хайда) free jazz, который, конечно, поинтереснее для привыкшего к джазу уха. Но иногда и в раздольном джазе приятно расслышать стандартный кусок, вздыбленный рифовым островом посреди магматического океана. На таких островках отдыхает порой наш зашторенный фисташковый разум.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author