radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

The Final Cut

Владимир Матинов4

Мы звали его просто: Профессор.

Он важничал, много курил и очень любил всех студентов, а паче студенток, начинающих, свежих еще блудодеек, крепкозадых, грудатых, загорелых от гривы до пят, пахнущих мятой, эскадой, лаковых резвых растреп и растяп в кедах и на каблуках, а кто их, таких, не любил?

Впрочем, Профессор любил их взаимно и, несмотря на свои шестьдесят четыре, справлялся, кажется, хорошо. Похотливый бабочколов, нимфовяз и коллектор, седоусый очкатый жук-сатир, он учил нас, так говорил нам:

Бог Дионисий особенно любит женщин, а женщины любят только Диониса. Ну или тех, кого отметил Дионис. Я выскажу может быть парадоксальную мысль, но чтобы иметь успех у женщин, мужчине надо быть богом, и не абы каким богом, но именно Дионисом, ну или Вакхом, не знаю. Это прекрасно понимал тот же Ницше, да многие, вплоть до Пятигорского и Головина работали с этим. Вы ж часто видали, что иной красавец канонический, а вниманием женщины обделён абсолютно, а другой урод, но истово даже любим? Вот это и есть Дионис, его работа! Тут такие силы работают, такое включается! Вакх, великий бог Пан, нимфы, сатиры, все до единого серьёзные ребята. Тот, классический, за него, грубо говоря, Аполлон играет, так? А у Аполлона у самого проблемы в этом плане. Нимфы от него бегут. В мифах есть пример, определяющий, показательный. Лучше деревом стать, чем Аполлону отдаться, так? Нимфы Диониса любят. А в каждой женщине сидит нимфа, ясно вам или нет? А урод колченогий, это уже великий Пан, он хотя и не сам Дионис, но где-то рядом, и к Дионису обязательно отведёт. Сам Дионис это уже высший пилотаж, конечно. Если в мужчине живёт Дионис он уже обязательно и притягателен, и божественно красив. Но это редкость в наше время, гиликов развелось повсюду тьмы и тьмы. Тут уж и козлоногий Пан не явится, не то что Дионис, да и рядовой сатир побрезгует… Значит, так. Хочите успеха у женщин? держись Диониса! Хотя, тут не факт, что вас к нему примут. Это не вам решать, смертные, ясно вам или нет? Ананке! Другой расшибется в лепеху, а бог не любит его. У каждого, вообще-то, свой бог. Одного приветил Дионис, другого Аполлон, третьего титаны, Прометеус какой-то, допустим. Есть и у Зевса любимцы, он их наделяет властью. Ты, человек, главное не дергайся, не гневи своего бога, его почитай, тихо ходи, не метайся. Метанойя штука опасная. Глядь, ненароком, боги вовсе оставят тебя. Тут неминуема смерть, да не физическая, это наилегчайший вариант, но полная последняя смерть. Вы «Нимфоманку» фон Триера смотрели? А какой там финал? Мужик перепутал. Закружило его в хтоническом танце, он вдруг решил, что его Дионисий любит. Неа, не любит. Вот и всё.

Так говорил наш Профессор.



Наш Профессор поник, заметался в последнее время. Хорошо бы — also sprach он — заиметь себе также градусник, чтоб мерить походя градус посвященного в мистерии Дионисия. И продолжал уже так, сидя в полупустой аудитории в день рождения Ее Величества Елизаветы Бам, традиционного чаепития опосля: я ведь и сам тоже градусник, в смысле, что градус иму, а вам, студиозы, градусник бы заиметь не мешало, а то ходите вовсе не тихо, метанойя же — штука коварная, страшная до дрожи. Но градусник стоит недешево, как всякая подлинная (по Хайдеггеру) вещь (das Ding), а яндекс-кошелек я на доске мелком наметал, обратите внимание. Кстати, я вам советую пересмотреть тоже творения Ингмера (так говорил наш Профессор) Бергмана, планомерно, за фильмом фильм, начиная с «Моники» и до «Клоуна», а, может, до самой «Сарабанды»… Zarabanda — это, знаете ли, не чай с молоком… я танцевал, я плавал. А градусник-то надо, надо заиметь, господа-товарищи, ой, как надо, прямо-таки никуда. Так говорил наш Профессор, отпивая из фарфоровой кружки с профилем Королевы сладкий-пресладкий сливочный чай.


Наш сладкий-пресладкий, медовый — буквально! — до дрожи в суставах Профессор был фетишист и имел также особые страсти в плане питания. Об его одержимости градусниками ходили легенды, а про еду я сейчас расскажу. Раз — дело было весною, аккурат в отмечаемый ежегодно с особым размахом на факультете день рождения Ея Величества Елизаветы II — Профессор (из пиетета всегда пишу с большой буквы) оснастился полдюжиной бутылок любимого вина из региона Медок, прихватив с собою верного падавана, доцента Хоника, пополз по стреле башенного крана — буквально, над миром, по-хайдеггеровски говоря, Der Himmel über All — c запасом белых грибов, трав и отменного фарша, дабы зажарить на высоте некое особое блюдо и уплетать, хохоча. На другой день, уже смирный и смиренный — притихший — Профессор учил, говоря: а меня, знаете ли, давеча Дионисий поцеловал, я теперь истово любим им буду. И верно: после того случая популярность Профессора в среде юных дам распространилась с факультета уже и на весь наш благословенный город.


Многие полагают, это гипербола, когда я пишу, что #Профессор медовый. Однако, это простой витгенштейновский факт. Профессор сладок как мед буквально, то бишь, если его укусить, он засочится медком. Как старый папаша Грибанов имеет отчетливо прелый привкус опенка, а свояк его, легендарный Ондатр Сергеевич и вовсе странно пахнет, так и наш дорогой Профессор сладок аки отборный алтайский мед, впрочем, порою до горечи, ибо субстанция его есть суггестия сладости, ее апогей и акмэ, а, следовательно, в некоторых своих проявлениях, вполне в согласии с прикладным гегельянством, походит на свою противуположность. Достопочтенный доцент Иеремия Хоник описывает сладость Профессора как «нечто, превосходящее все пределы», впрочем, его коллега Ефим Петрович в докладе, прочитанном на международной конференции в Брно еще в 2004 году указывал на то, что «Дионисий еще и не такое может».




Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author