Написать текст

РАССКАЗ НА ЗАДАННУЮ ТЕМУ

Владимир Владыкин

ВЛАДИМИР ВЛАДЫКИН


Уже немолодой писатель — автор нескольких нашумевших романов решил побывать на литературном семинаре одного провинциального отдаления Союза писателей. Надо сказать, Пурыгин, так величали именитого писателя, не являлся его членом. Литературная судьба у него началась самостоятельно, без всяких наставников. Благо, что тому способствовали обстоятельства.

И вот Пурыгин решил посетить тот литературный кружок, в котором он сам начинал двадцать лет назад. Там теперь руководил кружком поэт, прозаик, некая Манеко. Кто она такая он не знал. Были ещё две дамы, бывшая преподаватель иностранных языков Лымко, которая писала рассказы, вторая с научным уклоном по словесности Семичман. Они и задавали тон литкружку.

Посещали его в основном люди в преклонных годах, иногда захаживала и молодёжь обоего пола. Пурыгин узнал, что они издают литературный альманах. Щедро печатают и молодые дарования. В его молодости такого не было, альманахи не выходили, разве что литстраница в областной газете пролетариев, в которую попасть было весьма сложно. Но Пурыгина печатали часто, тогда он подавал большие надежды. А тут тебе альманах, да ещё в глянцевой обложке. Это серьёзная заявка! Почему бы не попробовать тиснуть свою вещь?

Но было ему поставлено условие — поработать на благо областного литобъединения и заодно самому выдвинуть рассказ на обсуждение. Пурыгин по призванию был писатель-фантаст.

Пузатый руководитель регионального Союза писателей с усталыми серыми мутноватыми глазами так и сказал:

— Понимаешь, старик, у нас все хотят печататься и вступить в организацию. А для этого трудиться не хотят. Потрудись, старик, на благо их и тогда мы посмотрим…

— Что же, заманчиво! Если только сумею…

— А сюда приходят только те, кто всё умеют, так что, старик, дерзай!

Пурыгин подумал и решил дерзнуть показать своё мастерство. Он пришёл на занятие, назвал себя. Его придирчиво оглядели, Манеко кивнула в согласие и он сел.

— Я от вашего шефа, Акулькина! — бодро отрекомендовался Пурыгин и как-то лукаво улыбался.

— А кто ты такой, расскажи нам? — спросила Манеко.

— Я, как и все, учился в школе, институте, был военным. Теперь на пенсии, пишу ударно фантастику. Издал три романа.

— А что вы от нас хотите? Вы издаётесь, а мы только в альманахе, есть у кого-то первые книжки. Так что вы для нас неудобный автор…

— Может, пригожусь! Реализм — это хорошо, а фантастика — это моё призвание. И почему я для вас неудобный?

— Ну, вот и оставайтесь с ней за нашей дверью! — пожала плечами Манеко и посмотрела на Семичман и Лымко.

— Вы меня выгоняете, я правильно это понимаю? — смело спросил Пурыгин.

— Нет, я сказала, оставайтесь пока с нами.

— А мне послышалось… «с ней», — усмехнулся он.

— Я разве так говорила? — и посмотрела на своих, точно говоря: «Вы посмотрите на него, ещё и шутит!»

— Нет! — твёрдо ответили в унисон Лымко и Семичман. А и другие участники кружка сумрачно молчали.

— Вы хотите нам предложить что-то для обсуждения? — спросила Манеко.

— Если позволите!

— Мы позволим? — Спросила у своих коллег Манеко.

— А почему бы и нет! — улыбнулась широко Лымко.

Пурыгин подал текст Манеко, набранный на компьютере, та живо приняла, тут же не глядя, передала его Лымко.

— Так, вы остаётесь или уходите? — спросила Манеко.

— Если позволите!

— Мы, конечно, позволим. Но только не будет ли вам скучно? Ведь вы фантаст, а мы реалисты, — насмешливо протянула Манеко.

— А вы знаете, что мы сразу предупреждаем, среди нас знатоков фантастики нет.

— Не беда! Вы же, наверно, все знакомы с этим родом литературы и даже что-то читали. А я пишу так хорошо, что вам понравится. Вот вам и определение вкуса… — несколько шутливо проговорил Пурыгин.

— Кто читал фантастику? Поднимите руки.

К огорчению Манеко подняли все участники литкружка. А Веночка Маврикова так даже сразу две руки вытянула почти до потолка, ведь она сама писала фэнтези, а стилизовала под реализм.

 — Смотри, Веночка, возьмёшь первая! Или бери все за нас. Рассказ называется… — Манеко прищурилась, делая вид, что никак не разберёт: — Итак, рассказ называется «Люди-крысы». Боже, как страшно звучит! И где это вы видели такие существа? Небось, после каких-нибудь таблеток видели галлюцинации?

 — Вы прочтите, и там всё узнается, — сказал самодовольно Пурыгин.

Манеко начала вести семинар. Молодые участники по её приказу стали читать свои рассказы на заданную тему. В их сочинениях говорилось о вреде женских духов на юные сердца, так как ароматы испускают нечто такое, что околдовывает девушек, и молодые люди навеки подпадают под чары своих подруг. И об этом говорилось в разных вариациях у всех, кто прочитал свои рассказы, и только Веночка Маврикова описала мужской одеколон, который так повлиял на неё, что она почувствовала на себе возложенный венец безбрачия.

— Поразительно! — воскликнул Пурыгин. — Ваши рассказы совершенно фантастичны.

— А мы в другой раз узнаем, что вы тут изобразили. И кого под видом людей-крыс подразумеваете. Так что, Веночка, приготовься, мы тебя внимательно выслушаем!

 — И вы сами прочитайте, — попросил фантаст.

Следующий семинар состоялся ровно через месяц. Пурыгин в штаб-квартиру корифеев местной литературы пожаловал первым. По выражениям лиц присутствующих он догадался, что те ведут себя как-то затаённо и настороженно. «Это что же у них на лицах написано такого ужасного?» — подумал Пурыгин. — Неужели мой рассказ превратил, то бишь преобразил всех в людей-крыс? У меня они почти такие же?»

— Ну что, приступим, господа, обсуждать?! — окинула Манеко всех строгим взглядом.

«Вот мне попробуйте его хвалить!» — читалось на её физиономии.

— Господа, давайте, я начну! — вызвалась судить фантаста Лымко.

— А как же я? — тоном обиды спросила Веночка Маврикова. — Вы мне поручали в тот раз?

— Давайте по старшинству, а ты чуть позже, ещё успеешь своим красноречием блеснуть, — съязвила Манеко и обратилась к фантасту: — Учтите, мы все ваш рассказ прочитали по два раза, — и Манеко как-то при этом таинственно и кокетливо улыбнулась, хотя в её ледяного оттенка глазах блеснула злость.

— Я вам так скажу, — Лымко упорно уставилась на Пурыгина. — В каком обществе у вас происходит рождение нового вида человека?

— Вы же знаете, действие происходит на другой планете, — несколько растерянно пояснил фантаст.

— А кто их собирался травить и только за тем, чтобы они были восприимчивы к любой политике обесчеловечивания человека? Да это же антиобщественно, они же ваши люди-крысы поглотят нормальных людей!

— Между прочим, выживают только те, кто приспособится к вредной среде. Они чрезвычайно выносливые, — ответил автор бойко.

— Да что вы такое говорите! А мы не выносливые, что ли? — возмутилась Манеко.

— Если на меня нападаете, значит, выносливые! — двусмысленно, ответил Пурыгин.

–- Вы свои романы издаёте. А мы только альманах и вы пришли к нам с таким рассказом, от которого скулы сводит и сердце леденеет, что того и гляди появятся клыки как у ваших людей-крыс. Нет, мы печатать такое произведение не будем! — заключила Лымко.

— А что в этом плохого? Вы историю культуры знаете? — спросил фантаст. — Так вот там предполагается, что не человек произошёл от обезьяны, а обезьяна от человека. В далёкие эпохи женщина скрестилась с животным. И вот вам новый вид! С падения женщины началось вырождения человека.

— Ну, нет, нет, это вы слишком женщину принизили! — воскликнула Манеко. — А куда же тогда делись мужчины?

— Женщины сошли с ума и умертвили их, — ответил фантаст.

— А потом откуда они взялись? — спросила Веночка.

— Эволюция природы делала такие виражи, что ей пришлось заново создавать виды и подвиды людей.

— Вы и правда фантаст! — едко усмехнулась Лымко.

— А что в этом плохого? — удивилась Веночка. — Повысилась приспособляемость дикого человека. Я бы внедрила идею рассказа в жизнь, то есть его…

— Ну, тогда уходи с ним, если он тебе стал ближе, чем мы! — бросила серьёзно Манеко.

— Да что вы, я пошутила! — оправдывалась Маврикова.

— Ну и кто ещё что-нибудь скажет о чудовищном рассказе? — спросила Манеко, оглядывая зорко всех. Но больше никто не обмолвился, видя, как у той пылали в гневе глаза, и все мрачно глядели перед собой.

— Я скажу! — подала голос Семичман. — Мне видится тоже антиобщественная направленность людей-крыс и превращение цивилизации в какой-то сброд дикарей, они направлены против нас. Он не должен появиться в альманахе.

— Вы слышали мнение авторитетного человека науки? — обратилась Манеко к автору, который качал скрещенной ногой и улыбался.

— Да, конечно! Но я не надеюсь тут ни на что, то есть я надеюсь, но не на вас, так как рассказ давно читают в интернете и очень хвалят…

— О, Господи! Да вы провокатор, Пурыгин! — бросила Манеко.

— Ещё какой! — подтвердила Лымко.

— А вы что молчите? — обратилась руководитель ко всем участникам семинара. — Поднимите руки, кто поддерживает нас, — и все до одного подняли.

— А теперь кто за автора? — и никто не поднял руки.

У начинающих писателей пронеслась одна мысль: «Если я скажу, что рассказ заставляет задуматься над будущим человечества, что люди-крысы будущего спасут от вымирания цивилизацию, как-никак они будут воспринимать всё вредное действие окружающей среды и, гляди, выживут. А наши дети спаруются с ними, и создастся новый вид людей, превосходящий нас по прочности и силе выживания».

Но так они боялись сказать, пусть им осталось жить немного, зато Манеко издаст их сочинения и они поддержали её и не подняли руки в защиту автора шокирующего рассказа…

— Вот и хорошо! — сказала Манеко. — Так что вы не обижайтесь. Мы были не предвзяты. А судили вполне объективно. Мы горой стоим за сохранение реалистического направления. А вы всё равно не пропадёте со своими людьми-крысами!…

2009 г.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Владимир Владыкин
Владимир Владыкин
Подписаться