radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

VIRTUS-VERSUS-VICES

Владислав Рыженков
Virtus, барельеф Aedes Honos et Virtutis. Аватар доблести “in action”.

Virtus, барельеф Aedes Honos et Virtutis. Аватар доблести “in action”.

Virtus (чаще всего переводят на русский язык, как «доблесть») — классический латинский аналог древнегреческого понятия ἀρετή (арете, «добродетель»), что можно обозначить, как выражение всех превосходных качеств. «Доблесть» заменяет «добродетель» в собственном этическом кодексе римлян, где мудрости в главенстве оказалось предпочтено мужество: отсюда, virtus можно рассматривать и как часть, и одновременно же как целое у единой культурной схемы эпических масштабов.

Хронологически же развитие людских представлений о virtus можно провести от традиций Римской республики. Еще во времена ее расцвета доблесть-virtus постепенно заслужила персонификацию, обзаведясь также и собственным божеством в Пантеоне: собственно, Virtus (Виртус или Виртута). Эта богиня считалась постоянной спутницей бога войны Марса и неизменно воодушевляла мужчин подниматься на борьбу. При этом, что примечательно — долгое время она делила один храм, под названием "Aedes Honos et Virtutis" («Храм Чести и Доблести»), на двоих с другим военным божеством по имени Honos («Честь»; почти аналогичная схема персонификации).

По своей сути, virtus в Древнем Риме выступает как некая концептуальная фиксация предела desire, условного идеала римского патриция — почти недостижимого реально. Предел, тем не менее, заставляет к себе постоянно стремиться: таким образом, virtus выступает действующей причиной «экзистенциальной» динамики и активно влияет на нее, в первую очередь, своей принципиальной не-данностью, не-наличностью, не-актуализированностью.

Вполне можно и предположить, что как раз комплексное соединение этих характеристик впервые рождает в европейской культуре также и концепт виртуального, его собственную исходную уникальность. При этом оппозицией такой виртуальности оказывается понятие vice («вина», «порок» и «аморальность»), а уже непосредственно в христианской этике и теологии вполне закономерно соотнесение именно виртуальности с божественной чистотой и тайной творения сущего, что содержатся за эмпирической, видимой глазу оболочкой.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author