Написать текст
Министерство путей и сообщений

Маршалл Маклюэн и дивный новый мир

Владислав Сорокин 🔥
+13

Маклюэн — один из очень немногих людей XX века, которые смогли объяснить, что происходит с человеком, куда мы все идем и чего ждать дальше. Данный лонгрид — попытка за 10 минут изложить самое важное, что есть в его книге «Понимание Медиа», которая вышла в 1964 году, но которую мир, кажется, так и не прочитал до сих пор. Что такое глобальная деревня? Что мы должны знать об изменениях, которые происходят с обществом буквально на наших глазах? Куда катится этот мир и в чем наша, «человеческая» роль?

Пролог. Зачем это все?

В сериале «Черное Зеркало» есть эпизод, где действие происходит в мире, абсолютно идентичном нашему, но за одним исключением. Вместо смартфонов тут все увлечены гаджетом Grain. Он вшит в шею, подключен к зрительному нерву и 24/7 ведет запись всего, что вы видите.

Black Mirror. Season1. Episode 3: The Entire History Of You.

Black Mirror. Season1. Episode 3: The Entire History Of You.

Только представьте себе: ваши воспоминания, их тут называют Redo, со временем не теряют свою четкость. Memories HD. Все ходы записаны. Любой момент можно пересмотреть миллион раз и поделиться с друзьями на плазме по wi-fi.

Сначала кажется, что люди в этом мире точно так же влюбляются, ходят на собеседования, устраивают вечеринки и шутят про секс. Но потом случается драма и становится понятно, что одна технологическая новинка изменила все.

Подозревая жену в измене, главный герой сначала едет к любовнику и, приставив к его горлу осколок бутылки, заставляет показать все воспоминания связанные со своей супругой. Измена подтверждается, воспоминания насильно стираются, муж отправляется выяснять отношения домой. В разгаре ссоры он произносит фразу “show it to me”, имея ввиду, конечно, постельную сцену и, буквально, покажи — то есть включи вот прям сейчас свои воспоминания на телевизоре, что висит в спальной.

Кажется, у каждого была ситуация, когда конфликт возник из того, что стороны по разному помнят прошлое, например, свои обещания. В такие моменты в голове так и крутится "в следующий раз запишу все на диктофон и докажу, что моя версия событий — верная! Вуаля. Технология Grain превратила мир в место, где ложь не имеет смысла. Но покупал ли главный герой этот мир вместе со своим гаджетом за $499?

Шаман Маклюэн

Маклюэн никогда не претендовал на роль оракула или прорицателя, хотя некоторые его высказывания сейчас, задним числом, очень даже похожи, например, на предсказание Интернета. Впрочем, в 60-х многие мечтали о симбиозе человека и искусственного разума, а Джозеф Ликлайдер именно тогда написал свой манифест.

Величие Маклюэна в том, что такие люди, сейчас их называют визионерами, задают направление мысли. Они показывают нам, что проблема — шире и есть еще как минимум 10 ракурсов, под которыми можно смотреть на тему. Его концепции, как интеллектуальный вирус — настолько сильны и неотвратимы, что запускают цепную реакцию и заставляют задуматься миллионы других людей.

Книга Маклюэна о том, как меняется наш мир под воздействием изобретений. Medium is the message — пишет он, имея ввиду ровно это — не в содержании, но в самой природе средств коммуникаций стоит искать ответ. Медиа у Маршалла Маклюэна, это не только газета, радио и ТВ, но и лампочка, железная дорога и книгопечатный станок.

Эти изобретения изменили человечество до неузнаваемости, и Маклюэн, откапывая в истории поразительные факты, постоянно говорит читателю: «Смотрите шире, контент или содержание, по которому вы привыкли оценивать ту или иную вещь — ничего не значат, зрите в корень». А корень у Маклюэна — сам человек и его анатомия, расширением которой является все человеческие придумки без исключения.

Мы привыкли вешать на медиа ярлыки и оценивать содержание коммуникаций, но не их природу. Мы жалуемся, что Facebook похоронил живое общение, дети променяли футбол на Call of Duty, а Менты-8 на НТВ зомбируют — но это никак не объясняет того, что же на самом деле происходит со всеми нами. И Маклюэн, как раз, дает любому читателю в руки знание, с помощью которого возможен серьезный анализ. Чтобы начать понимать современный мир необходимо:

1. Осознать, что все человеческие изобретения — расширение нашей анатомии: органов и чувств.

2. Обратить внимание на алфавит, книгопечатание и электричество — эти три технологии оформили развитие большинства цивилизаций, а электричество — единственное, что в дальнейшем будет определять мир глобальной деревни.

3. Разобраться в термине «глобальная деревня». Имеется ввиду нечто больше, чем просто глобализация. Почему именно деревня?

«Наша озабоченность проблемой народонаселения вызвана вовсе не ростом его численности в мире. Скорее, она проистекает из того факта, что каждому в мире приходится теперь жить в условиях предельной близости с другими, созданной нашим электрическим вовлечением в жизни друг друга»

Медиа — расширения анатомии человека

Гениальное прозрение Маклюэна состоит во взгляде на природу технологий вообще. Все медиа — это продолжения анатомии человека, будь то наши органы или чувства. Колесо является продолжением ноги, алфавит — глаза, одежда и жилище — кожи, телефон — голоса, ТВ — глаза и голоса, деньги — желания или мотива, печать — руки, фотография — жеста, компьютер — мозга, электричество — нервной системы.

«Все технологии суть расширения наших физических и нервных систем, нацеленные на увеличение энергии (power) и повышение скорости»

«Amplified Body, Laser Eyes & Third Hand» by Stelarc (1985)

«Amplified Body, Laser Eyes & Third Hand» by Stelarc (1985)

«Если бы не происходило такого возрастания энергии и скорости, новые внешние расширения нас либо вовсе не появлялись бы, либо отбрасывались»

Расширение анатомии, по Маклюэну — это ответ нашей нервной системы на изменчивость внешней среды, попытка поддержать равновесие, которое человек сам же и нарушает прогрессом.

«При физическом стрессе, возникающем вследствие любой гиперстимуляции, центральная нервная система, чтобы защитить саму себя, прибегает к стратегии ампутации, или отделения причиняющего страдание органа, чувства или функции.»

То есть рождение изобретений — это «ампутация» одного или нескольких частей тела в ответ на стресс. Например, возросший товарооборот на заре цивилизаций, очевидно, создал дополнительную нагрузку на спину и ноги. Результат — повозка (спина) на колесах (нога).

При такой «ампутации» человек чувствует естественный шок — он «лишился» части своего тела. Но, снова потребляя только что созданную технологию, мы принимаем ее в себя уже в другом качестве и в этот момент чувствуем оцепенение — как будто сталкиваемся с самими собой. Эту зачарованность технологиями Маклюэн объясняет на примере мифа про Нарцисса, который влюбился в свое отражение в реке и умер, потому что не смог сдвинуться с места.

«Ear on arm suspension» by Stelarc

«Ear on arm suspension» by Stelarc

Вам же тоже иногда кажется, что мы настолько влюблены в свои смартфоны, что буквально не можем оторваться от экрана? Но, задумайтесь, а что если цифровое одиночество — это такая реакция на расширение нашей центральной нервной системы, которое произошло с созданием Интернета? Мы «ампутировали» наш самый главный стержень — сознание, соединились с другими людьми, и столкнулись с самими собой, но в другом качестве. Да, это шок, и он меняет нас –мы зачарованы новой технологией и не можем ей сопротивляться.

На месте чувства, отданного на аутсорс, образуется пустота, уверяет Маклюэн. В погоне за равновесием организм заполняет эту брешь другими чувствами. Таким образом мы постоянно перепрограммируем себя. Интересно, что через 40 лет после идей Маклюэна к похожим выводам пришли нейрофизиологи, исследуя слепых людей. Оказалось, что та часть мозга, которая отвечала ранее за распознавание образов не атрофируется, а перестраивается и продолжает выполнять свои функции, но с помощью слуха и осязания.

Самая читающая нация

Изобретение алфавита, письма и затем книгопечатания предопределили судьбу западного человека — индивидуалиста и предпринимателя, который структурирует мир вокруг себя с помощью метода «разделяй и властвуй».

Алфавит привил человеку начала абстрактного мышления. С его изобретением человечество совершило самый настоящий фазовый скачок. Человек получил «око вместо уха», то есть начал переводить устную речь в письменную, а вместе с речью опыт и мышление.

«Существовало много типов письма, пиктографического и силлабического, но только в фонетическом алфавите семантически бессмысленные буквы используются для передачи семантически бессмысленных звуков. Это полнейшее разделение и разведение зрительного и слухового мира было, с точки зрения культуры, жестоким и безжалостным.»

В тот момент, когда был изобретен алфавит, культурные различия начали выравниваться, как жидкость в сообщающихся сосудах.

«Алфавит нейтрализовал расхождения между примитивными культурами, переведя их комплексности в простые визуальные категории»

До изобретения алфавита, человек, по Маклюэну, ощущал себя не индивидуумом, но частью группы: семьи, клана или племени. В таком обществе нет места уникальному опыту, все вместе ходят на охоту, воспитывают детей и совершают обряды. Да, интроверты выживали с трудом. А может они тогда и не рождались вовсе?

«Племенные культуры не могут допустить даже возможности существования индивидуального, или обособленного, гражданина. Пространство и время в их представлении не являются непрерывными и однородными, а могут растягиваться и уплотняться в своей интенсивности. Именно в способности алфавита переносить на всё, что есть вокруг, образцы визуального единообразия и непрерывности ощущается культурами то «сообщение», которое он им передает

С изобретением Гутенберга книга — форма индивидуального опыта, стала массово доступной. Информация стала передаваться не «испорченным телефоном», а в защищенном от искажений виде. Один из самых сильных тезисов Маклюэна в том, что именно книгопечатание породило нации, т.е. сделало феодальные княжества настолько похожими друг на друга, что, будучи соседями, некоторые из них смогли осознать себя одним государством.

Эта визуальная (алфавит) непрерывность (письменность) и однообразие (книга) стали главными направляющими во всех последующих изобретениях и нововведениях. Племена трансформировались во всевозможные гильдии. Интересно, что в древнем племенном мире именно специалисты — те, кто обладал уникальным опытом и знанием, например, шаманы или кузнецы, жили отшельниками, то есть по сути были выключены из коллективного разума.

«Секрет западной власти над человеком и природой состоял в разбиении любого рода опыта на единообразные элементы с целью убыстрения действия и изменения формы <…> именно поэтому западные индустриальные программы совершенно помимо нашей воли становились такими воинственными, а наши военные программы — такими индустриальными. И те и другие сформированы алфавитом, создавшим общий для них метод трансформации и контроля посредством превращения всех ситуаций в единообразные и непрерывные»

Триумф экономики США — это триумф предпринимателя-индивидуалиста, триумф Атланта, который за счет энергии механизации переделывает мир в визуально непрерывное и однообразное пространство. Точнее переделывал, пока не появилось электричество.

«С появлением электрической технологии человек расширил, или вынес за пределы себя, живую модель самой центральной нервной системы. В той степени, в какой это действительно произошло, данное событие предполагает отчаянную и самоубийственную самоампутацию, словно центральная нервная система не могла более полагаться на физические органы как защитительный буфер, оберегающий ее от камней и стрел разбушевавшегося механизма»

«East meets West. Contacts» by Yang Liu

«East meets West. Contacts» by Yang Liu

Назад в будущее

Повление электричества изменило и продолжает менять абсолютно все аспекты жизни человека. «Предыдущий» мир, выстроенный по принципу однозначных причинно-следственных связей (книгопечатный пресс) весь ХХ век в буквальном смысле разваливался на части.

«Величайшее из всех обращений произошло с пришествием электричества, которое положило конец последовательности, сделав вещи мгновенно-одновременными. С мгновенной скоростью причины вещей вновь стали доходить до осознания, чего не было, когда вещи расставлялись в последовательный ряд и, соответственно, составляли цепочку»

«Вместо вопрошания о том, что появилось раньше, курица или яйцо, внезапно пришло на ум, что курица — это план яйца по преумножению яиц»

Последовательность уступила место одновременности, визуальная непрерывность — мозаичной форме, специализация — интегральному подходу. Мир обособленных индивидуумов стал сжиматься и превращаться в глобальную деревню. И точно так же как и в обычной деревне не было места специалистам, их не будет и в будущем. Бесплатное и быстрое образование уже сейчас дает возможность людям постоянно меняться местами. Маклюэн в 64-ом называл их детьми телевидения, но, вчитайтесь, это же определение поколения Y, о котором заговорили только в нулевых:

«Дитя телевидения ждет вовлечения и не желает специалистского рабочего места в будущем. Он жаждет роли и глубокой привязанности к своему обществу. Телевизионный ребенок не умеет заглядывать вперед, поскольку хочет вовлечения, и не способен принять фрагментарную и просто визуализируемую цель или судьбу ни в обучении, ни в жизни»

«Глобальная» еще и потому «деревня», что открывает людям мир слуха и обоняния, которые так развиты, например, у индейцев. Визуальное доминирование в западной цивилизации — следствие влияния алфавита и письменности, но электричество снова перестраивает все чувства.

«Cегодня, в электрическую эпоху, люди и психически, и социально возвратились в кочевое состояние <…> электрическая технология начинает обратный перевод визуального, или глазного, человека в племенную и устную конфигурацию с ее цельносплетенной паутиной родства и взаимозависимости»

Эпоха индивидуализма закончена. Cамые заметные проекты нулевых — все про сетевую вовлеченность и краудсорсинг, будь то Википедия или Кикстартер, Фейсбук или Биткойн. Именно они будут определять будущий прогресс.

«Мы быстро приближаемся к финальной стадии расширения человека вовне — стадии технологической симуляции сознания, когда творческий процесс познания будет коллективно и корпоративно расширен до масштабов всего человеческого общества примерно так же, как ранее благодаря различным средствам коммуникации были расширены вовне наши чувства и наши нервы»

Мир глобальной деревни, это мир, в котором расстояние отсутствует как понятие, это мир без границ и делений на нации, это мир новой идентичности. Стикеры в мессенджерах уже начали выполнять роль эсперанто. Электричество притягивает нас друг к другу и этот процесс ускоряется с каждым днем.

Привет, Солярис.


Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
+13

Автор

Владислав Сорокин
Владислав Сорокин
Подписаться