(пре)ОДОЛЕНИЕ

Volt Agapeyev
02:43, 12 февраля 2019
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

0.

Эпоха непрерывных информационных потоков не оставляет выбора, кроме как стать их частью. Амбивалентность полностью растворяется во вспышках настоящего. Глобализация приводит к власти стандартизацию всех аспектов человеческой жизни. Радикальное обострение неприятия всего незнакомого во время расцвета абсолютной мультикультурности социума.

Этот симптоматический букет загоняет индивида в узкий монастырский коридор, где прошлое не отличается от будущего. Призрак их разницы образует только ассортимент для утоления консюмеристичного инстинкта. Регламент всех ежедневных действий может отвечать только абстрактному общественному канону, а спонтанность и несоответствие стандарту сразу поддается безапелляционной анафеме. Но даже этот курс на пошаговую стандартизацию все же может быть саботирован.

Сценарий нахождения автоматизированной нирваны полностью переписывается осознанием своих действий. Подобное самопрограммирование дает ключ к трансгрессии — способности постоянно расширять собственные границы и находиться в непрерывном движении вперед ради преодоления установленной черты. Феномен, который создает инструмент для познания всевозможности. Безоговорочный прецедент взять на себя ответственность за все действия и селекционировать зерно эволюции.

Стереть грань между рутиной и подвигом, чтобы переплавить их в импровизацию, как постоянную практику. Взломать свое сознание. Заново его создать и в этой диалектически-противоположной амальгаме избавиться от ненужных сегрегаций ради путешествия в новое интересное неизвестное.

1.

Что отличает дворовую собаку на цепи от бездомной? Кому из них лучше живется? Отвергаем наличие стационарного логова. Отвергаем возможность хотя бы раз в день питаться теми же костями и объедками, что десятки тысяч лет назад приручили их общих предков. Шансы получить пинок у них равны. Получить остатки внимания уставшего человека, как и ветеринарную помощь — аналогичны.

Самую жесткую разницу образует сама цепь. Она — это монумент воли серого кардинала ситуации, — человека. Одновременно, это сегментированная могильная плита свободы. Просто последовательность металлических звеньев, которые своим количеством отмеряют радиус свободы действий. Абсолютно апатично-статичный балласт который своим существованием инвалидизирует живое существо. Для большинства людей роль цепи может занять любая вещь, понятие или эмоция. Фиксирование связи между субъектом и объектом сразу закрепляет радиус свободы. Вернуть себе свободу можно только избавившись от привязанностей.

Порванная цепь (тушь, перо, 74х74 см)

Порванная цепь (тушь, перо, 74х74 см)

2.

Наш самый последний барьер — источник иррационального страха с которым борется каждая религия. Неизбежная точка в истории и прозрачный заголовок к каждой эпитафии. Логическое завершение цикла и праматерь огромного культурного пласта для каждого общества. Смерть.

Явление, которое сознание каждого и, как следствие, вся культура, пытается максимально вытеснить с помощью карнавализации (Хэллоуин, День мертвых и тд.), постоянных тенезмов геронтологии и крионики, пластической хирургии и тотального культа молодости.

Страх не оставляет места для восприятия финала нашей физической оболочки, как начала перехода в другую стадию жизни. Это все извлекает из темноты на свет вечный трансцендентальные вопрос: что случится с нашим сознанием после смерти? Сакральность и абсолютная неизвестность сочетаются в немом коктейле. Множество вариантов, как тысячи ключей висят на стенах закрытой темной комнаты. Или нас ждет абсолютное ничто, или вся жизнь была только молодостью смерти и, впереди новый и еще более невероятный виток — понятно только одно — мы обречены на познание только одной универсальной истины.

Извечный спутник смерти и молчаливый свидетель всех последующих метаморфоз — царство растений. Они сопровождают нас к абсолютному исчезновению нашего тела, скрывая своей красотой все таинственные процессы. Цветы на похоронах, деревья на кладбище, поминальные букеты и венки — их хрупкость, несоизмеримо глубже нашей, постоянно напоминает о скоротечности и неотвратимости времени.

Даю дуба (тушь, перо, 74х74 см)

Даю дуба (тушь, перо, 74х74 см)

3.

Тысячи букв, бесконечное цитирование и сухое декларирование, никому ненужное жонглирование пустыми символами без содержания — всё это пустыня с пустой ценой. Однако, все может ожить и принести желаемый результат, если включить в рацион Действие. Подкрепление собственной парадигмы развития непосредственной практикой стимулирует переход на качественно новый уровень. Осознанность всех действий от начала и до конца позволяет превратить эмпирический и чувственный опыты, интеллект и практические навыки в беспроигрышные инструменты трансформации себя. Изменив себя, получишь доступ к трансформации окружающей среды. Снежный ком метаморфоз может легко превратить своего создателя в Сизифа и раздавить его под собой, скатываясь назад, прямо в пропасть слепого фанатизма.

Отголоски этого можно найти и среди Великого Деяния алхимиков. Процесс получения философского камня (иначе именуемого эликсиром философов) для многих так и остается поиском гаджета, который может превратить любой материал в золото. Однако, Великое Деяние, прежде всего предполагает, создание человеком самого себя, то есть, полное и общее раскрытие своих способностей, овладением своей судьбой и абсолютное освобождение личной воли.

Ужаленные миром, инфицированные маркетингом с самого рождения, мы все же обладаем идеальным антидотом от всех ложных целей — подчинение самого себя и синхронизация интеллекта с чувственной сферой. Жажду познать мир, начиная с себя, возможно утолить только путем метаморфоз. Видоизменение, как новая стратегия эволюции, как панацея для бабочки от состояния гусеницы Павлова.

D.I.Y.A.(тушь, перо, 74х74 см)

D.I.Y.A.(тушь, перо, 74х74 см)

4.

Военное положение выносит на первый план пропаганды, свою жемчужину — военный подвиг. Мирное время не может избавиться от привязки к маскулинности тела и проецирует свою неспособность к агрессии на спорт. Параллель с ведением боевых действий подкрепляет и сам алгоритм: побежденный получает лишь забвение и пренебрежение, победитель — почести, захват и статус полубога к следующему чемпионату. В свою очередь, победа должна подкрепляться рекордом, ты вынужден превосходить предшественников и приобретать первое место пьедестала такой высоты, чтобы как можно дольше избегать свержения. Только рекорд и подвиг запускают алгоритмы героизации индивида.

Это не может не вызывать сомнения. Возможно ли достичь успеха без пафоса фанфар? Возможно ли изменить себя и преодолеть предел своих возможностей, идя путем аутсайдеров? Получить нового себя из–за отказа от общих ценностей. Руководствуясь этим, создав сплав из путей монаха и олимпийца, на сцену выходит смущенный гастарбайтер. Он оставляет семью, обрывает до костей социальные связи, рискует своей жизнью и, как Орфей современности, спускается на социальное дно, чтобы следовать только одной цели.

Как люди в состоянии арктической истерии, эмигрант находится в состоянии транса. Полярная звезда заменяется капиталом, а ее свет — возможностями, которые предвещает количество нулей на счету. Каждый, как и тысячи других, в состоянии денежной мерячки выполняют одинаковые движения и общаются на таком же чуждом для общества языке. По количеству затраченного внутреннего ресурса любой гастарбайтер не уступает олимпийскому спортсмену, а по количеству лет в своем «профессиональном спорте» иногда может дать фору.

Пропасть разницы создает только спортивный снаряд и общественное признание.

Донер (тушь, перо, 74х74 см)

Донер (тушь, перо, 74х74 см)

5.

Потребление информации стало неотъемлемым ежедневным ритуалом. Несмотря на это, существует ее устоявшаяся сегрегация по возрастным категориям: система рейтингов киноассоциаций, возрастное ограничение доступа к некоторым сайтам, системы родительского контроля. Подобные алгоритмы переводят взаимодействие с определенной информацией в категорию инициаций. Поскольку в большинстве современных обществ обряд, который знаменует переход индивидуума на новую ступень развития в рамках какой-либо социальной группы или мистического знания абсолютно вытеснен. А сопровождения этого ритуала физическим или психологическим вмешательством мыслится только как устаревший репортаж National Geographic. Место этих манипуляций незаметно заняла возможность считывания той или иной информацию. Однако, с появлением интернета статус возрастной гегемонии на доступ к конкретным знаниям сильно пошатнулся, если не отправился на свалку. Чрезвычайно стремительный поток информации перенасыщен «запретными» материалами. Счетчик Гейгера каждого моралиста срывается на непрерывную рапсодию на грани белого шума. Маркер 18+, красный квадрат, безуспешно пытается предостеречь зрителя с монохромазией по поводу контента. Охота сквозь монитор с помощью Сети создает адекватную картину реальности. Открытость сексуальности, раны девиаций на фоне социума и гуманизированное лицо ультранасилия не нивелирует картину времени. Это лишь точечные удары по голограмме идеализированного мира потребительства. Желание охватить как можно шире целостность мира со всеми благами и запретами, таит в своем коконе наслаждение целостностью, а не слепым осуждением.

Харам (тушь, перо, 74х74 см)

Харам (тушь, перо, 74х74 см)

6.

Десятилетие героинового шика толкало большинство к наркотической зависимости из–за полную неуверенность в завтрашнем дне. Настоящее с его конвейерной обыденностью 5/2 приводит большинство к экспериментам с сознанием ради побега от рутины. Химически стимулированный эскапизм, как альтернатива легализованному досугу. Возможность раствориться в текучести облаков, овладеть внутренним спокойствием, вычистить все Авдеевы конюшни сознания всего за один вечер — разве не чудо фармакологии или этноботаники? Не нужно ни множества лет монотонной практики, ни работы над телом и сознанием. Всего лишь поглотить миллиграммы и эффект гарантирован.

Доступность и легкость использования нивелируют значение последствий. Бегство от причин медленно перетекает в спасение от последствий. Нейромедиаторный Уроборос крепко опутывает ноги глиняного колосса. Хотя его голова может достичь космоса, все тело обречено оставаться на земле. Подобное развращение может привести к расцвету, столь внезапному и непродолжительному, что опыление не успеет произойти.

Выстрел сделано — вместо попадания в цель остается лишь банальная смерть идей без реализации. В то же время, стремительный хайп не позволит отрефлексировать все аспекты работы, которая после угасания порыва может оказаться лишь увлечением пустыми смыслами. Выбор ложной стратегии развития и жажда быстрого результата приносят плоды разочарований и еще более глубокое бегство от реальности.

Развертывание деятельности вокруг четкого плана и постоянное видение перспективы обеспечат прочный плацдарм для развития индивида. Просто следует помнить, что спортивные болиды не ездят по грунтовым дорогам.

Джанк (тушь, перо, 74х74 см)

Джанк (тушь, перо, 74х74 см)

7.

Привязка к конкретной нации. Привязка к конкретной группе. Привязка к конкретному месту или к региону. Этот атавизм прошлого сегодня кастрирует мозги большинства. Мыслить себя шире для них равноценно ментальной смерти. Программа-максимум для ойкумены известного мира — быть только сырьевой базой или местом трудовой миграции.

Почему дом может быть только ограниченным скупым куском площади? Какой смысл замыкаться на нескольких квадратных метрах, когда доступны миллионы? Конечно удобнее, но противнее, откусить никчемную часть и делать вид, что отвечаешь за ее благосостояние. Все события вне ее — недоступны, они просто в зоне белого пятна. Использование двойных стандартов максимально комфортное — не создает нагрузки, не требует стратегического планирования и, главное, включает защитный психологический механизм: поддержание видимости деятельности и ответственности оставляет совесть чистой. Выход из двойной игры может спровоцировать эффект шоковой терапии, но ясность видения отсечет затуманенность.

Осознание всей планеты, как своего дома, понимание всех тонких связей взаимосуществования, как минимум, создает голограмму небес на плечах Атланта. На месте глаза циклона, в этой грозовой гуще возникает чувство ответственности за свои поступки, а также их последствия. На смену стандартизированной ограниченности приходит бескрайний фронт действий. Слепое насыщение единиц заменяется рационализованной эргономичной деятельностью. Взаимодействие и постижение бесконечности, как альтернатива перманентному деребану мизерной доли существующего. Синергия, как ключ к работе через себя с окружающим пространством — единственная религия будущего.

Корни (тушь, перо, 74х74 см)

Корни (тушь, перо, 74х74 см)

8.

Одним из предметов, которые сопровождают нас всю жизнь, является поздравительная открытка. Появление на свет сразу ознаменовывается самым сладким потребительским китчем — только яркие цвета, самые невинные образы и рифмованные заверения в беззаботной жизни. Все должно сложиться только лучшим образом — так подсказывает логика однодневного мотылька. А напрягать человека всеми проблемами может только безумец. И так эта логика продолжает жить из года в год, проявляя себя периодически. Мироточить пожеланиями материального достатка, крепкого физического здоровья, социального успеха и стремительного восхождения по пирамиде Маслоу значительно легче.

Фальшь в фарше с недосказанности. Почему бы в рацион не включить правду?

Хочешь видеть желаемый баланс на карточке — придется работать интенсивнее других и сверхурочно. А семья и, собственно, жизнь подождет. Реже обращаться к врачам, пожалуйста: чаще отрывай свою пятую точку от удобных поверхностей, ежедневные активные физические упражнения, не всегда вкусный рацион и еще масса таких неинтересных вещей в отличие от нового сериала. Счастье? Ну, тут абсолютная каша — каждый сам ее варит со своими добавками и по своим рецептам. У кого-то для штурма пирамиды потребностей уже и лестница нужной длины запасена, но все нет силы ее поднять да полезть вверх. А зачем, ведь с нее такая удобная скамейка получается.

Подобную открытку стоит высылать в первую очередь ежегодно себе. Просто чтобы не забывать, что иногда приходится ломаться, чтобы расти дальше. Чтобы идти, избавившись от иллюзий, дальше в правильном направлении.

Поздравительная открытка (тушь, перо, 74х74 см)

Поздравительная открытка (тушь, перо, 74х74 см)

9.

Неизменно популярным остается сюжет «из грязи в князи». Мотив бережно селекционированный богемной мифологией. По логике, которого можно заниматься всеми делами одновременно и отвлекаться на что угодно, но в необходимый момент запускается невидимый механизм: из воздуха появляется вдохновение, за ним в разрыв вальяжной обыденности пролазит шедевр и в последнем вагоне доезжает признание. Овации. Занавес.

Этот, и ряд подобных мифов, позволяют большинству впадать в прокрастинацию, безопасно дожидаясь своего звездного часа. Реальность же оставляет за собой привязку к физике, закону сохранения энергии — чтобы что-то получить, необходимо от чего-то избавиться. С главным делом своей жизни все складывается ровно по тому же алгоритму.

Библейский сюжет об Аврааме и Исааке мутирует в охоту на белого единорога. Стрелы и другое оружие не эффективны, единственный способ — приручить существо, позволив дистанции между вами растаять. Как только интерес подтолкнет животное к протянутой руке, — жест открытости, протянутая ладонь, — превращается в крепко сжатую вокруг рога кисть. Мертвая хватка не может ослабнуть ни на минуту. И действовать нужно быстро — еще волна максимальных усилий и с хрустом череп должен поддаться. Несмотря на огромное сопротивления животного, рог постепенно отламывается. Еще напор. Еще усилие. Полный надлом сил и результат в руке.

Как только рог отломан, он начинает свою скорую метаморфозу: костяной нарост искривляется и превращается в рог изобилия. Мертвое тело единорога у ног подтверждает кровью с дыры между глаз неограниченную потенцию воли. Неистовство цели способно перекрыть собственные прихоти и потери, компенсируя их свершениями будущего успеха.

Рецепт счастья (тушь, перо, акрил, 74х74 см)

Рецепт счастья (тушь, перо, акрил, 74х74 см)

10.

Диалектизм формализованной холодной рациональности и мощной эмоциональной экспрессивности заложены в каждом человеке. Так и жесткая геометризированная структура находится в конфликте с растением, что пытается опутать каркас и, обвив его победить. Мы обреченны на постоянное колебание между двумя маяками в океане всех жизненных перипетий. Или же прибегаем к комбинаторике и тогда уже почти невозможно проследить, что кого мимикрирует — логика иррациональность или же спонтанность или искусственно созданные механизмы. Известно лишь одно: фанатичная приверженность только к одной из сторон приводит рано или поздно к аккумуляции и высвобождения энергии ее антипода.

Как неудивительно, эта черта присуща как людям, так и всем их творением. Даже фонетически слово индивидуальность уже предполагает в себе наличие амбивалентности, и семантически поддерживает их неделимость. Личность, не как состав однополярных моноструктур, а как зиккурат из слоев-антиподов, которые находятся в постоянной динамике. Постоянное видоизменение себя вслед за основным зовом эволюции и полная анафема всем принцам принципов.

Наличие крепкого стержня, вокруг которого может разворачиваться данный процесс, нивелирует боязнь разбить себя ради преодоления барьера, якорем ограничивающий личность. Именно осознание себя, как модальной и динамической структуры, стимулирует в себе постоянные метаморфозы, дает один из главных ключей трансгрессии. Отказ от сизифового сохранения закостенелости своего Я и наслаждение постоянным обновлением приводит к пониманию личности, как вседуальности, а не одного полюса.

ROZA (цифровая печать, 74х74 см)

ROZA (цифровая печать, 74х74 см)

11.

Большинство мыслей о зависимости вводят в зону панического желания вернуться назад. Назад по лабиринту, к хоть какой-то иллюзии независимости. А если же голограмма обособленности постепенно обрастает мясом — лучше не бывает. Но среди этих магнитных полюсов существует абсолютно автономное пространство.

Его существование не основывается на конфронтации к антипода. Оно органичное по отношению ко всему окружающему. Реализация собственной свободы возможна только через восстание против любой внутренней зависимости. Но этот жест будет обречен на провал, если отсутствует понимание источника зависимости. Только осознание этого алгоритма может стать тем самым скальпелем, что рассечет пуповину привязанности. Только через понимание можно достичь свободы. Однако свобода всегда находиться вне реакции. Реагирование на любые действия, поступки, слова и эмоции — это все реакции, порожденные зависимостью. Независимость, включает следующий виток реакций, источником которых является предыдущий. Это все создает цепь обусловленного реагирования. И совсем незаметно, все звенья складываются в мертвый круг, который незаметно ограничительной стеной прячет тебя внутри.

Но свобода является не-реакцией, да и отсутствие понимания природы самого понятия «реакции», никогда не пустит нас в область чистой свободы. Кристаллизованная возможность образовывать произвольные связи, отсутствие ожидания выгоды, категорическая ненадобность договора и других механизаций, осознанность действий — незаменимые удобрения для селекционирования собственного развития.

Что в свою очередь ведет к новому пути эволюции через возражение симбиозу и жизни, как отрицанию правил взаимовыгоды.

Зависимость. Независимость. Свобода (тушь, перо, 74х74 см каждая часть)

Зависимость. Независимость. Свобода (тушь, перо, 74х74 см каждая часть)

12.

Постепенная радикализация общества, несмотря на декларирование конституционных свобод и интеграцию в общемировые процессы. Общие желания извлечь ксенофобию с аутсайдерского логова на основные информационные трибуны и обострения неприятия среди всех слоев общества приводят к постепенной самогерметизации.

Большинство социума начинает дробиться и консервироваться в собственных или групповых саркофагах. Информационные потоки строят для каждого персональную Берлинскую стену. Реинкарнация отличается от оригинала лишь нематериальностью и абстрактной необъятностью. Добровольная сегрегация приводит к поляризации — агрессивно настроенные радикалы и апатичное большинство. Атмосфере со сгущением цветов, все равно не удается скрыть натягивания ограничительной сетки над облаками. Введение стандартов «нормы» разворачивает непрерывный процесс замкнутости и ограничений, что постепенно приводит к смерти интеллекта и самого индивида. Визуальная созвучность проявляется в самом мелком уровне: стоит только присмотреться к ограждающей конструкции более детально; выделить среди других одну ячейку; сфокусироваться еще ближе, попытаться пройти взглядом сквозь нее и в правом нижнем углу появляется траурная лента.

Мортальная символика кроется буквально в каждой ограничительной конструкции, поскольку они, выполняя свою функцию, парализуют свободу индивида, без которой все претензии на жизнь теряют свое значение. Стены и заборы — не более, чем колонии надгробий, сетки — непрерывный паттерн траурных лент твоей воли. Только решительный разрыв со стереотипами и прорыв существующих границ может доказать необходимость абсолютной свободы для человека.

Преодоление (тушь, перо, 74х74 см каждая часть)

Преодоление (тушь, перо, 74х74 см каждая часть)

Подпишитесь на нашу страницу в VK, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе событий, которые мы проводим.
Добавить в закладки

Автор

File