radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

Без названия

Well Thrush

Solа Ipse Валерий Дроздоов

Душа есть единство человека, его целостность от самого факта его существования, от са-мой его плоти и возвышается до цельной в многообразии личности в целостном человеческом бытии, подразумевая все уровни существования человека, вплоть до природных. Они олице-творяются в ликности в её терминальной ответственности перед самим же бытием, перед его разноречивым единством, в котором свершается поэйсис всего сущего. Связь души и личности — ответственность, основой которой служит её, души, всеобщность, терминальность, лишь намечающаяся у тела. Но человек массы, слишком культивируемой в наш постмодернистский век, отвечает главным образом, своим телом, своими потребностями — их удовлетворением или неудовлетворением. Этим разрушается плоть, как связь всего существующего и сущего с осо-бью, и оголяется тело, тело ответственности. Насколько распространено это явление, сказать трудно, но оно массово, ибо создано для масс и создает массы, нуждающиеся во власти и взыс-кующие её. Но явление массы, при всей своей управляемости и сведенности к действию, мало продуктивны и есть результат отчуждения-фетишизации человека, превращения его в вещь, которую карают или милуют. Поэтому подобная фетишизация особенно онасна в странах, с из-вращенными формами отчуждения, и есть её уродливый результат.Для России предохранением от подобного сакрального брака является её земледельческая, теллургическая основа, традиция личности, непосредственно связанной со своей деятельностью; личность здесь есть результат деятельного личного бытия и его основа. Поэтому тоталитарная массовизация скорее сказыва-ется на средствах деятельности, на способах функционирования общественности, опускаемых до социальности, чем на самой личности. Способ связи души и личности — есть ответствен-ность.Ответственность же предполагает самость (выделяется как инстанция психики уже Юн-гом), собственное человеческое Само, и его порождает контролем за успешностью деятельно-сти. Самость концентрирует все стороны личности вокруг её Я, особенно в том случае, если это — ликность, и её Я транстерминально, по другую сторону времени, пространства, причин-ности и обстоятельств, ликностно-предвечно, деятельствует в аспекте максимальной совер-шенной поэйсы, что, собственно, одно и то же. Терминальность, выход за пределы собственно-го существования, неотделима от деятельности любого человека, и в телесном плане означает риск на танасическое ради выигрыша эросического, на страдание ради наслаждения, что по-рождает волю, психологическую составляющую деятельного человеческого бытия. Но танаси-ческое подразумевает появления Я, как субъекта, тоже здесь же порождаемого, как дистанция деятельного от тела, жизни и смерти. В терминальном сходятся эросическое и танасическое, внешнее и собственное, что создаёт черту самости. Личность в своей деятельности рискует смертью в разных смыслах её, и этим определяется мера её ответственности. Я деятельности, эроса, пополняется Я смерти, ответственности, и даже такое Я делает интеллектуальную дея-тельность человека принципиально отличной от интеллекта приматов.

Я как центр самости есть исток и результат само-стоятельности поступка, всей поступаю-щей ответственной человеческого деятельного бытия и само существует как существующее бытие человеческой плоти. Поэтому ответственность касается не только успеха в действии, по-треблении, но и во всех иных обстоятельствах деятельности.В конечном счете, вопрос стоит об ответственности за чамо человеческое ¬ и не только — бытие, за само его существование в дви-жении, без которого оно есть смерть. Иными словами, мера ответсвенности — смерть.Торжество танатоса. Ответственность — иное имя поступка, без которого нет человеческой деятельности, долженствующей видеть ситуацию не только со стороны своего смысла,но и её значения, то есть терминально, танасически, без чего последний не обернется эросом, а человек — вновь су-ществующим существом поступающего деятельного ответственного бытия. Поэтому ответ-ственность, как и самость с Я, следует отнести к душе, как самодвижному началу существова-ния сущего в мире и к факторам её деформации. Но, как уже было выяснено, душа отвечает на деформацию реинкарнацией, реформой, революцией или реформацией. Поэтому становление Живаговского человека, преображая его душу, должно пройти эти «ре», повороты, оборачива-ния и обращения, что мы обобщим под общим знаком ре-формации. В её результате Живагов-ский человек становится на новый уровень ответственности, а значит, ответственности за своё поступающее оборачивающееся ответственное личное деятельное бытие и всё существующее и сущее бытие. В результате его обновленное бытие становится не только необходимой свободой деятельного бытия, но и необходимостью свободы его.

Принцип жизни Обернувшегося человека — «Только сам», иными словами, делать все для себя самому до тех пор, пока это возможно без обращения к другому, к обществу. Но и в этом случае общество и со-общество должны быть «своими», находиться во взаимном отношении с человеком. Сама необходимость, порождающая обращение к внешнему должна быть последним аргументом в деятеяльности, иначе невозможной. Но на подобной основе возможно развитие, ургический поэйсис внешнего, его совершенствование для решения задач общего призвания че-ловека и тольо его. Человек этот должен не персонифицировать социум в своей активности, а олицетворять общество совместного деятельного человеческого бытия. Таким образом, он не должен перекладывать свою деятельность ни в какой своей части на социум и достигать частич-ных, отчуждннных целей отчуждением и средствами, формами отчуждения, но действовать це-ликом сам, исходя из своей так рефорируемой самости и революционизирующегося Я, с опорой на ре-инкарнацию других людей. Соответственно, и общественные отношения устанавливаются вокруг и во имя совместного деятеьного бытия, то есть, самостоятельно, каковы они и есть по сути. Основой их является полифония человеческих судьбийных призваний,чем преодолевается солипсистическая тенденция в европейской философской мысли, представляющая, что все пред-ставлено изолированному субъекту — требование делать Самому, а не только представлять — и представлять как делать — требует выхода за пределы изолированного субъекта, но не ранее, чем самостоятельно сделано все возможное по достижении поставленной цели. В противном случае возникает ситуация отчуждения прежде всего человека от его Самого что в лучшем случае ведет его к впадению в отчуждение и зависимость, в худшем — приводит к духовному, а может быть, к фактическому — самоубийству, поскольку нарушается самость, разрушается терминальность и распадается Я, в принципе «Только сам» достигающих своего расцвета, как необходимые мо-менты полноценной самоопределяющейся бытийной личности, или, что то же самое, ликности. Только Сам человек может достичь своих неотчужденных целей, реализоваться, исполнить свою судьбу и предназначение — но «только сам» он их определяет,раскрывает осуществляет и пред-определяет — как видим, принцип «Sola Ipse двунаправленный, но он распространяется и на дея-тельных субъектов других уровней — включая народы и человечество, что обеспечено полифо-нией личностных «соло». Оно исходно и во внутреннем моно-диалоге оборачивающегося дея-тельного человеческого существа, основы полифонии «ипсе». В России, с её освобождающими-ся от «собирательства народов» цивилизационными традициями любви,— а любовь в России зиждется прежде всего на признании свободы иного, другого человека или существа,¬— прин-цип «только сам» отвечает насущным потребностям жизни и вливается в новую, как отмечалось, эпоху, эпоху любви, но дополняемую для России правильной, не отчужденно-эгоистической, любовью к себе. Но это идет в России прикровенно и сокрыто.В отличие от Sola Fide Мартина Лютера, «Сола ипсе» означает самостоятельность особи, личности в ее жизненных устремлениях и интеллектуальных потребностях. Однако Сам подразумевается не в том виде, в каком он фор-мируется ближним окружением и ближними временами, а в полноте Самости Само, то есть тер-минального, когда оно является индивиду и делает его Особой. Путь к особности и есть путь «сола ипсе», однако первые шаги на нем — делать всё, что возможно, самому, что перетекает в осуществление Само в собственной жизни Самому, и Себя в Себе и для Себя как основы для до-стижения Самого Само, то есть с оборотом и обращением к себе и Иному, что подразумевает по-ступание и Поступок Живаговского человека, бытие в духе мудрости. Ипсум — внесение Само в рамки существующего и обнаружение собственного Само в перспективе Самости всего реаль-ного и сущего. А это означает — иное отношение к реальности, преодолевающее склонность к одному только отчужденному потребляющему действию и руководство им одним.Это потребует серьезного поступка от всех и каждого, превращающего его в человечесть

Такой принцип, проводимый повсеместно, должен снять ситуацию отчуждения. Для Ори-ентала она заключается в гипертрофии «своё», от которого зависит и которому подчиняется Я, и этим искажаемого; для оксидентала отчуждение — в гиертрофии Я, зависящего от «своё» и этим превращаемого; для россиянина форма отчуждения — самость, слабая в именовании личном; для меридионала щтчуждение — именование.Во всех случаях принцип реформации души, а значит, преобразования духа и раскрытия мудрости — различное осуществление принципа «только сам», без полагания на другого или возлагания на него, доброольное несение оборачивающегося дея-тельного субъективного личностного деятельного человеческого бытия, изначально и всё более самостного и именованного. В конце концов, общим именем собственным должно стать не-грамматическое «Я», с дополнением «имярек». Но для этого каждый должен стать хозяином своей судьбы, а для начала — просто хозяином своей деятельности на Земле.От преимущественно мирной деятельности, под давлением труда и даже работы в предыстории, — к деятельности в мире и над миром, с точки зрения бытия не только как мира, средства, но и над миром, иного и единого как начал мудрости, то есть самостоятельно, без излишней оглядки на уже существую-щий мир, а не мир иной, в десакрализованном виде — бытийственной деятельности, творения действительноси и действительности как действитетельного, истинного и софийного, самостоя-тельного, Самого Самого (Лосев, «Самое Само»; Дроздов «Мир умир!»М.,2009) и самовитого. А потому — самому и самовитому, «само-державному».Необходима не надежда на мир, а на его со-веершенствование с точки зрения иного, положительного, софосного начала, чего так не хватало негативной диалектике Франкфуртской школы вообще, Адорно в частности. Каждому необхо-димо надеяться и опираться о собственную действит-ельность, существо мира не данного, а лишь заданного деятельности. Раскрытие собственного творческого ппотенциала, ургического начала, секулярной харизмы, присущей, в отличие от Вебера не только вождям, раскрывает то в личности, что нуждается в возделывании, творческой культивации и из чего произрастет соб-ственная священная деятельность и ее плод + действительность, опора развития мира. На мир можно опиратьсся только когда сам сделал, что мог. Или в совместной деятельности одаренных людей. Собственная природа человека, исток его деятельного творческого бытия, выхода в иное как основа пойэсиса, ургического саморазвития и совершенствования собственной цельной дея-тельности есть конечное условие реализации его как личности, его, и личности совокупной, например,страны. Необходима, следовательно, аскеза по отношению к наличному миру для формирования собственной цельной — или цельной в свободной общественной совместности — деятельности. Самостоятельность, следовательно, требует свободы и доминирования обще-ственного кад структурным и социальным,— в свою очередь, она станоится основой проявления их зрелости и действенности, действительности. Опорой является, прежде всего, бытийная при-рода целостной человеческой деятельности, что создаст бытийную, личностную общественную среду. Это затрагивает основы конфессиональной и неконфессиональной, атеистической веры в мир, что и позволяет поствить вопрос о российской Реформации всех отношений к миру.И не в последнюю очередь — к внутреннему, часто понимаемому субъективно, как «только моё созна-ние», а не интерсубъективные духовные процессы, раскрываемые общественным, то есть обще-нием, не смотря на отчужденные, реифицированные стороны предысторического духовного. То есть прежде всего и главным образом касающегося истин и софософ личного, общественного и деятельного, превыше всяких авторитетов. В духовном каждый прежде всего солипсист, то есть опирается прежде всего на собственную реальность, в перспективе собственной действ-ительности.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author