Я и другой

Yana Malysheva-Jones
11:57, 01 мая 2020
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Фото из личного архива, прогулка на пляж Spiaggia del Persico  в регионе Чинкве-Терре в Италии, июль 2018

Фото из личного архива, прогулка на пляж Spiaggia del Persico  в регионе Чинкве-Терре в Италии, июль 2018

Я написала это эссе в мае или июне 2005 года в рамках курса «Социальная антропология» на Гуманитарном факультете Томского политехнического университета. Тогда мне было 19. На тот момент я ничего не знала ни о Сартре, ни о Ницше, ни о других мыслителях, которые писали о похожих идеях в своих сочинениях. Сейчас, в 33 года, я стараюсь не оценивать этот текст, хотя признаю, что некоторые идеи из эссе сейчас мне кажутся наивными и отличными от моего нынешнего взгляда на положение дел. Не стану отрицать, что испытываю от текста что-то между неловкостью и гордостью от себя и за себя девятнадцатилетнюю. Публикую текст в изначальном формате, без редактуры.

Каждый раз, когда я смотрюсь в зеркало и вижу своё отражение, я задумываюсь о том, какой и как видят меня все остальные люди. Совпадает ли мой образ, созданный ими, с тем отражением в зеркале, которое вижу я? Конечно, с одной стороны, для меня самой Я — это целый мир, а моё отражение в зеркале — обязательная видимая часть того, что и составляет меня саму. Для меня Я — это мир, состоящий из мыслей, чувств, ощущений, восприятий, и через который я включаюсь в процесс коммуникации со всем, что меня окружает. Это мир, с помощью которого я существую, и с помощью которого меня воспринимают не просто как ЧТО-ТО, а именно как человека с определённым набором физических и психических качеств. Но с другой стороны, мое отражение в зеркале — это всего лишь видимая часть меня, которая и гроша не стоит без всего того, что наполняет мой ум и мою душу. Вот и получается, что для других я — это прежде всего «я внешняя» — темноволосая кареглазая девушка, а для себя самой я — это «я внутренняя» — амбициозная, напористая, нетерпеливая. И другой человек, узнав «меня внутреннюю» получает целостный образ девушки Яны. Получается, что я нахожусь в некоем ущемлённом состоянии по отношению к другому: я не в состоянии взглянуть на себя со стороны и посмотреть на себя глазами другого. Я всегда буду воспринимать себя только как себя саму, и мне вряд ли когда-нибудь удастся посмотреть на себя не как на себя саму, а как на другого человека.

Но мне, вдоль и поперёк состоящей из самых разных комплексов и претензий к себе самой, безумно интересно посмотреть на себя глазами окружающих меня людей и узнать, насколько оправдано моё придирчивое отношение к себе. Причём мне хочется посмотреть на себя с позиции разных людей: мужчин и женщин, взрослых и детей. Ведь для каждого из них я разная: для мужчин одна, для женщин другая. Безумно хочется оценить себя с позиции каждого из них. Хочется посмотреть на себя со стороны, вообще забыв, что я — это я. Хочется сделать это для того, чтобы дать объективную оценку как своим внешним, так и внутренним качествам. Очень часто, когда я иду по улице и обращаю внимание на людей, я всегда задумываюсь над тем, будь я на месте кого-нибудь из них, обратила бы я внимание на себя? Что бы подумала о себе? Я живу, являясь сама собой, но получается, что живу я вовсе не для себя, а для других. Потому как что бы я ни делала, все мои действия направлены на других людей. Как бы парадоксально это не прозвучало, но, делая что-то для себя, я, прежде всего, делаю это для других, потому что моя идентификация происходит именно через восприятие моей персоны другими людьми. По идее, я — это набор тех качеств и характеристик, которые выделили во мне другие люди для себя — симпатичная, весёлая, целеустремлённая. То есть я никаким образом не принадлежу сама себе. И в этом плане я немного не согласна с М. Бахтиным, который говорит о том, что существует я для себя и я для других. Мне кажется, что в любом случае существует только я для других, потому что, я не в состоянии воспринимать саму себя без окружающих меня людей. Так или иначе, я воспринимаю себя только через призму их восприятия моей персоны. Например, когда я называю себя весёлой, я опираюсь на слова тех людей, которые мне говорили о том, что я весёлая, т.е. я не приписываю сама себе те или иные качества, их мне приписывает другие, а я, «подсчитав» общее количество всех людей, говорящих мне о том, что я весёлая, делаю вывод: «Если все они считают меня весёлой, значит, такой я на самом деле и являюсь». Именно таким образом, как мне кажется, и происходит становление любого человека как личности. Знаменитый американский философ XX века и идеолог поколения хиппи Кен Кизи в своём романе «Пролетая над гнездом кукушки» писал от лица главного героя: «На самом деле я собой не был; я был всего лишь таким, каким выглядел, таким, каким меня хотели видеть. А собой я, кажется, никогда не был…» И знаете, прочитав эти строки впервые, я перечитывала их ещё много и много раз, потому что была поражена тем, насколько точно эта пара предложений отражает сущность моей жизни! Ведь действительно, совершенно непонятен смысл фразы «Будь самим собой». Самим собой, — это кем, простите? Тем, кем я являюсь для мамы, или тем, кем я являюсь для друзей?

В этом и заключается парадокс моего существования: являясь самым близким для себя человеком, я в то же время являюсь самым чужим, так как не знаю о себе ничего того, что знают обо мне другие. Странно, но даже малознакомые мне люди знают обо мне больше, чем я сама о себе знаю. Я не могу судить о себе так же, как судят обо мне они. И даже, тот или иной раз, пытаясь взглянуть на себя со стороны, я всё равно не могу до конца освободиться и отстраниться от ощущения того, что я — это я. Получается, что самая большая зависимость, которая есть у меня — это зависимость от себя самой. Она сопровождает меня на протяжении всей моей жизни, и будет сопровождать до тех пор, пока я не издам свой последний вздох. И мало кому из людей (а может даже и никому вовсе) удавалось действительно подняться над своим я и побыть другим по отношению к себе самому.

Как-то раз, ознакомившись со статьей Эриха Фромма «Кредо» я обратила внимание на его размышления о свободе. Он писал: «Я верю в свободу, в право человека быть самим собой, отстаивать себя и давать отпор всем тем, кто пытается помешать ему быть собой…». Действительно, по мнению большинства, свобода заключается как раз в том, чтобы быть самим собой и не зависеть от мнения окружающих. Но мне кажется, подобная трактовка свободы немного абсурдна, так как человек не может быть независимым от других людей, потому что он в любом случае зависим от них с самого своего рождения. Если бы в действительности любой человек стал независимым, он бы не смог называться человеком в том смысле, который вкладывает в это понятие общество. Ведь человек — это личность, которая стремится находиться в социуме, которая, так или иначе, контактирует с этим обществом и с его членами. Для того чтобы я могла находиться в этом мире, для меня обязательно наличие другого и наличие зависимости от него, ведь в противном случае я просто-напросто не смогу существовать! Наличие этой самой зависимости как раз таки помогает нам жить и воспринимать самих себя. Она помогает нам видеть (пускай и не своими глазами) себя. Другое дело, что многие из нас в процессе своей жизнедеятельности пытаются оставить только те стороны этой зависимости, которые помогают нам жить и воспринимать самих себя. А то, что люди называют независимостью — это всего лишь попытка нонконформизма, попытка отделения, а может даже и возвышения себя над всеми остальными. Вообще, в контексте темы данного сочинения, которая звучит не иначе как «Я и другой» стоит немного поговорить о понятии конформизма и нонконформизма. Ведь то, насколько я попытаюсь выделиться из общества или же, наоборот, слиться с ним, напрямую зависит от того, как меня воспримут другие, и, следовательно, как я буду относиться к себе самой через призму их восприятия. А от этого, конечно же, зависит и то, насколько комфортно я ощущаю себя среди других людей. Также в романе Кена Кизи «Пролетая над гнездом кукушки», один из героев (кстати, являясь пациентом психиатрической больницы) говорит: «Я предавался определённому занятию, которое в нашем обществе считается постыдным. И я заболел. Не от занятия, надо думать, а от ощущения, что на меня направлен громадный, страшный указующий перст общества — и хор в миллион глоток выкрикивает: «Срам! Срам! Срам! Так общество обходится со всеми непохожими». И здесь мы четко видим, что имеет в виду герой, когда говорит о том, что он заболел от того, как на него, непохожего на всех остальных, реагировали другие. Поэтому, стараясь, так или иначе, выделиться из серой массы, стоит, прежде всего, задуматься над тем, как это воспримут окружающие, и в какие последствия это может вылиться для тебя самого. Естественно, у любого из нас есть желание (открытое или скрытое) показать себя как непохожего, выделяющегося, отличающегося. Но надо помнить о том, что даже наше, движимое идеями либерализма и толерантности общество, не всегда готово принять «слишком других» людей.

В этом и заключается один из самых загадочных парадоксов человеческого мировосприятия, который, кстати, зачастую приводит к неприятным (читайте: ужасным) последствиям. Каждому из нас тяжело представить, что любой другой человек, который знаком тебе, или которого ты и вовсе никогда не узнаешь, может воспринимать окружающие вещи иначе, чем ты. Если ты относишься к той или иной вещи определённым образом, это не значит, что так же к ней относится и другой человек, даже если ваши мнения в какой-то мере и совпадают. Трудно представить, что все привычные вещи, которые окружают тебя в повседневной жизни, могут восприниматься как-то по-другому. Практически невозможно убедить себя в том, что они воспринимаются иначе только потому, что отражаются НЕ В ТВОИХ глазах. Для многих из нас окружающий мир ограничивается лишь тем миром, который мы создаём себе благодаря нашему восприятию, и мы не видим (да и зачастую, просто не можем увидеть) тот мир, который не является НАШИМ, который создан НЕ НАШИМИ чувствами. Ведь если разобраться, для каждого существует своё понимание всего окружающего и всего происходящего, и я никогда не смогу увидеть этот мир глазами моей подруги, моей мамы или сестры, какими бы теплыми и близкими не были отношения между нами. Бесспорно, я смогу понять их мировосприятие, смогу дать ему оценку, согласиться или же, наоборот, опровергнуть его, но я никогда не сумею увидеть его таким, каким он видится им.

А что уж говорить о том, как я воспринимаю то, каким видят МОЙ мир люди других рас, культур, обществ, эпох. Ведь порой бывает очень трудно понять действия и мысли людей, которые видят мир своими, абсолютно не похожими на мои глазами. Однажды из одной телевизионной передачи я узнала том, что в Китае (где, надо заметить, ведётся усиленная политика ограничения количества детей в одной семье), а именно, в самых дорогих ресторанах Пекина одним из самых изысканных блюд является закуска, сделанная из…человеческих зародышей, добытых «с помощью» абортов!

Мой мозг, принимая во внимание моё мировосприятие, религию и жизненную философию, просто отказывается воспринимать подобную информацию и верить в то, что такое действительно может быть! Но, тем не менее, это есть. Независимо от того, нравится мне это или нет. И, слава Богу, у меня хватает ума принимать во внимание хотя бы тот факт, что Китай — это совершенно другой мир по отношению ко мне, начиная от расположения на земном шаре и заканчивая его культурой. И именно от наличия этого понимания я не устраиваю истерик, и не собираю движений под лозунгом: «Долой китайцев!». Я просто пытаюсь понять, что они — совсем другие люди, они не похожи на меня. У них другие ценности и другие понятия. У них другие коды для раскрытия поступающей (пускай даже одинаковой с моей) информации.

Здесь так же стоит затронуть такую достаточно щепетильную тему, как религия. Ведь она, являясь с одной стороны, неким связующим людей звеном, с другой стороны, вызывает наибольшее количество споров и недопониманий между людьми. Не так давно я разговаривала на тему отношения к Богу с одним молодым человеком, исповедующим ислам. Мы долго спорили с ним о том, которая из религий: христианство или ислам имеет больше прав на существование. И в итоге, устав от этой бесполезной дискуссии, парень сказал: «Знаешь, все различия между твоей религией и моей заключаются в разности отношения к Богу в моей и твоей религии: вы вспоминаете о Нем только тогда, когда вам плохо, а мы помним о Нем всегда». Сказал он это без какого-либо упрека в сторону христианства. Он просто констатировал факт. И был прав. Потому что он, являясь не христианином, не вправе осуждать то, что совершает христианин в пределах своей веры. А христианин, в свою очередь, являясь, не мусульманином, не вправе осуждать его веру. Каждый из них должен просто понять, что они являются другими по отношению друг к другу.

Но ведь самое страшное, что не все люди понимают это. И именно из них и рождаются нацисты, фашисты, скинхэды и представители прочих движений и субкультур, которые просто не приемлют других людей, хоть в чём-то отличных от них самих. По-моему, таким людям трудно понять даже то, что другие люди могут иначе причёсываться, есть, смеяться…что уж тут говорить о том, как они смотрят на жизнь в целом и в какого бога верят.

Здесь, надо заметить, опять-таки встает проблема возвышения человека над своим я, но в данном случае не для того, чтобы с позиции другого взглянуть на себя, а для того, чтобы увидеть окружающий мир другими глазами. Увидеть то, что недоступно твоему видению. И это, как мне кажется, намного легче, нежели попытка взглянуть чужими глазами на себя. Ведь, предпринимая попытки увидеть то, что видят представители других культур, я могу прочитать необходимую литературу, узнать нужные традиции и обычаи, наконец, погрузиться в саму среду другого. И это не только увлекательное, но и полезное занятие. Ведь человек, который в состоянии смотреть на те или иные проблемы с разных точек зрения и воспринимать мир с позиций представителей различных культур и субкультур, гораздо интересней и привлекательней для окружающих. Надо сказать, совсем недавно и мне самой выдался подобный шанс погружения в другой мир. Я стала участницей международного научно-культурного обмена, проводимого ТПУ в сотрудничестве с университетами других стран. В результате, следующие полгода я проведу в Корее, где помимо

обучения в университете я самостоятельно и с помощью окружающих меня людей буду учиться смотреть на мир глазами человека восточной культуры, что, безусловно, пойдёт мне только на пользу. Смогу ли я принять и понять их образ жизни? И мне очень интересно, каким представится мне мой нынешний мир по возвращении из Кореи. Станет он в моих глазах хуже или лучше? Или вообще не претерпит никаких изменений? Буду ли я смотреть на привычные для меня сегодня вещи точно так же?

И в заключении, мне бы хотелось сказать, что, на мой взгляд, данная проблема восприятия себя самого и других волнует каждого человека, который умеет мыслить, и который в процессе своей жизнедеятельности стремится быть образованнее, одухотворённее, терпимее к другим, а, следовательно, и к себе самому. Конечно, я могу жить, замкнувшись в себе и сосредоточившись только на том мире, который я называю СВОИМ. Но это будет неправильно как по отношению ко мне самой, так и по отношению к окружающим меня людям. Я должна не забывать о том, что все окружающие меня люди — другие, со своим собственным мировосприятием. Но я так же должна помнить о том, что они другие, но не чужие, и что я должна относится к ним не как к чужим, а как к тем, без кого мое существование просто немыслимо. Каждый человек, который встречается мне

на моем жизненном пути, не может быть чужим. Каждый, оставляя след в моей жизни, так или иначе, помогает мне хвалить и ругать себя, смеяться и грустить, понимать и не принимать те или иные вещи. Сергей Есенин писал: «Я в этом мире всего лишь прохожий…». И был прав, все мы — прохожие. Но как раз от того, КАК мы будем «проходить» мимо друг друга, и зависит жизнь каждого из нас, а, следовательно, и жизнь всего человечества.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File